<<
>>

Концептуально-методологические подходы

Разработка проблем медицинской экологии и ее составной части — военно-медицинской экологии во многом определяется исследованием и решением геоэкологических проблем, которые в современную эпоху приобрели качественно новый характер (Келлер А.А., 1993 г.).

Во-первых, все чаще в основе геоэкологических явлений стали находиться не только природные, но и антропогенные причины.

Во-вторых, на протяжении последних десятилетий увеличилась частота экологических катастроф (например, с 1960 г. по 1980 г. — в 2 раза).

В-третьих, в результате научно-технической революции возросли и расширились взаимосвязи между населением и окружающей средой, их интенсивность и уязвимость; появились (и продолжают появляться) новые биологически-эффективные факторы (химические, физические, биологические, социокультурные, психофизиологические, информационные и др.).

В-четвертых, изменился пространственный размах геоэкологических явлений (от локальных и региональных — к национальным, континентальным и глобальным).

В-пятых, здоровье населения все явственнее становится (и осознается) интегральным индикатором медико-экологического благополучия, критерием его оценки, а экологические процессы — ведущими детерминантами здоровья и благополучия людей.

По степени остроты различают 5 типов экологических ситуаций: катастрофическая (зона экологического бедствия); кризисная (зона чрезвычайной экологической ситуации); критическая; напряженная; относительно удовлетворительная.

Важно отметить, что одним из критериев этой классификации являются условия проживания и состояние здоровья населения.

Уже в настоящее время около 20% населения СНГ живет в зонах экологического бедствия, а еще 35-40% — в экологически неблагоприятных условиях. Всего на территории бывшего СССР выделено более 290 ареалов острых экологических ситуаций, занимающих 16% его площади.

Ареалы с наиболее сложным комплексом проблем обусловлены, главным образом, загрязняющим влиянием промышленных центров, а также интенсивным использованием природных ресурсов (горные разработки, сельскохозяйственное производство, рубки леса) и очень высокой плотностью населения (рис. I). К этой группе ареалов можно отнести крупнейшие городские агломерации — Москву и Санкт-Петербург с их пригородными зонами (Котляков В.М. и др., 1990).

При исследовании медико-экологической ситуации следует учитывать также трансграничный перенос загрязнений атмосферы и гидросферы (рис. 2). Например, по оценкам специалистов, 90 % загрязнений, выпадающих из атмосферы на территорию Норвегии, приносится из других стран, в том числе из России. Территория Ленинградской обдасти подвергается воздействию трансграничных переносов загрязнений из Эстонии и Финляндии.

При разработке медико-экологических проблем нельзя не учитывать общих основных закономерностей медицинской географии (Келлер А.А., 1983 г.), которые определяют пространственные особенности медико-экологических процессов и явлений и суть которых сводится к следующему: рассеяние и концентрация (очаговость) в пространстве этих явлений; пространственная неоднородность и неравномерность их развития; адекватность их элементов, структуры и динамики комплексу географических условий (природных, социально-экономических, демографических); зональность и азональность предпосылок и проявлений этих явлений и процессов.

Все это без труда можно обнаружить, если посмотреть на экологические и медико-географические карты, отражающие некоторые сравнительно хорошо изученные явления и процессы (природные очаги трансмиссивных и паразитарных болезней, ареалы микроэлемен- тозов, глобальное загрязнение атмосферы продуктами извержения крупных вулканов и ядерных взрывов, территориальное размещение вредных производств, геопатогенных зон, ресурсов и инфраструктуры медицинских служб, расселение населения, заболеваемость и смертность населения и т.д.).

Отдельные картосхемы такого рода приводятся ниже (рис. 3-6, 10, 16-18, 21, 33, 34).

Рис. 1. Экологическая ситуация на территории СССР (Кочуров Б.И. и соавт., 1991).

Рис. 1. Экологическая ситуация на территории СССР (Кочуров Б.И. и соавт., 1991).

Рис. 2. Зоны воздействия Санкт-Петербурга на территорию Ленинградской облассти [133].

Рис. 2. Зоны воздействия Санкт-Петербурга на территорию Ленинградской облассти [133].

Одним из критериев рациональной системы природопользования \ охраны здоровья является ее способность обеспечивать нейтрализацию и профилактику возможных неблагоприятных экологических последствий воздействия человека на природу в процессе хозяйственной и иной (в том числе осуществляемой военным ведомством) деятельности. С точки зрения медицинской экологии можно выделить следующие 3 типа этих последствий, различающихся по механизму, времен* и пространственному размаху (Келлер А.А., 1987): Непосредственные медико-экологические последствия по тип} “короткого замыкания”. Например, возникновение заболеваний в войсках, прибывших на территорию, расположенную в пределах невыяв- ленных ареалов болезней; завозные вспышки заболеваний; травмы и отравления в результате природных и техногенных катастроф. Они

Рис. 3. Бронхиальная астма (заболеваемость на 10 ООО человек) в Санкт-Петербурге [135].

Рис. 3. Бронхиальная астма (заболеваемость на 10 ООО человек) в Санкт-Петербурге [135].

Рис. 4. Хронические неспецифические заболевания легких (заболеваемость на 10 ООО человек) в Санкт-Петербурге [135].

Рис. 4. Хронические неспецифические заболевания легких (заболеваемость на 10 ООО человек) в Санкт-Петербурге [135].


Рис. 5. Младенческая смертность (на 1000 родившихся живыми) в Санкт-Петербурге [135].

Рис. 5. Младенческая смертность (на 1000 родившихся живыми) в Санкт-Петербурге [135].

имеют, как правило, локальную приуроченность, проявляются немедленно или сравнительно быстро. Иногда они проявляются и в течение более продолжительного времени (например, психические расстройства и психосоматические заболевания). Опосредованные медико-экологические последствия. Например, изменение ареалов зооантропонозов и их структуры в результате развития животноводства и мелиорации земель; изменение роли водного фактора в распространении болезней вследствие урбанизации; прокладка новых дорог, ведущая к изменению путей распространения болезней. Эти последствия имеют более многоступенчатые пространственные причин- но-следственные связи и более “разлитую” территориальную приуроченность, проявляются медленнее. Отдаленные медико-экологические последствия. К ним можно отнести некоторые заболевания, имеющие продолжительный (исчисляемый годами) инкубационный (латентный) период (лепра, рак, куру, СПИД), генетические болезни и некоторые последствия, вызываемые физическими и химическими факторами. Эти последствия также могут быть связаны с антропогенными изменениями ландшафтов и экосистем, путей циркуляции возбудителей и условий формирования генофонда. Они зачастую могут иметь планетарный и вековой характер.

Таким образом, разработка мероприятий по профилактике и нейтрализации неблагоприятных медико-экологических явлений должна проводиться дифференцированно с учетом перечисленных выше типов последствий антропогенных воздействий на природу.

В настоящее время одним из наиболее доступных и распространенных направлений изучения различных аспектов воздействия окружающей среды на здоровье населения является факторный подход, т.е. сосредоточение внимания на факторах риска, непосредственно ведущих к “средовым” заболеваниям. Ниже приводятся схема основных из этих факторов и группы критериев их оценки (табл. I).

Н.Ф.Реймерс (1990) предлагает классификацию экологических факторов риска, приводимую в табл. 2.

По периодичности действия на людей компоненты окружающей среды можно разделить на: относительно постоянно действующие (например, пониженное атмосферное давление в горах, загазованность атмосферы в крупных городах, тепловые аномалии, конфессии);

Факторы риска окружающей среды для здоровья и их критерии (Келлер А.А., 1993)

<< | >>
Источник: АА.Келлер, В.И.Кувакин. МЕДИЦИНСКАЯ ЭКОЛОГИЯ. 1998

Еще по теме Концептуально-методологические подходы:

  1. ТРАНСФОРМАЦИИ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ЗНАНИЯ
  2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ АНАЛИЗА ДУХОВНОСТИ
  3. 6.1. Основные теоретические подходы в социальной работе
  4. 1.3. ПОНИМАНИЕ И ИЗУЧЕНИЕ СМЫСЛА В ДЕЯТЕЛЬНОСТНОМ ПОДХОДЕ
  5. Построение концептуальной модели (концептуализация, связка В схемы П3.1)
  6. 3.2. Американская версия политической социализации: поиски новых подходов
  7. Концептуально-методологические подходы
  8. 3.2 Научные подходы к управлению образованием
  9. Чуклинов А. Е. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯМОДЕЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССОВПРИНЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  10. 20.2. Основные теоретические подходы к исследованию политическогопроцесса
  11. Методологическая рефлексия научного работника
  12. Основные концептуальные положения личностно-развивающего профессионального образования
  13. Концептуальная модель развития конвергентной журналистики в контексте профессиональной культуры: факторы формирования стратегических ресурсов
  14. Теоретико-методологические подходы к изучению миграционных процессов в современном обществе
  15. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ Корохов Б.Г. (Москва)
  16. Посталовский А.В. (Беларусь) Соотношение статической и динамической модели в структурном функционализме: теоретико- методологические аспекты
  17. ДИДАКТИЧЕСКИМ ПОТЕНЦИАЛ ПЕРСОНАЛЬНОЙ, КОНЦЕПТУАЛЬНО ДЕТЕРМИНИРОВАННОМ ИНФОРМАЦИОННО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ В.Э. Штейнберг, д-р пед. наук, канд. техн. наук, профессор, Л.В. Вахидова, канд. пед. наук, доцент, Башкирский государственный педагогический университет имени М. Акмуллы, г. Уфа
  18. СОВЕТСКАЯ МОДЕЛЬ МОДЕРНИЗАЦИИ: ТЕОРЕТИКО­ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Кадысова Р.Ж.