<<
>>

Угличская драма

  Возвышение Б.Ф. Годунова во второй половине 1591 г., вероятно, стало поводом для обвинения его в смерти царевича Дмитрия, хотя осуществить это криминальное дело далекому от Угличского двора боярину было практически невозможно.
Даже если предположить, что он подкупил государева дьяка М. Битяговского и его родственников, то что он мог им обещать в будущем? Кроме того, у самого Бориса до весны 1591 г. не было никаких видов на царский престол: Федор был достаточно молод и дееспособен, возможность иметь наследника у него еще сохранялась, что и показало будущее. Поэтому обвинение Б. Годунова в убийстве Дмитрия, скорее всего, было напраслиной, возведенной на него недругами и завистниками преимущественно из числа Нагих и их родственников. В документальных источниках никаких доказательств вины Бориса не содержится, хотя расследованием угличской трагедии занималась представительная следственная комиссия.

Рассмотрим подробнее, что произошло в Угличе 15 мая 1591 г. Днем, перед обедом, царевич Дмитрий играл на заднем дворе с тремя мальчиками-жильцами (детьми дворовых служащих) в «тычки», т. е. все бросали нож через черту на землю и в кольцо. За ними присматривали кормилица И. Тучкова, постельница М. Колобова и мамка В. Волохова. Внезапно у Дмитрия начался приступ эпилепсии. Его рука с ножом стала непроизвольно дергаться, нож воткнулся в шею, задел сонную артерию, и царевич упал бездыханным. Все произошло так внезапно, что присутствующие ничего не смогли сделать. Кормилица бросилась к ребенку, подхватила его на руки, остальные громко закричали. (Именно так все свидетели описали происшедшее на допросе у следователей.) На крик прибежала царица Мария, находившаяся во дворце. Увидев бездыханное тело сына с колотой раной на шее, она стала кричать, что это дело рук наемных убийц, посланных Годуновыми. Убийцами она назвала Данилу Битяговского, сына государева дьяка Михаила Битяговского, его племянника Никиту Качалова и сына Василисы Осипа Волохова, которых никто не видел в это время во дворе.

Поче

му царица назвала именно этих людей? Данила и Никита были родственниками дьяка М. Битяговского, которого Нагие очень не любили за то, что тот не позволял им бесконтрольно тратить получаемые от удела доходы. Стычки по этому поводу возникали постоянно. Кроме того, они считали дьяка соглядатаем и доносчиком, посылавшим в Москву сведения обо всем, что происходило в Угличе, в частности, о том, что они привечали колдунов и гадалок, чтобы выяснить будущее. Осип оказался в их числе, видимо, случайно, только потому, что его мать не уберегла царевича. Досталось и самой Василисе - царица схватила полено и стала ее избивать, потом в присутствии всех собравшихся стащила с ее головы платок и растрепала волосы. Это считалось большим позором для замужней женщины. Вскоре на шум прибежал брат царицы Михаил, который до этого обедал и был довольно пьян. Он приказал звонить во все колокола и созывать народ для расправы над убийцами. Вместе со всеми прибежал и М. Битяговский, который также до этого обедал с сыном и местным попом в своем доме. Увидев их, царица тут же завопила, что именно они убили ее сына. Горожане набросились на дьяка и его сына, те пытались бежать, но их схватили и убили. Потом толпа направилась громить Приказную избу. Были найдены Никита Качалов и Осип Волохов, расправились и с ними. В Угличе началось настоящее восстание против царской администрации.

Уже на следующий день о событиях в Угличе стало извест- но в Москве. Срочно собралась Боярская дума во главе с царем Федором и решила послать правительственную следственную комиссию, чтобы разобраться в причинах трагедии. Вопрос о составе этой комиссии был достаточно сложным: с одной стороны, никто не должен был усомниться в ее объективности, с другой - в нее не должны были попасть откровенные противники Годуновых, которых обвинила царица Мария. После совещания в узком кругу было решено назначить главой боярина В.И. Шуйского, который хотя и был представителем опального рода (его представители - И.П. и А.И.

Шуйские - выступали против царицы Ирины), но через брата Дмитрия был родственником Б.Ф. Годунова (как уже отмечалось, Дмитрий Шуйский и Борис были женаты

на родных сестрах). Вторым членом комиссии стал окольничий А.П. Клешнин, с детских лет исключительно близкий царю Федору человек, который к тому же был родственником Нагих (его зятем был Г.Ф. Нагой). Вошел в ее состав и дьяк Е. Вылузгин, служивший до этого в разных приказах. От духовных властей официальным главой был назначен крутицкий митрополит 1еласий.

По дороге комиссию встретили несколько угличан и рассказали обо всем происшедшем. Поэтому, когда официальные лица прибыли на место трагедии, они уже знали, о чем будут спрашивать: «Которым образом царевича не стало и что за болезнь была у него? Почему были убиты государевы люди во главе с дьяком М. Битяговским? Против кого Нагие призывали угличан стоять? Почему собирали оружие и клали на убитых?»

Уже вечером следственная комиссия была в Угличе и начала допросы. Первыми вызвали родственников царицы и представителей администрации. Царицу допрашивать никто не имел права, кроме самого царя Федора. Только Михаил Нагой заявил, что царевич был убит людьми М. Битягов- ского, и за это угличане с ними расправились. Вызванный для очной ставки городской приказчик Русин Раков не подтвердил эту версию и своими показаниями заставил следователей усомниться в ее правдивости. Он заявил, что в момент гибели Дмитрия Михаила не было во дворце, поскольку он пьянствовал у себя на подворье. Прибежав позднее, Михаил умышленно стал натравливать угличан на дьяка и его людей, поскольку постоянно ссорился с тем из-за доходов, получаемых с удела. Тогда для обличения неправды Михаила были вызваны его родственники Александр и Григорий и очевидцы смерти царевича: В. Волохова, И. Тучкова, М. Колобова и мальчики-жильцы. Все они говорили одно и то же: Дмитрий сам покололся ножом во время приступа «падучей болезни» (эпилепсии).

Выяснилось, что Михаил Нагой действовал по указанию царицы Марии. Тогда и ее пригласили на допрос свидетелей, проводимый у церкви, чтобы обличить во лжи. Показания о характере болезни Дмитрия дал А. Нагой, который сказал, что у того бывали частые приступы «падучей», во

время которых он падал на землю и дергался в конвульсиях. Если кто-нибудь пытался его удержать, то царевич яростно кусал руки, выгрызая целые куски. Это объясняло то обстоятельство, почему никто сразу не бросился к Дмитрию, ког- да у него во дворе начался приступ.

Выяснив причины гибели царевича, комиссия стала изучать дело о расправе над государевыми людьми и восстании угличан. Для свидетельских показаний вызвали 7 представителей духовенства, 47 - посада, 63 человека из дворни, 11 слуг Битяговского. Их поставили «с очей на очи» и стали вести перекрестный допрос. Ответы записывались дьяками. Разбирательство показало, что царица Мария и ее братья без всякого основания навели напраслину на Битяговских, Качалова и Волохова. Именно Нагие спровоцировали горожан на восстание и разгром Приказной избы. Потом, чтобы скрыть вину, приказали Русину Ракову, городовому приказчику, найти подходящие ножи, вымазать их куриной кровью и положить к убитым, как свидетельств во их преступления.

В ходе следствия за несколько дней было допрошено 140 человек, хотя очевидцев гибели царевича было не более 6 человек. Этим члены комиссии хотели показать всем, что стремятся только к объективности. Все допросы были запротоколированы и подписаны. (Ныне с некоторыми ут- ; ратами они хранятся в РГАДА.) К 30 мая следствие было закончено. О результатах расследования постоянно сообщали царю Федору. Поэтому, когда стало ясно, что Дмитрий зарезался сам, т. е. стал невольным самоубийцей, считавшимся по церковным законам преступником, то из Москвы пришло распоряжение похоронить его в местном храме. Это было сделано участниками комиссии 23 мая. Если бы Дмитрий был действительно убит, то его, скорее всего, похоронили бы в московском Архангельском соборе, усыпальнице великих князей и царей.

Федор Иванович, конечно, сожалел о смерти брата, но из-за обвинений, выдвинутых Нагими против Годуновых, и антиправительственного выступления угличан на похороны не поехал. Не мог он оставить Москву и из-за угрозы нападения крымского хана.

июня на заседании Боярской думы в присутствии царя

В.И. Шуйский доложил о результатах работы следственной комиссии (его доклад читал дьяк Щелкалов). Официально было заявлено, что царевич зарезался сам во время приступа «падучей болезни» и что это случилось от «небрежения» его матери и родственников. Убийство государевых людей и восстание угличан произошло из-за подстрекательства царицы Марии и ее братьев, ненавидевших царскую администрацию и раздосадованных тем, что со смертью Дмитрия лишались перспективы получить трон. Все свидетельствовало

о              том, что Нагие стали государственными преступниками и заслуживали сурового наказания.

По решению Боярской думы Марию постригли и сослали в отдаленный и захудалый монастырь на Белое озеро. Братьев разослали по тюрьмам, а других родственников - на воеводство в приграничные городки.

Более суровое наказание ожидало угличан: повинных в смерти дьяка и его родственников казнили, принимавших участие в восстании сослали в г. Пелым. Кроме того, сбросили центральный вечевой колокол и отрезали языки у других колоколов. После этого процветающий центр удельного княжества запустел и захирел. Этим царская администрация как бы хотела изгладить из памяти людской воспоминания об угличской драме. Но как показали последующие события, добиться этого не удалось.

Нагие и их родственники и сторонники упорно распространяли слухи о причастности 1Ъдуновых к гибели Дмитрия и пытались спровоцировать посадских людей на восстание против них. В 20-х числах мар в нескольких местах в Москве начались пожары. По официальной версии, поджог сделали люди А.Ф. Нагого, жившего в Ярославле в то время. Этим они выражали протест против необъективности следствия и слишком скромных похорон царевича. В народе же стала упорно ходить молва о том, что убийцы были подосланы в Углич царским шурином, стремящимся к престолу. Эту же версию восприняли многие иностранцы, любившие передавать в своих донесениях на родину всевозможные слухи. Повторили ее и большинство авторов публицистических сочинений о Смутном времени. Все это повлияло на мнение о

Борисе Годунове многих известных историков и писателей, решивших, что именно он был организатором убийства Дмитрия. 

<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме Угличская драма:

  1. 15. КОСТЮМНАЯ ДРАМА
  2. 1. Драма
  3. Драма «раскрестьянивания»
  4. 3.Драма «раскрестьянивания»
  5. ТЕАТР И ДРАМА
  6. 3.2. Драма Понтия Пилата
  7. Драма идей в естествознании
  8. Римская драма и поэзия
  9. 3.5 СИМВОЛ-ДРАМА (МЕТОД КАТАТИМНОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ ОБРАЗОВ)
  10. 2. Драма в Небе и рождение времени.
  11. ДРАМА СОБСТВЕННИКА НАШЕГО ВРЕМЕНИ
  12. Драма в Небе и рождение времени.
  13. Отец и Сын — экзистенциальная драма
  14. 2.1. Исторические и неисторические народы: драма «догоняющего развития»
  15. 22 грешники и святые: драма спящих людей 19 ЯНВАРЯ 1987.
  16. ГЛАВА 2 ИСТОРИЯ В ДРАМЕ — ДРАМА В ИСТОРИИ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ ГРЕЦИИ)1
  17. ЧЕШСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  18. 1. ДРАМА
  19. Ясна 29: Аша и Воху Мана перед «плачем» Души Быка
  20. Дополнительная литература
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -