<<
>>

Приезд Иеремии


После взятия Константинополя турками в 1453 г. глава православной церкви, константинопольский патриарх, оказался в плену у иноверцев. Его благополучие и даже жизнь зависели от милости турецкого султана.
Русским государям не нравилось, что московские митрополиты вынуждены подчиняться такому зависимому и влачащему жалкое существование иерарху. Поэтому они всячески стремились к независимости своей церкви. Однако полностью избавиться от константинопольской опеки удалось только Федору Ивановичу. Из донесений своих дипломатов и от паломников царь знал, что восточные патриархи очень нуждаются в материальной помощи.
Поэтому после смерти отца на помин его души он отправил 1000 руб. в Константинополь (по тем временам внушительную сумму) и богатые дары в Иерусалим, Александрию и Антиохию. В ответ 17 июня 1586 г. в Москву прибыл антиохийский патриарх Иоаким. Принявший его Дионисий сразу же показал гостю, что по богатству и положению он выше его. Он даже умудрился благословить патриарха, хотя был лишь митрополитом.
Несомненно, что Федору донесли о чванстве Дионисия, и вряд ли он его одобрил, поскольку ссориться с патриархами не стоило. От их решения зависело, будет ли в Русском государстве патриархия или нет. Во время заседания Боярской думы царь сказал следующее: «По воле Божьей, и в наказание наше, восточные патриархи и прочие святители только имя святителей носят, власти же едва ли не всякой лишены. Наша же страна, благодатию Божью, во многорас-

ширение приходит, и потому я хочу, если Богу угодно и писания божественные не запрещают, устроить в Москве превысочайший престол патриарший. Если вам это угодно, объявите. По-моему, тут нет повреждения благочестию, но еще больше преуспеяние вере Христовой». Все собравшиеся одобрили царское решение, но заявили, что его одного недостаточно, необходимо согласие всех патриархов: константинопольского, иерусалимского, антиохийского и александрийского.
Поскольку Иоаким еще находился в Москве, то ему сообщили царскую волю. Тот был не против и пообещал обсудить данный вопрос на соборе греческой церкви.
В конце августа этого же года в столицу прибыл митрополит Сербии Виссарион. Он также был щедро одарен царем, считавшим себя покровителем всех православных иерархов. Виссарион побывал на приеме у царицы Ирины в Золотой палате и получил подарки и от нее.
Летом 1587 г. прибывший в Москву грек Николай вручил Федору Ивановичу грамоту от константинопольского и антиохийского патриархов с известием о том, что на соборе они положительно решили вопрос об учреждении в Москве патриархии, но необходимо еще согласие двух других патриархов.
Еще через год, летом 1588 г., царю донесли, что в Смоленске появился незнакомец с большой свитой, выдающий себя за константинопольского патриарха Иеремию. В ответ смоленский воевода получил царскую грамоту, в которой выражалось удивление по поводу того, что столь великий человек мог приехать в город безвестно.
Поэтому следовало разузнать, не самозванец ли он, но сделать это тайно. Никакого бесчестия патриарху не чинить, разрешать ему молиться в церкви Пречистой Богородицы, где должно быть «чинно и людно, архимандритов, игуменов и попов было много». Кроме того, нужно было разведать, для чего Иеремия прибыл и есть ли с ним грамота о соборном приговоре четырех патриархов.
Смоленским воеводам удалось выяснить только то, что 11lt;‘|юмия не самозванец, а новый константинопольский патриарх и что к царю он едет, скорее всего, за милостыней.

По приказу Федора патриарха с большим почетом отправили в столицу. 13 июля состоялась его торжественная встреча. Было решено поместить гостя на дворе рязанского архиепископа. Ему выделили особые хоромы - горницу с комнатой. Сопровождавшего его мальвазийского митрополита поместили в столовой избе, а в комнате рядом с ним - архиепископа элассонского. Старцев и слуг расположили по подклетям. Вокруг двора поставили охрану, которая должна была не пускать к патриарху различных иноземцев: греков, турок и др. Но и гостям нельзя было покидать двор без ведома посольского дьяка А. Щелкалова. К ним можно было входить только тем людям, которые приносили от митрополита и духовенства корм, т .е. продукты питания.
Через неделю царь принял Иеремию в Грановитой палате так, как он принимал иностранных послов. Единственным отличием, свидетельствующим об особом почтении к патриарху, было то, что Федор встал с трона и сделал шаг навстречу к нему. После приема гость имел беседу с Б.Ф. Годуновым и А. Щелкаловым, которым было поручено вести переговоры. Иеремия подробно рассказал о своей тяжелой, полной невзгод жизни под гнетом турецкого султана, о бедственном состоянии церкви в Константинополе. Борис обещал похлопотать о нем и перевел беседу на интересующую русскую сторону тему об учреждении патриаршества. Вскоре выяснилось, что патриарх был бы рад поселиться в России сам, поскольку видит, как процветает здесь церковь.
Об этом доложили Федору. Посоветовавшись с Ириной, он решил, что «если захочет быть в нашем государстве цареградский патриарх Иеремия, то ему быть патриархом в начальном месте Владимире, а на Москве быть митрополиту по-прежнему. Если же не захочет цареградский патриарх быть во Владимире, то на Москве поставить патриарха из московского собора». Б. Годунов с А. Щелкаловым все это сообщили Иеремии. Тот, подумав немного, ответил: «Будет на то воля великого государя, чтоб мне быть в его государстве, - я не отрекаюсь. Только мне во Владимире невозможно, потому что патриархи бывают всегда при государе: а то что за патриаршество, если жить не при государе?»

Ответ гостя сообщили Федору Ивановичу, и тот решил созвать Боярскую думу, чтобы более детально обсудить данный вопрос. Боярам он сказал следующее: «Патриарх Иеремия вселенский на владимирском и всея Русии патриаршестве быть не хочет, а если мы позволим ему быть в своем государстве на Москве на патриаршестве, где теперь отец наш и богомолец Иов-митрополит, то он согласен. Но это дело не статочное: как нам такого сопрестольника великих чудотворцев и достохвального жития мужа, святого и преподобного отца нашего и богомольца Иова-митрополита от Пречистой Богородицы и от великих чудотворцев изгнать, а сделать греческого закона патриарха, а он здешнего обычая и русского языка не знает, и ни о каких делах духовных нам с ним говорить без толмача нельзя». Из царской речи нее поняли, что Иов слишком дорог для Федора как главный советчик в духовных делах, поэтому он ни за что не согласится заменить его приезжим греком, хотя это и осложняло нопрос с учреждением патриархии.
Уладить дело с Иеремией было поручено Б. Годунову и
А.              Щелкалову. Ловкие дипломаты убедили грека в том, что ему выгоднее получить щедрые дары и благословить па патриаршество того, на кого укажет царь, чем жить в провинциальном Владимире вдали от царского двора или уехать ни с чем. 
<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме Приезд Иеремии:

  1. Переговоры с Иеремией
  2. Приезд в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру
  3. 79. О ПРИЕЗДЕ РУСКИХ КНЯЗЕЙ и Воевод и многих ратий к Москве
  4. 1 час 30 минут утра. Сергей Бабурин и «Бейтар»у центрального подъезда Министерства обороны. Приезд Ельцина.
  5. Глава II Оборона Петербурга. — Приход первого купеческого корабля. — Приезд царской семьи.
  6. 6. Правомерны ли вопросы сотрудника милиции о целях приезда в Москву, сроках пребывания в городе, планируемом месте проживания или месте, где приезжий остановился?
  7. 1. Обстановка в стране после февральской революции. Выход партии из подполья и переход к открытой политической работе. Приезд Ленина в Петроград. Апрельские тезисы Ленина. Установка партии на переход к социалистической революции.
  8. 108. О СЕМ, КОГДА В ЦАРСТВУЮЩЕМ граде Москве Патриаршеский Престол устроися.
  9. О так называемой моральной дефективности
  10. ВОЙНА С МИДИЕЙ
  11. В СУББОТУ ЦВЕТНУЮ СЛОВО СВЯТОГО ИОАННА ЗЛАТОУСТА О ВОСКРЕСЕНИИ ДРУГА ХРИСТОВА ЛАЗАРЯ
  12. ГЛАВА ПЯТАЯ ВЫЗОВ БРОШЕН
  13. ВО ГЛАВЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -