<<
>>

Поход в Серпухов

  Только 1 апреля царь Борис окончательно переехал в Кремль. К этому времени с южных границ пришло много тревожных вестей, свидетельствующих о том, что крымский хан собирает огромное войско для похода на Русь.
Действительно, междуцарствие представлялось весьма благоприятным временем для грабительского набега. 20 апреля на заседании Боярской думы Годунов поставил вопрос о необходимости отправки на Берег большого войска. Он сам собирался встать во главе его и лично вступить в схватку с главным недругом. Во все приграничные города были отправлены грамоты о сборе ратников. Они должны были подойти к Серпухову, где был назначен сход. Пока же было решено срочно отправить охранные полки и в некоторых городах сменить воевод.
В Кремле Борис собрал ближних бояр. В первую очередь пригласили дядю, опытного полководца И.В. Годунова, и др. Сообща были составлены росписи основных полков. По совету патриарха было решено объявить всю службу «без мест», чтобы важному делу не было «помешки и порухи».
В итоге на Туле Большой полк должны были возглавить М.П. Катырев-Ростовский и Г.П. Ромодановский. Передовой полк на Дедилове - Б.П. Татев и И.П. Ромодановский, Сторожевой на Крапивне - И.А. Татев и С.Г. Звенигородский. Однако братьям Ромодановским их назначение показалось слишком низким, и они затеяли местничество с князем И.А. Татевым. К ним присоединился и И.О. Полев, который должен был ехать воеводой в Переяславль-Рязан- ский с окольничим М.Г. Салтыковым, но решил, что такое назначение для него «невместно».
Челобития местников возмутили царя Бориса. В гневе ои вызвал И. Полева и заявил ему: «Били мне челом патриарх Иов и весь собор, и бояре, и воеводы, и приказные люди, и дворяне, чтобы яз пожаловал, велел боярам, и воеводам, и вам, дворянам, быти на нынешней службе без мест. А ты почему воруешь мимо того моего указу? Почему мне па окольничего и на воеводу Михаила Салтыкова о местах бьешь? Да тебе пригоже быть с Михайловым внуком, а иlt;- только с ним самим». В наказанье И. Полев был сначала от

правлен в тюрьму, а потом в Переяславль-Рязанский и «выдан головой» — приведен с повинной к Салтыкову. Расправа с Полевым показала, что новый царь прекрасно разбирается в местнических делах и скор на расправу со слишком заносчивыми местниками.
Между тем с южных границ приходили все более тревожные вести. Оказывается, в помощь Казы-Гирею турецкий султан отправил 7 тыс. янычар, известных своей свирепостью и бесстрашием.
Борис решил составить росписи главных полков, которые собирался возглавить сам. Во главе Большого полка он поставил царевича Арслана, Ф.И. Мстиславского и своих родственников С.В. Годунова и С.Ф. Сабурова. Передовой полк должен был возглавить сибирский царевич Ма- меткул, Д.И. Шуйский и А.А. Репнин. Полк Правой руки оказался в подчинении у ногайского царевича Ураз Магомеда, В.И. Шуйского, И.В. Годунова и И.В. Сицкого. Во главе Сторожевого полка встал царевич Шихим, Т.Р. Трубецкой, Ф.Д. Ноготков и И.В. Гагин. Полк Левой руки возглавил царевич Магомед, И.И. Голицын, В.А. Тюменский и В.М. Лобанов-Ростовский.
Назначение главными полководцами татарских и ногайских царевичей должно было показать величие самого Бориса - ведь ему служат отпрыски ханских родов. Но вторыми и третьими воеводами были преимущественно его родственники, которые, как и при царе Федоре, должны были контролировать армию.
В начале мая стало очевидным, что поход к Серпухову неизбежен. Тогда для подготовки дворов для царя и его окружения на Берег был отправлен окольничий Я.М. Годунов. Обеспечивать удобства в пути должен был окольничий
С.Ф. Сабуров. мая войско выступило в поход. В царской свите ехали бояре: Ф.И. Мстиславский, В.И. Шуйский, Д.И. Шуйский, Т.1\ Трубецкой, И.И. Голицын, А.И. Шуйский, С.В. и И.В. Годуновы. Когда-то большая их часть была много выше самого Бориса, теперь же покорно следовала за ним, как за государем.
Дворовыми воеводами были назначены боярин Ф.Н. Романов и сто брат кравчий А.Н. Романов. Обычно ими были

ближайшие царские родственники. Назначением Романовых новый царь как бы показывал, что продолжает считать их членами своей семьи.
Оружничим стал Б.Я. Вельский, вызволенный из опалы и вновь получивший ту должность, которая была у него при Иване Грозном. Печатником остался В.Я. Щелкалов. Сохранил свою должность и постельничий И.О. Безобразов (постельничим он начал служить при Федоре, когда тот был только царевичем).
Вместе с войском поехало много известных дьяков: ?. Вылузгин, С. Аврамов, С. Васильев, А. Власьев и др.
В Москве Борис постарался оставить надежный тыл: цари- цу-инокиню Александру Федоровну (Ирину), жену царицу Марию Григорьевну, царевича Федора, бояр Ф.М. Трубецкого, Д.И. Годунова, И.М. Глинского, Н.Р. Трубецкого, Б.К. Черкасского, Ф.Д. Шестунова и Б.Ю. Сабурова, окольничих
А.П. Клешнина и Д.И. Вельяминова, стольника М.М. Годунова. На случай опасности боярам и окольничим следовало возглавить оборону Кремля, Китай-города и Белого города. В их подчинении оказывалось сразу несколько Сабуровых и Вельяминовых (5 человек), что опять же было сделано не случайно. Новый царь доверял только родственникам.
Роспись государева полка показывает, что в нем было много Годуновых: в головах и есаулах - Никита и Петр Васильевичи, Степан Степанович, Иван Иванович, Иван Никитич, Иван Михайлович. Кроме того, в нем были: М.Б. Сабуров, Ж.С. Сабуров, B.C. Сабуров, Г.И. Вельяминов, Т.Г. Вельяминов, П.Д. Вельяминов, З.И. Сабуров, B.C. Сабуров. Все они представляли надежную опору для нареченного царя.
Интересно отметить, что в свите царя Бориса было много будущих деятелей Смуты: А.А. Телятевский (рында с копьем) стал потом сподвижником И. Болотникова, Ю.Н. Тру* бецкой (рында с большим саадаком) - боярин Лжедмитрия П, М.Б. Шейн (рында со вторым саадаком) - героический воевода Смоленска, П.Ф. Басманов (стольник) - любимец Лжедмитрия Г, В.М. Лыков (рында с третьим саадаком) - член правительства Семибоярщина. Пока они все в одном связке, но через каких-то 8-10 лет станут непримиримыми врагами.

Получив назначения, младшие воеводы отправились с полками в указанные царем пункты: Большой полк - в Серпухов, полк Правой руки - в Алексин, Передовой полк - в Калугу, Сторожевой - в Коломну, полк Левой руки - к Кашире. С царем Борисом остался Дворовый полк и наиболее видные бояре.
Выступив 7 мая, царское войско прошло совсем немного и уже в Чертанове сделало привал. Для Бориса раскинули великолепную палатку — шатер, где был накрыт стол для главных полководцев: Ф.И. Мстиславского, В.И. Шуйского, Ф.Н. Романова и С.Ф. Сабурова. Последний выполнял обязанности окольничего, т. е. следил за организацией царского быта в походе. Вина наливал П.Ф. Басманов, вполне вероятно, что уже тогда он мечтал сидеть за столом, а не выполнять роль слуги.
Следующая остановка была сделана в местечке, названном Прутками. Снова царь устраивал праздничный обед - иа этот раз для своих родственников: Д.И. Шуйского,
С.В. и И.В. Годуновых и С.Ф. Сабурова.
Третий стан был на знаменитых Молодях (здесь в 1572 г. И.М. Воротынский разгромил Девлет-Гирея). Снова самые видные полководцы пировали с царем. Такое количество застолий не устраивал даже Иван Грозный, любивший ездить со всем двором по приграничным районам для проверки боеготовности полков. Поэтому современники расценили этот поенный поход Бориса не как серьезное и важное мероприятие, а как увеселительную загородную поездку. мая все прибыли в Серпухов. На лугу у Оки раскинули походные шатры. Царь с двором расположился в городе. Уже на следующий день он вновь пригласил к себе главных воевод на обед: Ф.И. Мстиславского, В.И. Шуйского, Ф.Н. Романова, Я.М. Годунова и С.Ф. Сабурова (присутствие последнего, видимо, было обязательным на всех пирах в походе). мая у царя ели татарские царевичи с Ф.И. Мстиславским, Т.Р. Трубецким, Ф.Н. Романовым и А.П. Клешниным.
Только 18 мая был созван военный совет. Борису принесли чертежи засечных укреплений. Было решено к каждому отправить отряды стрельцов во главе с воеводами. Им следовало вести дозор и сообщать о приближении врага. После
этого часть воевод была отправлена в полки, стоящие в других городах, чтобы выяснить их боеготовность, часть - собирать суда на Оке для снаряжения судовой рати.
Внезапно из Белгорода была получена грамота от воеводы М. Ноздреватого о том, что крымский хан Казы-Шрей уже собрал большое войско и готов напасть на окраины Русского государства. Тогда по приказу царя Бориса в полки и приграничные города были отправлены гонцы, которые должны были передать всем воинским людям царское жалованное слово и сказать, что Борис Федорович всех спрашивает о здоровье (это считалось очень почетным). Затем им следовало рассказать о Серпуховском походе, о том, что новый царь вышел «на прямое дело» со своим главным недругом крымским ханом.
В ожидании крымцев прошел конец мая. Только в начале июня из Ельца пришла весть о том, что вместо войска к Серпухову едут послы: Л. Лодыженский, русский посланник в Крыму, и мурза Алей от хана с предложением великой дружбы и братства. У всех сразу как будто тяжелый камень упал с души. Вместо сражений стали готовиться к пышной встрече послов. В Москву с сеунчем отправили С.Н. Годунова, чтобы и там могли вздохнуть с облегчением.
Возможно, узнав о смерти царя Федора, Казы-Шрей и планировал набег на Русь, но сообщение разведчиков о выступившем против него большом войске во главе с самим Б.Ф. Годуновым сразу охладило его пыл. Он решил, что дружба с новым царем будет для него выгоднее.
В Серпухове тем временем готовились поразить крымских послов мощью и численностью русской армии. По приказу царя всем полкам во главе с воеводами надлежало собраться вместе. В городах, через которые проходил путь послов, всем воинским людям следовало надеть самые красивые (нарядные и цветные) одежды и верхом на лучших лошадях и в полном вооружении встречать и провожать крымцев.
Если город был невелик, то в него должны были прибыть служилые люди из соседних городов, чтобы всюду демонстрировать наличие крупных воинских подразделений. Во время проезда послов через засеки всем стрельцам следовало устраивать пальбу, чтобы те видели, как охраняются русские земли.
июня около Серпухова на лугу собралось огромное войско (некоторые современники полагали, что его численность достигала 500 тыс. человек), К этому времени подъехал и мурза Алей во главе крымского посольства.
В большом расписном шатре его ждал царь Борис, окруженный огромной свитой, разодетой в золотые наряды (что-что, а пыль в глаза Б.Ф. Годунов пускать умел!). Все это произвело на крымцев такое большое впечатление, что посол заявил от имени хана, что тот готов не только быть с русским царем в великой любви и братстве, но «итти на ево государева недруга: «Хто ему, государю, тот и мне недруг».
После официального приема был устроен роскошный пир. Для послов поставили особый стол около боярского, для татарских царевичей, состоящих на царской службе, стол установили выше, чем у прочих, показывая их особое положение.
На прощание Борис щедро одарил всех крымцев шубами, ковшами, деньгами, сукнами. 30 июня было объявлено, что государь возвращается в Москву, а полки, все до единого, распускаются по домам. Впервые за многие годы или даже века на Берегу не осталось охраны. Годунов был уверен, что после устроенной им демонстрации силы русской армии крымцы не скоро осмелятся вновь напасть. Действительно, в течение его правления серьезных набегов степняков не было. июля Бориса и все войско торжественно встречали в столице. Они возвращались триумфаторами, хотя не произвели ни одного выстрела по врагам. Царь сразу же отправился к сестре в Новодевичий монастырь, чтобы рассказать о своих достижениях. Было решено, что можно начать приготовление к венчанию на царство: новый государь доказал всем, что способен защитить страну от недругов; подданные продемонстрировали ему свою готовность верно служить.
Продолжилось начатое еще в марте приведение населения к присяге новому царю. В Псков поехал окольничий И.В. Гагин (он там вскоре и умер), в Новгород - П.И. Буйносов, в Смоленск - окольничий С.Ф. Сабуров, в Нижний и Казань - боярин Ф.И. Хворостинин. В июле под руководст- иом патриарха Иова был изготовлен новый экземпляр Ут- исрждсниой грамоты.

В новой редакции грамоты заслуги Бориса были расписаны более пространно: победил крымского хана и шведского короля (подразумевалось, что это было сделано во время Ругодивского похода Федора и обороны Москвы в 1591 г.), установил мир и дружбу с султаном, шахом и европейскими королями (это были заслуги дипломатии царя Федора), устроил «все великие государства Российского царствия тихи и немятежны» (мог ли это сделать боярин?), «бедные вдовы и сироты в милостивом покровении и в крепком заступлении, всем повинным пощада и неоскудные реки милосердия» (это обещание на будущее).
Грамоту вновь следовало подписать представителям всех чинов. Процесс этот был достаточно длительным, поскольку в летнее время в столице многих не было. После того как подписание закончилось, первый экземпляр с золотыми и серебряными печатями положили на хранение в государеву казну, второй - с восковыми красными и черными печатями - в гробницу митрополита Петра. Так было объявлено официально, но, скорее всего, она хранилась в ризнице патриарха. Б.Ф. Годунов надеялся, что в будущем эти грамоты спасут его от неверности подданных. Однако он просчитался. По приказу Лжедмитрия I оба экземпляра были уничтожены - до нас дошли только несколько копий. 
<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме Поход в Серпухов:

  1. ПРИЧИНЫ КРЕСТОВОГО ПОХОДА. ПРОПОВЕДЬ ПЕТРА ПУСТЫННИКА. ПОХОД БЕДНОТЫ
  2. 3. Усиление интервенции. Блокада Советской страны. Поход Колчака и его разгром. Поход Деникина и его разгром. Трехмесячная передышка. IX съезд партии.
  3. 6. Пятый Крестовый Поход
  4. Крестовые походы.
  5. ТЕМА 10 КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
  6. ПОХОД АЛЕКСАНДРА
  7. 5. Четвертый Крестовый Поход
  8. ПОХОД ПРОТИВ ГРЕЦИИ
  9. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
  10. 1. Обстоятельства, вызвавшие Крестовые Походы
  11. ПРИЧИНЫ И ПРЕДЫСТОРИЯ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ
  12. 2. Первый Крестовый Поход
  13. 5-й КРЕСТОВЫЙ ПОХОД (1217-1221 гг.)
  14. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ И КОРРУПЦИЯ
  15. Восьмой крестовый поход (1270)
  16. Поход Ксеркса
  17. /. Военно-политическая подготовка к походу
  18. IV КРЕСТОВЫЙ ПОХОД И РАЗДЕЛ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
  19. Поход на Выборг
  20. Поход на Выборг
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -