<<
>>

Новые праздники


Для улучшения нравов царь Борис стал практиковать публичные священнодействия, некоторые из которых были и до этого, но не столь пышные и массовые. Одним из них стало освящение воды в Москве-реке. Оно происходило каждый год в день Богоявления. Заранее во льду Москвы-ре- ки прорубали четырехугольную большую прорубь, рядом с ней устанавливали помосты. Справа от проруби ставили высокое седалище для патриарха, слева - для царя, немного Пониже, обитое красным бархатом.
В шесть утра начиналось священнодействие. Из ворот Кремля выходили двое священников и несли на высоких древках хоругви (знамена) с ликами святых. За ними следовали 30 священников в парадных одеяниях, затем в черных рясах монахи и далее множество священников с большими Горящими свечами, золотыми херувимами на высоких древках, с большими и малыми крестами и иконами - малые несли около груди, большие - по два человека. Пятнадцать священников несли наиболее почитаемые иконы в золотых ошшдах, украшенные самоцветами, вместе с ними шли те, Кто держал кадила и кадил народ и несущих святыни. Перед патриархом несли большое Евангелие, образа Богородицы и Николая Чудотворца. Все шествующие пели ЦерКОВ

ные песнопения. Священники были одеты в белые ризы, у некоторых из бархата, с красными тафтяными оплечиями, расшитыми жемчугом и золотом, у самых главных на голове были круглые шапочки, оплечья были из золотой парчи с драгоценными камнями.
Патриарх был одет в золотую парчу, митра была широкая и круглая с золотым крестом. За ним следовали четыре митрополита в похожих одеждах, но в митрах без креста. Далее шли бояре по трое в ряд, затем следовал царь с сыном и снова бояре по трое в ряд. Все были очень нарядно одеты, с высокими шапками из черных лисиц. На царе было бархатное платье с цветами, которое спереди сверху донизу и по подолу было расшито жемчугом и золотом. На голове - черная лисья шапка, в руке - посох. Сын был одет так же. Затем шли немцы, поляки и другие иноземцы, бывшие на царской службе. Заключал шествие простой народ.
Собравшиеся окружали прорубь. Царю и царевичу стелили под ноги меховые одеяла, но во время всего священнодействия царевич стоял с непокрытой головой, несмотря на стужу.
Начиналось все с молебна. После патриарх подносил царю Евангелие. Тот сначала целовал книгу, затем касался ее лбом и щеками. То же самое делал и царевич. Потом патриарх шел на свое место, сам целовал книгу и давал поцеловать ее митрополитам и боярам. После чего он спускался к воде и читал священные тексты. Тем временем архиерей с золотым кадилом ходил вокруг проруби и кадил присутствующих. Закончив чтение, патриарх погружал золотой крест в прорубь, за ним бросал горящую свечу. Погружение осуществлялось три раза. Наконец в воду опускали целую связку зажженных свечей. После этого крест водружали на золотое блюдо с водой. Все это подносилось царю. Тот касался креста лбом и щеками и целовал его. Так же поступал и царевич. Патриарх кропил святой водой из блюда и их и всех, стоящих рядом. Остальные подходили к проруби и, зачерпнув рукой воду, лили себе на голову.
После ухода царя и духовенства простые люди бросались к проруби и начинали в ней купаться, особенно те, кто много грешил. Женщины даже купали в ней своих детей, песмо-

тря на мороз. Воду наливали в бочки и развозили по церквам, люди наполняли ею бутыли и ведра и уносили домой.
Не менее зрелищным было и шествие патриарха на осля- ти в Вербное воскресенье. Оно осуществлялось из Кремля в храм Василия Блаженного, или Покровский собор, который в то время назывался Иерусалимом.
Предварительно из Кремля до храма настилали помост из досок. Вокруг него выстраивались стрельцы, за ними народ. Очевидец писал об этом следующее:
«Когда все устроили, в Кремле весело зазвонили все колокола. Первыми вышли четверо дворян, несущих вызолоченное папское седалище. За ними - священники с кадилами. Затем выехала колесница, которую везли две лошади. На ней стояло красивое дерево, на ветвях которого висело много маленьких яблок и смокв. Под ветвями стояли шесть маленьких мальчиков в белых ризах и без шапочек. Они пели псалмы. За колесницей шли молодые представители знати с ветками вербы в руках, за ними - два священника с хоругвями, далее - вереница священников в белых ризах с красными и золотыми оплечиями, на головах у них были круглые шапочки, в руках - вербы. За ними - монах в черном, два священника с золотыми ангелами, два священника с большими золотыми чашами. Далее шла группа священников с иконами, перед патриархом несли образа Святого Николая, Богородицы и Троицы, украшенные золотом, жемчугом и драгоценными камнями. Замыкали шествие четыре митрополита в белых шелковых ризах с богато украшенными оплечиями и в белых круглых шапочках с золотыми бляхами. После них на некотором расстоянии ехал патри- нрх на белом как снег коне (он сидел боком на женском седле). На патриархе также были белые ризы и белая шапочка с крестом. В руках он держал распятие, которым всех благословлял. Справа от патриарха шел царь, держащий в одной руке узду и посох, в другой - ветку вербы. Слева шел монах, также держащий уздечку. Все направлялись к Иерусалиму (храму Василия Блаженного). Стоящий вокруг народ бросал на помост ветки вербы. Впереди всей процессии бежали юные придворные, которые бросали под ноги идущим свои одежды и преклоняли перед ними колени.

За патриархом и царем шел царевич Федор со скипетром в руке, в богатом кафтане, с золотыми цепями на шее, в шапке из черной лисы. За ним следовали все князья и бояре по трое в ряд с ветками вербы. Далее вели гнедых лошадей в богатой сбруе для царя и царевича, белых лошадей для митрополитов и для бояр.
У храма патриарха сняли с лошади. Взяв Евангелие и крест, он благословил ими царя и царевича и покадил. Потом духовенство с царем и знатью вошли в храм, где прошло праздничное богослужение. После него все направились обратно в Кремль. На этот раз царевич шел перед патриархом и царем с ветками вербы. Он отламывал кусочки и разбрасывал вокруг. Лошадь патриарха вел дворецкий. Данные празднества были любимы народом, который толпами собирался на площади у Кремля».
В царствование Бориса в России осело много иностранцев. В Москве даже образовалась особая Немецкая слобода, прозванная Кокуем (именно там любил потом бывать Петр I). В ней была построена лютеранская церковь - кирха, хотя это очень не нравилось православному духовенству.
Личную охрану царя составили иностранцы-наемники, которым он доверял много больше, чем своим дворянам и стрельцам, полагая, что верность и преданность покупаются за деньги. Кроме того, в армию стали брать «охотчих людей», которые также получали жалованье от казны только деньгами, без поместий.
По сравнению с царем Федором Борис существенно увеличил свою охрану, доведя число только стрельцов до 10 тыс. человек (при Федоре их было 7 тыс.). Они делились на отряды в 500 человек, каждым командовал голова. Его жалованье составляло от 30 до 60 руб., сотника - 12-20 руб., десятника - 10, рядовых - 4-5. Кроме того, все получали по четвертей ржи и овса в год.
Вспомогательные отряды доходили до 30 тыс. воинов, состоящих из европейцев, татар, чувашей, мордовцев и др. Так, немцев и поляков было 3-4 тыс. человек, греков - 1500. Иностранные офицеры получали до 120 руб. жалованья и от 600 до 1000 четвертей земли, рядовые наемники - от 12 до 60 руб., в зависимости от заслуг и обязанностей.

Лошадей для воинских людей обычно покупали у ногаев, поскольку они были самые выносливые: питались преимущественно сеном и могли бежать 7-8 часов подряд. Они были среднего роста, белые с черными пятнами. Знать предпочитала аргамаков - турецких лошадей, которые были красивы, но по скорости и выносливости не шли в сравнение даже с русскими породами, которых разводили около Вологды. Аргамаки стоили от 50 до 100 руб., ногайские же и русские лошади - только 20 руб.
Любой царский выезд на богомолье или в загородную резиденцию превращался в грандиозное зрелище для простого народа, т. к. царя окружала огромная свита из бояр, охраны и дворянских отрядов со своими знаменами и набатами (10-12 труб и барабанов).
Вот описание одного из таких выездов, оставленное современником. «Впереди ехало верхом около 600 русских пи- щальников, за ними 25 человек друг за другом вели на поводу красиво убранных лошадей, у которых через седло были накинуты леопардовые шкуры, за ними вели на поводу шесть красивых рыжих упряжных лошадей в сбруе из алого бархата. Впереди царя ехали верхом еще два боярина, каждый из них вез лестницу, обтянутую красным сукном, по которой тот имел возможность влезть на повозку и слезть с нее. Еще два других боярина везли в руках по подушке из парчи. За ними ехал верхом ясельничий по имени Михаил Игнатьевич Татищев. Потом следовал царь в золоченой повозке, с небом из алого бархата, запряженной шестью красивыми светло-серыми лошадьми в сбруе из алого бархата. За ним ехал верхом его сын, царевич, одетый в парчу, а возле него бежала большая толпа бояр (видимо, придворных) и русских дворян - стариков, средних лет и молодых. За ними ехали шесть повозок, в каждой из которых было устроено по большому фонарю, каковые имели назначение ехать перед царем зажженными, когда станет совсем темно, чтобы он мог ночью видеть дорогу. У повозок царя тоже бежала большая толпа бояр, как старых, так и молодых. За ними нжшь ехала большая толпа дворян верхом, за ними - сорок нпщальников, державший каждый на поводу по красивой герой в яблоках лошади. Половина лошадей была покрыта

зелеными, а половина — оранжевыми попонами. Далее ехали верхом двое бояр и везли каждый по лестнице, обтянутой алым бархатом, за ними двое везли по парчовой подушке, за ними восемь бояр в алом бархате на серых лошадях. Далее в золоченой повозке с небом из алого бархата ехала царица с двумя боярынями. Повозка была запряжена десятью серыми лошадьми. За ними в золоченой повозке с небом из оранжевого бархата ехала царевна, но видеть ее из-за покрывала было нельзя. Рядом с ними также следовали повозки с фонарями и бежали бояре (придворные). Замыкали процессию 36 ехавших верхом боярынь в красной одежде, белых войлочных шапках с широкими полями, подвязанными красными повязками и белой фатой вокруг рта. Это были замужние женщины. За ними ехали многочисленные повозки с вдовами». 
<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме Новые праздники:

  1. 2.5. «НОВЫЕ ФИЛОСОФЫ» И «НОВЫЕ ПРАВЫЕ»: ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И КУЛЬТУРЫ
  2. Переориентация теории на другие проблемы (Новые методы эмпирического исследования вызывают новые ориентации теоретического интереса)
  3. XII век — новые школы и новые науки
  4. НОВЫЕ ЕРЕСИ И НОВЫЕ ДУХОВНЫЕ ОРДЕНА
  5. ЦЕЛИ ПРАЗДНИКА ИД
  6. ПРАЗДНИКИ И ПАМЯТНЫЕ ДНИ
  7. ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ
  8. ПРАЗДНИКИ ХАНУКА И ПУРИМ
  9. § 3. ВЛИЯНИЕ ТРАДИЦИОННЫХ ПРАЗДНИКОВ НА ПРОЦЕСС СОЦИАЛИЗАЦИИ РЕБЕНКА
  10. НАШИ СЕМЕЙНЫЕ ПРАЗДНИКИ
  11. Веселый праздник Пурим
  12. ГЛАВА 14 ПРАЗДНИКИ ПАЛОМНИКОВ
  13. И ПРАЗДНИКИ
  14. § 2. Будни и праздники
  15. Праздник в Гомпе
  16. Здравствуйте, гости дорогие, или Как организовать детский праздник
  17. Глава 3. КРЕСТЬЯНСКИЕ ПРАЗДНИКИ
  18. СЕМЕЙНЫЕ РАДОСТИ В ПРАЗДНИК *
  19. ДОПОЛНЕНИЕ 4. Праздник Купалы
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -