<<
>>

Женихи царевны Ксении


У русских государей существовала традиция укреплять престол с помощью браков с наиболее знатными и многочисленными боярскими родами. Однако Борис пошел своим путем. Имея обширные связи за рубежом, он решил породниться с представителями европейских королевских домов.
Этим он хотел улучшить международные отношения своей страны и упрочить свое собственное положение, поскольку не принадлежал к царскому роду.
Еще при царе Федоре ему было известно о печальной участи младшего сына шведского короля Эрика, герцога Густава. Захвативший престол дядя Карл вознамерился заточить племянника, поэтому тот бежал в Речь Посполитую к брату Сигизмунду. Но там его положение оказалось не слишком блестящим, да и перспектив никаких. Поэтому Борис черел своих лазутчиков стал зазывать Густава к себе, обещая выдать за него замуж дочь.
Летом 1599 г. Густав решился бежать в Россию. На грани- { це его уже ждали русские дворяне С.И. Долгорукий и ; Л. Лодыженский с богатой колесницей и одеждой из золота j и бархата. Всюду его встречали с большим почетом, почти как короля. В августе он въехал в столицу, где его приветствовали наиболее знатные бояре и князья. Первая встреча - : князь И.В. Голицын, вторая - бояре А.П. Куракин j и Ф.И. Хворостинин, третья - боярин Д.И. Шуйский и ! И.Н. Романов. На царской лошади он въехал в приготовлен ный для него большой дом на Ильинской улице на подворье новгородского митрополита. Там были и многочисленные слуги, и роскошная обстановка, и чудесные лошади для вы

ездов. Кушанья каждый день присылались из царского дворца. Их подавали на блюдах из чистого золота. Кроме того, тут же от царя Бориса прибыли подарки: парча, шелк, бархат, украшения, которые привез стольник Б.М. Лыков.
19 августа состоялся торжественный прием шведского герцога в Кремле. Борис восседал на троне в полном царском облачении, рядом находился царевич Федор. Царь пренебрег этикетом и вступил с Густавом в беседу: расспросил о несчастных обстоятельствах его жизни, пообещал покровительство и заботу. Во время обеда Густава посадили с царем Борисом и его сыном Федором за один стол, демонстрируя необыкновенное почтение.
За другими столами сидели: бояре Ф.И. Мстиславский, Д.И. Годунов, В.К. Черкасский, ФА. Ноготков и окольничие С.С. Годунов и М.Г. Салтыков. За кушаньем следил сам дворецкий С.В. Годунов. Винами распоряжался П.Ф. Басманов.
Борис надеялся не только женить Густава на Ксении, но и посадить того на ливонский престол, поставив эту территорию под свой контроль. Для этого он еще более активно стал осыпать герцога подарками: дорогой посудой, жемчужными цепями, роскошной одеждой из бархата, парчи и атласа. На расходы тому было выделено 10 тыс. руб. Все это демонстрировалось публично, чтобы выходцы из Ливонии, многие из которых проживали в Москве, видели, в какой чести Густав у царя. Кроме того, он разрешил многим из них отправиться для торговли в Нарву, Дерпт и Ригу, чтобы там рассказывать о царских милостях, добродетелях Густава и склонять население к признанию последнего своим государем.

Однако очень скоро царские планы рухнули. Выяснилось, что Густав не желает менять католическую веру, вовсе не намерен жениться на царевне, поскольку влюблен в некую немку, жену хозяина, у которого он проживал в Данциге, и даже прижил от нее детей. Тайно он приказал друзьям привезти возлюбленную и поселил в своем доме в Москве.
Голландский купец Исаак Масса полагал, что эта женщина научила герцога всему дурному и сделала его таким надменным, что он даже стал бить своих дворян и слуг и совершать вс евозможные сумасбродные поступки. Свою наложницу, к примеру, он возил по всему городу как царицу, в золотой ка
рете, запряженной четверкой белых лошадей, хотя всем было известно, что он жених Ксении. Из-за этого в народе пошла молва, что шведский принц попросту безумен.
Видя неблаговидное поведение заносчивого шведа, Борис решил, что будет просто неприличным отдавать за него дочь. С помощью бояр он сначала попытался урезонить сумасброда и высказать ему, что нехорошо жить с чужой женой и возвеличивать ее как царицу, что принцу вообще подобает вести себя в соответствии с саном и не давать повода для злословия. Однако Густаву все это не понравилось, и что-либо менять в своем образе жизни он отказался. Он даже пообещал в отместку поджечь Москву, и этим еще больше убедил всех в своем безумии.
Тогда царю Борису пришлось отказаться от планов выдать замуж дочь за шведского принца. Густав был выслан в далекий и разоренный Углич. Там ему разрешили делать все, что он захочет, но чужую жену отправили домой. По воспоминаниям окружавших Густава лиц, тот имел склонность к занятиям химией и устраивал всевозможные опыты. После восшествия на престол Лжедмитрия, его перевели в Ярославль. Царь Василий Шуйский отправил герцога в Кашин, где тот и умер в 1607 г.
После неудачи со шведским принцем Борис не отказался от планов найти жениха для Ксении в европейских странах. К этому времени его дочь превратилась в настоящую красавицу. Современники так описывали ее внешность: «Среднего роста, стройная, с прекрасно развитыми формами; лицо ее было млечной белизны, с нежным румянцем, волосы черные, густые, заплетенные в длинные косы, точно трубы, они лежали на плечах». Брови союзные, соболиные; глаза большие, черные, «красоты несказанной, особенно когда в них блистали слезы умиления и жалости». Всех, кто беседовал с ней, она пленяла кротостью, благоречием, умом и образованностью. Отец позаботился, чтобы дочь получила хорошее образование: умела писать, читать, любила книги, духовное пение и рукоделие. О ее хорошей для того времени образованности свидетельствуют письма к родственникам, которые она много позднее писала во время осады Троице-Сергиева монастыря. Известно,

что Ксения умела искусно вышивать, до нас дошли вышитые ею покровы.
На этот раз взор Бориса обратился на далекую Данию. Разрешив с этой страной пограничные споры в Лапландии, царь отправил туда посольство. П.Д. Дмитриеву следовало выяснить возможность заключения брака Ксении с младшим братом датского короля Христиана Иоганном. В случае удачи жениху следовало передать изображение царевны, изготовленное придворным ювелиром Яковом Ганом.
Христиан и Иоганн с радостью приняли царское предложение. 27 мая 1602 г. в Москву прибыл гонец с этим обнадеживающим известием. Дания была заинтересована в союзе с Россией против враждебной ей Швеции. В июле новый гонец сообщил, что герцог Иоганн отплыл из Дании на пяти судах по направлению к Ивангороду. Его сопровождала свита в 400 человек. Все эти известия очень порадовали Бориса, который на время даже забывал о толпах голодных, осаждавших столицу.
В Ивангород для встречи Иоганна были отправлены боярин М.Г. Салтыков с дьяком А.И. Власьевым, отличавшимся умом, богатыми познаниями в области европейского этикета и был обучен иностранным языкам (до этого он ездил к австрийскому императору послом).
Наконец, в августе 1602 г. корабли с датским королевичем прибыли в Нарвское устье. Жители Ивангорода радостно приветствовали иностранных гостей. Им отвели лучшие дома, выделили много слуг, разгрузили багаж, состоящий из всевозможной утвари, вина, подарков, и отправили его в Москву быстрым ходом.
Для Иоганна была прислана красивая золоченая карета и особые лошади. Сразу выяснилось, что молодой датчанин русских обычаев не знает - с приставами здоровался, встав и сняв шляпу. Кроме того, ему хотелось оказывать честь и встречавшим его русским дворянам. На это приставы сказали, что, конечно, на все воля королевича, поскольку он сын неликого государя, но сами они - холопы государские, поэтому недостойны такой чести. Пришлось датчанам с казать, что королевич еще молод, обычаев московских не зинет, но, даст Бог, будет на Москве и всему научится, поскольку стремится познать новую для него страну.

М.Г. Салтыков и А.И. Власьев самым подробным образом описали царю все обстоятельства встречи, вплоть до одежды Иоганна: «Платьице на нем было атлас ал, делано с канителью по-немецки, чулочки шелк ал, башмачки сафьян синь, шляпка пуховая, на ней кружевца, делано золото да серебро с канителью». Употребление названия украшений и одежды с уменьшительным суффиксом, видимо, означало, что они были изящны и тонкой работы.
В Новгороде сделали остановку. Днем королевич отправился на лодке вверх по реке Волхов и стрелял из самопала уток. Это его очень развеселило. Вечером за ужином слушал игру на цимбалах, сурнах и литаврах. Датские послы стали советовать ему отослать часть царских подарков брату в Данию. Но тот воспротивился, заявив, что первые дары передаривать нельзя (возможно, они ему очень понравились).
Тем временем в Москве готовились к торжественному приему. Борис повелел всем иностранцам, состоящим у него на службе, одеться в праздничные одежды по обычаям своих стран, добыть лучших лошадей с богатой сбруей (на это им выделили из казны деньги) и выйти за город для встречи Иоганна. То же самое было велено сделать боярам, дворянам, купцам и даже простолюдинам. Собравшиеся на поле за крепостными стенами 19 сентября были похожи на золотую гору, покрытую различными цветами.
Ранним утром ясельничий Михаил Игнатьевич Татищев первым встретил королевича за милю от города и пересадил на царскую лошадь, убранную золотом и драгоценными камнями. Вскоре все увидели, как в окружении 30 алебардщиков i в белых атласных кафтанах и красных бархатных штанах едет королевич в черном бархатном платье и таком же плаще, обшитых по кругу золотом и жемчугом. За ним ехала его многочисленная свита. Все въехали в Тверские ворота и направились в Китай-город, где для Иоганна был приготовлен великолепный дом. Борис с сыном пока могли видеть своего гостя только тайно, через окошечко в кремлевской степс, мимо которого специально направили всю процессию.
В городе королевича встречало большое количество пеших людей (на поле все были на конях), среди которых было много женщин, богато одетых: яркие платья и накидки

были расшиты красивыми узорами, жемчугом и самоцветами. Как правило, это были жены купцов и зажиточных посадских людей.
Иоганн привез с собой большую свиту, в которой состояли и пасторы, и доктора, и хирурги, и советники, и даже палач. Царь выделил в придачу дровосеков, водовозов, конюхов, истопников и многочисленную стражу, которой следовало охранять королевича не только от лихих людей, но и от пожаров.
Двор Иоганна помещался рядом с Кремлем, на подворьях нескольких загородных монастырей. Каждый день ему присылали на ста золотых блюдах яства с царского стола. Обед проходил вместе с приставами. На них Иоганн неоднократно поднимал чашу с вином за здоровье царя Бориса, которому об этом все подробнейшим образом рассказывали. Вскоре выяснилось, что королевич разительно отличается от Густава. Он был веселого и легкого нрава, искренне стремился получше ознакомиться с обычаями новой для него страны, испытывал огромную благодарность к царю Борису за щедрые дары: восточные шелка и парчу, низанные жемчугом шапки, драгоценные кушаки, золотые цепи, саблю с бирюзой и изумрудами.
Вскоре приставы принесли Иоганну букварь и «Откровение святого Иоанна», по которым тому следовало изучать русский язык.
Наконец было объявлено, что 28 сентября царь ждет королевича у себя во дворце. От его дома до Красного крыльца дворца выстроилась почетная стража из стрельцов и иноземных наемников. У крыльца состоялась первая встреча с князьями Трубецкими, затем на лестнице - с В.И. Шуйским и В.В. Голицыным, в сенях - с Ф.И. Мстиславским и с другими боярами. Прием проходил в Грановитой палате.
Царь Борис и царевич Федор были одеты одинаково в бархатные платья, расшитые жемчугом, и в коронах; на груди сияли брильянты и сапфиры. Увидев Иоганна, они встали со своих мест, обняли его с нежностью и посадили рядом lt;• собой. После этого они довольно долго беседовали, расспрашивая о его стране, о брате, о впечатлениях от России п т. д. В это время Ксения с матерыо разглядывали потенци

ального жениха в маленькое окошечко, специально для этого сделанное в стене.
Юный датчанин (Иоганну было только около 20 лет) сразу пленил сердце царевны. Он был высокого роста, красивый, благонравный, скромный. Даже крупный нос его не портил. С нетерпением Ксения стала ждать свадьбы.
После приема состоялся обед, во время которого Борис, Федор и Иоганн сидели за одним столом и обменивались любезностями.
Потом Борис и Федор сняли с себя три прекрасные золотые цепи и надели на королевича, бояре поднесли ему два золотых ковша, украшенных самоцветами, несколько серебряных сосудов, дорогие ткани, английское сукно, меха и три шубы. Пир продолжался до полуночи. После этого королевича так же торжественно проводили, как и встретили.
Несмотря на нетерпение молодых, а Иоганну даже не позволяли увидеть красавицу невесту, было решено отложить свадьбу до зимы. Жениху следовало лучше ознакомиться с русскими обычаями и, возможно, даже принять православие (об этом, впрочем, точных данных нет). 6 октября царь Борис со всей семьей и многочисленной свитой выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Иоганн остался в окружении своих придворных в Москве. Приставам было велено его развлекать: возить на охоту, устраивать пиры, показывать город и его окрестности, рассказывать о местных обычаях.
16 октября Иоганн внезапно заболел. У него поднялась высокая температура, началась горячка, и состояние день ото дня ухудшалось. Следует отметить, что это происходило во время всеобщего голода, вызвавшего широкое распространение инфекционных заболеваний. Жертвой одного им них, видимо, и стал королевич. Некоторые современники, правда, полагали, что Иоганн заболел от обильных застолий с тяжелой пищей и крепкими напитками.
Бориса тут же известили о болезни гостя, и он отправил к нему всех своих докторов. Кроме того, у ворот Кремля началась раздача милостыни всем беднякам, чтобы они молились о выздоровлении Иоганна. По три рубля получили и жители Немецкой слободы, чтобы в своем лютеранском храме делать то же самое.

26 октября царь Борис лично навестил больного, хотя это противоречило всем обычаям и могло создать угрозу для здоровья самого государя (об этом ему многократно напоминал С.Н. Годунов, отвечавший за царское самочувствие). Увидев исхудавшего королевича, пылавшего от жара, Борис горько заплакал и искренне стал сожалеть о том, что из-за его намерения заполучить родовитого зятя сгорел цветущий юноша. Многие начали поговаривать, что сам Бог воспротивился честолюбивым замыслам Годунова.
28 октября Иоганн Младший Шлезвиг-Голштинский умер. Это вызвало большую печаль во дворце и в Немецкой слободе, поскольку многие иностранцы надеялись на покровительство будущего царского зятя. Особенно убивалась Ксения, которой даже не удалось познакомиться с женихом.
Начались приготовления к погребению, потому что отвезти тело в Данию зимой не представлялось возможным. Было решено, что местом погребения станет лютеранский храм в Немецкой слободе, т. к. в православных церквах его было нельзя хоронить. Когда доктора стали бальзамировать тело королевича, то очень удивились цвету кожи - она была темно-сине-бурого цвета, как при сильных внутренних кровоизлияниях. Никто так и не смог определить, от какой болезни умер Иоганн.
Для тела приготовили три гроба: из ели, меди и дуба. Еловый вставили в медный, медный в дубовый. Последний крепко заколотили, обтянув черным бархатом, днище - кожей. По ребрам оковали серебряными пластинами, сверху прибили серебряное распятие с отцовским и материнским гербами, под ним - пластину с именем и датами жизни (1583, июнь - 1602, октябрь).
В день похорон у дома Иоганна собралась вся знать, множество иноземцев. Прибыл и Борис с Федором. Пешком они проводили печальную процессию до поворота от Кремля. Потом сняли шапки и поклонились три раза до земли в сторону колесницы, на которой везли гроб. Так они иростились с телом и, сев в сани, уехали в Кремль. Бояре же и вся знать проводили гроб до лютеранской церкви в 11смецкой слободе, пробыли там до окончания службы. Им было велено присутствовать и при захоронении.

Следует отметить, что вся процессия имела для москвичей необычный вид и многим запомнилась. Впереди вели восемь коней, покрытых черными бархатными попонами, затем шли три дворянина Иоганна с тремя его гербами, за ним - один с короной и скипетром, далее следовали 20 дворян, которые держали по гербу и черной зажженной свече, потом ехали верхом трое придворных, каждый держал знамя с тремя гербами, далее шли несколько человек с трубами и барабанами. Наконец, ехала черная колесница, запряженная в четверку вороных коней, за ней - адмирал с большими гербами Дании, Норвегии и Готии. Процессию замыкали придворные королевича и иноземцы. Русские дворяне и бояре были последними.
Борис долго предавался печали по поводу несбывшихся планов. Очень огорчало его и то, что в Европе решили, будто королевич был отравлен. Наиболее убеждена в этом была английская королева. Чтобы всех разуверить, царь отправил на родину свиту Иоганна, хотя некоторые дворяне и пожелали остаться при его дворе. Там они должны были подробнейшим образом рассказать о болезни королевича.
Потерпев неудачу с поисками жениха для дочери, Борис решил найти невесту для сына. 
<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме Женихи царевны Ксении:

  1. Рождение царевны Феодосии
  2. О похищенной царевне
  3. Глава 11 Об              избрании мытаря, об Иоанне Крестителе, о              назывании Христа Женихом, о              новом вине и старых мехах, о притчах (ср.: Евангелие от Луки, 5: 27—39)
  4. Суворов, В.И.. . Актуальные вопросы использования торфа и болот [Текст]: монография / Ю.Н. Женихов, В.В. Панов, К.И. Лопатин, В.И. Толстограй, И.А. Юсупов. - Тверь: ООО «Издательство «Триада».- 152 с, 2012
  5. Глава I Жители покидают Петербург. — Бракосочетание царевны Анны Петровны. — Учреждение Академии наук. — Кончина императрицы Екатерины I. — Император Петр II Алексеевич
  6. Женитьба
  7. ПРОСЛАВЛЕНИЕ ПРАВЕДНОГО ИОАННА 
  8. Осмотр женихова подворья
  9. ЕВРЕЙСКАЯ СВАДЬБА
  10. Глава I ЦАРСТВОВАНИЕ БОРИСА ГОДУНОВА. Г. 1598-1604
  11. ЛЕКЦИЯ LVIII
  12. 3. Крещение Руси
  13. Приданое.
  14. ДЕВИЧЬИ ГАДАНИЯ
  15. БОГ — ПОБЕДИТЕЛЬ ЗЛА
  16. РОЖДЕСТВО
  17. Глава V Кончина императрицы Анны Иоанновны. — Россия в годы ее царствования. — Провозглашение императора Иоанна Антоновича. — Воцарение государыни Елизаветы Петровны. — Печальная судьба " Брауншвейгской фамилии".
  18. Ярмарка невест.
  19. Мечты о престоле
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -