<<
>>

Годуновский стиль в искусстве


Наиболее часто пышные выезды устраивались в монастыри на богомолье. Иногда царь лично отвозил туда свои дары. Об одном из таких выездов зимой 1599/1600 г. сохранилось воспоминание очевидца: «Царь выехал из Москвы по направлению к Троице-Сергиеву монастырю со всем своим семейством в сопровождении бояр, епископов, патриарха и вооруженного конного отряда в 500 человек.
В большом ящике везли золотой оклад на икону «Троица» Рублева и три тысячи пятьсот человек тащили на канатах новый большой колокол для монастыря». Очевидно, это был колокол «Полиелейный», весивший около 2000 пудов.
Золотой оклад на икону был шедевром ювелирного искусства. Старый оклад Ивана Грозного переложили на специально изготовленную копию, а новый - Бориса - наложили на самый почитаемый в монастыре образ Троицы. Венцы с коронами для ликов ангелов были сделаны из высококачественного чеканного золота и украшены крупными изумрудами, рубинами, сапфирами. На одном шестигранном изумруде было вырезано изображение Троицы. Специалист]»! предполагают, что его выполнил итальянский ювелир Франциск Асцентини, который вырезал на агате для царя

Распятие и украсил большой изумруд для перстня. Кроме того, венцы были обложены жемчугом. Фон иконы был закрыт листами золота с тонкой гравировкой с чернью, поля - золотыми чеканными листами с драгоценными камнями в высоких оправах. Кроме того, к венцам были приложены золотые панагии с древними византийскими камеями на изумруде и сапфире, на их обороте чернью по золоту были изображены персональные святые семьи Годуновых. Эти панагии были даром царевича Федора. Над иконой была подвешена богато украшенная жемчугом пелена - шедевр декоративного искусства.
Б.Ф. Годунов постоянно щедро одаривал Троице-Сергиев монастырь. В 1598 г. преподнес великолепный покров, вытканный в царицыных мастерских, в 1599 г. - золотое паникадило, пелену, потир восточного хрусталя в золоте и серебре, в 1600 г. - тройной подсвечник, в 1604 г. - еще один красивый покров - «большой воздух». Регулярные денежные вклады получал от него родовой Ипатьевский монастырь и Иосифо-Во- локоламский, где был похоронен его тесть Мал юта Скуратов.
Исследователи отмечают, что ювелирные украшения, церковная утварь и посуда, изготовленные в период правления Бориса, отличались необыкновенной роскошью и большим художественным совершенством. В них прослеживается тенденция к яркому узорочью за счет использования золота и самоцветов. Гравировка и чернь по золоту достигают особого совершенства. Образцом такого высокого искусства является .юлотое кадило, изготовленное по заказу царицы Ирины в мастерских Кремля. Оно имело форму одноглавого храма с позакомарным покрытием и декоративными кокошниками. На четырех гранях выгравированы фигуры апостолов и святых. Богатство орнамента подчеркнуто драгоценными камнями в высоких оправах. Это кадило было подвешено над гробом царя Федора в Архангельском соборе.

По заказу Бориса был сделан целый набор церковной ут- нарп для Троице-Сергиева монастыря: потир, дискос, две тарели, лжица, ковш.
Можно предположить, что и Ирина, и Борис отличались большим художественным вкусом. Голландский купец II. Масса отмечал, что царь любил получать в дары изящ
ные и красивые вещи. Поэтому послы старались привезти ему что-нибудь позатейливей: сосуд в виде двуглавого орла, держащего в лапе золотой скипетр, льва, держащего в правой лапе меч, а в левой - державу, одноглавого орла, фигурки носорога, слона, лошади, оленя, медведя, единорога, зайца, борзой собаки, лося, саламандры, дракона, змеи. Привозили ему и красивые статуэтки, изображавшие Веру, Надежду, Любовь, Венеру, Купидона и др. Обычно они были сделаны из вызолоченного серебра.
Некоторые искусствоведы полагают, что в иконописи и стенописи существовала особая «Годуновская школа», возникшая еще в Костроме, в их родовом имении. Мастерами этой школы была расписана Троицкая церковь в Вяземах (1602), созданы иконы праздничного чина в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря, иконы Бориса и Глеба в Пафнутьево-Боровском монастыре (вклад царя Бориса) и ряд икон, подаренных Д.И. Годуновым в Ипатьевский монастырь.
Покровительствовал Борис и книгопечатанию. При нем продолжил свою деятельность известный мастер печатного дела Андроник Невежа. Тиражи некоторых книг доходили до 1500 экземпляров.
Все это свидетельствует о том, что Б.Ф. Годунов был для своего времени человеком достаточно просвещенным и образованным, с развитым художественным вкусом. Он покровительствовал иконописцам, ювелирам, писцам, книгопечатникам. Однако при этом он был чужд скромности и простоты. Ему нравились вычурные и помпезные изделия только из драгоценных металлов, буквально унизанные всевозможными самоцветами и жемчугом. В этом отношении он резко отличался от царя Федора, склонного к аскетизму и простоте.
Все посещавшие Москву иностранцы отмечали, что никогда прежде русский царь и его дворец не были столь великолепны. Во время аудиенции их встречали более 500 придворных в парчовых платьях, подбитых соболями и куницами, в колпаках, украшенных каменьями невероятном цены. Палата, в которой царь вел прием, была так велика, что от дверей едва можно было различить то, что было и
конце. Свод поддерживали 40 золоченых колонн, украшенных резьбой в виде листьев. Толщина колонн такова, что ее едва могли обхватить два человека. Вероятно, эта палата находилась в новом царском дворце на берегу Москвы-реки. Первое время на троне сидел только Борис в золотой короне, украшенной алмазами и со скипетром в руках. Рядом с ним на золотом стуле сидел сын Федор в парчовой одежде, украшенной жемчужной вышивкой. Позднее сделали трон, на котором оба, отец и сын, сидели вместе, как бы показывая всем, что они соправители. Более того, во время болезни Бориса прием послов проводил только Федор. Если в первое время одежда царевича отличалась от отцовской (в 1602 г. австрийский посол заметил, что она была похожа на рысью шкуру), то позднее оба были одеты приблизительно одинаково. В 1604-1605 гг. член английского посольства так описал царский прием: «В продолжение аудиенции мы могли созерцать во всем его величии могущественного царя. Он восседал на золотом троне, обитом дорогой тафтой, в правой руке он держал золотой скипетр, а на голове имел корону из чистого золота, на шее у него было надето ожерелье из драгоценных камней и жемчуга. Его верхняя одежда была сделана из малинового бархата, красиво вышита золотом и изукрашена драгоценными камнями. Направо от него на одинаковой высоте с троном помещалась на особого рода пирамиде царская держава из чеканного золота, сверху увенчанная крестом, в направлении к которому царь каждый раз, как предстояло ему говорить, слегка оборачивался, осеняя себя крестом. Тут же неподалеку стоял красивый, состоящий из таза и кувшина, рукомойник, которым царь пользовался не раз в этот день. Рядом с царем на другом троне сидел царевич в одинаковой с отцовскою одежде, но только менее пышной: в высокой шапке из черно-бурых лисиц, стоящей даже в этих странах целых 500 фунтов, и с жезлом, похожим на монашеский и оканчивающимся наверху наподобие креста». Этот вид царевича Федора еще более подчеркивал, что он правит вместе с отцом. Жезл в его руке, несомненно, был символом власти.
Во время обедов Борис и Федор сидели за серебряным « голом с позолоченными лапами, на полу был расстелен зо

лототканый ковер, под потолком висели часы с боем в виде короны. Около стен стояли горки с золотой и серебряной посудой, самых причудливых форм и огромных размеров.
Некоторым послам Борис даже показывал свою сокровищницу. У дверей ее стояли два больших изображения льва, один из золота, другой - из серебра, правда, довольно неуклюжие. Богатства там хранились столь невероятные, что никто не мог их описать. Только одна царская одежда представляла огромную ценность. Там же хранилось оружие для 20 тыс. воинов. Был у царя и живой лев величиной почти с лошадь с длинной и пышной гривой. Он находился в зверинце, где были и другие диковинные звери. Достопримечательностями являлись огромные пушки, стоявшие у ворот Кремля. Ядра для них были с дно бочки. На кремлевской звоннице был громадный колокол, отлитый в честь нового царя. В него звонили только по великим праздникам. Все эти диковинки должны были служить для прославления державы и ее государя. 
<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме Годуновский стиль в искусстве:

  1. Авторитарный стиль.
  2. Стиль Маркса
  3. Стиль мышления науки
  4. 1. Стиль объяснения
  5. Изящное искусство есть искусство, если оно кажется также и природой
  6. Коллектив авторов. Всеобщая история искусств. Том 4. Искусство 17-18 веков, 1963
  7. 5.1. Обучающим стиль учителя и методы его исследования
  8. 3. Язык и стиль конституций
  9. Искусство Австрии А.И.Венедиктов (архитектора); М.Т.Кузьмина (изобразительное искусство)
  10. ДАТИРОВКА И СТИЛЬ КЛАССА II
  11. 1. Стиль объяснения матери
  12. СТИЛЬ ОБЪЯСНЕНИЯ УСПЕХА
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -