Глава 4 ПОБЕДЫ АТТИЛЫ


«История Византии» («Византийская история и деяния Аттилы». — Ред.) Приска оказала неоценимую помощь в написании этой главы. Ho его сочинение дошло до нас только в виде фрагментов, поэтому в нашем путешествии по истории этих лет мы быстро перешли от периодов яркого света к периодам кромешной тьмы.
Обсуждая случаи, описанные в сохранившихся фрагментах, мы смогли вникнуть в подробности; но, оставшись без помощи Приска, нам оставалось только строить догадки или признаваться в собственном невежестве.

личным правителем в 432 году, когда впервые появился на подмостках истории.
В тот год Аэций потерпел поражение от Бонифация, одного из лучших римских полководцев эпохи императора Гонория и его преемницы Плацидии и наместника африканских провинций, в сражении при Аримине (современный Римини). После боя Аэций отступил в одно из своих хорошо защищенных поместий, где его не смогли бы открыто атаковать. Себастьян, зять Бонифация, предпринял неудачную попытку убить Аэция. Почувствовав ненадежность убежища, Аэций покинул его и сел на судно, направлявшееся к берегам Далмации. Затем, проехав по провинциям Паннонии, он прибыл к гуннам, которых давно считал своими друзьями; более двадцати лет назад он был у них заложником, и в 425 году гунны помогли ему в критической ситуации. Возглавляемые теперь Руа, гунны опять доказали Аэцию свою преданность, но уже за деньги. В 427 году Нижняя Пан- нония, включая город Сирмий (современный Сремска- Митровица в Сербии, в древности главный город Нижней Паннонии, нарекеДрина, значительный торговый и военный пункт), была отвоевана у гуннов войсками Восточной Римской империи, которые заняли все мощные укрепления на Дунае, находившиеся в этой провинции. Ho в 433 году, в результате соглашения между Аэцием и гуннами, правительство Западной Римской империи отдало гуннам Верхнюю Паннонию. Провинция находилась в сложном положении: между ней и еще более незащищенной Нижней Паннонией не было естественных границ, и ее потеря была всего лишь вопросом времени. Ho факт остается фактом, Аэций отдал варварам одну из провинций Римской империи. Возможно, что именно в связи с этим соглашением сын Аэция, Карпилион, повторив судьбу отца, стал заложником кочевников. Благодаря помощи, предоставленной ему Руа, Аэцию удалось восстановить свое положение в Италии. Очень может быть, что Аэций опять повел гуннскую ар
мию в Италию, но наши источники не указывают на то, что он счел необходимым сражаться с войсками готов, которые Себастьян и Плацидия призвали на помощь из Галлии. Аэций стал патрицием. Себастьян сбежал в Константинополь. На протяжении последующих пятнадцати лет гунны не беспокоили Италию и Западную Римскую империю, и их конница позволила Аэцию и греко-римским помещикам чувствовать себя в безопасности. Гунны, которых Pya отправил на помощь, помогли римлянам выстоять в Галлии против своих врагов. Что же это были за враги? В первую очередь бургунды.
Бургунды (германское племя, первоначально жившее на о. Борнхольм (Бургундархольм) в Балтийском море, затем высадилось на славянских землях в устье Одера, затем продвинулось к юго-зпаду к Рейну. — Ред.) были сильной нацией, насчитывавшей, согласно Иерониму, не менее 80 тысяч человек и, по словам Аммиана, наводившей ужас на соседей. В 413 году они обосновались на левом берегу среднего Рейна, как союзники римлян, и Бургундское королевство с центром в городе Вормс включало, по-видимому, территории до нынешнего Шпейера на юге и Майнца к северу от Вормса. Более двадцати лет о них почти ничего не слышно, но в тридцатых годах Y века в связи с ростом населения бургун- дам потребовалось расширить владения, и, воспользовавшись слабостью римлян, в 435 году сильное войско бургундов во главе с королем Гундахаром вторглось в Белгику[36], на земли вокруг Трира и Меца.
Ho они недооценили своего противника. В битве с Аэцием в 436 году бургунды потерпели поражение и обратились с просьбой о мире, который получили, HO наслаждались полученным миром недолгое время. В 437 году, по неизвестной нам причине, Аэций склонил своих друзей-гуннов напасть на бургундов. Результат
был потрясающий. Согласно одному источнику, было уничтожено 20 тысяч бургундов. Другой источник говорит об уничтожении почти всех бургундов, и нам известно, что король Гундахар был среди убитых. Это был конец Бургундского королевства в Вормсе. В 443 году оставшиеся в живых бургунды были поселены на правах римских федератов в Сабаудии (Савойе). Уничтожение Бургундского королевства захватило воображение современников. Это событие периода бургундской истории, о котором мы вели речь, упомянуто по меньшей мере четырьмя летописцами и легло в основу эпической поэмы «Песнь о Нибелунгах».
Однако вполне возможно, что гунны имели свои счеты с бургундами. Церковный историк Сократ поведал любопытную историю, которой иногда пренебрегают современные авторы, в частности Бюри, Зеек. Некоторые бургунды, рассказывает он (и это подтверждается независимыми источниками), остались восточнее Рейна, когда в 406 году основная часть народа ринулась в Галлию. Восточные бургунды, похоже, жили на правом берегу Рейна, между реками Майн и Неккар, в Оденвальде (невысокий (до 626 м) платообразный горный массив, поросший дубовыми, буковыми и хвойными лесами. — Ред.). Эти мужчины, продолжает рассказ Сократ, всегда вели свободный образ жизни, поскольку все они, фактически, были лесорубами и плотниками и зарабатывали на жизнь этим ремеслом. Гунны постоянно нападали на них, опустошали их земли, грабили и убивали. От отчаяния бургунды приняли христианство, поскольку слышали, что христианский Бог помогает тем, кто его боится. Они не разочаровались в своем решении. Результат был поразительный: король гуннов по имени Аптар умер ночью от обжорства, и его люди остались без лидера. Гуннов было около 10 тысяч, но 3 тысячам бургундов удалось разгромить их. Вот так бургунды, заканчивается рассказ Сократа, стали ревностными христианами.

Что нам делать с этим рассказом? К счастью, Сократ датирует его с некоторыми поправками 430 годом. Имя Аптар вызывает естественный интерес. В XVII веке Ba- селиус объявил, что Аптар не кто иной, как брат Руа, Октар, скончавшийся раньше Руа. Цель истории Сократа, безусловно, заключалась в том, чтобы объяснить переход восточных бургундов в христианскую веру, но маловероятно, чтобы все детали этого рассказа были сплошной выдумкой. Гунны и бургунды действительно сражались к востоку от Рейна, правильно указана дата смерти Аптара, число занятых в сражении. Ни одна из этих деталей не выдумана рассказчиком. Следовательно, мы можем заключить, что за семь лет до уничтожения Бургундского королевства в Вормсе брат Pya Октар, действовавший где-то к востоку от Рейна, умер в середине кампании, и несколько тысяч его гуннов были застигнуты врасплох и разгромлены восточными бургундами. Видимо, поэтому гунны, уничтожившие Бургундское королевство в Вормсе, сделали это с особым удовольствием, но это, конечно, не объясняет, почему Аэций бросил их в бой.
Одним из военачальников, сражавшихся против бургундов, был Авит, будущий император Западной Римской империи. После кампании он удалился в свое имение близ Клермон-Феррана. Ho вскоре его отдых был грубо прерван. Литорий, полководец Аэция, торопливо проехал мимо имения будущего императора по пути в Нарбон. Этот город осаждали вестготы Теодориха I, которые воспользовались проблемами Аэция с бургундами в Белгике. Армия Литория, состоявшая из гуннов (по всей видимости, их направил Руа), вела себя так, словно они были не друзьями, а врагами римлян. Огнем и мечом они разрушали все, что попадалось на их пути; они грабили и убивали. Проезжая мимо имения Авита, один из них без всякой на то причины зарубил слугу Авита. Обитатели поместья пришли в ужас от известия о подходе союзников и бросились к Авиту, занятому работа
ми по укреплению имения. Авит надел доспехи, сел на коня, поскакал за войском Литория и в поединке отомстил за убитого слугу. Литорий добрался до Нарбона. Гунны отогнали вестготов, а поскольку по приказу каждый из них вез по два бушеля (I английский бушель равен около 36,3 л, в переводе на зерно — 28,6 кг пшеницы или 25,4 кг ячменя. — Ред.) зерна, голодающий город с облегчением вздохнул. В последующие годы Литорий со своей гуннской армией продолжал борьбу с вестготами. По нашим сведениям, в 437 году продолжилась война «с помощью гуннов». 438 год тоже отмечен победами римлян, и, хотя о гуннах не говорится ни слова, у нас не должно быть сомнений, что эти победы можно отнести на их счет. В тот год Аэций уничтожил 8 тысяч готов, но мы не имеем никакой информации относительно национального состава возглавляемой им армии. В 439 году гунны Литория осадили столицу Теодориха, Тулузу. Потери, понесенные в течение предыдущих трех лет, лишили готов мужества. Они направили к Литорию в качестве послов несколько епископов, чтобы обсудить условия, но, по словам современника, «когда они возлагали надежды на Бога, мы полагались на гуннов». Победоносный Литорий, стремившийся затмить славу Аэция, высокомерно отклонил их предложения. За городскими стенами он пошел на уступку своим воинам- язычникам: последний раз в римской истории римский полководец участвовал в древнем обряде жертвоприношения и общался с предсказателями относительно исхода предстоящего сражения. Ho языческие боги подвели его. Завязался бой. Вначале вестготы понесли страшные потери от гуннов, но в разгар битвы противник взял в плен Литория. Это решило исход дела; гунны были разбиты. Литория доставили в Тулузу и казнили. «Кто бы ни возвеличивал себя, — цитирует Евангелие от Луки историк Y века Сальвиан, — будет унижен, и кто бы ни унижался, будет вознесен». Спустя несколько месяцев прибыл Аэций и вступил в сражение с выдохши
мися вестготами. Затем Авит заключил мир между римлянами и готами и патрицием вернулся в Италию, чтобы столкнуться с еще большими проблемами.
Перед тем как повести свою дикую армию в Нарбон, Литорий имел столкновение с третьим врагом Аэция. Этот третий враг был многочисленнее и вызывает больший интерес, чем бургунды Гундахара и вестготы Teo- дориха. Этим врагом были багауды, основную массу которых составляли разорившиеся крестьяне, мелкие ремесленники, закрепощаемые колоны и беглые рабы Галлии. Как обычно, в наших источниках почти нет сведений о них, но две записи в Галльской хронике указывают на масштабность движения багаудов. В 435 году багауды объявили себя «независимым государством». Основным районом действия багаудов были области между реками Сеной и Луарой (обширные густые леса служили хорошим убежищем) с городами Тур (Цезаро- дун), Орлеан (Ценаб), Ocep (территория, охваченная движением багаудов, была гораздо большей — вплоть до севера Испании. — Ред.). На этой огромной территории крестьяне и колоны подняли восстание против гал- ло-римских рабовладельцев. Еще в III веке галльские багауды провозгласили собственных «императоров», Аманда и Элиана (Гелиана), и этот факт свидетельствует о том, что как в политическом, так и в социальном отношении их новое «государство» было точной копией того, от которого они пытались отделиться. В корне неправильно характеризовать их государственное образование как грабительское; это определение больше подходит к империи, из которой они стремились выйти. Во всяком случае, стремление багаудов к независимости на отвоеванных землях было почти уникальным случаем в истории Римской империи. Подобный случай был с их же предками в III веке, которые перед провозглашением своими «императорами» Аманда и Элиана, кажется, поддерживали Постума и Тетрика. (Постум и Тетрик — так называемые галльские императоры временно отпав

шей в III в. от Римской империи ее западной части (Галлия, Испания и Британия). Тетрик, последний галльский император, напуганный движением багаудов, сдал свою Галльскую империю римскому императору Аврелиану, воссоединившему Римскую империю. Тетрик же получил наместничество на юге Италии и большие богатства. — Ред.)
В 435 году вождем багаудов был Тибатт, о котором нам ничего не известно. Можем только сказать, что вскоре после его появления к нему присоединились чуть ли не все угнетенные Галлии. В течение двух лет Тибатт и его сторонники удерживали позиции, но в 437 году на них обрушились гунны Литория. Нам не известны подробности сражения. Летописец только сообщает, что «когда Тибатта взяли.в плен, некоторых вождей восстания заковали в цепи, а других убили, восстание багаудов было подавлено». Литорий, счастливый победитель, решил, как выразился Бюри, «навязать им «свободу» имперского правления». Поэт и ритор Флавий Меробод', который спустя несколько лет подавил восстание багаудов в родной Испании, так писал о подавлении восстания Тибатта:
«Коренной житель, теперь более смирный, бродит по дебрям Арморики (в древности кельтское название северо-западной Галлии (территория Бретани). Земля, приученная прятать в своих лесах награбленное свирепыми преступниками, сбилась с пути и теперь учится выращивать зерно на невозделанных полях. Рука, которая долго боролась против усилий Цезаря, поддерживает законы, принятые при наших консулах».
После подавления восстания Литорий бодро галопировал во главе своего войска к Нарбону, но эта до

рога в конечном счете привела его в Тулузу. Дальше мы узнаем, что одной кампании было недостаточно, чтобы сокрушить багаудов: экономическое состояние империи требовало чего-то более конструктивного, чем массовая резня крестьян. Кроме того, мы узнаем, что гунны не всегда играли роль приспешников галльских землевладельцев.
С 433 года, когда Аэций договорился с Руа, до 439 года, когда убили Литория, гунны были главной опорой деградирующей власти галло-римской аристократии в Галлии. Ho в 439 году гуннам нанесли поражение: зверское, бессмысленное притеснение, осуществляемое в интересах крупных землевладельцев, редко бывает успешным долгое время. После 439 года гунны, похоже, не помогают Аэцию, поскольку их войска требовались в другом месте. Пришло время вер нуться к Pya и обсудить события на границе Восточной Римской империи, на Нижнем Дунае.

тинополе, была тем же, что Сицилийская экспедиция для Афин'.
Поэтому были немедленно приняты меры для оказания помощи правительству Западной Римской империи. Acnap командовал объединенными войсками Рима и Константинополя в Северной Африке против вандалов и аланов, но потерпел поражение. Когда в 432 году Бонифаций вернулся в Италию, чтобы сражаться с Аэци- ем, Аспар, несмотря на поражение, удержался в Африке (ненадолго — в 439 г. пал взятый аланами и вандалами Карфаген, ставший столицей их королевства. — Ред.) и в 434 году был назначен консулом. Для врага наступил блестящий момент на дунайской границе, и Pya был готов им воспользоваться.
Людьми, возвращения которых потребовал Эсла, были Амилзури, Итимари, Тунсур, Бойси и другие, имена которых не указаны в наших источниках. Они жили, по всей видимости, рядом с Дунаем, и больше о них ничего не известно. Можно предположить, как это сделали некоторые ученые, что это были вожди гуннских племен, отказавшихся признать власть Руа. Он, конечно, стремился заставить их войти в свой союз, но они не хотели отказываться от привычной свободной жизни в

степи и предпочли относительную независимость: служили в имперской армии под руководством собственных военачальников. В любом случае ясно, что гунны не были единой политической общностью.
Правительство Восточной Римской империи, всегда готовое принять в свою армию новых рекрутов, и в особенности теперь, когда регулярные силы Acnapa находились в Африке, подготовилось к переговорам. Двум дипломатам пришлось потрудиться, чтобы успокоить Руа. В 418 году гот Плинта подавил восстание в Палестине и на следующий год был назначен консулом. Его быстро сделали полководцем, и, несмотря на то что он был горячим сторонником арианской ереси, Плинта какое-то время считался самым влиятельным человеком при дворе Феодосия II. Плинта и Дионисий, консул в 429 году и командующий войсками на Востоке, вызвались поехать к Руа. Плинта отправил одного из своих приверженцев по имени Сенгилах к гуннам, чтобы убедить их вести переговоры только с Плинтом и ни в коем случае не с другими римлянами. Похоже, в Восточном Риме существовало нечто вроде готской клики, которая пыталась монополизировать ведение переговоров с Руа, и нетрудно понять, кем были эти «другие римляне», которых стремились не допустить к переговорам с гуннами. У нас слишком мало информации о политической борьбе во время правления Феодосия II (ок. 401—450, император с 408 года), и мы лишь высказываем собственные догадки.
Независимо от интриг Плинты, в данном случае отправлять посольство к гуннам не пришлось — накануне кампании 434 года вождь гуннов внезапно скончался. Его смерть пришлась как нельзя более кстати, поскольку восточные римляне были серьезно встревожены его воинственным настроением. Когда пришло известие о смерти Руа, патриарх Прокл, архиепископ Константинопольский, вознес благодарственную молитву, взяв за основу текст из Книги пророка Иезе
кииля (38: 22). Я буду молиться, говорил Прокл, чтобы пролился на него, и на полки его, и на многие народы, которые с ним, всепотопляющий дождь и каменный град, огонь и сера.
Архиепископа Прокла очень хвалили за адаптацию текста Иезекииля, и его проповедь стала актуальной темой разговоров в Константинополе. Ho вскоре люди стали испытывать сомнения относительно точности исполнения предсказанных событий, и, поскольку они по- прежнему находились в ожидании нападения, Прокл заверил их, что Господь объявил о своем намерении поразить Pya ударом молнии, а его людей — огнем и серой с небес. Как и предсказывалось, Pya уже никогда не подходил к столице империи. И наконец, последним чудом явилось то, что дошло до нас в трех источниках, двух греческих и одном эфиопском. Сократ, Теодорет и Иоанн Никийский сообщают нам, что, когда Pya собрался пойти в наступление на Восточную Римскую империю, «Господь уничтожил его и его приспешников в соответствии с пророчеством, изложенным в Книге пророка Иезекииля» (38: 22).
Ho никакое чудо не могло предотвратить неизбежное событие: наследниками Pya стали два его племянника — старший Бледа и младший Аттила. />3
Нам мало известно о характере Бледы, за исключением того, что он сильно отличался от брата. После вторжения в 441 году мы находим Бледу в имении мавританского карлика Зерко, один вид которого приводил Агтилу в содрогание. Ho Бледу смешили заикание Зерко и особенно его вихляющая походка. Бледа не отпускал его от себя; садился рядом на обедах. Он даже сделал для карлика доспехи, чтобы его фигура выглядела еще более нелепой. Однажды Зерко сбежал

с другими римскими пленными. Бледа не интересовали остальные, но потеря Зерко привела его в неистовство. Когда Зерко поймали и привели в кандалах, Бледа хохотал во все горло. Он спросил карлика, почему тот сбежал. Страшно заикаясь, Зерко объяснил, что Бледа никогда не давал ему общаться с женщинами. Бледа еще громче расхохотался и пообещал, что предоставит в его распоряжение одну из придворных дам из императорского дворца в Константинополе.
Пожалуй, не было человека, который был большей противоположностью Аттиле. Когда позже мы проследуем за Максимином и Приском в лагерь Аттилы, то кое-что узнаем о непреклонном, но не безжалостном характере гуннского вождя. Портрет Аттилы, сохранившийся в сочинении готского историка Иордана (YI век), основан на описании Приска, который не раз видел Ат- тилу, и в пересказе английского историка XVIII века Гиббона. Неясен ни период возмужания Аттилы, ни первые годы после того, как он и Бледа стали преемниками Руа. Нам известны только обстоятельства и условия его первого соглашения с восточными римлянами, а последующие примерно пять лет теряются в потемках. Сенат все же решил, что посольство Плинта, несмотря на смерть Pya и вступление во власть новых правителей варваров, следует отправить. Плинты выразил желание, чтобы вместе с ним послом отправился Эпиген, пользовавшийся величайшей славой за свой ум и занимавший должность квестора (Эпиген был одним из составителей Кодекса Феодосия II — одного из сводов византийских законов). Плинта надеялся, что красноречие Эпигена позволит договориться с гуннами. Плинта и Эпиген прибыли в Марг, город в Верхней Мёзии (близ Вимина- ция[37]). В этих местах более полутора столетий тому назад неизвестный до этого воин по имени Диоклетиан стал

знаменитым, разгромив императора Карина (на самом деле Карин разбил Диоклетиана, однако, преследуя бегущих воинов противника, он был убит своими же солдатами — они отомстили ему зато, что, не в силах сдержать свое сластолюбие, Карин отнимал у них жен. И победителем (и императором) стал Диоклетиан. — Ред.). Благодаря расположению в устье реки Mapra (современная Морава), город стал важным торговым центром, и его епископ должен был вскоре сыграть унизительную роль в войнах гуннов и римлян. Бледа и Аттила встретили послов вне городских стен, сидя на конях, так как у варваров не было в обычае вести переговоры спешившись. Римские послы, заботясь о своем достоинстве, также явились к «скифам» верхом, чтобы не пришлось беседовать одним на конях, а другим пешими. Для них было тяжелым испытанием вести переговоры в таком положении. В конечном итоге соглашение было достигнуто. Договорились, что римляне не только на будущее время не будут принимать перебежчиков из скифской земли, но даже выдадут ранее сбежавших. Кроме того, римляне должны вернуть сбежавших от гуннов римских военнопленных или внести за них выкуп из расчета 8 солидов за каждого. Римляне обязуются, говорилось далее, не вступать в союз с народами, начинающими войну против гуннов. Были оговорены торговые права гуннов: ярмарки должны быть равноправны и безопасны для римлян и для гуннов. По соглашению с Pya римское правительство было обязано ежегодно выплачивать ему дань в размере 350 либр[38] золота.
Этот факт, возможно, объясняет мир на дунайской границе в первые несколько лет после того, как в 413 году Acnap отправился в Африку; возможно, что Руа, воспользовавшись отъездом Аспара, вынудил римлян заключить соглашение. Во всяком случае, дань, назначенная Аттилой, была намного больше. Плинта

был вынужден согласиться на увеличение ежегодной дани в два раза. Впредь ежегодно через Дунай должны были передаваться 700 либр золота. Вот на таких условиях в 435 году римское правительство добилось того, что мы теперь называем Маргским миром.
С этого момента полная неизвестность. Чем занимался Аттила с 435 по 439 год? Приск, похоже, дает определенный намек. По заключении мира с римлянами, пишет историк, Аттила и Бледа «обратились к покорению народов, живших в Скифии», и вступили в войну с соросгами (в них историки видят осов (асов)- аланов. — Ред.). Тогда получается, что за эти годы Аттила решил задачу расширения границ до тех пределов, которых добивался.
Нигде не говорится, что это были за пределы, и невозможно предположить, в каком направлении двигался Аттила, поскольку соросги больше нигде не упоминаются. Западная граница гуннов не доходила до Рейна, поскольку, как мы уже знаем, между гуннами и рекой находились независимые восточные бургунды. Ho бургунды были не исключением. Франки тоже были независимыми, и были, несомненно, многие другие. В самом начале правления Pya Октар управлял самыми западными территориями гуннов, и в конце жизни он, очевидно, пробивался к Рейну, но смерть не дала возможности закончить решение этой задачи. В северном направлении, согласно Приску, получившему информацию из надежного источника, Аттила управлял «островами в океане». Теперь историки считают, что острова, которыми управлял Аттила, были островами Балтийского моря, но, по мнению Моммзена, имелась в виду Британия. Возможно, и Приск считал, что его информатор подразумевал Британию, — по всей видимости, историк обладал настолько ограниченными знаниями географии Северо-Западной Европы, что, получив информацию об управлении Аттилой некими островами, предположил, что это Британские острова.

Гиббон думает (и это очень похоже на истину), что гунны получали в качестве дани меха с этих северных островов.
Согласно Приску, Аттила управлял «всей Скифией». Как далеко на восток простирались его владения? Кис- линг полагает, что аланы, занимавшие территорию от Дона до Аральского моря, безоговорочно признали господство Аттилы. Это утверждение кажется маловероятным. Аланам действительно не удавалось добиться независимости; они находились под властью гуннов и должны были хоть в малой степени выказывать преданность Аттиле. Ho позже мы узнаем, что гуннское племя акациров, живших западнее Черного моря, вело независимый образ жизни под руководством своих вождей до 448 года, и нет причины считать, что они были исключением.
Итак, можно сделать вывод, что все германские и другие народы между Альпами и Балтикой и между Каспием (или несколько западнее) и границей, протянувшейся на неизвестном расстоянии восточнее Рейна, признавали Аттилу и Бледу в качестве своих правителей. Хотя, насколько нам известно, братья всегда действовали сообща и рассматривали свою империю как общую собственность, они поделили ее и правили по отдельности. Однако мы не знаем, как они поделили империю и кому досталась какая часть.
С 435 по 440 год у Восточного Рима, похоже, был ненадежный мир на северной границе. В отношении Западной Римской империи Аттила продолжал политику своего дяди. Войска, которые Pya направил Аэцию, продолжали служить галло-римским владельцам крупных поместий в Галлии, пока вестготы не разгромили их в 439 году у Тулузы. Ho разбитая здесь армия Литория не получила пополнения, потому что в 440 году сложилось критическое положение на Дунае.
Когда Феодосий II ратифицировал соглашение, достигнутое Плинтой во время переговоров в 435 году, ЭА Томпсон «Гунны»              97

казалось, что он не будет спешить выполнять условия договора. Однако его правительство старательно делало вид, что выполняет все условия. Варварам были выданы искавшие убежища у римлян гунны; в их числе были дети королевского рода Мама и Атакам. В наказание за бегство гунны распяли беглецов во фракийской крепости Каре. Однако похоже, что в последующие годы Феодосий не отправлял через Дунай дань (700 либр золота), предусмотренную договором. Также можно с уверенностью сказать, что он считал беглых гуннов настолько ценными воинами, что не собирался отправлять их назад к их вождю. Видимо, Феодосий осознал опасность, которую влечет его политика, потому что в 439 году сделал серьезный шаг. Мы уже говорили о том, что после набега Ульдина на Фракию в 408 году префект Антемий занялся сооружением крепостных стен, так называемых «стен Феодосия», вокруг Константинополя. Ho эти стены не могли полностью обезопасить столицу, поскольку в любое время с моря могли нагрянуть вандалы, которые вполне могли стать союзниками гуннов. Поэтому в 439 году Феодосий приказал префекту закончить работы по защите столицы и со стороны моря. Имперское правительство было вынуждено решать не только внешние, но и внутренние проблемы. В эти годы некий Валипс, вождь ругов, обосновавшихся в империи и уже причинявших неприятности римлянам, поднял восстание и обратился с призывом к другим недовольным народам в Европе присоединиться к нему. Ему удалось захватить город Новиодун (древнее название румынского города Исак- ча) в низовьях Дуная и заставить правительство пойти на его условия. Тем не менее силы Восточной Римской империи не были существенно подорваны: крепости находились в полной боевой готовности, а имперский флот активно патрулировал Дунай. У Аттилы, пока еще занятого завоеваниями на Севере, не было возможности ежегодно забирать 700 либр золота. Восточная

Римская империя была еще сильна, и появление возможностей, существовавших у ее врагов в 395, 422 и годах, казалось маловероятным. Действительно реальный шанс появился у ее противников в 440 году.
4
В 440 году Восточный Рим испытывал сильные, как никогда дотоле в период правления Федосия II, проблемы с ресурсами. Незадолго до этого в Константинополь пришло известие, что 19 октября 439 года вандалы (и аланы. — Ред.) захватили Карфаген, а гражданское население, а не рабы Италии вооружилось для защиты полуострова. Сигисвульт организовал наблюдательные посты на итальянском побережье. Аэций был на пути из Галлии. В декларации, опубликованной правительством Валентиниана III 24 июня 440 года, говорилось, что народу следует соблюдать спокойствие: помощь из Восточной Римской империи уже в пути.
Действительно ли у Федосия была необходимость направлять помощь Западу? He следовало ли ему оставить войска для собственной защиты? Однако оборона Северной Африки была так же жизненно необходима Константинополю, как и защита Италии. Вражеский флот, базировавшийся в Карфагене, мог почти так же легко разрушить новый Рим, как и старый. Вандалы и аланы уже обрушились на Родос, стремясь прервать торговый путь, по которому привозилось зерно из Египта, и прошло не так много лет, когда известие о том, что Гейзерих (король вандалов и аланов, правил в 427—477 гг. — Ред.) намеревается атаковать Египет, вызвало панику в Константинополе. Весной 440 года мощный флот, состоявший из 1100 кораблей под командованием пяти военачальников, все были германцами, отплыл из Константинополя, чтобы отбить Карфаген у вандалов. Co стороны Феодосия II и его
министров эта экспедиция была тщательно продуманным, а не опрометчивым шагом.
Много признаков указывало на то, что потеря Северной Африки станет доминирующим событием в политической истории Y столетия. Все остальные проблемы должны были отступить на второй план перед этой катастрофой.
Так совпало, что примерно в то же время произошло еще одно трагическое событие. Иранская армия под командованием Йездигерда II (438—453) начала вторжение в римскую Армению; нам не известно, какими причинами руководствовался Йездигерд. Хотя иранцы вскоре отступили, поскольку с тыла им угрожали эфталиты, или «белые гунны», для того, чтобы встретить здесь противника, пришлось развернуть значительные римские силы. Таким образом, северная граница лишилась значительной части своих защитников. У Аттилы появился шанс, и он полностью его использовал.
Первым признаком надвигающейся катастрофы было полученное Феодосием II известие о захвате гуннами римской крепости, находившейся севернее Дуная. В этой крепости у гуннов были торговые права согласно соглашению с Руа. Враг напал на крепость во время проведения ярмарки и, несмотря на находившиеся рядом римские войска, умудрился уничтожить много римлян. Римское правительство немедленно выразило протест в связи с захватом крепости и нарушением Маргского договора, в котором оговаривались равные права и безопасность обеих сторон. На это гунны высказали имеющиеся у них претензии. Они заявили, что епископ Mapra (у этого города в 435 году Плинта подписал соглашение с гуннами) переплыл через Дунай на гуннскую территорию, разграбил могилы гуннских королей, украв сокровища из захоронений. Римские послы, похоже, не смогли отвести это обвинение. Получилось, что епископ сам дал кочевникам прекрасный предлог. Далее гунны заявили, что римляне не выполняют условия достигнутого соглашения,
утаив от них большое количество сбежавших из гуннской империи людей. И опять правда была на стороне гуннов. Они потребовали выдачи епископа и беглецов. Римским посланникам ничего не оставалось, как вяло отрицать предъявленные обвинения[39].
И гунны продолжили военные действия. Пересекая Дунай в точно не установленном месте, они опустошали города и крепости на южном берегу реки. Взятие Виминация стало первой большой победой гуннов.
Судьба Виминация явилась для римлян предупреждением о том, что в будущем ждет их пограничные города. Виминаций сровняли с землей, и спустя столетие Прокопий, упоминая по ходу рассказа место происшествия, просто сказал, что «там стоял древний город Виминаций, который давным-давно был разрушен до основания»[40].
Только через сто лет Юстиниан восстановил разрушенный город. Понимая неизбежность грядущей катастрофы, местные власти нашли время, чтобы зарыть городскую казну, но они уже не вернулись в город. Во время археологических раскопок удалось найти больше 100 тысяч монет. Жители, выжившие во время штурма гуннами города, были взяты в плен, и позже по ходу действия мы встретим среди пленных греческого торговца из Виминация.
Трагическое событие явилось потрясением для пограничных городов. Люди протестовали против принятого решения, считая, что надо выдать маргского епископа гуннам. Почему все провинции должны подвергаться опасности из-за одного человека? Их возмущение было столь велико, что прелат понял, что его выдадут гуннам, и, по выражению Ходжкина, он «заблаговременно решил свою судьбу». Незаметно выскользнув из города, он пришел к гуннам и пообещал Аттиле сдать город. Аттила принял предложение. Ночью гунны подошли к городским стенам, епископ открыл ворота, и Mapr перешел в руки врага. Его постигла судьба Виминация, но, в отличие от Виминация, город не был восстановлен. Судьба городского епископа осталась неизвестной.

У нас нет детального отчета об остальной части этой кампании, но главные победы гуннов можно найти в отдельных источниках. В то же время, когда гунны захватили Марг, в их руках оказалась и крепость Констанция. Ho главные бедствия этого года были еще впереди. До основания был разрушен Сингидунум1, и, как Виминаций, он оставался безлюдным до правления Юстиниана.
Ho самым страшным бедствием стала потеря жизнен - но важного города Сирмиума (совр. Сремска-Митровица в Сербии. — Ред.), основного опорного пункта на Среднем Дунае. Гунны разрушили Сирмиум, а жителей превратили в рабов2.
Взятием Сирмиума закончилась кампания 441 года. Среди окруженных стенами городов и крепостей гуннская конница не могла развернуться в полную силу. Она потеряла свое самое важное качество — маневренность. Гунны не смогли глубоко проникнуть на территорию Римской империи. Однако в обороне дунайской границы была пробита огромная брешь, и на следующий год Балканы находились во власти гуннских конных отрядов.
Ho, как ни странно, в 442 году не проводилось никаких военных операций. В обстоятельствах, о которых
нам ничего не известно, в начале кампании 442 года Acnap сумел договориться о перемирии сроком на один год. Как только стало известно о развитии гуннского наступления, Феодосий II и его министры отозвали флот с Сицилии, где благодаря искусной дипломатии Гейзериха он ничего не сделал против вандалов и только удручающе действовал на сицилийцев. Флот не смог вовремя прибыть в Восточную Римскую империю, чтобы дать возможность находившимся на борту воинам принять участие в операциях 441 года. Следовательно, правительство не могло организовать в этот год собственную защиту пограничных городов. Мы уверены, что в течение всей кампании Аттила не встретил сопротивления со стороны действующей римской армии. Причина, конечно, кроется в удачно выбранном времени: военные действия с Ираном и в Центральном Средиземноморье отвлекли все имеющиеся в распоряжении римлян силы. Если и существовала надежда, пусть даже небольшая, то и она была разрушена непонятным инцидентом, случившимся во Фракии, в провинции, которая служила в качестве базы для разворачивания контрнаступления против гуннов. Очень сжато летописец повествует о том, что «Иоанн, вандал по происхождению, военачальник, был предательски убит во Фракии Арнегисклом». Арнегискл был членом клики германцев, занимавшей в те годы командные посты в армии Восточной Римской империи. После убийства он занял место Иоанна. Мы не можем сказать, что стояло за этим убийством: личные мотивы или национальная вражда. Ясно только одно: когда командующего убивают и его место занимает убийца, ни о какой организованной обороне не может идти речи.
Какими бы ни были условия перемирия — а они, конечно, включали требования вернуть беглецов и долги по ежегодной дани, — Феодосий II максимально воспользовался предоставленной годовой отсрочкой. Летопись сохранила сведения о его усилиях, связанных
с финансированием подготовки к возобновлению войны и обеспечением денежного содержания солдат. На золотых солидах, выпущенных в большом количестве и в страшной спешке, был изображен бюст Феодосия в шлеме и латах, с копьем и щитом. На обратной стороне монеты (реверсе) Виктория, тоже в шлеме, стоящая левой ногой на носу корабля и держащая в левой руке крест. Была выпущена небольшая партия монет, на которых были изображены жена Феодосия II Евдокия и его сестра Пульхерия[41].
Похоже, они вложили личные ценности в осуществление этой задачи. На многих монетах времен Феодосия II выгравированы фразы: «gloria orbis terrarum», «virtus exercitus Romanorum», «victoria Augustorum», но на этой серии монет только дата. Слишком острым был кризис, чтобы растрачивать время на праздные слова.
В результате проведенных подготовительных работ к началу кампании 443 года Феодосий II мог уже держаться более вызывающе по отношению к Аттиле, который обратился с требованием вернуть беглецов и положенную дань. Вождь гуннов предупредил, что в случае задержки и любых наступательных действий со стороны римлян он уже не будет сдерживать гуннов. Министры Феодосия отказались выдать беглецов, которых зачислили в имперскую армию, но ручались направить посланников, которые попытаются достигнуть соглашения, устраивающего обе стороны. Совершенно
' Императрица Евдокия, дочь афинского философа, имела «способность прекрасно говорить и благолепную наружность», была великолепно образованна и обладала литературным талантом.
На долю Пульхерии с юных лет выпали заботы о малолетнем императоре, который рано осиротел. Приняв в 16 лет титул августы (414 г.), властная и хорошо образованная Пульхерия много лет фактически управляла государством. Она пережила своего брата на три года, решив вопрос о его преемнике. Сама Пульхерия смолоду дала обет целомудрия, и при ней императорский двор нравами более напоминал монастырь.

ясно, что, несмотря на события 441 года, они так и не поняли, что означает война с этими кочевниками. Ho уже в скором времени они прозреют.
Узнав об ответе императора, Аттила в ярости стал опустошать римскую территорию и, двигаясь в восточном направлении по Дунаю, захватил несколько крепостей, не имеющих важного значения, и большой, густонаселенный город Ратиария на правом берегу Дуная в Верхней Мёзии'.
Этот большой город был базой дунайского флота империи, и в нем находился один из государственных военных заводов. Гунны разрушили город, а его жителей обратили в рабство и отправили на гуннскую территорию.
Теперь тылы гуннов были надежно защищены. Римляне не могли начать наступление на коммуникации Аттилы, когда его войска направились в глубь римских провинций. Проскакав долиной реки Mapr (Морава), гунны ворвались в Наис (современный Ниш в Сербии), важный в стратегическом отношении город. Он располагался на правом берегу реки Нишава в области Дардания; как и в Ратарии, в этом густонаселенном городе находился военный завод. После нашествия гуннов этот город, как и Сингидун и Виминаций, оставался разрушенным до правления Юстиниана (родился в 482 или 483 г., правил в 527—565 гг.), восстановившего его в следующем столетии[42].

Затем гунны двинулись в юго-восточном направлении вдоль Нишавы и опустошили еще один большой балканский город Сердику (современная столица Болгарии София), и не приходится сомневаться, что гунны оставляли за собой выжженные территории. Путь к столице империи Константинополю был практически расчищен, и они неслись галопом по военной дороге, проложенной по долине Гебра (древнее название реки Марица в Болгарии). Когда гунны захватили Фи- липпополь, уже не представлялось возможным осуществлять защиту европейских областей. И хотя Адрианополь и Гераклея то ли отбили атаку гуннов, то ли гунны обошли стороной эти города, Аркадиополь оказался в руках Аттилы. Гунны захватили огромную добычу и бесчисленное количество пленных.
И вот, наконец, они встретились с новой армией Феодосия II. Армией командовали Acnap, алан, договорившийся с гуннами о перемирии, и германцы Ареобинд и Арнегискл, убийца вандала Иоанна. Вне всякого сомнения, в то время они были самыми выдающимися военачальниками армии Восточной Римской империи, но не шли ни в какое сравнение с Ат- тилой. Они несколько раз вступали в сражение с гуннами у стен Константинополя, но каждый раз несли тяжелые потери. В результате предпринятых гуннами стремительных маневров римляне были отрезаны от Константинополя и отступили на Херсонесский (Галлиполийский) полуостров. Гунны вышли к морю в трех пунктах — в Галлиполи и Сеете южнее столицы и в точно не установленном месте севернее Константинополя. Они также захватили крепость Ати- рас, расположенную в опасной близости от столицы. Аттила понимал, что не в состоянии захватить Константинополь; город был защищен сильным гарнизоном, для укрепления которого правительство отозвало войска как с иранского фронта, так и из Сицилии. Вместо атаки на столицу, Аттила внезапно напал
на остатки армии Acnapa в Херсонесе Фракийском (современный Галлиополи или Гелиболу) и уничтожил здесь последние силы римлян в заключительном сражении.
Империя одержала всего одну победу, но к этому регулярная армия отношения не имела. Большой гуннский конный отряд под командованием самых лучших командиров отделился от основной армии, чтобы вторгнуться в Нижнюю Мёзию. Гунны захватили здесь много добычи и пленных, прежде чем подошли к маленькому городу Асем (Осым), в месте впадения реки Осым в Дунай, в десятке километров к востоку от Уту- са (древнее название реки Вит в Болгарии). Жители Асема (Осыма) не стали полагаться на прочные стены и заградительные рвы. Получив от лазутчиков точные данные о перемещении врага, жители этого города внезапно напали на гуннов, не ожидавших нападения со стороны гражданского населения. Враг понес большие потери, в то время как потери среди жителей Асема были очень незначительные. Им даже удалось отбить у гуннов пленных римлян.
Ho это был единичный успех, и после поражения на Херсонесе Фракийском Феодосию II ничего не оставалось, как обратиться с просьбой о мире. Вести переговоры поручили Анатолию, который успешно закончил войну с Ираном. Аттила, которому не было особого смысла продолжать войну, выдвинул очень жесткие требования. Немедленная выдача беглецов. Долги по ежегодной дани, оцененные в 6 тысяч либр золота, должны быть незамедлительно переданы гуннам. Кроме того, утраивалась сумма ежегодной дани, и теперь Аттила должен был получать 2100 либр золота в год. Далее, за каждого сбежавшего римского военнопленного Аттила потребовал 12 солидов вместо 8, предусмотренных условиями договора от 435 года. И наконец, римляне не должны были принимать ни одного варвара, бежавшего к ним. Соглашение было
подписано условно до 27 августа 443 года, поскольку в этот день Феодосии вернулся из Малой Азии в Константинополь. Он вряд ли предпринял бы эту поездку, если бы в окрестностях столицы продолжались военные действия.
После заключения соглашения Скотта, один из приближенных Аттилы, отправился в столицу Восточной Римской империи за золотом и беглецами. Золото он получили, а вот всех беглецов, которые отказались вернуться на земли к северу от Дуная, римляне убили. Скотта, похоже, не выразил возмущения, хотя среди убитых, не желавших признавать господство Аттилы, было несколько родственников гуннского вождя. Скотта заявил, что получил приказ внести еще одно условие в мирный договор: жители Асема должны выдать военнопленных, будь они римляне или варвары. В противном случае гунны не отведут свою армию, и соглашение не будет ратифицировано. Анатолий и Феодул, который помогал ему в проведении переговоров, посчитали, что находятся не в том положении, чтобы отказать в этом требовании. На самом деле они пытались убедить Скотту отказаться от дополнительного требования, но их усилия только продемонстрировали полную готовность Аттилы продолжить войну. Тогда они написали жителям Асема, приказывая выдать римских военнопленных, которых они спасли, или заплатить за каждого 12 солидов, поскольку Аттила повысил сумму выкупа за каждого беглеца. Кроме того, они приказали отпустить всех захваченных ими гуннов. В ответ жители Асема сообщили, что все спасенные ими римляне отправились по домам и их невозможно вернуть назад и что они убили захваченных гуннов, за исключением двоих. Этих двоих они собирались обменять на детей, которых гунны захватили за городскими стенами. Аттила, узнав об этом, стал разыскивать детей, но они как в воду канули. Жители Асема поверили Аттиле, что
дети пропали без вести, и вернули двух гуннов. Осенью 443 года был ратифицирован Первый мирный договор Анатолия.
5
Ho на Восточную Римскую империю не снизошло спокойствие. Аттила опять направил посольство в Константинополь, требуя возвращения беглецов. Затем он направил второе, третье и четвертое посольства. И каждый раз министры Феодосия вручали послам подарки, которыми было принято одаривать послов, и заверяли, что на восточноримской территории не осталось ни одного беглеца. Возможно, так оно и было, и Аттила просто отправлял своих приближенных, чтобы они могли получать дорогие подарки от римлян. То под одним, то под другим предлогом в столицу приезжали очередные послы. Римляне рассматривали бесчисленное количество незначительных жалоб со стороны гуннов, а послы Аттилы накапливали богатство.
В то же время границы Восточной Римской империи были нарушены по всему периметру. Персы, хоть и отступили из Армении в 442 году, по-прежнему держали свои войска на границе, и, поскольку Анатолию удалось добиться перемирия с ними всего лишь на один год, вполне могла опять вспыхнуть война. Надо сказать, что и так непростое положение осложняли действия местных землевладельцев. Они незаконно захватили несколько имперских земельных владений, расположенных по соседству, и заставили работать на присвоенных землях воинов из пограничного гарнизона. Западнее Армении жил народ тзанов (колков), занявший территорию вокруг Трапезунта (современный Трабзон). Их земли были бесплодны, и жили тзаны грабежами, воровством и разбоями. Теперь они стали устраивать набеги. Исав- ры (исауры) тоже спустились с труднодоступных гор на
юге Малой Азии и занялись грабежами в близлежащей местности. Племена арабов из пустыни несли угрозу некоторым восточным провинциям. Неприятности ожидались даже от эфиопского царства Аксум[43].
Ho ни один из перечисленных инцидентов, кроме отказа Ирана демобилизовать армию, не представлял серьезной угрозы безопасности для Феодосия II. Однако все они потребовали присутствия войск на соответствующих участках границы империи. В течение всего 444 года, пока послы Аттилы, словно рои пчел, слетались в Константинополь, восточноримские войска были вынуждены находиться во всем углах империи, и правительство несколько утратило прежнюю решимость занять твердую позицию в отношении гуннов.
В этой сложной ситуации Феодосий II принял меры для обеспечения будущей безопасности северной границы. 12 сентября 443 года, в пределах месяца после окончания военных действий, Ном, один из наиболее доверенных министров императора, получил приказ укрепить открытую границу вдоль Дуная, где Аттила одержал первые победы в 441 году, восстановить крепости и полностью укомплектовать все находившиеся в этом районе воинские контингенты. О том, что эти задачи, к удовлетворению императора, были решены в течение 444 года, свидетельствует тот факт, что Ном был назначен консулом на 445 год. Пока он занимался выполнением приказа императора, правительство не делало ничего, чтобы остановить бесконечный поток послов от Аттилы; им по-прежнему вручались подарки, а министры разбирались с каждой жалобой.
После заключения мира Анатолия нам ничего не известно о планах и перемещениях гуннов, поскольку не сохранилась соответствующая часть сочинения Приска. Убийство Бледы доказывает, что между вождями воз
никли разногласия, имевшие самые серьезные последствия. Где-то в этот период Аттила и убил своего брата. В разных источниках это событие датируется разными годами: 444, 445 и 446, но, скорее всего, Аттила убил старшего брата в 445 году. Нам ничего не известно о причине спора, возникшего между братьями. А последствия заключались в том, что народы, которыми управлял Бледа, перешли под непосредственное управление Аттилы. С 445 года до самой смерти Аттила не имел соперников среди гуннов. Он, похоже, считал целесообразным основывать собственное превосходство на прочном фундаменте суеверий и предрассудков своих сторонников; он прибегал к помощи древнего меча, недавно найденного одним из его приверженцев. История такова. Как-то пастух заметил, что одна из коров захромала. Пастух осмотрел корову, увидел, что она поранила ногу и из раны сочится кровь. Он решил выяснить, обо что корова поранила ногу, и след привел его к лежавшему в траве древнему мечу. Пастух принес меч Аттиле, который внимательно изучил находку. «Это меч бога войны, — объявил Аттила. — Его чтили прежние вожди гуннов, но он был давно утерян. Теперь он принесет мне победу в войне, и я смогу победить всех противников. Каждому, кто подвергнет сомнению мое право объединить положение Бледы с моим, придется бороться не только со мной, но и с небесными силами».
В остальном в эти годы гунны вели мирный образ жизни. Один из римских военнопленных смог рассказать Приску о беззаботной жизни гуннов в мирное время: «Каждый наслаждался спокойной жизнью, никто не причинял беспокойства, никто не устраивал скандалов». Их жизнь отличается от жизни римлян в мирное время, сделал вывод Приск.
Один из сохранившихся фрагментов сочинения Приска содержит информацию об одном из римских посольств, прибывших в эти годы к Аттиле. Феодосий II
послал к Аттиле консуляра (то есть бывшего консула) Сенатора, одного из ближайших советников. О цели его посольства не говорится ни слова, но Приск с презрением замечает, что Сенатор не решился прибыть к гуннам сухим путем, а поплыл по Черному морю в Одесс (древнегреческая колония на месте современной Варны в Болгарии), где находился Феодул, который оказывал помощь в проведении переговоров Анатолию в 443 году и который был, по всей видимости, военачальником во Фракии. На этом месте фрагмент обрывается, поэтому больше нам ничего не известно о поездке Сенатора, но тот факт, что он поплыл в северном направлении, предполагает, что ставка правителя гуннов находилась к северу или северо-западу от Черного моря (историк Олимпиодор такого же мнения). В это время Аттила, похоже, переместился в глубь своей территории.
6
В 447 году гунны второй раз вторглись в Восточную Римскую империю. В наших источниках нет ни слова о том, почему они это сделали и под каким предлогом. Похоже, что непрерывные грабежи стали для них ежедневной потребностью. В одном мы можем быть уверены: римское правительство не допускало никаких ошибок, которые бы привели к нарушению мира. Если бы это случилось, то Приск обязательно обратил наше внимание на ошибку, допущенную правительством, и выдвинул обвинение в адрес Феодосия. У Восточной Римской империи и без вторжения кочевников было много проблем. Зима после ратификации мира Анатолия выдалась исключительно суровой. Снег покрывал землю почти шесть месяцев. Тысячи людей умерли от холода. Сильно уменьшилось поголовье скота. На следующий год ливни с ураганами опустошили многие местности; реки вышли из берегов и затопили города
и поместья. В 445 году беспорядки в цирке Константинополя привели к кровопролитию, а большое количество граждан в империи умерли от чумы. Бедствия продолжались и в течение 446 года. В столице истощились запасы продовольствия, что немедленно привело к очередным беспорядкам. Министры Феодосия были не в том положении, чтобы рисковать на северной границе.
Одним словом, весной 447 года Аттила без предварительных переговоров начал второе вторжение в Восточную Римскую империю. Планировалось более масштабное наступление, чем в 441 году, — «гигантское наступление, многочисленнее, чем предыдущее», говорится в летописи. В нападении принимали участие не только гунны, но и покоренные ими народы. Гепиды во главе с королем Ардарихом и готы под началом Валаме- ра (Баламира); были и другие, чьи названия и имена не упоминаются в источниках. Основной удар пришелся на придунайские провинции, в том числе Мёзию, причем гунны двигались восточнее, чем в 441 году, чтобы обойти новые укрепления, возведенные под руководством Нома. Похоже, это был первый и единственный случай, когда гунны атаковали все имеющиеся в распоряжении Восточной Римской империи силы. Во всяком случае, у нас нет свидетельств, указывающих на то, что Феодосий держал часть сил на каком-то другом участке фронта.
Пока гуннские конные отряды готовились к наступлению, на римлян обрушилась страшная беда. Серия землетрясений, начавшаяся 26 января 447 года и разрушившая Восточную Римскую империю, если верить Эвагрию, была самой сильной в истории. Империю постигло такое разрушительное землетрясение, продолжавшееся несколько месяцев, что рушились города, исчезали с лица земли реки, в безводных прежде местах возникали губительные наводнения. Особенно пострадали Фракия, Геллеспонт (древнегреческое название Дарданелл) и Киклады (архипелаг в южной части Эгей
ского моря). После первого землетрясения с неба обрушились мощные потоки дождя, и так продолжалось три или четыре дня. Обрушилось несчетное количество зданий и в Константинополе, но, что хуже всего, отрезок мощных стен, на котором находилось по меньшей мере пятьдесят башен[44].
Казалось, уже ничто не сможет спасти великий город. Много жителей погибло под обломками зданий. К прочим несчастьям добавилась эпидемия чумы, унесшая тысячи жизней. Однако после недолгой паники жители Константинополя показали, что в состоянии справиться с критической ситуацией. Под руководством префектов Кира и Константина за шестьдесят дней удалось полностью восстановить стены. А в это время армии Аттилы уже перешли в наступление. Ho Константину показалось мало только восстановить разрушения, нанесенные землетрясением, и он соорудил перед старой стеной еще одну стену, также со многими башнями, перед которой вырыли глубокий и широкий, наполненный водой ров. Таким образом, с суши получился тройной ряд укреплений. На стенах были сделаны надписи на двух языках, греческом и латыни, в ознаменование подвига Константина: «Блистательный Константин построил эту прочную стену»; «За шестьдесят дней Константин, назначенный префектом, облеченным верховной властью императором, построил эту стену»; «Даже Афина Паллада вряд ли могла бы воздвигнуть столь несокрушимую твердыню».
Защиту столицы поручили вождю исавров Зенону[45], который привел в Константинополь сильный отряд своих соотечественников.

Неизвестно, по какой причине исаврам поручили столь важную миссию, если учесть, что до этого времени они были среди злейших врагов империи. Защита Зенона не внушала полного доверия населению Константинополя. Согласно одному источнику, «большинство» населения сбежало, узнав о приближающихся гуннах; несомненно, многие именно так и поступили. По сведениям другого источника, Феодосий II подготовился к бегству из столицы, а вот этот источник можно заподозрить в некоторой предвзятости, поскольку император должен был подготовиться к нападению гуннов. На берегу реки Утус в Дакии Аттила вступил в бой с имперской армией, пришедшей из Маркианополя (позже Преслав, ныне Провадия. — Ред.). Римлянами командовал Арнегискл. Он отличился тем, что в 441 году убил военачальника вандала Иоанна и занял его место, которое занимал и по сей день. Он был среди военачальников, потерпевших полное поражение в кампании 443 года, но теперь он, похоже, оказал гуннам более упорное сопротивление, чем они ждали от римлян. Арнегискл поставил все на это генеральное сражение и проиграл. Под ним убили лошадь, и все имеющиеся у нас источники в один голос утверждают, что, упав на землю, Арнегискл продолжал храбро сражаться с гуннами. Хотя победа досталась Аттиле, гунны понесли тяжелые потери. Как бы то ни было, но сражение на реке Утус стало последней победой Аттилы над римлянами.
Прямым следствием сражения стало падение Маркианополя, столицы Нижней Мёзии и самой большого города Фракии. Как и другие города, о которых мы говорили раньше, Маркианополь был восстановлен сто лет спустя при Юстиниане I. После этого гунны не стали нападать на столицу: стены вокруг Константинополя были восстановлены, и даже появились новые, а против них стрелы кочевников были бессильны. Гунны с особой жестокостью занялись разграблением балкан
ских провинций, и Иордан внес в перечень сильно пострадавших территорий Иллирию, Фракию, Дакию, Мёзию. Затем захватчики двинулись на разграбление новых земель: как спустя сто лет (в 558—559 годах) хан Заберган, они двинулись на юг в Грецию, но были остановлены при Фермопилах. О дальнейшем ходе кампании гуннов ничего не известно, так что об этом вторжении мы знаем еще меньше, чем о кампании 441—443 годов.
Однако об ужасах войны в какой-то мере упоминает Каллинник в своей «Жизни святого Ипатия», который в то время жил во Фракии1:
«Варварская нация гуннов во Фракии была настолько огромной, что захватила больше сотни городов, угрожала Константинополю, и большинство людей сбежало из него... Было так много убийств и кровопролитий, что мертвых не могли сосчитать. Они [гунны] захватывали церкви и монастыри и убивали монахов и монашек».
Возможно, Ипатий несколько преувеличил, говоря
о              сотне захваченных городов, во всяком случае, автор Галльской хроники 452 года говорит, что городов было «не менее чем семьдесят». Одна фраза из сочинения Каллинника настолько привлекла внимание, что захотелось ее полностью процитировать: «Новая катастрофа обрушилась на Восток, нападения гуннов опустошили не менее семидесяти городов, но с Запада не поступило помощи». Что означают последние слова? Нам ничего не остается, как сделать вывод, что на Западе были люди, которые считали, что Аэций не должен стоять в стороне, когда гибнет Восток. Восточная Римская империя не раз приходила на помощь Западной Римской империи — пусть и не из альтруистиче-
' Преподобный Ипатий преставился около 446 г., в возрасте восьмидесяти лет. Накануне смерти он предсказал грядущие беды: опустошительный град, землетрясение и нападение Аттилы на Фракию.

ских соображений, — даже в тех случаях, когда это было выше ее возможностей. В этой фразе нам видится намек на то, что кое-кто считал, что надо платить долги, а значит, старый Рим должен оказать помощь новому.
И напоследок хочется обратить внимание на слова, написанные графом Марцеллином (не путать с Ам- мианом Марцеллином) относительно 447 года: «Землю почти всей Европы Аттила превратил в пыль».

<< | >>
Источник: Томпсон Эдвард А.. Гунны. Грозные воины степей. 2008

Еще по теме Глава 4 ПОБЕДЫ АТТИЛЫ:

  1. Глава 6 ПОРАЖЕНИЯ АТТИЛЫ
  2. Глава 3 ГУННСКОЕ ОБЩЕСТВО ДО АТТИЛЫ
  3. Глава 7 ГУННСКОЕ ОБЩЕСТВО ПРИ АТТИЛЕ
  4. Глава 2 ИСТОРИЯ ГУННОВ ДО АТТИЛЫ
  5. Глава 5 Русские богатыри против Аттилы: былины и эпос Средней Европы
  6. Смерть Аттилы. 453 г.
  7. ГЛАВА 37. ПОБЕДЫ.
  8. ГЛАВА IX ПИРРОВА ПОБЕДА
  9. Глава 19. Как победить соперницу?
  10. ГЛАВА 38. САМАЯ БОЛЬШАЯ ПОБЕДА.
  11. Глава 7 «Страна победившего социализма
  12. Глава 4. Гром победы раздавайся!
  13. Глава одиннадцатаяПервая победа над смертью
  14. ВТОРЖЕНИЕ ГУННОВ В ЕВРОПУ И СОЗДАНИЕ ДЕРЖАВЫ АТТИЛЫ
  15. Глава XIII ПОБЕДА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ НАД ОБЛАСТЯМИ И ЦЕРКОВЬЮ (1523—1538 гг.)
  16. Глава XIV Державин и Фонвизин. — Торжества по случаю побед. — Механик-самоучка Кулибин. — Общественные развлечения и театры.
  17. Глава 24. Начало гражданской войны и военной интервенции. Этапы боевых действий. Причины победы большевиков
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -