Г. К. Жуков, I—10 января 1941 года

В конце сентября 1940 года из Генерального штаба было получено сообщение о том, что в декабре в Москве по указанию Центрального Комитета партии состоится совещание высшего командного состава армии. Все принявшие участие в прениях и выступавший с заключительным словом нарком обороны были единодушны в том, что если война против Советского Союза будет развязана фашистской Германией, нам придется иметь дело с самой сильной армией Запада.
На совещании подчеркивалась ее оснащенность бронетанковыми, механизированными войсками и сильной авиацией, а также большой опыт организации и ведения современной войны. В целом работа совещания показала, что советская воен- но-теоретическая мысль в основном правильно определяла главные направления в развитии современного военного искусства. Нужно было претворять все это в боевую практику войск. После совещания на другой же день должна была состояться большая военная игра, но нас неожиданно вызвали к И.В. Сталину. И.В. Сталин встретил нас довольно сухо, поздоровался еле заметным кивком и предложил сесть за стол. Он сделал замечание С.К. Тимошенко за то, что тот закрыл совещание, не узнав его мнения о заключительном выступлении наркома. На это С.К. Тимошенко ответил, что он послал ему проект своего выступления и полагал, что он с ним ознакомился и замечаний не имеет. — Когда начнется у вас военная игра? — спросил И.В. Сталин. — Завтра утром, — ответил С.К. Тимошенко. — Хорошо, проводите ее, но не распускайте командующих. Кто играет за «синюю» сторону, кто за «красную»? — За «синюю» (западную) играет генерал армии Жуков, за «красную» (восточную) — генерал-полковник Павлов. С утра следующего дня началась большая оперативно-стратегическая военная игра. В основу стратегической обстановки были взяты предполагаемые события, которые в случае нападения Германии на Советский Союз могли бы развернуться на западной границе. Игра изобиловала драматическими моментами для восточной стороны. Они оказались во многом схожими с теми, которые возникли после 22 июня 1941 года, когда на Советский Союз напала фашистская Германия... По окончании игры нарком обороны приказал Д. Г. Павлову и мне произвести частичный разбор, отметить недостатки и положительные моменты в действиях участников. Общий разбор И.В. Сталин предложил провести в Кремле, куда пригласили руководство Наркомата обороны, Генераль ного штаба, командующих войсками округов и их начальников штабов. Кроме И.В. Сталина, присутствовали члены Политбюро. Ход игры докладывал начальник Генерального штаба генерал армии К.А. Мерецков. Когда он привел данные о соотношении сил сторон и преимуществе «синих» в начале игры, особенно в танках и авиации, И.В. Сталин, будучи раздосадован неудачей «красных», остановил его, заявив: — He забывайте, что на войне важно не только арифметическое большинство, но и искусство командиров и войск. Сделав еще несколько замечаний, И.В. Сталин спросил: — Кто хочет высказаться? Выступил нарком С.К. Тимошенко. Он доложил об опера- тивно-тактическом росте командующих, начальников штабов военных округов, о несомненной пользе прошедшего совещания и военно-стратегической игры. — В 1941 учебном году, — сказал С.К. Тимошенко, — войска будут иметь возможность готовиться более целеустремленно, более организованно, так как к тому времени они должны уже устроиться в новых районах дислокации.
Затем выступил генерал-полковник Д. Г. Павлов. Он начал с оценки прошедшего совещания. — В чем кроются причины неудачных действий войск с «красной» стороны? — спросил И.В. Сталин. Д.Г. Павлов попытался отделаться шуткой, сказав, что в военных играх так бывает. Эта шутка И.В. Сталину явно не понравилась, и он заметил: — Командующий войсками округа должен владеть военным искусством, уметь в любых условиях находить правильные решения, чего у вас в проведенной игре не получилось. Есть еще желающие высказаться? Я попросил слова. Отметив большую ценность подобных игр для роста опера- тивно-стратегического уровня высшего командования, предложил проводить их чаще, несмотря на всю сложность организации. Для повышения военной подготовки командующих и работников штабов округов и армий считал необходимым начать практику крупных командно-штабных полевых учений со средствами связи под руководством наркома обороны и Генштаба. Странное впечатление произвело выступление заместителя наркома обороны по вооружению маршала Г.И. Кулика. Он предложил усилить состав штатной стрелковой дивизии до 16—18 тысяч и ратовал за артиллерию на конной тяге. Из опы та боевых действий в Испании он заключил, что танковые части должны действовать главным образом как танки непосредственной поддержки пехоты и только поротно и побатальонно. — С формированием танковых и механизированных корпусов, — сказал Г. И. Кулик, — пока следует воздержаться. Нарком обороны С.К. Тимошенко бросил реплику: — Руководящий состав армии хорошо понимает необходимость быстрейшей механизации войск. Один Кулик все еще путается в этих вопросах. И. В. Сталин прервал дискуссию, осудив Г. И. Кулика за отсталость взглядов. — Победа в войне, — заметил он, — будет на той стороне, у которой больше танков и выше моторизация войск. На следующий день после разбора игры я был вызван к И.В. Сталину. Поздоровавшись, И.В. Сталин сказал: — Политбюро решило освободить Мерецкова от должности начальника Генерального штаба и на его место назначить вас. Я ждал всего, но только не такого решения, и, не зная, что ответить, молчал. Потом сказал: — Я никогда не работал в штабах. Всегда был в строю. Начальником Генерального штаба быть не могу. — Политбюро решило назначить вас, — сказал И.В. Сталин, сделав ударение на слове «решило». Понимая, что всякие возражения бесполезны, я поблагодарил за доверие и сказал: — Ну, а если не получится из меня хороший начальник Генштаба, буду проситься обратно в строй. — Ну, вот и договорились! Завтра будет постановление ЦК, — сказал И.В. Сталин. Через четверть часа я был у наркома обороны. Улыбаясь, он сказал: — Знаю, как ты отказывался от должности начальника Генштаба. Только что мне звонил И.В. Сталин. Теперь поезжай в округ и скорее возвращайся в Москву. Вместо тебя командующим округом будет назначен генерал-полковник Кирпонос, но ты его не жди, за командующего можно пока оставить начальника штаба округа Пуркаева. В Киеве задержался недолго и 31 января был уже в Москве. На другой день, приняв дела от генерала армии К.А. Мерецкова, я вступил в должность начальника Генерального штаба. Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления, т. I. АПН, Л/., 1974. С. 204-205, 206-211. Разбираясь в оперативно-стратегических вопросах, я пришел к выводу, что в обороне такой гигантской страны, как наша, имеется ряд существенных недостатков. Такого же мнения были и основные руководящие работники Генерального штаба, которые сообщили, что и мои предшественники на этом посту не раз высказывались в таком же плане. Сосредоточение большого количества немецких войск в Восточной Пруссии, Польше и на Балканах вызвало у нас особое беспокойство. В то же время тревожила недостаточная боеготовность наших вооруженных сил, расположенных в западных военных округах. Продумав всесторонне эти вопросы, я вместе с Н.Ф. Ватутиным подробно доложил наркому обороны о недостатках в организации и боевой готовности наших войск, о состоянии мобилизационных запасов, особенно по снарядам и авиационным бомбам. Кроме того, было отмечено, что промышленность не успевает выполнять наши заказы на боевую технику. — Все это хорошо известно руководству. Думаю, в данное время страна не в состоянии дать нам что-либо большее, — вновь заметил С.К. Тимошенко. Однажды он вызвал меня и сказал: — Вчера был у товарища Сталина по вопросам реактивных минометов. Он интересовался, принял ли ты дела от Мерецкова, как чувствуешь себя на новой работе, и приказал явиться к нему с докладом. — К чему надо быть готовым? — спросил я. — Ко всему, — ответил нарком. — Ho имей в виду, что он не будет слушать длинный доклад. То, что ты расскажешь мне за несколько часов, ему нужно доложить минут за десять. — А что же я могу доложить за десять минут? Вопросы большие, они требуют серьезного отношения. Ведь нужно понять их важность и принять необходимые меры. — То, что ты собираешься ему сообщить, он в основном знает, — сказал нарком обороны, — так что постарайся все же остановиться только на узловых проблемах. Имея при себе перечень вопросов, которые собирался изложить, субботним вечером я поехал к И.В. Сталину на дачу. Там уже были маршал С.К. Тимошенко, маршал Г.И. Кулик. Присутствовали некоторые члены Политбюро. Поздоровавшись, И.В. Сталин спросил, знаком ли я с реактивными минометами («катюши»). — Только слышал о них, но не видел, — ответил я. — Ну, тогда с Тимошенко, Куликом и Аборенковым вам надо в ближайшие дни поехать на полигон и посмотреть их стрельбу. А теперь расскажите нам о делах Генерального штаба. Коротко повторив то, что уже докладывал наркому, я сказал, что ввиду сложности военно-политической обстановки необходимо принять срочные меры и вовремя устранить имеющиеся недостатки в обороне западных границ и в вооруженных силах. Меня перебил В.М. Молотов: — Вы что же, считаете, что нам придется скоро воевать с немцами? — Погоди... — остановил его И.В. Сталин. Выслушав доклад, И.В. Сталин пригласил всех обедать. Прерванный разговор продолжался. И.В. Сталин спросил, как я оцениваю немецкую авиацию. Я сказал то, что думал: — У немцев неплохая авиация, их летный состав получил хорошую боевую практику взаимодействия с сухопутными войсками. Что же касается материальной части, то наши новые истребители и бомбардировщики ничуть не хуже немецких, а пожалуй, и лучше. Жаль только, что их очень мало. — Особенно мало истребительной авиации, — добавил С. К. Тимошенко. Кто-то бросил реплику: — Семен Константинович больше об оборонительной авиации думает. Нарком не ответил. Думаю, что из-за своего пониженного слуха он просто не все расслышал. Обед был очень простой. На первое — густой украинский борщ, на второе — хорошо приготовленная гречневая каша и много отварного мяса, на третье — компот и фрукты. И. В. Сталин был в хорошем расположении духа, много шутил, пил легкое грузинское вино «Хванчкара» и угощал им присутствовавших, но большинство предпочитало коньяк. В заключении И.В. Сталин сказал, что надо продумать и подработать первоочередные вопросы и внести в правительство для решения. Ho при этом следует исходить из наших реальных возможностей и не фантазировать насчет того, что мы пока материально обеспечить не можем. Вернувшись ночью в Генштаб, я записал все, что говорил И.В. Сталин, и наметил вопросы, которые нужно будет решать в первую очередь. Эти предложения были внесены в правительство. Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления, т. I. АПН, М., 1974. С 230-232.
<< | >>
Источник: Журавлев П. А.. Двести встреч со Сталиным. 2011

Еще по теме Г. К. Жуков, I—10 января 1941 года:

  1. Г К. Жукову 10 октября 1941 года
  2. Г. К. Жуков, 5—7 октября 1941 года
  3. Г. К Жуков, 5 января 1942 года
  4. Г,I К. Жуков, 25—28 июля 1941 года
  5. Г. К. Жуков, 13 июня 1941 года
  6. Г. К. Жуков, 21 июня 1941 года
  7. Г.К. Жуков, 26 июня 1941 года
  8. И.В. Тюленев, 13 октября 1941 года, 19 января 1942 года
  9. № 85 г. - 1 Августа. Отчет Начальника Осетинского Округа за время с 1-го Января 1863 по 1-е Января 1869 года[74].
  10. 1941 год ГК. Жуков9 22 июня 1941 года
  11. ИЗ РЕЧИ ПЕСТАЛОЦЦИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ ИМ 12 ЯНВАРЯ 1818 ГОДА, В ДЕНЬ, КОГДА ЕМУ МИНУЛО 72 ГОДА, ПЕРЕД СОТРУДНИКАМИ И ВОСПИТАННИКАМИ ЕГО ИНСТИТУТА
  12. ИЗ РЕЧИ ПЕСТАЛОЦЦИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ ИМ 12 ЯНВАРЯ 1818 ГОДА, В ДЕНЬ, КОГДА ЕМУ МИНУЛО 72 ГОДА, ПЕРЕД СОТРУДНИКАМИ И ВОСПИТАННИКАМИ ЕГО ИНСТИТУТА (стр. 302)
  13. FR. Жуков, 22 апреля 1944 года
  14. Г.К. Жуков, I мая 1945 года
  15. 607. Закон 2 апреля 1941 года и ордонанс 12 апреля 1945 года.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -