<<
>>

Глава 10 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА РОДИТЕЛЕЙ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ

  Важным звеном в системе психологической помощи детям и подросткам с ранним детским аутизмом является психологическая поддержка, которая осуществляется в двух основных направлениях:
• психологическая поддержка родителей и других родственников детей с нарушениями в развитии;
•   психологическая поддержка самих детей и подростков.

Мы рассматриваем психологическую поддержку родителей как систему мер, принимаемых в следующих целях:
1)  снижение эмоционального дискомфорта в связи с заболеванием ребенка;
2)  поддержание уверенности родителей в возможностях ребенка;
3)  формирование у родителей адекватного отношения к болезни ребенка;
4)  сохранение адекватных родительско-детских отношений и стилей семейного воспитания.
Семья — это первый источник социализации ребенка, наиболее сильный психический фактор, воздействующий на ребенка и фактически определяющий его дальнейшую жизнь. Как справедливо отмечают многие клиницисты и психологи, рождение больного ребенка является своеобразным испытанием для семьи, а процесс воспитания и уход за ребенком-инвалидом погружает родителей в пролонгированный стресс. Не только тяжесть дефекта у ребенка, но и определенные стереотипы, имеющие место в нашем обществе относительно лиц с ограниченными психическими и физическими возможностями, выступают в качестве причин стрессовых состояний родителей.
В течение многих десятилетий проблема детской инвалидности решалась в нашей стране упрощенно, по сути ограничиваясь строительством специализированных интернатов для детей с нарушениями в развитии, в которых за высокими заборами осуществлялось воспитание и обучение малышей, отличавшихся от своих здоровых сверстников. Средства массовой информации игнорировали проблемы особого ребенка, в редких рассказах о проблемах воспитанников психоневрологических учреждений иногда можно было услышать такие слова, как «дебил», «идиот». Долгие годы в истории нашей медицины любой врач, фельдшер или даже медсестра и нянечка с легкостью могли сказать матери в родильном отделении: «Откажитесь, ваш ребенок обречен».
К сожалению, и сегодня дети с нарушениями в развитии нередко воспринимаются как социально опасные для здоровых детей: окружающие зачастую воспринимают такого ребенка как источник катастрофы, наказания для семьи. Кроме отгороженности от ребенка-инвалида, у отдельных лиц может проявляться неприязнь, презрение ко всей семье в целом. Например, мы опросили 100 родителей детей начальной школы, задав им вопрос: «Как бы вы отнеслись к тому, что в классе, где учится ваш ребенок, занимался бы ребенок с нарушениями в психическом развитии?» 62% родителей учеников массовой школы оказались категорически против пребывания в классе ребенка с нарушениями в психическом развитии, 24% ответили, что им все равно, и только 14% положительно реагировали бы в подобном случае. Подавляющее большинство родителей мотивировало свой протест тем, что «психически больной ребенок будет мешать детям заниматься», «может нанести физический вред ребенку», «ребенок может подражать ему и сам станет таким» и пр. Такие установки окружающих крайне негативно отражаются на эмоциональном состоянии семьи ребенка с нарушениями в развитии.
В другом нашем исследовании было установлено, что 64% родителей детей с церебральным параличом первые два года активно скрывали от друзей и знакомых болезнь ребенка, из них 28% — от своих родственников [Мамайчук, 2000].
Как правило, ранний детский аутизм диагностируется у ребенка далеко не сразу после рождения, а в возрасте полутора-четырех лет. В первые два-три года жизни ребенка не только родители, особенно если они впервые воспитывают ребенка, но и врачи, наблюдающие малыша, не всегда замечают его проблемы. Родители детей с аутизмом часто обращаются к специалистам, когда ребенку уже более трех лет, выдвигая на первый план жалобы на задержку в речевом развитии. И когда специалисты спешат сообщить им о необучаемости ребенка, его неперспективности, делают прогнозы о его дальнейшей ин-валидизации, родители переживают глубочайший стресс. Состояние стресса усугубляется еще и тем, что в нашей стране, к сожалению, практически отсутствуют специализированные учреждения для детей с аутизмом. Таких детей, как Правило, не принимают и в группы «Особый ребенок». Единственное, что может порекомендовать психиатр, — это обследование и лечение ребенка в психиатрической больнице. Категоричные оценочные суждения специалистов о ребенке усугубляют негативный эмоциональный фон в семье и нередко оказывают деструктивное влияние на семейные отношения.
Пример
Одна из мам, посещавшая занятия коррекционной группы для родителей детей с аутизмом, в процессе групповых дискуссий рассказывала: «Мне врач-психиатр сказала (сыну было 5 лет), что он никогда не будет таким, как все дети, он никогда не будет учиться в школе, а в подростковом возрасте
будет агрессивным. Вы, говорит, никогда не будете чувствовать себя счастливой матерью, а ваш муж уйдет от вас к другой женщине. Мне показалось, что меня опустили в глубокую яму, что жизнь моя прошла. После такой консультации мне вдруг захотелось уйти из этой жизни, но вместе с ребенком... Мне ничего не хотелось делать, не хотелось никого видеть, даже мужа... Лотом почему-то я решила, что муж виноват во всем».
Какую цель преследовала врач-психиатр, утверждая неперспективность ребенка и трагичность ситуации, остается только гадать. Родители приходят к специалисту не за диагнозом, а за помощью, и поэтому особую важность приобретает не констатация проблем ребенка, которые родители видят и понимают иногда лучше психиатра и психолога, а активное участие специалистов в реабилитации ребенка и поддержке его семьи. Некорректные оценочные суждения специалистов могут крайне негативно отразиться и на супружеских взаимоотношениях, взаимоотношениях с прародителями ребенка. Многие исследователи отмечают большой процент разводов в семьях с ребенком с нарушениями в развитии. Постоянное беспокойство со стороны матери за здоровье и судьбу особого ребенка, полное переключение матери только на проблемы ребенка, сниженный фон настроения негативно отражаются на эмоциональном состоянии отца, которое проявляется в высокой тревожности и фрустрированности.
В исследованиях психологов и психотерапевтов было показано, что отношение родителей к ребенку является фундаментальной основой его психического развития. Еще давно было замечено, что существуют различия между материнским и отцовским отношением к ребенку [Эриксон, 1996; Фромм, 1998; Адлер, 1998; и др.].
Так, Э. Фромм противопоставил материнскую и отцовскую любовь, определяя материнскую любовь как безусловную, не связанную с достоинствами и достижениями ребенка. Любовь матери, по Фромму, слепа и не знает справедливости. Мать изначально признает самоценность ребенка и строит отношения по типу альтруистической любви, готовности к самопожертвованию, самоотдаче. Отец, напротив, любит за то, что ребенок оправдывает его ожидания. Отцовская любовь управляема, ее можно заслужить, но ее можно и лишиться. При этом Э. Фромм отмечает, что «речь здесь идет не о конкретном родителе, а о материнском и отцовском началах, которые в определенной степени представлены в личности матери и отца» [Фромм, 1998, с, 207].
В то время как матери в своих высказываниях о ребенке с аутизмом чаще отражают его эмоциональные характеристики: «безобидный», «красивый», «добрый», «родной», «милый», — в описаниях отцов доминируют поведенческие характеристики ребенка: «неопрятен», «громко кричит», «часто бегает из стороны в сторону», «ничего не делает» и пр. В высказываниях матерей четко прослеживается безусловное эмоциональное принятие ребенка (термин А. Адлера). А. Адлер подчеркивал, что, помимо безусловного эмоционального принятия ребенка, мать своим образцом нежности и заботы о детях, муже, людях поощряет его к формированию товарищеских, дружеских интересов за пределами семьи. При этом важно, чтобы она не замыкалась только на ребенке, а реализовывала доброжелательные отношения к другим членам семьи и к более широкому социальному окружению [Адлер, 1998].
У большинства матерей наблюдается выраженное эмоциональное замыкание на проблемах аутичного ребенка, следствием которого нередко становится уход в себя. У таких мам наблюдается внешнее равнодушие к ребенку, они не прислушиваются к специалистам, а иногда и проявляют к ним недоверчивость, ограждают ребенка от любых контактов со специалистами и с другими детьми, сами перестают общаться с родственниками и друзьями. Эти мамы преданы своему ребенку, пытаются удовлетворить все его потребности, не делают ему замечаний, спокойно созерцают разрушительные действия, аффективные вспышки ребенка, не формируют у него даже навыков опрятности. Например, разрешают ребенку ходить в туалет в любом месте квартиры или комнаты. Подобное состояние матери может быть обусловлено не только ее переживаниями в связи с психическим состоянием дочери или сына, но и потерей любимой работы, конфликтами с супругом и его родственниками, недостатком общения с друзьями. Как показывает опыт нашей работы, такие матери нуждаются в длительной психологической помощи.
Переживание семейного стресса, вызванного проблемами в воспитании аутичного ребенка, меняет свой характер с течением времени. Условно можно выделить несколько этапов: острый, или аффективный, гностический и поведенческий, предполагающий разработку и реализацию собственных стратегий отношения и воспитания ребенка. Длительность каждого этапа зависит от тяжести аффективной патологии у ребенка, от особенностей защитных механизмов личности родителей и специфики межличностных отношений в семье.
Аффективный период, как правило, начинается после консультации у врача-психиатра, рекомендующего оформить ребенку инвалидность. На этом этапе родители и Другие родственники часто испытывают чувства безысходности, катастрофы, отчаяния. В их оценке ситуации преобладает аффективный компонент.
Смягчение эмоционального напряжения у родителей вполне возможно. В значительной степени оно определяется действиями всех специалистов, принимающих участие в обследовании ребенка. Если диагноз установлен, врачу необходимо подробно и доходчиво объяснить родителям клиническую картину болезни у ребенка. При этом не следует скрывать, что речь идет о тяжелом расстройстве. Родители должны уяснить для себя, что необходимо целенаправленное воздействие на ребенка различного рода профессионалов: медиков, педагогов, психологов и других. Они должны уяснить для себя, что диагноз — это не приговор ребенку, более того, оформление инвалидности зависит от желания самих родителей. В процессе беседы с родителями специалисты (психиатр, психолог, педагог) должны не столько акцентировать внимание родителей на перспективах дальнейшего развития ребенка, сколько совместно с родителями обсуждать планы помощи ребенку в настоящий момент и в ближайшем будущем. Здесь речь может идти о включении ребенка в коррекционную группу, посещении ребенком группы «Особый ребенок» в детском саду, индивидуальных занятиях с логопедом, психологом, посещении дневного стационара и пр. При прохождении этого периода прежде всего необходима согласованность в действиях родителей и других членов семьи, их адекватность актуальному развитию ребенка.
На этом этапе у родителей могут проявляться различные способы выхода из стрессовой ситуации. Они в значительной степени зависят не только от остроты и аффективной значимости ситуации, но и от особенностей личности родителей. Бессознательное стремление избавиться от неприятных эмоциональных состояний, связанных с инвалидностью ребенка, активизирует действие защитных механизмов.
Психологическая защита представляет собой форму психологической активности, которая реализуется в виде отдельных приемов переработки информации с целью сохранения психологического здоровья и целостности личности. Для разрешения внешнего или внутреннего конфликта, ослабления тревоги человек, как правило, применяет не одну защитную стратегию, а сразу несколько. В психологии известно более 20 видов защитных механизмов, таких как регрессия, отрицание, рационализация, проекция, идентификация, изоляция, сублимация, подавление и др. Несмотря на различия между ними, их функции сходны: все они направлены на обеспечение устойчивости и неизменности представлений личности о себе. Традиционно в психологии выделяются три группы защитных психологических механизмов:
•   компенсаторные: гиперкомпенсация, замещение и др.;
• деструктивные, оказывающие деструктивное влияние на личность и способствующие ее дезадаптации: вытеснение (подавление аффективных переживаний может привести к тяжелому психосоматическому расстройству), реактивные образования и др.;
•    пассивные: рационализация, изоляция, проекция и др.
В экспериментально-психологических исследованиях особенностей защитных механизмов было выявлено, что у родителей здоровых детей наблюдались как компенсаторные, так и пассивные защитные механизмы, а у родителей детей-инвалидов преобладали деструктивные виды защитных механизмов (реактивные образования, проекция и пр.) [Хитева, 2005]. У родителей, имеющих детей с аутизмом, также доминируют такие пассивные защитные механизмы.
У многих родителей детей с аутизмом, особенно у отцов, наблюдается такой защитный механизм, как отрицание. Они нередко отрицают наличие существенных проблем у ребенка или стараются снизить серьезность возникающей для ребенка угрозы. Одна из наиболее распространенных форм поведения родителей — неприятие, отрицание диагноза. Между тем такой способ психологической защиты может играть определенную позитивную роль: родители продолжают бороться за ребенка, ищут альтернативные способы его лечения, обучения, воспитания, радуются любому, даже незначительному, улучшению в психическом развитии ребенка.
Проекция — еще один пассивный защитный механизм, при котором человек приписывает другим людям свои собственные неприемлемые для сознания инстинкты и желания. Проекция состоит в переносе личностью собственных, чаще негативных, характеристик на других людей. При таком способе психологической защиты родители ищут виновных в болезни ребенка, упрекают врачей, других специалистов. Нередко родители проецируют свои негативные установки на членов семьи, например на мужа, свекровь и др. Такое поведение родителей помогает им самоутвердиться, однако этот способ психологической защиты является неконструктивным: нередко он приводит к конфликтам с окружающими и эмоциональному отчуждению от больного ребенка.
Реактивные образования, или «формирование реакций», как защитный механизм проявляется в том, что иногда человек может скрывать от самого себя мотив собственного поведения за счет его подавления и сознательно поддерживать мотив противоположного типа. Например, бессознательная неприязнь к больному ребенку может выражаться в особом внимании к нему и его потребностям. Такие родители могут активно заниматься общественной работой, добиваться гуманитарной помощи, выступать на собраниях о защите прав ребенка, но они крайне мало времени уделяют своему больному сыну или дочери, бросают его на воспитание бабушек, нянь или определяют в специализированное учреждение.
Нередко, особенно у отцов детей с аутизмом, четко прослеживается такой защитный механизм, как рационализация. Это способ разумного оправдания любого поступка. Например, оправдание неспособности что-либо сделать для больного ребенка, объяснение самому себе и близким нежелательных для семьи действий («мне тяжело дома», «надо работать», «буду жить у своей мамы, так будет лучше и для меня, и для больного ребенка»).
Таким образом, с помощью механизмов психологической защиты поведение родителей в стрессовых ситуациях в связи с болезнью ребенка регулируется по-разному.
С увеличением тяжести заболевания ребенка интенсивность потребности в улучшении психического здоровья ребенка у родителей возрастает, а условия ее удовлетворения или отсутствуют, или не могут быть приняты ими. В связи с этим одни родители отрицают свои внутренние проблемы, связанные с болезнью ребенка, другие стараются исказить существующую реальность, используя проекцию, реактивные образования, фантазирование и пр.
Особенности защитных механизмов проявляются в спонтанных высказываниях родителей. Например, в беседе с психологом мать утверждает, что нужно «максимально помочь ребенку, заниматься с ним», в то время как отец фокусируется на другом: «Мой ребенок — инвалид, какой ужас, позор... Что с ним будет дальше, после того как нас не станет? Что я скажу своим родителям?» Если у матери прослеживается четкая конструктивная позиция, то у отца — деструктивная, характеризующаяся излишней эмоциональной фиксацией на проблеме.
Безусловно, анализ особенностей психологических защит каждого из родственников, выделение конструктивного лидера семьи и привлечение его к работе с ребенком является одной из главных задач психолога.
На втором этапе семейного стресса — гностическом — происходит вторичная оценка родителями проблемы ребенка и выработка альтернативных возможностей ее решения. Параллельно с этим осуществляется оценка собственных возможностей и возможностей поддержки окружающих (родственников, друзей, специалистов и пр.).
Именно в этот период у родителей, как правило, формируется чувство вины. Шведский психолог Г. Фюр справедливо отмечает, что новая роль родителей «особого» ребенка поколебала их чувство собственного достоинства и они ощущают себя людьми, которых наказали за какую-то совершенную или воображаемую ими ошибку. Родители считают, что навсегда потеряли чувство уверенности в будущем, на этом этапе они боятся будущего, полного тревоги и испытаний [Фюр, 2003]. По мнению В. Б. Пархомович, чувство вины выражается в поиске причин, смягчающих интенсивность переживаемой вины, и очень часто этот поиск ограничивается нахождением виновных. Родители склонны обвинять себя и других членов семьи в развитии болезни у ребенка. Нередко чувство вины может сочетаться со скрытыми агрессивными реакциями по отношению друг к другу или к самому ребенку. Автор подчеркивает, что — когда агрессия выражается по отношению к своему супругу, происходит своего рода переадресация собственного чувства вины партнеру по браку [Пархомович, 2003]. Родители ищут причину болезни ребенка, анализируют родословную, читают не только популярную, но и научную литературу по данной проблеме, некоторые из них обращаются к специалистам-генетикам. На данном этапе психолог должен очень внимательно отнестись к вопросам родителей, в доступной форме рассказать им об особенностях развития ребенка.
Глубина и специфика эмоционального стресса у матери должна быть в зоне особо пристального внимания психолога. На этом этапе он все еще ярко выражен и проявляется в раздражительности не только по отношению к супругу, но и в адрес других родственников или специалистов.
Поведенческий этап начинается тогда, когда у родителей уже сформирована четкая позиция по отношению к болезни ребенка и эта позиция проявляется на поведенческом уровне. Родители определяют для себя стратегические и тактические задачи помощи ребенку. Например, стратегической задачей многих родителей является подготовка ребенка к обучению в школе. Для реализации этой задачи некоторые родители начинают интенсивно обучать ребенка, занимаются с логопедом, педагогами. Но, к сожалению, данная стратегия часто является неправильной для детей с аутизмом. Ребенок, как правило, занимается индивидуально, и, даже если эти занятия помогают ему, обогащают его знания и речь, все равно в процессе такой подготовки дети лишены главного — взаимодействия со сверстниками.
В соответствии с этим становится очевидно, что процесс реализации психологической поддержки родителей длителен и требует обязательного комплексного подхода, что предусматривает участие не только специалиста-психолога, но и всех других специалистов, сопровождающих ребенка: педагога-дефектолога, врача, социального работника и др. Однако главная роль в этом процессе, безусловно, принадлежит психологу. Психолог разрабатывает конкретные мероприятия, направленные на психологическую поддержку родителей в зависимости от имеющихся проблем семейного воспитания больного ребенка и внутрисемейного взаимодействия.
К числу такого рода поддерживающих мероприятий можно отнести рекомендации о вступлении родителей детей-инвалидов в клубы, ассоциации или другие родительские организации. Опыт нашей работы показывает высокую эффективность таких родительских сообществ. Общение родителей детей с аутизмом друг с другом предполагает взаимную поддержку, обмен информацией, организацию совместного досуга, оказание пассивной материальной помощи и пр. Особенно важным является создание таких ассоциаций для родителей детей с тяжелыми формами аффективной патологии.
В 1989 году на базе общества милосердия «Ленинград» нами был создан сначала клуб «Особый ребенок» для детей с тяжелыми психическими и физическими проблемами, который вскоре был переименован в родительскую ассоциацию «Особый ребенок». Целями создания клуба были знакомство родителей и детей друг с другом, совместное проведение досуга, оказание взаимной поддержки. Родители организовывали детские праздники, экскурсии, лекции, совместные прогулки. Психолог клуба участвовала в составлении планов организации досуга детей, оказывала психологическую поддержку родителям при возникновении различных жизненных ситуаций, связанных с болезнью ребенка, проводила лекционную работу в форме групповых дискуссий и тренингов. Опыт нашей работы широко распространился. В настоящее время в Санкт-Петербурге успешно функционирует городская родительская ассоциация, включающая в себя 56 родительских ассоциаций детей-инвалидов.
Эффективность поддержки определяется активным включением родителей в процесс реабилитации ребенка, особенно отцов. Как показывает наш опыт, отцы более способны конструктивно разрешать проблемы ребенка с аутизмом, чем матери, и их активное привлечение к проблемам ребенка оказывает благотворное влияние не только на процесс воспитания ребенка, но и на психологический климат в семье в целом.
Важным психотехническим приемом психологической поддержки являются родительские семинары.
Основной задачей родительских семинаров является расширение знаний родителей о психологических особенностях их ребенка, психологии воспитания и психологии семейных отношений. Кроме того, на семинарах не только повышается информированность родителей о ребенке, но и происходит изменение отношения родителей к проблемам ребенка и задачам его воспитания. На семинарах родители вовлекаются в обсуждение своих проблем, обмениваются опытом, совместно вырабатывают пути разрешения существующих конфликтов. Участие самого психолога в процессе семинара должно быть достаточно активным, так как он выступает в роли специалиста. Однако в процессе семинаров ему не следует давать оценочные суждения, интерпретации, порицания или советы. Активность психолога должна проявляться в убедительных и аргументированных изложениях некоторых психологических вопросов. Его основной задачей является организация и ведение таких семинаров.
Как специфический способ психологической поддержки родительский семинар строится на использовании нескольких специальных приемов.
Прежде всего, речь идет о лекционных приемах, позволяющих психологу сообщить родителям необходимую им психологическую информацию. Перед психологом стоит задача специального подбора тем применительно к интересам и системе переживаний участников семинара. Среди актуальных тем для родителей с аутичными детьми можно выделить следующие: «Особенности психического развития детей с аутизмом», «Особенности семейного воспитания детей с аутизмом», «Психологический климат в семьях и роль каждого члена семьи в работе с ребенком», «Проблемы интеграции аутичных детей в обществе» и пр. Можно предложить также темы психолого-педагогической, юридической, медицинской направленности и в этом случае привлекать соответствующих специалистов для их освещения. Главное, чтобы темы лекций излагались просто, живо, убедительно. На родительских семинарах недопустимо оперировать научной терминологией.
Групповая дискуссия является наиболее целесообразной формой проведения родительских семинаров. Традиционно групповая дискуссия проводится в двух формах: тематическая Дискуссия, когда происходит обмен мнениями по темам лекций, и дискуссия по типу анализа конкретных ситуаций, темы которых предлагают сами родители. Цель дискуссии — совместная выработка оптимального подхода к той или иной жизненной ситуации, повышение мотивации родителей и их вовлеченности в решение обсуждаемых проблем. Также целесообразно использовать дискуссии по «трудным ситуациям, связанным с воспитанием аутич-ного ребенка». Этот прием направлен на организацию творческого подхода родителей к воспитанию больного ребенка. Психолог предлагает родителям обсудить случай, который наверняка знаком многим из них. Например, ситуацию, связанную с поведенческими проблемами в общественном месте: «ребенок раскачивается в вагоне метро, на него все смотрят» или «на детской площадке ребенок-аутист отнимает у других детей игрушки». Родители в совместном обсуждении ищут наиболее оптимальные способы реагирования в подобной ситуации.
Частота и длительность таких семинаров зависят от возможностей родителей, степени их мотивированности. Опыт нашей работы показывает, что родительские семинары целесообразно проводить не чаще одного раза в месяц. Желательно, чтобы дети во время семинаров находились под присмотром педагогов или социальных работников.
В ходе родительских семинаров необходимо уделять особое внимание не только когнитивным и поведенческим аспектам семейного воспитания, но и эмоциональным аспектам семейного взаимодействия. Знания об эмоциональных основах воспитания ребенка способствуют повышению жизненного тонуса родителей, повышают их уверенность в своих родительских возможностях ухода за ребенком и его воспитания и, главное, усиливают способность родителей к пониманию сложного эмоционального мира аутичного ребенка. По нашим наблюдениям, активное участие родителей больных детей в групповых дискуссиях гармонизирует не только родительские, но и супружеские взаимоотношения, а также способствует личностному росту членов семьи.
Психологическая поддержка родителей осуществляется не только в форме организации их взаимодействия с родителями со сходными проблемами, но и в процессе индивидуальных психотерапевтических бесед с психологом о трудностях семьи, семейных взаимоотношений. В процессе психотерапевтической работы с семьей аутичного ребенка психолог помогает родителям разрешить межличностные конфликты, связанные с проблемами воспитания ребенка. Следует отметить, что главным направлением психотерапевтической работы психолога с семьей аутичного ребенка является включение родителей в медико-психологическую работу с ребенком, основанную на объективном, реалистическом подходе к перспективам дальнейшего развития ребенка.
Оценка эффективности психологической поддержки родителей проводится по субъективным параметрам (обратная связь родителей) и по объективным параметрам (эмоциональное состояние самого ребенка).
Эффективность психологической поддержки в значительной степени зависит не только от уровня профессиональной квалификации психолога, его профессионального и жизненного опыта, но и от его личностных особенностей. Психолог, работающий с детьми с аутизмом и их родителями, должен обладать следующими качествами:
•   глубоким интересом к людям и терпением в процессе общения с ними;
•   эмоциональной стабильностью и объективностью;
•   сензитивностью;
•   уважением прав других людей;
•   проницательностью;
•   сознанием профессионального долга и др.
Важным качеством психолога является его личностная и социальная зрелость. Как справедливо отмечает К. Шнайдер [Schneider, 1992], личностная зрелость психолога находит отражение в его умении успешно разрешать свои жизненные проблемы, откровенности, терпимости и искренности по отношению к людям. Социальная зрелость психолога заключается в его способности помогать другим людям эффективно преодолевать их проблемы.
Итак, психологическая поддержка является важным звеном в системе психологической помощи родителям детей, страдающих аутизмом. Основные цели психологической поддержки состоят в повышении сензитивности (чувствительности) родителей к проблемам ребенка, снижении эмоционального дискомфорта у родителей в связи с болезнью ребенка, формировании у родителей адекватных представлений о потенциальных возможностях ребенка и оптимизации их педагогического потенциала. Важную роль в эффективности психологической поддержки родителей играет создание разнообразных форм группового взаимодействия родителей и других членов семьи ребенка, а также активное включение родителей в лечебный и психолого-педагогический процесс. Сам процесс психологической поддержки является непрерывным, комплексным, предъявляющим высокие требования к личности специалиста-психолога.

  
<< | >>
Источник: Мамайчук И. И.. Помощь психолога детям с аутизмом. — СПб.: Речь. — 288 с.. 2007 {original}

Еще по теме Глава 10 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА РОДИТЕЛЕЙ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ:

  1. Глава 17 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ СТРАХОВ У ДЕТЕЙ С АУТИЗМ ОМ
  2. Глава 12 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ
  3. Глава 14 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ГНОСТИЧЕСКИХ И РЕЧЕВЫХ ПРОЦЕССОВ У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ
  4. Глава 9 ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С РАННИМ ДЕТСКИМ АУТИЗМОМ
  5. КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ
  6. Музыкотерапия в системе психологической коррекции страха у детей с аутизмом
  7. Глава 8 ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ В СИСТЕМЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С РАННИМ ДЕТСКИМ АУТИЗМОМ
  8. Правоотношения родителей и детей 16.4.1. Личные и имущественные права и обязанности родителей и детей
  9. Психологическая помощь, психологическое содействие, психологическая поддержка и психологическое сопровождение
  10. Глава 19 СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С АУТИЗМОМ. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
  11. Глава 6 ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ПЕРЦЕПТИВНЫХ И МНЕМИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  12. Глава 7 ОСОБЕННОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО И РЕЧЕВОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  13. Глава 4 ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ НА ПЕРВОМ ГОДУ ЖИЗНИ
  14. Глава 16 ХОЛДИНГ-ТЕРАПИЯ В СИСТЕМЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С АУТИЗМОМ
  15. Глава 5 ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ С РАННИМ ДЕТСКИМ АУТИЗМОМ В ПРЕДДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -