<<
>>

СОКРАЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ НЕ СТАВИТСЯ В КАЧЕСТВЕ ОСОЗНАННОЙ ЦЕЛИ


Из того факта, что война приводит к сокращению населения, вовсе ие следует нн того, что люди ведут войньг (или готовятся к ним) в целях ослабления демографического напряжения, ни того, что перенаселение фатально заставляет искать недостаточные ресурсы за пределами1 данной территории.

Для выявления причин, приводящих к войнам, необходимо прежде всего установить, для кого могут быть выгодны войны, а также определить, кто принимал участие в их развязывании. Иначе говоря, это проблема политического строя.
АБСОЛЮТНОЕ ГОСПОДСТВО И ДЕМОКРАТИЯ
Когда господство является абсолютным, господствующий класс стремится, мы это видели в первом томе, к увеличению подчиненного населения до такой численности,, которая могла бы обеспечить максимальное могущество! господствующему классу.
Однако фактически очень немногие из монархов или из аристократических классов имели представление об' этом оптимуме могущества. От Бодэна до Ламарандье- ра девизом было безграничное увеличение численности подданных, но постепенно подобная устремленность исчезла.
Если при абсолютном господстве господствующий класс заинтересован в увеличении численности населения, то зачем ему стремиться к войне, чтобы уменьшить перенаселение, о котором к тому же он не имеет никакого представления, а если бы и имел, то оспаривал бы его

(возможность. Представление о перенаселении распространялось по мере того, как само перенаселение уменьшалось. И это отнюдь не простое совпадение нли парадокс. Общества с вертикальной структурой не боятся •перенаселения.
К тому же войны, которые велись феодалами и королями, никогда не приводили к захвату незаселенных территорий, но всегда сопровождались подчинением побежденного населення. Победитель захватывал провинции и города вместе с нх жителями. От побежденных никогда не требовали ухода с завоеванных земель. Победитель всегда предпочитал заставить побежденное население заниматься возделпванисм захваченной им земли и взимать с него определенные податн.
Напротив, война в Америке окончилась почти полным истреблением побежденных. Но здесь причиной войны было не перенаселение, а неприятие побежденным населением рабства. Если бы индейцы согласились быть рабами, то не возникла бы необходимость размещения нх в специальных резервациях, где они обрекаются на постепенное исчезновение. Весьма убедительным доказательством правильности сказанного служит судьба вывезенных в Америку черных рабов.
Не вызывает сомнения, что белые колонисты Америки, переходя границы раздела с местным населенном, часто сражались за то, чтобы завладеть землями, принадлежавшими индейским племенам. Здесь мы выходим за пределы феодальных войн п встречаемся с другой категорией войн —с войной, которую ведут люди, свободные ¦от феодальной зависимости. В условиях такой демократии вполне может создаться ситуация, когда слишком многочисленное население, сознающее свою избыточность, стремится захватить территории н очистить нх от населяющих нх жителей с тем, чтобы, присоединив их к своим землям, получить оптимальное пространство, называемое в таких случаях «жизненным»; характер войн, происходивших на протяжении периода 1815—1945 гг., более или менее укладывается в изложенную выше концепцию.
Не рассматриваясь как средство избавления от перенаселения, захват рынков или природных ресурсов может приравниваться к захвату территории. Подобные войны начали вестись именно с тех пор, как исчезло абсолютное перенаселение. С этой точки зрения фашист
ское государство представляет собой лишь более агрессивную форму по сравнению с демократическим империализмом. Господство одной партии отличается от господства класса, поскольку последнее требует увеличения численности своих подданных, первое же представляет собой форму относительного господства, при которой власть может быть сохранена только путем создания для подчиненного населения приемлемых условий жизни и различных способов самовосхваления.
Но даже и в этом случае стремление к завоеванию не только территорий, но и их населения никогда не терялоgt; полностью своей силы. Когда Мангэи и ультраправые французы мечтали «вернуть» левый берег Рейна, то речь шла не о завоевании одной только пустой территории, но- и об увеличении мощи страны. Прирейнские жители, говорилось при этом, еще сохранили воспоминания о тех. временах, когда их территория была оккупирована Наполеоном, и могли бы быть «ассимилированы» или по крайней мере подчинены французам. Немцы же рассуждали совсем по-другому, и если бы выиграли первую или вторую мировые войны, то изгнали бы из Шампани, Лотарингии и т. д. значительную часть местного населения. Причем это изгнание было бы результатом скорее недостаточной численности французов, чем перенаселения- немцев. Уже из этого видно, что демографическая депрессия может оказаться причиной войны. Италия в случае победы, несомненно, приступила бы в 1940 г. к изгнанию- жителей Савойи, Корсики, Ниццы и распределению их земли и занятий между представителями нации-победительницы. Но сколько найдется граждан, которые согласились бы подвергнуть опасности свою жизнь или жизнь своих детей, с единственной целью повысить свой уровень жизни? Для того чтобы подготовить нацию к войне,, необходимо, несомненно, какое-то сильное мистическое начало, придающее притягательную силу призыву «умереть за родину».
Короче говоря, если перечислить все войны, которые происходили, скажем, начиная с Карла Великого, чтобы не забираться слишком далеко в историю, то среди[63] них можно найти лишь очень немногие, которые были задуманы или начаты в целях устранения перенаселения.
Теперь остается разобраться в том, не вызываются

ли все же войны перенаселением, хотя это и не осознается.
Здесь еше больше, чем в предыдущем случае, необходимо проследить все разнообразие возникающих ситуаций для того, чтобы увидеть, насколько маловероятно, чтобы столь общий упрощенный тезис оказался правильным.
Г. Бутуль—полемолог!, пропитанный мальтузианским духом, тем не менее признает, что перенаселенный Китай очень долгое время жил мирно, в то время как племена краснокожих постоянно находились в состоянии войны. Не следует, однако, смешивать понятия плотности и демографического давления. Индейцы могли в силу своей примитивной техники ощущать недостаток в природных ресурсах, несмотря на небольшую плотность своего населения.
Возьмем опять в качестве примера феодальный строй или, еще лучше, самое начало современной эпохи. После изнурительных войн совершенно естественно возникла необходимость в каком-то периоде отдыха, хотя речь шла о необходимости восстановления не столько человеческих ресурсов, сколько материальных ценностей. Казна властителя оказывалась опустошенной; необходимо было предоставить людям и времени заботу об ее заполнении. В этих условиях было мало восстановить урожайность до предшествующего уровня. Нужды подготовки к новой войне требовали обеспечения процесса накопления и соответствующей системы налогообложения. Вполне возможно, что условий для этого часто возникали одновременно с восстановлением численности населения, но такое совпадение не может служить доказательством того, что причиной войн было перенаселение.
Чтобы продвинуться дальше в исследовании этого вопроса, необходимо обратить внимание на то, что населения с очень низкой плотностью обычно не воевали. Правда, этот факт нельзя считать непреложным в связи с тем, что сама техника находилась тогда на крайне низком уровне. Военные столкновения между людьми, нашествия врагов служили вехами еще в доисторическую эпоху.

Оптимум могущества, как мы видели, всегда превышает экономический оптимум. Можно, следовательно, представить себе, что каждое население пытается извлечь наибольшие выгоды из своей численности. Если фактическая численность населения равна экономическому оптимуму, то оно сможет добиться наибольших результатов в области достижения определенного жизненного уровня. Если же фактическая численность населения равна оптимуму могущества, то не может ли это привести к тому, что это население повернется в сторону военной экспансии? Подобная ситуация, несомненно, является наиболее критической: относительно умеренное перенаселение оказывается более опасным, чем абсолютное, очень сильное перенаселение.
Рассмотрим три фашистские державы, развязавших вторую мировую войну: Германия напала на Польшу; Италия вторглась в Эфиопию; Япония — в Китай. Германия была населена менее плотно, чем Польша, или, выражаясь точнее, демографическое давление в Германии было менее сильным. Именно поляки приезжали работать в Рур, а не наоборот. Италия была заселена не плотнее, чем Эфиопия, а рождаемость в ней была более низкой. Несомненно, Италия надеялась найти в Эфиопии недостаточно использовавшиеся природные ресурсы, которые она собиралась присвоить и сократить при их помощи безработицу. Но чтобы предпринять подобную экспедицию, необходимо было изъять из национального дохода значительные по своим размерам суммы, которые могли бы дать возможность прокормить и обеспечить работой большее число жителей. Иначе говоря, для того чтобы война была возможна, надо было, чтобы перенаселение было умеренным.
Еще более убедителен пример с Японией. Эта наиболее агрессивная из всех азиатских государств страна в то же время отличалась самой низкой рождаемостью. Она была также страной, меньше всего страдавшей от перенаселения, так как степень ее экономического развития позволяла ей безболезненно затрачивать часть национального дохода на подготовку войны. Эти ресурсы могли бы быть, конечно, направлены на более производительные цели.

Обратимся теперь к Индии и Пакистану. Во время раздела 1947 г., который, по существу, закрепил разделение по религиозному признаку, некоторые ученые предсказывали неизбежность смертельной войны между этими двумя странами. Действительно, время от времени между ними происходили и происходят вооруженные столкновения, осуществляемые при помощи самых примитивных средств. Можно также испытывать сожаление по поводу того, что пока еще довольно значительная часть национального дохода этих стран направляется на вооружение, но в конечном итоге нн та, ин другая страна не располагают достаточным избытком сил и достаточной жизненной силой для того, чтобы решиться па военные действия; в этом секрет того, например, что кашмирский конфликт 1965 г. был урегулирован в результате словесной перестрелки в комиссиях и кулуарах ООН[64].
Таким образом, сильное перенаселение оказывается менее опасным, чем умеренное. Впрочем, абсолютной власти вообще свойственно отводить армии первое место среди всех своих задач н выжимать из своих подданных все соки для осуществления своих замыслов, сокращая псренаселспнс за счет гибели более слабых. Это го, что часто пытаются делать без явно выраженных человско- убийствснных намерений, но с различной степенью удачи.
На протяжении своего развития каждая страна рискует пройти через определенную критическую стадию н направиться но пути завоевания территорий нли рынков, после того как она уже испытала период острого перенаселения и абсолютного господства.  
<< | >>
Источник: А.Сови. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ НАСЕЛЕНИЯ ТОМ ВТОРОЙ ЖИЗНЬ НАСЕЛЕНИЙ. 1977

Еще по теме СОКРАЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ НЕ СТАВИТСЯ В КАЧЕСТВЕ ОСОЗНАННОЙ ЦЕЛИ:

  1. Сокращение численности населения России
  2. ЦЕЛИ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ НАСЕЛЕНИЯ
  3. МЕСТНОСТИ С БЛАГОПРИЯТНЫМИ ПРИРОДНЫМИ УСЛОВИЯМИ В КАЧЕСТВЕ ЦЕЛИ РАССЕЛЕНИЯ
  4. Быковская.Л.И Козырева. И.А. Подходы к оценке качества социальных услуг учреждениями социального обслуживания населения на региональном уровне МОНОГРАФИЯ, 2006
  5. 1. Цели Банка России и цели инспектирования кредитных организаций
  6. Цели развития современного российского общества и цели воспитания
  7. Осознанное страдание
  8. Раздел 3. Цели, задачи, функции, принципы управления персоналом. Цели.
  9. КОМЕДИЯ ОСОЗНАЕТ САМОЕ СЕБЯ
  10. ОСОЗНАННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О НЕОБХОДИМОСТИ ПРОДОЛЖАТЬ СВОИ РОД
  11. ЕДИНСТВО ЖИЗНИ В КОСМОСЕ НУЖНО ОСОЗНАТЬ
  12. Мы осознаем мир в начале XXI в. (Вместо заключения)