<<
>>

Резервы увеличения занятости среди пенсионеров


Один из возможных резервов увеличения предложения на рынке труда - рост занятости пенсионеров. Насколько велик этот резерв?
На начало 2007 г. в стране было свыше 38 млн. пенсионеров, в том числе 29,6 млн.
пенсионеров по старости. Значительная часть из них продолжала работать, причем, по официальным данным, занятость пенсионеров растет, начиная с 2002 г., и в настоящее время охватывает уже млн человек, или около четверти всех пенсионеров (рис. 6.8). Этот связано, прежде всего, с отменой ограничений на занятость пенсионеров в пенсионном законодательстве, вступившем в силу в 2002 г., но также и с тем, что экономический рост 2000-х годов и связанный с ним все более заметный структурный дефицит на рынке труда повысили спрос на пожилых работников. В результате, за шесть лет масштабы занятости пенсионеров увеличились почти на 10 п.п., или в 1,6 раза. Такого числа легально работающих пенсионеров, какое было к началу 2007 г., не наблюдалось за всю новейшую историю России с 1990 г. С учетом нерегистрируемой, случайной занятости, которую позволяют учесть данные выборочных социологических опросов, доля работающих пенсионеров оказывается еще выше: 22% в 2004 г. и 26% в 2007 г.9
В общем числе занятых в возрасте 18 лет и старше доля работающих пенсионеров увеличилась с 13% в 2004 г. до 17% в 2007 г.10. Таким образом, примерно каждый шестой занятый в экономике был пенсионером.
Не все пенсионеры находятся за пределами официально приятого в россии трудоспособного возраста (женщины - до 55, мужчины - до 60 лет), и именно среди тех, кто получает пенсию в возрастах моложе пенсионного, доля работающих особенно высока - 69,5% - и растет в последние годы наиболее быстрыми темпами. Но она значительна и среди получателей трудовых пенсий по старости (28,2% в конце 2006 г.). Таким образом, получение пенсии для существенной доли пенсионеров, в том числе для большинства тех из них, кто находится в трудоспособных возрастах, не связано ни с утратой способности трудиться, ни с потерей трудовых доходов.
Очевидно, что одна из причин сохранения занятости после выхода на пенсию связана с низким размером пенсионных выплат. С формальной точки зрения нынешняя пенсионная система в целом справляется с предотвращением бедности, и особенно крайних форм ее проявления у большинства представителей традиционных групп пенсионеров - то есть тех, кто получает трудовые пенсии по старости. Анализ масштабов и глубины бедности пенсионеров, выполненный на данных обследования НОБУС, показал, что домохозяйства пенсионеров пенсионного возраста, в том числе домохозяйства одиноких пенсионеров, отличаются меньшими масштабами и глубиной бедности11, тогда как наибольшими рисками бедности отличаются домохозяйства без пенсионеров или же с пенсионерами трудоспособного и моложе трудоспособного возраста - то есть детьми-сиротами, детьми-инвалидами и молодыми инвалидами. Тем не менее, поскольку размер пенсии остается до сих пор слабо дифференцированным12, ситуация, при которой средний размер пенсии варьируется вокруг прожиточного минимума пенсионера, означает, что большинство домохозяйств пенсионеров, даже не будучи бедными по официальной методике, имеют доходы, ненамного превышающие порог бедности.

Кроме того, в условиях, когда рост среднего размера заработной платы все больше опережает увеличение среднего размера пенсии, падение доходов в связи с прекращением работы и выходом на пенсию становится все более драматичным.
Поэтому все большее число пенсионеров предпочитает отложить наступление того времени,
когда их доходы будут ограничены лишь социальными выплатами, а основным фактором, существенно повышающим доходы пенсионеров, становится их занятость.
Расширение доступа пенсионеров к трудовым доходам не просто позволяет компенсировать недостатки пенсионной системы в части предотвращения рисков бедности пожилого населения, но и отчасти восполняет провалы других сегментов системы социальной защиты.
В частности, из исследований меж- поколенных трансфертов известно, что именно пожилые родители чаще всего выступают источником материальных трансфертов своим детям 13
и внукам .
При этом исследования связи занятости и доходов пенсионеров на данных РидМиЖ и РМЭЗ показывают, что в целом занятость пенсионеров не зависит от размера получаемой пенсии и доходов домохозяйств, членами которых они являются14. В частности, обнаружено, что вопреки ожиданиям, предпочитают работать отнюдь не бедные пенсионеры.
Несмотря на явную экономическую мотивацию к продолжению трудовой деятельности, трудовая активность пенсионеров, по понятным причинам, с возрастом снижается.
По данным и статистики, и различных обследований, она наиболее высока у пенсионеров в трудоспособных возрастах от 40 до 54 лет. Достижение официального пенсионного возраста приводит к заметному снижению экономической активности, но наиболее резко масштабы занятости пенсионеров падают после достижения женщинами 60, а мужчинами 65 лет. У женщин этот перелом выражен особенно явно: в трудоспособных возрастах женщины работают чаще, чем мужчины. Следовательно, для значительной части женщин, по сути, имеет место отложенный выход на пенсию: их фактический возраст выхода с рынка труда приближается к общей границе пенсионного возраста, установленной для мужчин, - 60 лет.
В результате, разрыв между числом пенсионеров и тех, кто покидает рынок труда, - максимальный в последнее предпенсионное пятилетие (рис. 6.9).
Это свидетельствует о том, что большинство досрочных пенсионеров и существенная часть пенсионеров, выходящих на пенсию на общих основаниях, сохраняет трудоспособность к моменту оформления пенсии.
Согласно данным второй волны РиДМиЖ (2007 г.), более 60% пенсионеров, примерно половина мужчин и три четверти женщин, остаются в составе занятых в течение первого года после выхода на пенсию. Во второй год пребывания на пенсии трудовая активность мужчин остается практически неизменной (половина всех мужчин-пенсионеров с этим пенсионным стажем), тогда как пятая часть работавших женщин покидает рынок труда. По мере увеличения периода пребывания на пенсии доля занятых сокращается, причем у женщин отток из состава занятых происходит более интенсивно, чем у мужчин. Тем не менее, на протяжении первых пяти лет после выхода на п енсию женщины сохраняют
более высокие уровни трудовой активности, чем мужчины (рис. 6.10). Переломным можно считать 10-летний период пребывания на пенсии, после которого происходит резкое снижение доли работающих пенсионеров. Прекращение работы уже в статусе пенсионера, для большинства из них становится окончательным.
Условно модель трудового поведения российских пенсионеров можно описать следующим образом: работа до тех пор, пока позволяют силы и здоровье, часто - на том же рабочем месте, что и до выхода на пенсию, выход с рынка труда - безвозвратный. Поскольку, по данным статистики, средняя продолжительность поиска работы увеличивается с возрастом, можно предположить, что отчасти эта модель связана с барьерами, с которыми сталкиваются пенсионеры при поиске новой работы. Барьеры могут быть отражением как субъективных установок относительно меньшей производительности труда пожилых работников, так и объективно более низких показателей их человеческого капитала.
Один из главных барьеров - здоровье пенсионеров, мощнейший фактор, регулирующий занятость в пожилых возрастах, и резкое ухудшение здоровья не только провоцирует более раннее оформление пенсии, но и приводит к выходу с рынка труда, существенно ограничивая возможности по расширению занятости пенсионеров.
Между тем характеристики здоровья, за исключением наиболее тяжелых проявлений нездоровья, по-разному отражаются на изменении трудоспособности и производительности труда различных групп работников. Более образованные пенсионеры не только имеют более высокое качество здоровья, но и чаще оказываются занятыми даже, если оценивают свое здоровье как плохое или очень плохое. Таким образом, наблюдающееся в последние годы повышение образовательного уровня новых контингентов пенсионеров вносит свой вклад в увеличение масштабов их занятости.
Отраслевая структура занятых пенсионеров имеет отчетливо выраженное смещение в сторону интеллектуальных сфер деятельности. На первом месте стоят образование, наука и культура. Доля пенсионеров, работающих в сфере образования, в 2004-2007 гг. составляла (по данным РиДМиЖ) 18-19%. В сфере науки и культуры работает порядка 4-5% пенсионеров. Еще одна сфера некоммерческих услуг, где концентрируются пенсионеры, здравоохранение и социальное обслуживание. Там занято около 14-16% пенсионеров, причем большая часть - это пенсионеры, уже достигшие общеустановленного пенсионного возраста. Схемы раннего оформления пенсии для работников образования (учителя) и здравоохранения в значительной степени объясняют высокую концентрацию работающих пенсионеров в этих сферах. Если к этому добавить сферу управления, органы социальной защиты, то получится, что около 40% всех работающих пенсионеров заняты в сферах, требующих высокого уровня профессионального образования. В машиностроении и отраслях тяжелой промышленности занято около 18-19% работающих пенсионеров. Во всех остальных отраслях занятость пенсионеров существенно ниже, чем для совокупности не пенсионеров.
У сохранения занятости пенсионеров в образовании, науке, здравоохранении есть, безусловно, свои резоны. Работа в них, в отличие, например, от работы на транспорте, в строительстве или промышленности, не сопряжена с высокими рисками утраты профессиональной способности. Здесь не предъявляется повышенных требований к состоянию физического здоровья человека. И ухудшившееся здоровье не ведет к утрате профессиональных способностей. Напротив, с возрастом накапливается багаж знаний, опыт, профессиональная компетенция. Тем не менее, сложившаяся ситуация, с точки зрения политики на рынке труда, выглядит противоречиво. Выплачивая пенсию работающим в этих областях пенсионерам за счет ресурсов пенсионной системы, удается решить проблему нехватки кадров, однако нерешенной остается проблема привлечения молодых кадров на низкооплачиваемые бюджетные места и реформирования этих отраслей.
Вместе с тем, учитывая, что уровень образования новых когорт, приближающихся к пенсионному возрасту, растет, в перспективе расширение масштабов занятости в пожилых возрастах возможно при условии реструктуризации рынка труда и увеличения на нем доли рабочих мест в сфере услуг, информационных технологий, профессий умственного труда.
Представляется, что отсутствие на российском рынке труда достаточного числа мест с гибкой или неполной занятостью может стать весомым барьером по существенному расширению занятости в пожилых возрастах. Во-первых, в старших возрастах ухудшающееся здоровье может выступать препятствием для занятости вне дома и в режиме полного рабочего дня. Во-вторых, полная занятость не оставляет возможности для совмещения работы и семейных обязанностей, включая, например, уход за внуками, ценность которых для пенсионеров может быть выше.

Расширение предложения на рынке труда за счет работающих пенсионеров, может быть довольно значительным. Если предположить, что в будущем доли работающих пенсионеров в общей численности населения соответствующих возрастов сохранятся на уровне 2007 г., то только за счет изменений в численности населения различных возрастов в ближайшие 10-15 лет можно ожидать увеличения числа работающих пенсионеров до 11-12 млн человек, т.е. на 1,5-3 млн человек. Большинство из них будет находиться в возрасте 50-64 года.
Фактором, способствующим увеличению масштабов участия пенсионеров в рабочей силе, при прочих равных условиях, может стать повышение образовательного уровня новых контингентов пенсионеров. Как отмечалось, наличие высшего и среднего профессионального образования - значимая предпосылка продолжения работы на пенсии. Тем не менее, без внедрения программ непрерывного образования, квалификация пожилых работников может оказаться не соответствующей потребностям рынка, а использование пенсионеров преимущественно на местах, не требующих высокой квалификации, не отвечает задаче повышения производительности труда.
С другой стороны, изменения в пенсионной системе могут работать в противоположном направлении, оттягивая пенсионеров с рынка труда. Пока пенсия растет медленнее заработной платы и не отрывается от величины прожиточного минимума пенсионера, у пенсионеров существуют весомые стимулы сохранять занятость. Однако, если политика повышения доходов пенсионеров окажется успешной, часть пенсионеров, для которых занятость носит вынужденный характер, может покинуть рынок труда.
Таким образом, существуют риски того, что прирост численности работающих пенсионеров окажется недостаточным, чтобы ослабить проблемы рынка труда, тогда как ранний выход на пенсию в условиях стареющего населения создаст серьезные проблемы для пенсионной системы. Проблема состоит еще и в том, что в условиях права совмещать получение пенсии и трудовых доходов, различные схемы стимулирования добровольного откладывания выхода на пенсию либо не работают, либо требуют очень значительной компенсации потерь тех работников, которые откладывают обращение за назначением пенсии. Что в этих условиях лучше - ввести ограничения на занятость пенсионеров, тем самым, побуждая людей откладывать выход на пенсию, или же повысить пенсионный возраст?
К каким последствиям может привести ограничение права пенсионеров работать? Будет ли оно оптимальным с точки зрения тех проблем в социально-трудовой сфере, которые порождает старение населения?
Величина потенциальной заработной платы оказывает существенное влияние на решение пенсионера продолжать работать. Наиболее высоки шансы остаться на рынке труда у тех пенсионеров, которые рассчитывают на получение самой высокой заработной платы15. Ограничение размера пенсии в меньшей степени ограничит предложение труда высокооплачиваемых работников. Следовательно, для того, чтобы после введения определенных ограничений на размер пенсии, доля занятых пенсионеров не сократилась бы ниже определенного порога, потребуется ввести ограничение пенсии, дифференцированное по зарплате (табл. 6.2). Иными словами, лучше ограничивать не размер пенсии работающего пенсионера, а размер его совокупных доходов.
Таким образом, управляя порогом ограничения доходов работающих пенсионеров, можно, с одной стороны, минимизировать отток пенсионе
ров с рынка труда, а с другой, стимулировать сохранение на рынке труда более квалифицированных работников. Если эту политику дополнить инструментами, стимулирующими значительный прирост пенсионного капитала (условного и реального) в результате добровольного откладывания выхода на пенсию, можно попытаться одновременно решить и проблемы рынка труда, и проблемы пенсионной сферы.
Вместе с тем, ограничения на доходы работающих пенсионеров, как показывают расчеты, увеличивают риски бедности домохозяйств пенсионеров, особенно заметные в домохозяйствах с досрочными пенсионерами по старости, пенсионерами по старости на общих основаниях и пенсионерами по инвалидности16. Таким образом, ограничение занятости пенсионеров имеет два отрицательных последствия - сокращение занятости пожилых работников и увеличение бедности среди пенсионеров, а, следовательно, потенциальный рост спроса на программы социальной помощи.
В результате наибольший эффект в условиях старения населения может дать политика, направленная на сохранение права пенсионеров работать при постепенном повышении фактического пенсионного возраста. Несмотря на очевидную политическую сложность подобной инициативы, избежать вопроса об изменении границ пенсионного возраста уже в ближайшей перспективе России не удастся.
Резоны в таком повышении есть даже в отсутствие улучшения ситуации со смертностью. Это, во-первых, разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин. Во-вторых, постепенно увеличивающийся возраст вступления на рынок труда вследствие растущей продолжительности получения образования и барьеров на вход в формальный рынок труда у молодежи (уровни безработицы и неформальной занятости среди молодых людей растут). В-третьих, изменение структуры рынка труда, уменьшение на нем доли профессий, требующих тяжелого физического труда, и, следовательно, изменение границ трудоспособности.
Существует множество способов максимально мягкого повышения пенсионного возраста, с целью снижения возможных отрицательных последствий этого шага в виде роста безработицы или инвалидности в пожилых возрастах. К ним относится реформирование досрочных пенсий и их перевод в профессиональные пенсионные системы. Изменение ожидаемого периода выплаты пенсий, который используется в расчете страховой части трудовой пенсии, с целью увязки его с изменениями в продолжительности жизни. И, наконец, выравнивание пенсионных возрастов мужчин и женщин на уровне 60-62 лет со скоростью 4 месяца в год.



Вставка 6.2. Половина европейцев-мужчин выходит на пенсию, не достигнув 61 года, половина женщин - не достигнув 60 лет
Несмотря на то, что в развитых странах средняя продолжительность жизни начала быстро расти в 1960-е годы, во многих из них был снижен возраст выхода на пенсию. В странах ОЭСР ожидаемая продолжительность жизни увеличилась с 68,5 года в 1958 до 75,6 года в 1993 г. За тот же период средний возраст выхода на пенсию мужчин снизился с 64,5 до 62,2 года, а женщин - с 61,8 до 60,7 года.
Однако с начала 1990-х годов, для того чтобы система пенсионного обеспечения сохранила свою устойчивость в условиях быстрого старения населения, около 30 стран ОЭСР стали предпринимать некоторые шаги по ее изменению. Часть из них была направлена на увеличение рабочего периода. Семь стран ввели постепенное увеличение возраста выхода на пенсию и мужчин, и женщин, а еще пять повысили возраст выхода на пенсию для женщин, который ранее был ниже, чем для мужчин. Когда эти реформы будут завершены, в большинстве стран ОЭСР стандартным возрастом выхода на пенсию станет возраст 65 лет, хотя в Великобритании, Германии, Дании, Исландии и США он уже составляет 67 лет или будет таким в ближайшие годы. Только Франция, Венгрия, Чехия и Словакия планируют оставить возраст выхода на пенсию ниже 65 лет. Еще в четырех странах женщины могут выходить на пенсию и получать ее в полном объеме раньше, чем мужчины, для которых это возможно только по достижении 65 лет.
Сейчас официальный возраст выхода на пенсию для мужчин, когда они могут получать пенсионное обеспечение в полном объеме, составляет 65-66 лет в 14 странах Европейского Союза (в зависимости от сферы занятости), 65-67 лет в Дании и 61-67 лет в Швеции. Еще в 6 странах он составляет 62-63 года, а во Франции, Чехии и на Мальте - еще ниже, составляя, соответственно, 60, 61,5 и 61 год.

Почти в половине стран Европы-25 официальный возраст выхода на пенсию женщин тот же, что и у мужчин. В 12 остальных он ниже: на один год в Бельгии и на Мальте, на 1,5-2,5 года - В Латвии, Литве и Словении, на 3,5 года - в Эстонии. В Чехии он ниже на 1,5-6,5 года, поскольку женщины могут выходить на пенсию в возрасте от 55 до 60 лет. В пяти странах-членах ЕС - Греции, Италии, Австрии, Польше и Великобритании, - где официальный возраст выхода на пенсию для мужчин составляет 65 лет, для женщин он на 5 лет ниже.
Однако на деле возраст, в котором большинство мужчин и женщин покидают рынок труда и выходят на пенсию, заметно различается по странам и, как правило, ниже официального возраста выхода на пенсию.
Медианный возраст выхода на пенсию женщин в Европе-25 составлял в 2005 году, по данным выборочного обследования рабочей силы, 59,4 года и был на 16 месяцев ниже, чем медианный возраст выхода на пенсию мужчин (60,7 года). По странам ЕС медианный возраст выхода на пенсию женщин варьировался от 55,2 года в Польше и Словении до 63,3 года в Швеции, а медианный возраст выхода на пенсию мужчин - от 57 лет в Польше до 65 лет в Эстонии и на Кипре. В большинстве стран ЕС медианный возраст выхода на пенсию был ниже официального.
%

Рисунок 6.Б. Экономическая занятость населения Европейского Союза 45 лет
и старше (ЕС-27), по данным обследования рабочей силы за 2007 год, %
Возрастной отрезок, на протяжении которого мужчины и женщины постепенно покидают рынок труда, выходя на пенсию, составляет около 8 лет. При этом сравнительно небольшое число мужчин и женщин прибегают к сокращению рабочего врем ени в преддверии выхода на пенсию.


ео              1              I--
ж              рУ I
40                            L_
аиЛМ I
40-50              50-50              55-еа              65 и старце
|~? оба погв и мужнины ? женщины|
Рисунок 6.В. Частичная занятость населения Европейского Союза 40лет и старше (ЕС-27), по данным обследования рабочей силы за 2007 г., % от общей занятости
European Union Labour Force Survey-Annual results 2007//Data in focus. Population and Social Conditions. 27/2008 - http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal/paae? paaeid=1073.46587259amp; dad=portalamp; schema=PORTALamp;p product code=KS-0A-08-027: The transition of women and men from work to retirement // Statistics in focus. Population and Social Conditions. 97/2007 - http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal/paae? paaeid=1073.46587259amp; dad=portalamp; schema=PORTALamp;p product code=KS-SF-07-097.
Eurostat Database lfsa_ergan, lfsa_eppga extracted 26 September, 2008/
Е.М. Щербакова
<< | >>
Источник: Вишневский А. Г., Захаров С. В.. Россия перед лицом демографических вызовов. 2009 {original}

Еще по теме Резервы увеличения занятости среди пенсионеров:

  1. Резервы увеличения занятости среди инвалидов
  2. Среди мифов, как среди рифов
  3. Партия пенсионеров
  4. 4.5. Формирование резерва кадров
  5. Партия пенсионеров
  6. УВЕЛИЧЕНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ СТАРИКОВ
  7. УВЕЛИЧЕНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ ВЗРОСЛЫХ
  8. Отбор кандидатов в резерв
  9. Партия пенсионеров
  10. УВЕЛИЧЕНИЕ ОБЪЕМА РАБОТ ДОЛЖНО ВОЗНАГРАЖДАТЬСЯ
  11. КОЭФФИЦИЕНТЫ УВЕЛИЧЕНИЯ СРЕДНЕЙ СТАВКИ
  12. Нормальное увеличение роста
  13. ПРАВОМЕРНО ЛИ БЕРУТ НАЛОГ С ПЕНСИОНЕРОВ?
  14. Глава 3.5. Формирование кадрового резерва
  15. 2. ПОЛОЖЕНИЕ О ФОНДАХ И РЕЗЕРВАХ
  16. 35. ПОЛОЖЕНИЕ О МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ (ПЕНСИЯХ) ПЕНСИОНЕРАМ