<<
>>

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ МАЛЬТУЗИАНСТВО


Под этим общим термином следует понимать неблагожелательное отношение к росту производства материальных благ и совокупность всех тех чувств, которые ¦определяют такое отношение. Рост производства материальных благ представляет собой цель, которая может прийти в противоречие с другими целями.
Если эти цели не являются экономическими, нельзя не говорить о мальтузианстве. Сокращение производства текстиля или автомобилей и соответствующий рост военной промышлен- мостн не имеет отношения к мальтузианству. И напротив, ограничение производства в целях предотвращения падения цен представляет собой типичное проявление мальтузианства.
Наиболее резкая форма мальтузианства выражается в прямом уничтожении материальных благ, которое особенно ярко проявилось во время мирового экономического кризиса тридцатых годов, хотя масштабы этого уничтожения иногда сильно переоценивались. Обычно производители не заинтересованы в том, чтобы расходовать ¦средства и прилагать усилия для производства продукции, которая затем будет уничтожена. Было бы целесообразнее в этом случае вообще ничего не производить. Чтобы заняться таким абсурдным действием, как, на- лример, систематическая перегонка сельскохозяйственных продуктов в спирт, необходимо вмешательство со стороны государственных властей.
Скупка товаров не есть мальтузианство, как таковое. Такие действия характеризуют злостную спекуляцию, которая, однако, не приводит обязательно к сокращению производства.
Наиболее классическую форму мальтузианства представляют собой соглашения промышленных или сельскохозяйственных предпринимателей об ограничении производства продукции для поддержания цен на определением уровне. В некоторых случаях не возникает необходимости в установлении для каждого участника такого

соглашения соответствующих квот. Поддержание цен на определенном уровне приводит к сокращению глобального потребления до уровня, соответствующего оптимальной продукции. В этом случае размер продукции, производимой каждым из участников соглашения, определяется различными конкретными обстоятельствами.
Поскольку механизм конкуренции редко действует безотказно, мальтузианский дух всегда в большой или меньшей степени присутствовал в деловой деятельности. В частности, в большей или меньшей степени мальтузианской во всех странах и во все времена оказывалась торговля. Всегда способствуя установлению цен несколько выше того уровня, при котором балансируется спрос- и предложение, мальтузианство противодействует нормальному движению экономических потоков.
Промышленное предприятие не всегда заинтересовано в максимальном производстве продукции. Это объясняется не только тем, что в периоды полной занятости, предприятие увеличивает время выполнения полученных им заказов из опасения оказаться несколько позднее совсем без них (подобные опасения, заходящие слишком далеко, есть не что иное, как мальтузианство), но также- и тем, что в каждый данный момент существует оптимальный производственный ритм, зависящий от характера оборудования, наличного персопала, количества- часов сверхурочных работ и т.
д., за пределами которого себестоимость начинает повышаться, несмотря на увеличение количества производимой продукции. Стремление- придерживаться этого оптимума не представляет собой мальтузианства, как такового, по крайней мерс по своим намерениям, но оно может привести к замедлению производства в других отраслях, так как уровень всей экономической деятельности зависит от повышенной деятельности отраслей, представляющих собой узкие места. Кроме того, поскольку этот оптимум не может быть- определен достаточно точно, мальтузианские опасения удерживают производство на уровне ниже оптимального, если только владелец данного предприятия не стремится к открытию новых горизонтов.
Между прямым уничтожением материальных ценностей и просто сдержанностью темпов их производства- существует целая гамма различных форм поведения, сре
ди которых мальтузианство занимает определенное место.
Таким образом, даже в условиях идеальной рыночной экономики производственный ритм не может быть определен с такой точностью, как это предусматривается классической теорией. Дело в том, что существует определенная зона, иногда добтаточно широкая, в пределах которой экономическая деятельность может развиваться по-разному в зависимости от темперамента людей. Последний же бывает различным у различных индивидуумов, в разных отраслях, странах и в различные эпохи.
Следуя за Жаком Дюбуэном, утопистом и отдаленным последователем Сисмонди, теоретики изобилия зашли в своей критике гораздо дальше, считая, что развитие техники неизбежно ведет к искусственному сдерживанию производства. С этим соображением, несколько приближающимся к схеме Маркса, в целом можно согласиться, но необходимо определить, сколь велико такое ограничение возможностей производства. Принципиальное различие во взглядах возникает при попытках установить, какой общественный строй обеспечивает в этом отношении наименьшие потери, отвечая одновременно некоторым концепциям неэкономического характера.
Сторонники изобилия полагают, что процесс развития уже в настоящее время настолько продвинулся вперед, что становится возможным существование экономики, основанной на таком распределении, когда размеры продукции, которая должна быть произведена, определяются не воздействием рыночного механизма, в большей или меньшей степени обманчивого, а непосредственно нуждами потребления. Оставим пока в стороне эти взгляды, утопические в буквальном смысле слова, отметив, что стремящиеся к прогрессу содействуют иногда торможению и производства и идей. Когда Леон Блюм осуществил в 1936 г. девальвацию, произошел исключительно быстрый подъем экономики под воздействием двойного влияния классической спекуляции и выравнивания цен по международному уровню. Рост покупательной способности привел к полной загрузке неиспользовавшихся производственных мощностей. Но, руководствуясь социал-демократическими идеями в той их части, которая наиболее проникнута мальтузианством, охваченный стра
хом перед безработицей, Леон Блюм сам подорвал достигнутые им результаты, чрезмерно и неумело сократив продолжительность рабочей недели. Это мероприятие носило законченный мальтузианский характер и потому должно было превратить политическую победу в пораже-" ние. Повернув ключ в двери с тем, чтобы ее открыть, Леон Блюм в то же время задвинул засов Но ни один противник мальтузианства не обнаружил этого противоречия; чтобы быть антимальтузианцем, недостаточно упрекать других в бесплодии, для этого надо самому подавать благой пример. Однако сама та эпоха настолько была проникнута мальтузианством, что самые непримиримые его критики впадали в конечном счете п те же заблуждения.  
<< | >>
Источник: А.Сови. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ НАСЕЛЕНИЯ ТОМ ВТОРОЙ ЖИЗНЬ НАСЕЛЕНИЙ. 1977

Еще по теме ЭКОНОМИЧЕСКОЕ МАЛЬТУЗИАНСТВО:

  1. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ МАЛЬТУЗИАНСТВО
  2. СИСТЕМА ИНСТИТУТОВ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ МАЛЬТУЗИАНСТВО
  3. МАЛЬТУЗИАНСТВО ИЛИ ПРОГРЕСС?
  4. ФРАНЦУЗСКОЕ МАЛЬТУЗИАНСТВО
  5. МАЛЬТУЗИАНСТВО В ОБЛАСТИ ПРОФЕССИЙ
  6. Мальтузианство
  7. Глава 10 ПУХ МАЛЬТУЗИАНСТВА
  8. 3.14.1. Экономический детерминизм, экономический материализм и вообще экономический подход к истории (от Дж. Миллара, Р. Джонса и Дж. Роджерса до Э. Лабрусса и У. Ростоу)
  9. 4.2.2. Социально-экономический строй общества, общественно-экономический уклад, способ производства, общественно-экономическая формация и параформация
  10. Основные направления контроля над организованной экономической преступностью в сфере экономических отношений.
  11. Международные исследования экономических и социальных аспектов копирайта Проблема экономического ущерба от нелегального копирования
  12. C. Автономов ПОИСК НОВЫХ РЕШЕНИЙ (МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА В ЗАПАДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ 1900- 1920-х ГОДОВ) 1. ПСИХОЛОГИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ: КОНФЛИКТ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
  13. Экономические отношения и экономические интересы
  14. 3.13.6. Экономическая этнология (экономическая антропология)