§ 4. СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В БУДУЩЕМ

Борьба между классами, ставшая неизбежной вследствие неумолимых законов природы, ожесточится вследствие новых условий цивилизации, непонимания, управляющего взаимными отношениями этих классов между собой, все возрастающей розни в их интересах и в особенности — в их идеях.

Несомненно, предстоит классовая борьба более ожесточенная, чем когда-либо. Приближается час, когда общественный строй подвергнется такому страшному натиску, какому он никогда не подвергался.

Современные варвары грозят не только владельцам имуществ, но даже самой нашей цивилизации. Она им представляется только покровительницей роскоши и бесполезным усложнением жизни.

Никогда проклятия их вожаков не были такими яростными; никогда народ не разражался такими проклятиями, когда безжалостный враг угрожал его очагам» и богам. Самые мирные социалисты ограничиваются требованием экспроприации имущества буржуазии. Самые пылкие желают полного ее уничтожения. По словам одного из них, сказанным на конгрессе и приведенным в книге Буаллея, «кожа гнусных буржуа годна разве на выделку перчаток».

У этих вожаков, по мере возможности, дело идет об руку со словом. Подсчет преступлений, совершенных за последние пятнадцать лет в Европе застрельщиками социалистической партии, очень знаменателен. Пять глав государств, в числе их одна императрица, убиты, двое других ранены, около двенадцати начальников полиции убиты, а число людей, погибших от взрывов дворцов, театров, домов и железнодорожных поездов, весьма значительно. Жертвами одного из этих взрывов, в театре Лисео в Барселоне, сделались восемьдесят три человека; взрыв Зимнего дворца в Петербурге убил восемь человек и ранил сорок пять. В Европе насчитывается около 40 журналов, поддерживающих это возбуждение. Ярость этих отдельных нападений может дать понятие о той дикой свирепости, с какой будет происходить борьба, когда она станет общей.

Конечно, и в прошлом бывали такие же жестокие схватки, но враждующие силы действовали при совершенно других условиях, и защита общества была гораздо легче. Толпа не имела тогда политической власти. Она еще не умела организовываться в союзы и составлять таким образом армии, слепо повинующиеся приказаниям начальников с неограниченной властью. Что могут сделать такие синдикаты, видно из последней стачки в Чикаго97. Она распространилась на всех железнодорожных рабочих Соединенных Штатов, и результатом ее явился пожар выставочного дворца и огромных заводов Пульмана98. Правительство одержало над нею верх лишь приостановив публичную свободу, введя военное положение и дав бунтовщикам настоящее сражение. Расстрелянные без всякой жалости картечью, забастовщики были побеждены; но можно себе представить» какой ненавистью должна быть полна душа уцелевших.

По видимому, Соединенные Штаты должны будут дать Старому Свету первые примеры такой борьбы, в которой уму, способностям и богатству будет противопоставлена эта ужасная армия неприспособленных, о которых нам вскоре придется говорить, этих отбросов общества, число которых страшно возросло вследствие современного развития промышленности.

Что касается Соединенных Штатов, то там борьба, вероятно, окончится разделением их на несколько соперничающих республик. Мы не имеем надобности заниматься их судьбой; Она интересует нас лишь в качестве примера. Быть может, этот пример спасет Европу от полного торжества социализма, т. е. от возвращения к самому постыдному варварству.

Социальный вопрос в Соединенных Штатах в значительной степени усложнится еще тем обстоятельством, что великая республика разделена на области с совершенно противоположными интересами и, следовательно, находящимися во взаимной борьбе. Это отлично выразил де Вариньи99 в следующих строках:

«Вашингтон остается той нейтральной и нейтрализованной почвой, где разрешаются политические вопросы; это не тот город, где возникают и проводятся эти вопросы. Жизнь протекает не там; единство не завершено, однородности не существует. Под видом наружного единения великого народа — а единение не есть единство — таятся глубокие разногласия, различие интересов, стремления, идущие вразрез друг другу. Все это резче выступает по мере того, как события идут вперед и создается история; подтверждается это такими фактами, как война Северных Штатов с Южными, поставившая Союз на край гибели.

Если присмотреться ближе к этой огромной республике, которую только Россия и Китай превосходят обширностью территорий и которая по численности населения занимает пятое место в мире, нас поразит прежде всего факт географической и коммерческой группировки, вследствие которой Штаты делятся на три части: Южные, Северо-западные и Тихоокеанские, да и то между Севером и Западом существуют поводы к раздору.

Между этими группами вследствие различия в интересах возникают несовместимые требования, и в течение пятнадцати лет ищут, хотя и безуспешно, средство поддержать при общем тарифе жизнь и процветание таких отраслей промышленности, из которых каждая требует специальной нормировки. Юг производит сырье, сахар и волокно из хлопка. Север выделывает мануфактуру. Западные Штаты занимаются земледелием, а Тихоокеанские — земледелием и горным делом. Поэтому действующая протекционная система разоряет Юг и стесняет Запад, обогащая Север, которому введение свободной торговли нанесло бы сильный удар.

Разногласия происходят не только в области материальных интересов. Север — республиканец, Юг — демократ; Север тяготеет к централизации. Юг поддерживает права отдельных Штатов; Север желает прочно организованной федеральной власти и властного Союза, а Юг требует автономии и права оспаривать федеральный договор. Север победил Юг, и побежденный не может простить победителю».

Не следует, однако, основывать на нескольких общих указаниях слишком точные предсказания относительно какой бы то ни было страны. Наша судьба еще покрыта непроницаемым туманом будущего. Иногда можно предчувствовать направление руководящих нами сил, но как несостоятельно желание определить их последствия или отвратить их течение! Мы видим только то, что защита старых обществ скоро станет очень трудным делом. Эволюция вещей подрыла основание воздвигнутого веками здания. Армия, последний устой этого здания, единственно могущий его еще поддержать, с каждым днем рассыпается, и ее злейшие враги набираются теперь из рядов образованных людей. Наше неведение некоторых неоспоримых психологических истин, неведение, которое повергнет в изумление историков будущего, привело большую часть европейских государств к совершенному почти отказу от своих оборонительных средств. Мы заменили профессиональные армии, подобные той, какой вполне справедливо довольствуется до сих пор Англия, недисциплинированными толпами, думая, что их могут в несколько месяцев научить одному из самых трудных ремесел. Научить военным упражнениям миллионы людей — еще не значит сделать из них настоящих солдат. Таким образом фабрикуются лишь недисциплинированные банды, нестойкие и ничего не стоящие, более опасные для своих будущих военачальников, чем для своих врагов.

По причинам чисто нравственного порядка, очевидно, невозможно уничтожить всеобщую воинскую повинность, имеющую, впрочем, то преимущество, что благодаря ей усваивают некоторую дисциплину люди, почти совсем ее не имеющие: но можно пойти на очень простой компромисс: довести срок обязательной службы до одного года и наряду с этим иметь постоянную армию от 200.000 до 300.000 человек, сформированную, как в Англии, из наемных волонтеров, которые избрали бы военную карьеру своей постоянной профессией.

Опасность недисциплинированной толпы с точки зрения общественной обороны заключается не только в ее непригодности к военному делу, но и в том духе, которым она проникнута. Профессиональные армии составляли специальную касту, заинтересованную в защите общественного порядка и на которую общества могли опираться для своей обороны. Разве могут возникнуть подобные чувства у толпы, проводящей в полку время, необходимое лишь для того, чтобы испытать на себе все неприятности военного ремесла и получить к нему отвращение? Выйдя из заводов, мастерских и верфей, чтобы вскоре снова туда вернуться, какую пользу эти люди могут принести защите общественного строя, на который они слышат постоянные нападки и который все более и более возбуждает их ненависть? Тут-то и кроется опасность, которой правительства еще не видят и на которой, следовательно, бесполезно было бы настаивать. Сомневаюсь, однако, чтобы какое-нибудь европейское общество могло долго просуществовать, не имея постоянной армии и опираясь лишь на рекрутов, набираемых в силу всеобщей воинской повинности. Без сомнения, эта всеобщая повинность удовлетворяет нашу непреодолимую потребность в дешевом равенстве; но разве можно допустить, чтобы удовлетворение такой потребности могло отодвинуть на задний план вопрос о самом существовании народа?

Будущее разъяснит этот вопрос и нациям и правительствам. Опыт — единственная книга, которая может научить народы. Но, к несчастью, чтение ее всегда обходилось им ужасно дорого.

<< | >>
Источник: Гюстав Лебон. Психология социализма. М.: Макет, - 544 с. - (Серия: Памятники здравой мысли). 1996

Еще по теме § 4. СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В БУДУЩЕМ:

  1. Социальные изменения: взгляд в будущее
  2. 4. Будущее как философская проблема. Современная футурология о моделях будущего.
  3. Дети: будущее Семьи или Семья будущего?
  4. Социально-политическая борьба в Древней Руси
  5. 7. Социальная доктрина католицизма в борьбе против общественного прогресса
  6. § 1. Социальная борьба как следствие и симптом антагонизма моральных убеждений
  7. Социальный демократизм и его борьба с основами общества
  8. Югославия: борьба за преодоление социальных и нацио-нальных противоречий.
  9. 2. Социальная борьба в Риме и крушение сулланских порядков
  10. Социально-политическая борьба в римско-италийском обществе в 20-х годах II в. до и. э
  11. Глава 11 СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕНА РУБЕЖЕ II—I ВВ. ДО Н. Э
  12. Глава 10 КЛАССОВАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В РИМСКО-ИТАЛИЙСКОМОБЩЕСТВЕ В 130—120 ГГ. ДО Н.Э
  13. Социально-политическая борьба в Риме и в Италии во второй половине 60-х годов до н. э. Заговор Каталины
  14. Социально-политическая борьба в римском обществе в период между 1-й и 2-й Пуническими войнами
  15. Глава XXVI СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И БОРЬБА ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ «ПЕРИОДА СВОБОДЫ». ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ (1765—1772 гг.)
  16. БОРЬБА СССР ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ И ЗА РАЗОРУЖЕНИЕ В 60-е ГОДЫ. НАРОДЫ МИРА В БОРЬБЕ ЗА МИР И МЕЖДУНАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
  17. 3.Периодизация будущего.
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -