<<
>>

Исследования культурного сектора в эру файлообмена


Существует довольно много научных исследований того, как живется культурному сектору, включая музыкальный бизнес, в эру файлообмена. Эти исследования крайне интересны и должны стать обязательным чтением для всех политиков, вовлеченных в работу над реформированием копирайта.

Во-первых, это три исследования музыкальной индустрии в разных странах — участницах ЕС: Великобритания, 2004-2008: «Записывающие компании теряют, артисты выигрывают от файлообмена»![57]';
Швеция, 2000-2008: «Новые данные, о которых умалчивают звукозаписывающие лейблы: шведские музыканты стали лучше зарабатывать»'[58]'; Норвегия, 1999-2009: «Артисты зарабатывают больше в эру файлообмена, чем до нее»'[59]'.
Все три исследования приходят к одному выводу: хотя продажи дисков падают, доходы от живых выступлений резко возросли, более чем компенсировав это падение.
Голландское исследование «Вверх и вниз — экономическое и культурное воздействие файлообмена на музыку, фильмы и игры»'[60]' (2009) реализовало системный подход к описанию индустрии. Оно показало, что в 1999-2007 гг. доходы во всех ее отраслях, кроме звукозаписи, увеличились. В случае музыкальной индустрии исследовались только записи музыки — доходы артистов от других источников, таких как концерты, не изучались. Это означает, что исследование лишь подтвердило негативный для звукозаписей тренд, как и вышеупомянутые шведское, норвежское и британское исследования, но оставило часть музыкального сектора, которая его компенсирует, за пределами своего внимания. />Гарвардское исследование 2009 года описало более широкий круг последствий файлообмена и показало, что с самого начала файлообмена число музыкальных альбомов и снимаемых фильмов ежегодно только увеличивалось. Канадский профессор права Майкл Гейст подвел итоги этого исследования в статье «Гарвардские исследования обнаружили, что ослабление защиты копирайта принесло обществу пользу»'[61]'.
Отчет Йена Харгривса, написанный по заказу Британского правительства и опубликованный в мае 2011 года, содержит убедительный призыв разрабатывать политику

в области копирайта на основе фактов, а не под давлением лобби11221
Хотя этот отчет ни в коем случае не является «Пиратским манифестом», он содержит ряд конкретных предложений по изменению политики в области копирайта, которые, по крайней мере, переориентировали бы ее в правильном направлении.
Результаты упомянутых исследований более детально будут рассмотрены в следующих разделах.
Великобритания (2004-2008): «Записывающие компании теряют, артисты выигрывают от файлообмена»
Выше вы можете видеть «график, который записывающая индустрия не хочет вам показывать» (по выражению редактора Telegraph Шейн Ричмонд)1123'.
Times Labs провели анализ музыкального рынка Великобритании за последние пять лет на основе данных, полученных от британского общества по коллективному управлению правами (PRSY[62]K
Верхнее поле графика показывает, сколько зарабатывают записывающие компании. В четырех остальных полях показаны доходы артистов. Вывод очевиден: записывающие компании зарабатывают меньше, артисты зарабатывают больше, а общее количество денег в индустрии не меняется.
Причина, по которой записывающие компании зарабатывают меньше, чем раньше, вероятно, связана с фай- лообменом. И мы, пираты, этому несказанно рады. Файлообмен — гораздо более удобный способ распространять музыку, так что услуги, предоставляемые записывающими компаниями, становятся все менее востребованными. Естественно, что они в убытке.




Самое положительное мы видим в том, что артисты стали зарабатывать больше. Люди тратят на музыку столько же, сколько и раньше, но теперь записывающие компании получают меньше. Вместо этого артисты увеличили свою долю за счет высвободившихся денег.
Это невероятное достижение следует только приветствовать. Файлообмен следует легализовать. Именно артисты выиграют от этого больше всех.
Швеция (2000-2008):
«Новые данные, о которых умалчивают звукозаписывающие лейблы: шведские музыканты стали лучше зарабатывать» Майк Масник пишет в Techdirt:
Мы уже обсуждали исследование музыкальной индустрии Великобритании, показавшее, что рост дохода от живых выступлений более чем компенсирует спад доходов от звукозаписи и что сами музыканты получают сейчас больше, чем


2000              2001              2002              200Э              2004              2003              2006              2007              2008
Y mmr
•Li»»              »              Coll«ctin9 * Recorded |


Доходы музыкальной индустрии в Швеции
когда-либо. Кто-то предположил, что это чисто британское явление, но международные исследования показывают то же самое. А теперь то же явление обнаружено и в Швеции — на родине The Pirate Вау, про который нам по-прежнему твердят, что он разрушает [музыкальную] индустрию. Map- тин[[63]1, владелец шведского независимого записывающего лейбла, опубликовал статистику по шведской музыкальной индустрии, которая выглядит очень похожей на данные из Великобритании^[64]!. Прежде всего из нее видно, что хотя сначала произошло небольшое снижение общих доходов, они восстановились до уровня, близкого к максимуму, в основном за счет роста живых выступлений.
Общие доходы от звукозаписи упали. Доходы организаций коллективного управления правами остались на том же уровне, а доходы от живой музыки выросли. Впрочем, важнее другой график, показывающий доходы самих музыкантов. А они идут только в одном направлении — вверх.

alt="" />


Доходы артистов
И все же, ведь The Pirate Bay уничтожает возможность создавать музыку, не так ли? Странно, но цифры, похоже, этого совсем не подтверждают. В целом эти графики показывают то же самое, что и другие исследования. Музыки становится больше. Все больше появляется новых музыкальных «открытий». У музыкантов расширяются возможности получения доходов, а единственная часть бизнеса, которая выглядит пострадавшей — это часть, занятая продажей дисков. Ну да, если ваш бизнес построен на продаже дисков, то это печально, но для тех, кто умеет адаптироваться и перестроиться, возможностей зарабатывать деньги стало больше, чем когда- либо. Это как бы противоречит утверждениям, что «пиратство» разрушает индустрию, не так ли?1127'
Норвегия (1999-2009): «Артисты зарабатывают больше денег в век файлообмена, чем до него» Эрнесто пишет в Torrentfreak:
[127] http://www.techdirt.c0m/articles/20091213/1648377324.shtml.

19*«              2000              2001              2002              2003              2004              2003              2006              2007              200H              200V
Year
Live revenue ¦ Collecting Societies ¦ lliysical amp; digital sales
Доходы музыкальной индустрии в Норвегии (с учетом инфляции)
Широкое исследование воздействия цифровизации на музыкальную индустрию Норвегии пролило интересный свет на положение сегодняшних исполнителей по сравнению с 1999 годом. В то время как музыкальная индустрия твердит об артистах, находящихся на грани банкротства из-за «незаконного» файлообмена, исследование выявило, что как число артистов, так и их средний доход существенно выросли за последнее десятилетие.
Каждый месяц появляется какое-нибудь новое исследование о связи «пиратства» и доходов, но лишь немногие из них действительно представляют интерес. Одно из наиболее серьезных и полных исследований за последнее время — магистерская диссертация студентов Норвежской школы менеджмента Андерса Сорбо и Ричарда Бьеркое^[65]!.
В диссертации студенты детально рассмотрели различные потоки доходов музыкальной индустрии в период между 1999 и 2009 годами. При этом они искали ответ на вопрос, каким образом цифровизация музыки — и его наиболее распространенный побочный эффект, пиратство — изменили экономику норвежской музыкальной индустрии и артистов. Результаты исследования поразительны.
Внимательно изучив данные, исследователи выяснили, что общий доход музыкальной индустрии вырос с 1,4 миллиар-

Общий доход артистов Норвегия (с учетом инфляции)
да норвежских крон в 1999 году до 1,9 миллиарда в 2009-м. После корректировки с учетом инфляции это дает четырехпроцентный прирост доходов за этот период. В целом это небольшой рост, но если мы внимательно посмотрим на доходы артистов, то обнаружим кое-что интересное^[66]!.
В то время как общие доходы индустрии выросли лишь на 4%, доходы самих артистов более чем удвоились — рост составил 114%. Корректируя с учетом инфляции, видим, что доход исполнителей увеличился с 255 млн крон в 1999 году до 545 млн в 2009-м.
Некоторая часть этого роста может быть объяснена за счет того, что число артистов за тот же период увеличилось на 28%. И, тем не менее, ежегодный доход на исполнителя в среднем увеличился на 66% — с 8о тысяч до 133 тысяч крон за десять лет. Подытоживая, можно сказать, что артисты сейчас чувствуют себя гораздо лучше, чем до цифровиза- ции музыки.
Кроме обработки цифр, исследователи также провели опрос самих артистов, чтобы узнать, каковы источники
их доходов. Выяснилось, что продажи записей никогда не были существенной частью таковых. В 1999 году 70% артистов получали за счет продаж записей менее 9% своего общего дохода, а в 2009 году их число составило 50%.
Живые выступления — основной источник доходов для большинства артистов. В 2009 году 37% норвежских артистов получили более 50% своих доходов от живых выступлений, в 1999 году таковых было 25%. Следует отметить, что лишь немногие артисты живут исключительно за счет доходов от музыки, у большинства есть и другая работа.
В итоге исследование развенчивает основные заблуждения в отношении музыкальной индустрии в цифровую эпоху. Музыканты зарабатывают больше, чем когда-либо. Да, доходы от продаж записей идут на спад, но это можно так же легко отнести на счет iTunes, как и The Pirate Вау^1г°\ Ну и окончательный вывод таков, что музыкальная индустрия в целом преуспевает. Записывающие компании могут публиковать отчеты о спаде доходов, но это не отменяет того факта, что в то же время все больше денег идет самим артистам. Разве это такой уж плохой результат? Зависит от того, кого вы слушаете.
Голландское исследование (2009): «Вверх и вниз — экономическое и культурное воздействие файлообмена на музыку, фильмы и игры»
Майк Масник пишет в Techdirt:
[Исследование представляет собой] очень объемный (128 страниц), но весьма тщательный анализ практически всего, что имеет отношение к файлообмену в Нидерландах, осуществленный по заказу правительства. В нем рассматриваются экономические, юридические и культурные аспекты, а затем местные результаты сравниваются с международными.
И хотя можно придраться к некоторым особенностям применяемых методик, итоговые выводы отчета убедительны и ясны: файлообмен — не препятствие для индустрии. На са-

мом деле файлообмен в целом положителен для экономики и общества как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, и эта тенденция, вероятно, сохранится. Непосредственное воздействие файлообмена на продажи минимально (хотя это зависит от категории). Фактически, единственная область, которая испытывает трудности, — продажа дисков (CD и DVD), но в основном этот спад не имеет отношения к файлообмену, к тому же «упущенную» прибыль можно вернуть другими способами. Отчет рекомендует отказаться от криминализации действий пользователей и вместо этого сфокусироваться на стимулировании развития новых бизнес- моделей. Вот краткая выдержка из выводов отчета: Краткосрочный эффект файлообмена на чистую прибыль — существенно позитивный, учитывая, что им заняты потребители, движимые нехваткой покупательной способности. В тех же случаях, когда файлообмен приводит к спаду продаж, мы видим перенос капитала от операторов/продюсеров к потребителям, не сказывающийся на размерах чистой прибыли.
Рынки продаж CD и проката DVD/VHS — единственные секторы индустрии развлечений, испытывающие падение продаж. В этом можно было бы обвинить файлообменную активность, но лишь отчасти. Рынки DVD и консольных игр продолжают впечатляющий рост и после появления сервисов P2P, а выручка кинотеатров стабильно росла между 1999 и 2007 годом. Рынок развлечений в целом более или менее стабилен, предположительно за счет конкуренции за прибыль между разными продуктами.
Пока рынки игр и фильмов растут или остаются на прежнем уровне, нет причин беспокоиться о том, что разнообразие и доступность контента окажется под угрозой. Файлообмен существенно увеличил доступ к широкому и разнообразному диапазону продуктов, хотя такой доступ и не одобряют правообладатели.
Другими словами, почти что все, о чем говорили на протяжении большей части десятилетия, оказалось правдой. От файлообмена нет вреда, напротив, он несет экономические выгоды, а проблемы, с которыми столкнулись отдельные сегменты индустрии, на самом деле представляют вызов для бизнеса, а не для юриспруденции. Отчет дает ясно понять,

что замыкание на юридических решениях в отношении файлообмена — большая ошибка, которая дает обратный эффект и к тому же уводит нас в совершенно неверном направлении'[67]'.
Гарвардское исследование показало, что ослабление копирайта идет на пользу обществу (2009)
Канадский профессор права Майкл Гейст писал в 2009 году:
Экономисты Феликс Оберхольцер-Ги и Колман Штрумпф только что выпустили новый рабочий доклад Гарвардской школы бизнеса под названием «Файлообмен и копирайт»'[68]', который освещает некоторые важные аспекты файлообмена, копирайта и их пользы для общества. Доклад содержит подробный обзор предыдущих экономических исследований и содержит следующие выводы: Данные говорят о том, что файлообмен не мешает творческой деятельности: есть свидетельства в пользу значительного роста культурного производства. Авторы отмечают: Общие данные по производству в творческих индустриях вполне согласуются с точкой зрения, что файлообмен ничуть не демотивировал артистов и издателей. В то время как продажи альбомов в общем и целом падали с начала 2000-х годов, число выпускаемых альбомов продемонстрировало взрывной рост. В 2000 году было выпущено 35 516 альбомов. Семь лет спустя выпущено 79 695 альбомов, включая 25 159 цифровых (Nielsen SoundScan, 2008). Даже если файлообмен был причиной падения продаж, новые технологии, похоже, не произвели угнетающего действия на количество производимой музыки. Наверное, было бы правильным скорректировать результаты в зависимости от «качества» музыки, но у нас нет сведений об исследованиях на эту тему.
Подобные тенденции прослеживаются и в других творческих отраслях. Например, общее число снимаемых в мире за год художественных фильмов выросло с 3807 в 2003 году до 4989 в 2007-м (Screen Digest, 2004 и 2008). Страны, в которых про-

цветает «пиратство» фильмов, увеличили их производство. Это верно для Южной Кореи (с 8о до 124), Индии (с 877 до 1164) и Китая (с 140 до 402). В этот период производство художественных фильмов в США выросло с 459 в 2003 году до 590 в 2007-м (МРАА, 2007).
Увеличение производства художественной продукции совместно с облегчением доступа к ней позволяют сделать вывод, что «ослабление защиты копирайта на деле принесло пользу обществу». Это согласуется с мнением авторов, что ослабление копирайта «несомненно желательно, если оно не снижает мотивацию художников и индустрии развлечения производить новую продукцию». Доклад развенчивает ряд застарелых мифов об экономическом воздействии файлообмена, отмечая, что большое количество скачанных песен отнюдь не означает снижение продаж, наоборот, мэшапы могут увеличить продажи оригиналов, а индустрия развлечений по-прежнему может привлекать внимание потребителей к определенным исполнителям (что приводит к увеличению продаж и скачи- ваний). Авторы подчеркивают, что файлообмен не может привести к творческой демотивации, если желание платить за «товары-комплементы» увеличивается. Как очевидный пример того, что доход может быть увеличен за счет файлообмена, отмечается рост доходов от живых выступлений или встреч с авторами. В частности, упоминается исследование, которое пришло к выводу, что спрос на концерты увеличился благодаря файлообмену, а цены на билеты в эпоху скачивания постоянно растут. Наконец, авторы собрали литературу о воздействии файлообмена на продажи музыки, подтвердив, что «результаты действительно неоднозначны».
Авторы исследования были среди первых, кто бросил вызов устоявшемуся мнению о воздействии файлообмена. Годы спустя многие экономисты продолжили работать в этом новом направлении (включая исследование, спонсированное министерством промышленности Канады). Этот последний доклад расширяет спектр дискуссии, используя данные для изучения творческой мотивации и воздействия на совокупный доход творцов и индустрии.

Обзор политики Великобритании в области прав интеллектуальной собственности Йена Харгривса
(2011)
В мае гои года правительство Великобритании представило исследование политики в области копирайта, патентов и других прав интеллектуальной собственности (IPR). Обзор был выполнен профессором Йеном Харгривсом^[69]', заведующим кафедрой цифровой экономики Кардиффского университета.
Итоговый доклад Харгривса представляет собой крайне занимательное чтение^[70]'.
Важно прояснить одну вещь: доклад Харгривса — не «Пиратский манифест». Он написан в целом с точки зрения сторонника прав интеллектуальной собственности, и в нем есть много тезисов, с которыми Пиратская партия не может согласиться или которые считает не вполне адекватными. В частности, обзор не предлагает решения проблемы нелегального файлообмена, за исключением обычной политики наказания/информирования, которая фантастически безуспешно проводится уже как минимум десятилетие.
Ho если оставить это в стороне, в докладе есть много позитивных конкретных рекомендаций, которые заслуживают внимания.
Первое, к чему призывает автор — отталкиваться от фактического положения дел при разработке политики. Уже во введении говорится: «Мы призываем правительство к тому, чтобы в будущем политика в вопросах интеллектуальной собственности строилась на основе фактов, а не под давлением лоббирования».
И в этом отношении действительно есть над чем поработать. В заключении доклада Харгривса утверждается:
Частота крупных исследований в области интеллектуальной собственности (четыре за последние шесть лет) свидетельствует о недостатках существующей в Великобритании поли
тики. В 1970-х годах «Банковский обзор» также критиковал недостаток фактического обоснования политических мер, как и «Обзор Гауэрса» 2006 года^351 Из 54 рекомендаций, предложенных Гауэрсом, были внедрены лишь 25. В вопросах копирайта лоббирование со стороны правообладателей было для министерства более убедительным, чем [экспертные] оценки экономического воздействия.
В отношении копирайта доклад прежде всего предлагает создание «цифровой биржи прав, которая будет способствовать лицензированию и реализации потенциала творческих индустрий».
И хотя не будет вреда, если попытаться создать такую «биржу» в условиях существующего законодательства, весьма сомнительно, что этого будет достаточно для решения проблемы общеевропейского лицензирования и заложения основ единого цифрового рынка Европы.
Есть и другие вполне конструктивные предложения. В рекомендациях указывается: Сиротские произведения. Правительству следует принять ряд законов, направленных на лицензирование сиротских произведений. Указанные меры должны предоставить возможность для установления расширенных коллективных лицензий для массовой легализации сиротских работ, а также для установления процедуры освобождения от сборов при использовании отдельных произведений. В обоих случаях работа должна признаваться сиротской, только если ее нельзя найти в соответствующих базах данных цифровой биржи прав, которую предлагается создать. Ограничения копирайта. Правительству следует решительно отказаться от регулирования активности, которая не наносит ущерб главному объекту копирайта, а именно стимулирования творчества. Правительству следует ввести исключения из копирайта на национальном уровне в рамках структуры ЕС для легализации любых возможных действий, включая сохранение в другом формате, пародирование, некоммерческое исследование и библиотечное архивирование. Великобритании также следует продвигать на уровне ЕС исключение для использования текстов и данных в аналитических целях. Великобритании следует на уровне ЕС показать пример развития дальнейших исключений из копирайта, предназначенных для увеличения адаптируемости к новым технологиям в рамках ЕС. Это должно быть сделано таким образом, чтобы разрешить использование работ, ставших доступными благодаря технологиям, способами, которые не являются непосредственной торговлей творческими объектами произведений. Правительству также следует законодательно предусмотреть, чтобы эти и другие исключения из копирайта не могли быть отменены договорами.

Так или иначе, доклад Харгривса вполне заслуживает того, чтобы его прочитали все, кто интересуется политикой в области интеллектуальной собственности. Хотя обзор написан с точки зрения Великобритании, большинство аргументов так же актуальны и для других участников ЕС.
Однако самое интересное, конечно, то, насколько британское правительство последует рекомендациям Харгривса. К несчастью, всего через пару месяцев после опубликования обзора Харгривса нам ясно напомнили о том, что собой представляет сегодняшняя политическая реальность. Одной из самых важных и недвусмысленных рекомендаций в докладе было не продлевать время охраны прав с 50 до 70 лет, поскольку в результате общество понесет безвозвратные потери при отсутствии повышения уровня стимулирования культурного сектора.
И что же сделало правительство Великобритании? В сентябре 2011 года, четыре месяца спустя после того как отчет Харгривса лег на столы чиновников, они успешно протолкнули расширение срока охраны копирайта через Совет министров ЕС.
Проводить исследования — это одно, а заставить законодателей их прочитать и принять во внимание — совсем другое. Однако доступ к исследованиям и их выводам дает значимое преимущество всем, кто заинтересован в разработке политики в сфере копирайта.

<< | >>
Источник: Засурский И., Харитонов В.. Трансформация авторского права в интернете: зарубежные тенденции, бизнес-модели, рекомендации для России — 384 с.. 2013

Еще по теме Исследования культурного сектора в эру файлообмена:

  1. Файлообмен и фундаментальные права: ключевые моменты
  2. Часть II Исследования по социальной и культурной структуре 
  3. Особое место исследований Вселенной в культурной истории человечества
  4. Российская культурно-историческая школа как основание культурной психологии
  5. Содержание и отличие понятий «гендерные исследования», «женские исследования», «мужские исследования»
  6. § 6. Этнософия М. Херсковица и концепция культурного релятивизма как основа требования уважения культурных различий и политики мультикультурализма
  7. Анализ культурных институций вместо описання культурных черт
  8. ПОСТМОДЕРН: КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ КУЛЬТУРНАЯ КОНТРЭВОЛЮЦИЯ?
  9. ТРИ СЕКТОРА
  10. Структура сектора услуг
  11. Внешние геополитические концентры и секторы
  12. ПРОФЕССИИ ТРЕТИЧНОГО СЕКТОРА
  13. ПЕРЕОРИЕНТАЦИЯ ПРЕДПОЧТЕНИИ В НАПРАВЛЕНИИ ТРЕТИЧНОГО СЕКТОРА
  14. Структура обязательств по сектору образовательных услуг: графики развитых стран
  15. Обмен жидкостей между водными секторами в организме человека
  16. НЕКВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ РАБОТНИКИ ТРЕТИЧНОГО СЕКТОРА
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -