<<
>>

Глава 5 ЕЩЕ РАЗ ОБ ОТНОШЕНИЯХ С ПОДШУЧИВАНИЕМ

Статья профессора Гриоля «L’Alliance cathartique»*, опубликованная в журнале «Африка» за октябрь 1948 г., поднимает весьма важный методологический вопрос. Если мы хотим понять обычай или институт, обнаруживаемый в конкретном обществе, то перед нами два пути.
Один — выяснить, какую роль этот обычай играет в системе (или комплексе) обычаев и институтов, составным элементом которой он является, а также выяснить, каким значением — в общем контексте их традиционной системы — этот обычай обладает для самих людей. Профессор Гриоль поступает именно так, рассматривая обычай бозо и догонов обмениваться оскорблениями. Он анализирует этот обычай как элемент целого комплекса обычаев, институтов, мифов и идей, для обозначения которых сами догоны используют понятие mangou. Он также показывает, какое значение сами туземцы придают такому обмену оскорблениями (р. 253). Статья представляет собой восхитительный образец анализа и неоценимый вклад в копилку наших знаний об обществах Западной Африки. Но для нас открыт и другой метод, а именно широкий сравнительный анализ всех типов социальных отношений, в которых обычай позволяет двум людям (или даже предписывает им) говорить или делать то, что в других ситуациях было бы глубоко оскорбительным. Похоже, профессор Гриоль возражает против использования этого метода. Ссылаясь на то, что уже написано по сравнительному изучению так называемых отношений шуточного родства, или parentis d plaisanterie**, он пишет: «Nous adoptons, vis-a-vis travaux parus sur cette question, une attitude negative»***. В Северной Америке, Океании и Африке этнографами обнаружены примеры обычая, по которому людям, состоящим в опреде- ленных отношениях — отношениях, являющихся либо следствием родства, либо, еще чаще, следствием брака, — разрешалось (или даже предписывалось) обращаться друг с другом неуважительно или оскорбительно, а обижаться при этом не полагалось. Такие отношения стали называть «шуточным родством», или parentes d plaisanterie. Скажем прямо, это не очень удачное название. Самые многочисленные и распространенные случаи традиционных подшучиваний сопровождают отношения мужчины с братьями и сестрами его жены. Но отношения с подшучиванием также были обнаружены между кросскузенами, между братом матери и сыном сестры и между дедами и внуками (в несколько более мягкой форме). Таким образом, возникает проблема сравнительной социологии: что во всех этих отношениях делает данный тип поведения приемлемым, осмысленным и функциональным? Один из первых фактов, поражающих социолога-исследовате- ля, — то, что обычай «подшучивания» с братьями и сестрами жены очень часто сочетается с обычаем жесткого избегания матери жены, нередко ее отца и, временами, брата матери жены. Как только становится ясно, что обычай избегания и обычай подшучивания прямо противоположны, или полярны, сразу делается очевидным, что необходимо анализировать обычаи этих двух типов одновременно.
А это, в свою очередь, требует рассмотрения и некоторых других форм взаимоотношений. Этот комплекс проблем впервые заинтересовал меня в 1908 г., когда я пытался найти объяснение обычаям избегания на Андаманских о-вах. Там родители мужчины и родители его жены должны избегать друг друга. Их отношения описываются термином aka-yat, где корень означает «запрещенный», приставка же подразумевает «рот», а следовательно — «речь». Люди, находящиеся в таких отношениях, не могут разговаривать друг с другом. Вместе с тем мне сообщали, что они должны регулярно посылать друг другу подарки. Вот объяснение, которое дают сами андаманцы: «Они большие друзья, потому что их дети поженились». С подобным же восприятием отношений избегания как дружеских мне доводилось встречаться и в других местах. Так, в Австралии, где мужчина старательно избегает любых социальных контактов с матерью жены, мне не раз говорили, что теща — самый лучший друг мужчины, так как она обеспечила его женой. И опять же, отношения с подшучиванием обычно расцениваются как дружеские. «Я могу дразнить брата моей матери и брать его вещи, потому что мы большие друзья; я сын его сестры». «Я могу шутить со своими бабушкой и де душкой, и они будут со мной шутить, потому что мы большие друзья». Что в этом контексте означает «дружба»? Это, очевидно, нечто отличное от солидарности и взаимопомощи между двумя братьями или между отцом и сыном. На основании сравнительного анализа у меня создалось впечатление, что установление «дружбы» означает обязательство двух людей не вступать друг с другом в ссору или открытый конфликт. Вполне очевидно, что один из способов, позволяющих двум людям исключить открытые конфликты, — избегать друг друга или вести себя с подчеркнутым уважением по отношению друг к другу. Я думаю также (это абсолютно очевидно), что отношения, в которых обмениваются оскорблениями и при этом существует обязательство не принимать эти оскорбления всерьез, — это отношения, позволяющие благодаря притворному конфликту уйти от конфликта реального. Эту теорию можно подкрепить ссылкой на другие обычаи. Из них, чтобы не увеличивать объем статьи, я упомяну лишь два характерных и однотипных обычая. На Андаманских о-вах мне сообщили, что если два человека вместе проходили инициацию, то после этого им запрещается говорить друг с другом, но они должны регулярно обмениваться подарками. Опять же, объяснение было следующим: «Они большие друзья». В Южной Австралии существовал обычай, по которому двух мальчиков, рожденных примерно в одно и то же время в двух разных кланах (обычно враждующих), объединяли особые отношения, устанавливаемые путем обмена кусками пуповины (той, которая остается у новорожденного, а потом отваливается). Бывает, что два человека, состоящие в таких отношениях, никогда не разговаривают друг с другом, но каждый может без опаски приходить в клан другого, принося подарки своему другу и получая ответные дары. Отношения опять-таки описываются как весьма дружеские, благодаря им человек находится в безопасности на той территории, которая иначе была бы враждебной. Тщательный анализ множества примеров, встречающихся по всему миру, дает мне, кажется, право сформулировать общую теорию. Но эти особые формы «дружбы» можно полноценно проанализировать, только изучая формы социальных отношений вообще, и данная статья — неподходящее место для рассмотрения столь обширной темы. Некоторые типы социальных отношений, как того требует обычай, основаны на уважении различной степени, выражаемом различными способами; другие типы социальных отношений допускают определенную степень фамильярности, а в чрезвычайных слу чаях — даже распущенность. Правила этикета — один из способов стандартизации этих особенностей социальных отношений. Уважение, которое требуется от сына по отношению к отцу, во многих африканских племенах должно проявляться именно в формах, закрепленных этикетом. Отношения избегания — в некотором смысле крайняя степень уважения, тогда как подшучивание — форма проявления фамильярности, допускающая неуважительное обхождение, а в самых чрезвычайных случаях — крайние вольности. Это, например, отношения, в которых иногда практикуется сквернословие, как у догонов и бозо. Во всех или в большинстве известных нам обществ в повседневном социальном взаимодействии непристойные речи допускаются лишь между теми, кто состоит в отношениях, характеризующихся особой близостью, простотой и вольным обращением. Запрет на любые разговоры на сексуальную тему между сыном и отцом и тем более между зятем и тестем, существующий во многих африканских обществах, иллюстрирует контраст между уважительным и фамильярным (или вольным) поведением. Теория, которую я коротко осветил в более раннем номере «Африки»34 и к которой Гриоль относится отрицательно, начинается с положения, что обычаи избегания и исключительного уважения по отношению к родителям жены и привилегия «подшучивания» с братьями и сестрами жены могут быть рассмотрены как средства установления и поддержания социального равновесия в том типе структурной ситуации, которая во многих обществах возникает вследствие брака. В такой ситуации мы имеем две отдельные и обособленные социальные группы, два семейства или линиджа Они оказываются связанными друг с другом в силу союза между женщиной из одного семейства, линиджа или группы и мужчиной из другого. Муж находится вне группы жены и социально сепарирован от этой группы. Но через жену он все же косвенно или опосредованно связан с индивидами этой группы. Что требуется для социального равновесия, так это, чтобы он по возможности не вступал в конфликты с группой его жены, но поддерживал «дружественные» отношения с этой группой или ее отдельными членами. Как обычай избегания, так и обычай «подшучивания» — средства, с помощью которых эта ситуация социально регулируется. Далее, в чем различие между поведением по отношению к родителям жены и поведением по отношению к ее братьям и сестрам? Ответ содержится в общем, широко признанном принципе, согласно которому по отношению к родственникам первого восходящего поколения требуется проявлять уважение, тогда как между представителями одного поколения допускаются вольные, простые и равноправные отношения. Конечно, есть случаи исключения из этого правила, например подшучивание или привилегия вольного обращения с мужем сестры отца или братом матери. Итак, особая структурная ситуация, рассматриваемая в этой теории, — ситуация, когда группы поддерживают свою обособленность, каждая из них обладает собственной системой внутренних отношений, и член одной группы косвенно связан с другой группой как целым через посредство конкретного личного отношения. В случае брака косвенные отношения — это отношения мужчины через посредство его жены. Обычай подшучивания с братом матери встречается в обществах, где индивид принадлежит к патрилинейной группе и, следовательно, имеет косвенные отношения с группой своей матери через ее посредство. Распространенный обычай фамильярного обращения с дедом и бабкой, часто принимающего форму подшучивания (в Австралии, Африке, Северной Америке, у ораонов Индии), подчеркивает социальное разъединение этих двух поколений. Деды и бабки, таким образом, противопоставляются родственникам родительского поколения, и отношения с дедом или бабкой опосредованы отношениями с родителями. Подшучивание между кросскузенами (у фиджийцев, оджибве и др.) типично для отношений между потенциальными родственниками по браку, но отношения эти определяются не прямой родственной связью, а косвенно — через мать или через сестру отца. Интересный и имеющий решающее значение для этой теории пример дают индейцы кроу, обладающие матрилинейными кланами. Мужчина должен вести себя уважительно по отношению к представителям клана своего отца. Он хотя и не входит в этот клан, находится с его членами в отношениях тесной солидарности. В других кланах племени должно обнаружиться некоторое количество мужчин, являющихся сыновьями мужчин из клана его отца. Они принадлежат к кланам, отделенным и обособленным не только от его клана, но и от клана его отца. С такими людьми — с теми, с кем его связывают не прямые личные отношения, а опосредованные кланом его отца, — он «подшучивает»; он может делать им оскорбительные замечания или терпеть таковые от них безо всякой обиды. В племени кроу эти отношения превратились в инструмент социального контроля, так как подшучивающий человек может привлечь внимание публики к недостаткам своего родственника. У чероки также существовала система матрилинейных кланов, и мужчина должен был проявлять уважение ко всем членам клана его отца. Но с кланами отца его отца и отца его матери он был связан лишь опосредованно через породителя. Всех женщин этих кланов он называл бабушками и мог поддерживать с ними отношения фамильярного подшучивания. Так как брак с подобной «бабушкой» одобрялся, она была потенциальной женой или сестрой по браку. Предложенная мной теория, претендующая на объяснение отношений с подшучиванием между людьми, связанными браком или родством, сводится к тому, что такие отношения встречаются — как социальный институт — в структурных ситуациях определенного типа. Это ситуации, в которые вовлечены две группы. Их разделенность особо подчеркивается, а отношения (между представителем одной группы и членами или частью членов другой) устанавливаются опосредованно. Об этих отношениях можно сказать, что они выражают и подчеркивают как разделение (принадлежность к разным группам), так и единение (через опосредованную связь между людьми). Отношения «дружбы» при избеганиях и подшучивании заметно контрастируют с отношениями солидарности, предполагающими сложный набор обязанностей, которые существуют в такой группе, как линидж или клан. Дальнейшее развитие теории требует сравнения отношений «дружбы» также с теми отношениями, которые устанавливаются между лицами, принадлежащими к разным группам, посредством регулярного обмена подарками. Итак, эта теория — лишь одна из попыток систематически изучить типы социальных отношений, которые обнаруживаются в примитивных обществах. Подавляющее большинство случаев подшучивания, зафиксированных этнографами, касалось отношений между индивидами, связанными браком или родством. Отсюда их французское название — отношения рагегйё (родства). Но были также обнаружены случаи похожих отношений между целыми группами: членам одной группы позволялось отпускать оскорбительные или унизительные замечания в адрес членов другой группы (или от них это ожидалось). Хороший пример дают половины «койот» и «дикий кот» у калифорнийских племен. Еще позднее сходные обычаи были зафиксированы в Африке (Северная Родезия, Танганьика, Западная Африка)35, где взаимоотношения этого вида поддерживаются между двумя кланами племени или между двумя племенами. Они, очевидно, представляют проблему несколько иного рода. Но, несомненно, любая работоспособная общая теория отношений с подшучиванием должна принимать к рассмотрению и такие отношения между группами. Кланы и племена — отдельные обособленные группы, каждая из которых сохраняет идентичность и автономность. Внутри клана отношения между его членами характеризуются своего рода солидарностью в том особом смысле, в котором я употребляю это понятие в данной статье. Два клана в некоторых случаях могут быть объединены таким образом, чтобы составлять постоянный союз солидарности — как между группами в целом, так и между их членами. Вместе с тем между двумя кланами могут существовать отношения явной или скрытой вражды. Есть и третья возможность. Между двумя конкретными кланами нет ни солидарности, ни вражды, а поддерживаются отношения «дружбы», при которых подчеркивается обособленность этих групп, но открытых конфликтов между этими группами или их отдельными представителями не происходит. Избегать конфликтов удается благодаря тому, что устанавливаются отношения, допускающие взаимные оскорбления и не допускающие обид. Иллюстрацию такого положения дел можно обнаружить при описании кланов талленси, представленном д-ром М.Фортесом36. Подобные отношения (когда избегают враждебности) могут существовать между двумя племенами, как в известных примерах из Танганьики37. Таким образом, как мне кажется, отношения с подшучиванием между кланами и между племенами, зафиксированные в Африке, могут быть рассмотрены в рамках единой теории, которая относит все случаи этих отношений к некоторому общему типу структурных ситуаций. Необходимо пояснить, что цель, преследуемая такой теорией, — не что иное, как разобраться во всех известных примерах институциализированных отношений определенного распознаваемого типа для того, чтобы выяснить, какая общая черта социальной жизни делает этот тип поведения приемлемым, осмысленным и функциональным. Очевидно, что отношения между догонами и бозо напоминают отношения, зафиксированные в других частях Африки, одной определенной чертой, а именно обменом оскорблениями. Но их сходство в других аспектах неочевидно, и они, разумеется, сходны не во всем. Эти отношения называют «союз», но это нечто весьма отлич ное от союза двух наций, которые объединяются для ведения войны против третьей. Таким образом, «союз» не вполне подходящий термин, но термин, действительно подходящий, мне не удалось подобрать. Я использовал термин «дружба», и меня оправдывает то, как сами туземцы говорят о дружбе. В австралийских племенах мужчина может иметь «друга», человека, с которым у него особые личные отношения. В одном регионе подобным «другом» является муж родной сестры жены, если он не состоит в близком родстве. В других регионах мужчина не может выбирать «друга» из числа муж- тан, к которым он обращается, используя классификационный термин «брат» (отношения между «братьями» устанавливаются системой родства). Он может выбрать мужчину, который приходится ему классификационным «братом по браку», но не подлинным братом по браку. Ведь братья по браку также непременно принадлежат к обособленным группам. Между «дружбой» и отношениями родства существуют четкие различия. Я отличаю, таким образом, определенный класс отношений, названный мной «дружба», от того, что я назвал отношениями солидарности, устанавливаемыми родством или принадлежностью к такой группе, как линидж или клан. Эти термины используются только для целей данного анализа, поскольку в этой сфере, как и во многих других сферах социальной антропологии, точные рабочие термины пока не найдены. Как один из типов «дружбы» в этом смысле мы можем рассматривать отношения, устанавливающиеся между лицами или группами на основе продолжительного обмена предметами или услугами. Распространенный по всему миру обычай обмена подарками должен быть рассмотрен в этой связи. Но кроме него есть и другие варианты: одна группа может хоронить умершего из другой или оказывать прочие ритуальные услуги. В Северо-Западной Америке одна группа может позвать другую — «дружескую» — группу установить тотемический столб*. Весьма обычная компонента взаимоотношений между группами — некоторая оппозиция, если под этим термином иметь в виду контролируемый и регулируемый антагонизм. Две группы могут регулярно вступать в соревнования, например играть в футбол. Для потлачей** Северной Америки характерно соревнование или соперничество в обмене ценностями. Социальные отношения дружеского соперничества имеют существенное теоретическое значение. Университеты Оксфорда и Кембриджа регулярно проводят соревнования по гребле, футболу и т.п. Подшучивание, таким образом, представляет собой отдельную разновидность более широкого класса взаимоотношений — ведь это отношения дружбы, принимающие форму антагонизма, контролируемого конвенциональными правилами. «Союз» между бозо и догонами, описанный и проанализированный М.Гриолем, очевидно, является примером того, что я называю «дружба». Догоны и бозо — два народа, различающихся по языку и образу жизни. Запрет на взаимные браки поддерживает их разобщенность, предотвращая формирование отношений родства между членами этих двух групп. «Дружба» проявляется в запрете (поддерживаемом сверхъестественной санкцией) проливать кровь представителей союзного народа, а также в регулярном обмене подарками и услугами. Например, это услуги, оказываемые индивидами из одной группы индивидам из другой при ритуальном очищении последних. К этому добавляются «отношения с подшучиванием»: обмен оскорблениями между членами этих двух групп. И именно последнюю особенность отношений мы здесь разбираем. Эти два народа осмысляют такой союз в свете своей космологической системы мифов и идей, и статья М.Гриоля — важное добавление к серии публикаций, в которых он и его соавторы представили результаты изучения космологии догонов и бозо. Именно в свете своих верований догоны и бозо объясняют обмен оскорблениями38. По их понятиям обмен оскорблениями «катартичен», так как он «освобождает» от «грязи» печень всех участников. М.Гриоль, таким образом, проанализировав обмен оскорблениями между догонами и бозо, показал, какое значение он имеет для самих туземцев, и указал на его взаимосвязь со сложной системой институтов, идей и мифов. М.Гриоль пришел к выводу, что самая важная функция такого союза — обеспечение того, что он, за неимением лучшего термина, называет «очищение». Соответственно он предлагает условно называть союзы этого типа (обнаруженные в обширном районе Африки) «катартическими». Несомненно, он не предложил бы употреблять этот термин для обозначения обмена оскорблениями между кланами у талленси и бемба или между племенами в Танганьике. Г-н Марсель Мосс и я много лет пребывали в поисках удовлетворительной общей теории того, что я называю отношениями «дружбы» между отдельными группами лиц, принадлежащих к разным группам. Составной частью этой теории должно быть изучение prestations*, или обмена предметами или услугами. Другой частью должно быть изучение «отношений с подшучиванием». Именно к таким исследованиям Гриоль придерживается, как он выражается, «негативного отношения». Он полагает, что сводить в единую систему различные образцы «подшучивания» и искать для них общее объяснение подобно созданию единой классификации церемоний, во время которых в церквах звонят в колокола, таких, как, например, похороны или свадьба, назвав их сёгётотез d cloches*. Это вопрос методологии социальной антропологии, который кажется мне весьма важным. Ведь М.Гриоль, похоже, ставит под сомнение научную достоверность сравнительного метода как способа получения общей теоретической интерпретации социальных институтов. Лишь с помощью сравнительного метода мы можем получать общие объяснения. В противном случае мы будем вынуждены ограничиться частными объяснениями, сходными с теми, которые дают историки. Эти два вида объяснений одинаково правомерны и не вступают в конфликт друг с другом, оба они нужны для понимания обществ и их институтов. То, что догоны объясняют обмен оскорблениями как способ очищения печени, не исключает рассмотрения этого института догонов как примера распространенной формы «дружбы», в которой подобное поведение является существенной чертой. Вопрос не в том, является ли моя теория или любая другая теория отношений с подшучиванием удовлетворительной. Вопрос в другом: возможна ли подобная общая теория вообще или следует склониться к отказу от попыток выработать такую теорию и довольствоваться частными объяснениями? Тот же методологический вопрос встает в связи с заключительной частью статьи М.Гриоля. Он коротко остановился на необходимости объяснения союза догоны—бозо: «еп tant que systeme de groupes couples et dont les deux parties ont des prerogatives et devoirs complementaires»**. Он находит объяснение «aux fondements тёте de la metaphysique dogon. En effet, dfcs l’origine du monde, la rfcgle etait de gemell6ite. Les fctres devaient naitre par couple»***. Это, таким образом, частное объяснение в свете идей догонов о близнецах. Отношения такого типа — между группами, составляющими пары, — обнаруживаются во многих районах мира. Выдающиеся образцы представляет деление племен на половины в Северной и Южной Америке, Меланезии и Австралии. Наиболее типичный способ символизации этого единства в дуализме, связывающем две группы в одно общество, — символизация в форме пар противоположностей, таких, как небо и земля, война и мир, черное и белое, земля и вода, койот и дикий кот, орел и ворон. В основе лежит, таким образом, концепция единства противоположностей, как в философии Гераклита Она была чрезвычайно тонко разработана китайцами в философии инь—ян. Инь и ян — это женское и мужское начала, ночь и день, лето и зима, активное и пассивное и тд., и суть в том, что инь и ян нужны вместе для создания единства и гармонии как в союзе мужа и жены или как в союзе зимы и лета, образующем год. Таким образом, догоны поступают необычно, символизируя отношения между группами, соединенными попарно, в виде человеческих близнецов. Но в этом можно увидеть специфический вариант развития представлений, широко распространенных в Африке, в соответствии с которыми близнецы рассматриваются как единое целое, разделенное на две части. Сравнительное изучение африканских обычаев, касающихся близнецов, показывает, что эти представления развивались во множестве вариантов. В космологии догонов, как сообщают М.Гриоль и его партнеры по исследованиям, основным проявлением единства в дуализме, является, похоже, не рождение близнецов, а скорее оппозиция мужского и женского начал, как в учении об инь и ян в Китае. Человеческие существа при рождении наделены и тем и другим началом, и только после обрезания и клитородектомии они становятся настоящими мужчинами и женщинами, так что в сексуальном союзе мужа и жены мы снова имеем дело с Гераклитовым единством противоположностей. Ключ к пониманию космологических идей догонов или некоторых из них можно найти в том, как этот дуализм мужского и женского начал связывается с дуализмом единства близнецов. Вторая форма дуализма соотносится с числом 2. Первая связана с оппозицией чисел 3 (мужской символ) и 4 (женский символ), которые в сумме составляют 7 — символ целостного существа. Символические представления догонов обнарркивают поразительное сходство с теми, которые встречаются помимо Западной Африки в других частях земного шара. В основе их научного понимания должно лежать такое частное и конкретное исследование, как то, что предприняли М.Гриоль и его соавторы; но мы считаем, что такое исследование должно быть дополнено систематическим сравнительным изучением, настолько широким, насколько это возможно. Представление о единстве в дуализме использовалось человеком не только при создании космологических систем, но и при организации общественных структур. Их сравнительное изучение, как и сравнительный анализ отношений с подшучиванием, окажет, можно надеяться, самую существенную помощь в понимании системы догонов, которая без этого будет казаться лишь странным творением экзотического народа. Библиография Fortes М. The Dynamics of Clanship among the Tallensi. L.: Oxford University Press, 1945. Moreau HE. The Joking Relationships (utani) in Tanganyika. — Tanganyika Notes and Records, 12, 1941, p. 1—10. — Joking Relationships in Tanganyika. — Africa. Vol. XIV, N° 3, 1944, p. 386— 400. Paulme Denise. Parente a plaisanteries et alliance par le sang en Afrique Occidentals — Africa. Vol. XII, N° 4, 1939, p. 433-444. Pedler F.J. Joking Relationships. — Africa. Vol. XIII, № 2, 1940, p. 170—173. Radcliffe-Brown A.R. On Joking Relationships. — Africa. Vol. XII, № 3, 1940, p. 195— 210. Richards A.I. Reciprocal Clan Relationships among the Bemba of N. Rhodesia. — Man. Vol. XXXVII, 1927, p. 222. Schapera I. Customs Relating to Twins in South Africa. — Journal Afr. Soc. Vol. XXVI, cii, p. 117-137. Комментарии с. 125 * «L’Alliance cathartique» (франц.) — «Катартический альянс». ** Parentis d plaisanterie (франц.) — родство с подшучиванием. *** «Nous adoptons, vis-a-vis travaux parus sur cette question, une attitude negative» (франц.) — «Столкнувшись с этим вопросом непосредственно, мы относимся к нему негативно». с. 132 * Тотемический столб — у индейцев северо-западного побережья Северной Америки — особый культовый предмет высотой в 1—3 м, вырезанный из цельного куска дерева, украшенный цветными рисунками и резьбой, т.е. имеющий изображения символического значения. ** Потлач — особый вид празднеств, типичных для индейцев Северо-Западного побережья Северной Америки. Во время этих празднеств вожди устраивали пиры, призванные поразить гостей чрезвычайным обилием угощения, щедро одаривали приглашенных и даже уничтожали немалое количество материальных ценностей. Потлачи способствовали повышению престижа и укреплению социального положения устроителей, а также в известной мере стимулировали материальное производство. с. 133 * Prestations (франц.) — букв, «предоставление», но смысл этого слова как этнологического понятия гораздо сложнее и не укладывается ни в какое-либо одно русское, ни в какое-либо одно английское слово. Англоязычные антропологи используют этот термин М-Мосса как кальку с французского. В русском переводе «Этюда о даре» М.Мосса термин «prestations» передается как «поставка», что не вполне удачно, так как имеются в виду не только регулярные, нормативно предусмотренные взаимные дары, но и регулярные, нормативно предусмотренные взаимные услуги между членами коллективов — преимущественно в безгосударственных и раннегосударственных обществах. Мы предпочли просто употребить французское слово. с. 134 * Сёгётоте5 d cloches (франц.) — церемонии под колокольный звон. ** «Еп tant que systeme de groupes couples et dont les deux parties ont des prerogatives et devoirs complementaires» (франц.) — «Как системы парных групп, половинки которых имеют взаимодополняющие права и обязанности». *** «.лих fondements meme de la metaphysique dogon. En effet, des Porigine du monde, la regie ?tait de gemelleite. Les fctres devaient naitre par couple» (франц.) — «..в самих основах метафизики догонов. Действительно, с самого основания мира близнецы были эталоном двойников. Существа должны были рождаться парами».
<< | >>
Источник: Рэдклифф-Браун А.Р.. Структура и функция в примитивном обществе. Очерки и лекции.. 2001

Еще по теме Глава 5 ЕЩЕ РАЗ ОБ ОТНОШЕНИЯХ С ПОДШУЧИВАНИЕМ:

  1. Глава 4 ОБ ОТНОШЕНИЯХ С ПОДШУЧИВАНИЕМ
  2. Глава 1 ЕЩЕ РАЗ УТОЧНИМ ПОНЯТИЯ
  3. Глава I ЕЩЕ РАЗ О ПЕДАГОГИЧЕСКОМ МАСТЕРСТВЕ
  4. И еще раз о границе
  5. Еще раз о предложении
  6. 2.7. Еще раз о трансдисциплинарном характере химии
  7. 1.8.13. Еще раз об обществе, нации и этносе
  8. Еще раз о четвертом часовом поясе
  9. ЕЩЕ РАЗ СОЦИАЛИЗМ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА
  10. Геннадий ПРАШКЕВИЧ ЕЩЕ РАЗ ОБ АВТОРЕ ЭТОЙ КНИГИ
  11. Еще одна прогулка по зоопарку — НА СЕЙ раз подольше
  12. 2. Принцип субстанциальности сознания: еще раз о полемике материализма и идеализма
  13. Конец 7 раздела. Проверьте еще раз и ждите дальнейших указаний! Описание заданий раздела 8 и образцы решений
  14. 214. ГИБЕЛЬ, И ЕЩЕ РАЗ ГИБЕЛЬ
  15. Практика, практика и еще раз практика
  16. Общаться, общаться и еще раз общаться
  17. § 4. Как строить отношения с учениками, которых мы не любим, или еще немного о мстительном поведении
  18. 8. Особенности требований как вида имущества, связанные с тем, что между кредитором и должником возникают отношения по поводу имущества, которое может еще не существовать.
  19. Глава 16. Еще о дощечках Иэенбека
  20. Глава 16. СИММЕТРИЯ В МИРЕ КВАРКОВ — "ЕЩЕ ОДИН КОАН?"