<<
>>

Нет зверя страшнее слона!


Республика была достаточно богата, чтобы содержать первоклассную армию. Однако война быстро истощала ее доходы: торговые пути, приносившие богатство, могли быть перерезаны, а воевали карфагеняне все больше руками наемников, и это требова
ло огромных расходов — особенно если война затягивалась или велась неудачно.
Недаром после поражения в первой Пунической войне в стране вспыхнуло восстание наемников, не получивших ожидаемой награды. Впрочем, чаще всего наемники добывали себе награду сами, разоряя ту страну, где шла война. В свою очередь, власти Карфагена, стремясь превратить войну в прибыльное предприятие, обычно прекращали военные действия, если те грозили им разорением. Конфликты они стремились улаживать с помощью денег и дипломатических действий. Они легко мирились с неудачей и считали неуступчивость римлян глупостью.
Командующего армией избирал совет старейшин. Полководец был наделен самыми широкими полномочиями, однако во время войны подчинялся «совету ста четырех». Порой это мешало добиваться успеха. Наблюдалась и несогласованность между родами войск, ведь командование армией и флотом редко сосредоточивалось в одних руках.
После победы в войне карфагеняне устраивали в честь отличившегося военачальника праздник, напоминавший римский триумф. Во время праздника солдаты, проходя по городу, вели пленных врагов. Таким триумфом закончилась, например, война с восставшими наемниками. Кроме того, полководца, вернувшегося с победой, торжественно встречали у городских ворот.
Карфагенская армия состояла из пехоты, конницы, боевых колесниц и слонов. Ее историю, по предположению немецкого ученого О. Мельцера, можно разделить на три периода. Вплоть до правления Магона армия набиралась в основном из карфагенян. Затем появляется наемное войско, но еще вплоть до IV века до нашей эры карфагенская знать принимает участие в войнах, составляя «священную дружину». Однако в период Пунических войн в составе армии сражаются лишь наемники; правда, командуют ими карфагеняне. Все известные нам полководцы, кроме Ксантиппа, принадлежали к карфагенской знати. Во флоте, наоборот, долго сохраняется традиция набирать на службу карфагенян.

Наемное войско появляется в Карфагене уже в VI веке до нашей эры. Если Малх был предводителем армии, составленной из карфагенян, — и им тем более было трудно согласиться с тем, что их обрекли на изгнание, — то преемник Малха, Магон, распоряжался уже солдатами-наемниками. В дни поражений наемники могли перейти на сторону неприятеля. Их отряды не раз участвовали в осаде Карфагена. Задержка жалования также могла оставить Карфаген без армии.
Разумеется, карфагеняне не первыми начали вербовать чужеземцев в свою армию. Традиция наемничества была широко распространена на Древнем Востоке. Так, греческие солдаты успели повоевать в армиях почти всех держав этого региона: в Персии, Египте, Вавилоне.
Их нанимали к себе на службу даже финикийцы и евреи.
В принципе каждая народность, входившая в состав Карфагенской державы, формировала особый род войск. Например, из ливийцев составлялась пехота; из нумидийцев — легкая конница, вооруженная дротиками и мечами; из жителей Балеарских островов набирались отряды пращников.
Гюстав Флобер на страницах романа «Саламбо» так описывал разноплеменное карфагенское войско: «Тут были люди разных наций — лигуры, лузитанцы, балеары, негры и беглецы из Рима. Слышался то тяжелый дорийский говор, то кельтские слова, грохотавшие, как боевые колесницы, ионийские окончания сталкивались с согласными пустыни, резкими, точно крики шакала. Грека можно было отличить по тонкому стану, египтянина — по высоким сутулым плечам, кантабра — по толстым икрам».
Вальтер Гёрлиц сравнивал карфагенское войско с армией Наполеона в 1812 году, в которой тоже сражались люди самых разных национальностей: немцы, голландцы, итальянцы, поляки, португальцы, швейцарцы, испанцы, хорваты, албанцы.
По сообщению Диодора, уже в конце V века до нашей эры в карфагенской армии служили тысячи ливийцев. Впрочем, доволь
но трудно оценить, какую именно часть армии составляли ливийцы. В одних случаях античные авторы сообщают, сколько ливийцев воевало среди карфагенян, но умалчивают об общей численности карфагенского войска; в дру- их случаях нам ведома величина ойска, но количество ливийцев в ем неизвестно. По-видимому, прав ыл Плутарх, отмечавший, что боль- ую часть карфагенской армии со- тавляли ливийцы. Их нельзя при- ислять к наемникам; Карфаген по- орил ливийские племена и набирал з них рекрутов. В основном ливий- ы использовались в качестве тяже- ых пехотинцев; сохранились упо- инания о ливийской коннице.
Еще до Гамилькара Барки сре- и наемников больше всего было беров. Как правило, они составля- и отдельный корпус. В армии Ган- ибала иберы использовались в ка- естве тяжелых пехотинцев и кава- еристов. Иберы сражались боль- ими мечами; они кололи и рубили еприятеля. У галлов были другие ечи; ими можно было наносить ишь рубящие удары.
Греческие наемники (в основ- ом тяжелые пехотинцы) в большом исле использовались в первую Пуническую войну, когда армией ко-
полководца в эпоху пунических маНДовал спартанец Ксантипп. В ТО войн              время, например, на стороне Кар-

фагена воевал настоящий античный кондотьер — ахеец Алексон, приведший с собой целый отряд. Однако во вторую Пуническую войну у Ганнибала не было греческих наемников, поскольку он вербовал свою армию в Испании, Африке и Италии.
Балеарские пращники появляются в войске Карфагена в V веке до нашей эры. Число их всегда было невелико. Например, Диодор упоминает тысячу балеарцев. Они поражали врага ударами камней и небольших свинцовых ядер, которые швыряли как из катапульты. Никакой шлем, щит или панцирь не могли выдержать такого удара. Мечи вылетали из рук, мозги — из черепов. Отправляясь на битву, балеарцы брали с собой три пращи: одну держали в руках, другой подпоясывались, третью обвязывали вокруг шеи. Действовали пращники врассыпную, выбегая перед строем и фактически прикрывая его; именно они завязывали бой.
Особенность карфагенской армии заключалась в том, что сами карфагеняне редко воевали в ее рядах. Лишь когда отечество оказывалось в опасности, как то случалось при вторжениях Агафок- ла и Регула, в армию набирались все граждане, способные сражаться. Вообще жители Карфагена не несли воинской повинности, в то время как жители полисов античной Европы обязаны были с оружием в руках защищать свой город или свою страну. Впрочем, до создания регулярной армии было далеко и там; она появилась лишь в I веке до нашей эры в Римской республике.
Карфагенская знать служила в отборном пешем отряде — «священной дружине». Здесь проходили подготовку будущие военачальники карфагенского войска. Члены «священной дружины» были вооружены железными доспехами, медными шлемами, длинными копьями и большими щитами, обтянутыми слоновьей кожей.
Некоторые богатые карфагеняне служили в тяжелой коннице, составляя отдельный отряд. В бою конница располагалась обычно на правом и левом флангах, а остальное войско — посредине. Долгое время карфагеняне пренебрегали конницей. Ее численность оставалась невелика — от 1000 до 5000 человек.


Так в XVI веке представляли себе боевых слонов


Зато они охотно применяли боевые колесницы. Так, во время африканской войны с Агафоклом у карфагенян насчитывалось две тысячи боевых колесниц. Большинство воинов, сражавшихся на них, были не наемниками, а карфагенянами. Перед началом сражения эти колесницы вместе с кавалерией расположились впереди карфагенского войска. Их натиск рассеял фалангу греков, смешал ее, облегчив действия пехотинцев.
Традиция использования колесниц пришла с Востока, где во II— I тысячелетиях до нашей эры они были главным оружием.

У              карфагенян имелось немало учителей. На колесницах воевали египтяне, ассирийцы, хетты, персы, филистимляне, евреи. Еще в эллинистической Финикии появляются изображения богов, правящих бегом колесниц.
Известно, что некоторые греческие авторы называли колесницу «типичным оружием карфагенян». Популярность ее понятна. В северных районах Туниса, то есть в окрестности Карфагена, местность чрезвычайно удобна для применения колесниц: здесь простираются обширные равнины. Соседние народы— ливийцы или греки, жившие в Кирене, — тоже использовали боевые колесницы. Однако после победы над Агафоклом колесницы выходят из употребления. Их с успехом заменяют слоны. В странах Средиземноморья они вошли в моду после похода Александра Македонского в Индию.
Армия Карфагена была знаменита своими боевыми слонами. Их насчитывалось до трех сотен. Слонов отлавливали в лесах Южной Мавретании и Ливии. Их использовали для прорыва вражеских рядов, а также истребления противника.
На спине слона помещался деревянный паланкин высотой в три четверти человеческого роста; он напоминал башню. Стрелок, сидевший здесь, имел при себе большой запас стрел и дротиков. Голова слона была украшена перьями страуса, в обрамлении которых восседал погонщик— черный нубиец. Слон был защищен броней и обычно врывался в ряды врага, сокрушая их. Если же врагам уда
валось обратить слонов в бегство, то, чтобы те не растоптали своих солдат, погонщики (махуты) вколачивали в затылок слонам металлические клинья, приканчивая животных. Всвое время карфагеняне пригласили для дрессировки слонов индийцев, которые обучили этому ремеслу африканцев — главным образом, нубийцев. Позднее «индийцами» стали называть любых погонщиков слонов без различия национальности.
Флобер натуралистично описывал действия боевых слонов во время сражения: «Слоны душили людей хоботами или же, подняв с земли, заносили их над головой и передавали в башни. Они распарывали людям животы, бросали их на воздух; человеческие внутренности висели на бивнях, как пучки веревок на мачтах... Хоботы, вымазанные суриком, торчали вверх, похожие на красных змей. Грудь была защищена рогатиной, спина — панцирем, бивни удлинены железными клинками, кривыми, как сабли; а чтобы сделать животных еще свирепее, их поили смесью перца, чистого вина и ладана».
В карфагенской армии действовали также особые части, предназначенные для штурма вражеских крепостей. Они были вооружены камнеметательными и таранными орудиями.
<< | >>
Источник: Волков А.В.. Карфаген. Белая империя черной Африки. 2004 {original}

Еще по теме Нет зверя страшнее слона!:

  1. Страшнее друга нет врага
  2. «У нас нет закона, нет денег, нет торговли...»: итоги кризиса в экономике
  3. «Нет учителя, нет ученика, нет учения» Рама Кравел (Лакхнау, 1993)
  4. «Нет вопросов, нет ответов» Геннер Риттер (Лакхнау, 1993)
  5. КАК ИГОЛКОЙ УБИТЬ СЛОНА
  6. «НЕТ ПРОБЛЕМ!» = НЕТ И МЫСЛЕЙ
  7. Страшная тайна Московии
  8. СТРАШНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ
  9. Дэникен Э.. Страшный суд начался, 2005
  10. Глава 5 Конец мира. Воскресение мертвых. Страшный Суд
  11. ЧЕМ ЖЕ ОПАСНЫ ЭТИ СТРАШНЫЕ КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ?
  12. Глава XXIV О СТРАШНОМ СУДЕ И О НАКАЗАНИИ ГРЕШНИКАМ
  13. «Я страшный и ужасный», или Если ваш ребенок выбирает агрессивные роли 1
  14. НЕТ, НЕ ВИНОВЕН!
  15. Чем выше титул у вора и хищника, тем ярче огонь в печи, тем безысходнее плач, тем страшнее скрежет зубов!
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -