<<
>>

эпилог НАСЛЕДСТВО ПИРРА

Вместье со смертью Пирра окончательно завершилась эпоха, начатая некогда Александром. Завершалась она долго, тяжело, болезненно — подобно тому, как умирал от ударов Зопи- ра эпирский государь.
Начиналось новое время, когда государственные образования нашли свои естественные границы и идеи универсальной, всемирной монархии надолго оказались забыты. Эго потом на божий свет их извлекут римские императоры, пока же истории были нужны не Пирры, а Птолемеи и Антигоны Гонаты. Мертвый Пирр превратился в объект для оттачивания остроумия. Антигон палками наказал своего сына, так пренебрежительно отнесшегося к трупу его врага, и даже поплакал, горюя над переменчивостью судьбы. Но он же придумал сравнение Пирра с игроком в кости, которое мы приводили выше. Римляне пошли еще дальше. Уже упоминавшийся Энний написал об эпирском царе следующие строки: Род туповат Эакидов. В деле военном сильнее они, а умом послабее... Люди действительно умные предпочитали насмешке изучение дневника Пирра и его сочинения по тактике, которое стало учебником военного дела для многих полководцев. Лучше всего поступили аргивяне. Они не стали издеваться над трупом, но торжественно похоронили его, устроив большой погребальный костер прямо посреди своей центральной площади. На месте костра был построен надгробный памятник, украшенный барельефами. На них изображались оружие, которым пользовался Пирр, изобретения его механиков и слоны. Кости Пирра, поднятые с погребального костра, захоронили в храме Демстры, построенном как раз на том мссге, где ои нашел свою смерть. Вызвано это было тем, что на следующий день якобы не смогли найти женщину, поразившую царя. Тогда прорицатели сообщили, что это была сама богиня Деметра, под видом старухи явившаяся защитить город. Еще во II в. н. э. можно было видеть медный щит Пирра, который висел над дверьми святилища. Но если к телу и памяти Пирра в конце концов отнеслись с достойным его уважением, то этого нельзя сказать о государстве, которое он создавал.
После смерти отца Гелен сразу прекратил сражение и сдался Алкионею. Антигон обласкал эпирского царевича и позволил вернуться в Эпир, однако захватил лагерь и вынудил перейти к себе на службу солдат Пирра Естественно, теперь ие могло идти никакой речи о борьбе за Верхнюю Македонию. Сейчас Антигон был способен одиим ударом прекратить существование Эпирского царства — и лишь стремление упрочить свои позиции и навести порядок и только что отвоеванных землях отвлекли его от этой идеи. Однако Эпир все равно, пусть в мягкой форме, но был вынужден признать протекторат Гоната. В Пелопоннесе все бывшие сторонники Пирра были вынуждены признать право сильного: Антигон окончательно присоединил к своим владениям лишь Мантинсю и Трезены, зато в таких крупных городах, как Аргос, Сикион, Элида и Мегалополь, к власти пришли тираны, которые вели про- македонскую политику. Уже через несколько лет противоестественный союз между Спартой и Македонией был разорван. Арей, подпитываемый египетскими деньгами, решился на большую войну и был убит при Коринфе в сражении с Антигоном. Его сын Акро- тат также не дожил до седин, погибнув во время войны с аркадянами, и восстановление славы Лакедемона оказалось уделом следующего поколения спартанских царей. В Италии к 272 г. даже в Таренте эпирская власть была половинчатой. Хотя мы не видим в источниках упоминаний о крупных боевых действиях на юге Апеннин, нет сомнений, что города, отпавшие от Рима в 276—275 гг, а прежде всего Локры, вновь приняли римские гарнизоны. Тарент стал ареной гражданских раздоров, в которые Милон, начальствовавший над эпирским гарнизоном, не вмешивался до тех пор, пока у руля власти не встала партия, стоявшая за мирный договор с Римом. Когда самые отчаянные ее представители напали на Милона, тот попросту разделил город надвое В одной его части обитали граждане, заключившие сепаратный союз с Римом, а на большей территории господствовали эпироты, которые уже не воевали с римлянами, но и не имели с ними союза. В 272 г. Рим наконец решил закрыть «тарентское дело».
Сенат могла встревожить активная и успешная деятельность Пирра на Балканах, в том «теле начало его похода в Пелопоннес, и правители Вечного Города решили лишить эпир- ского царя его стратегического плацдарма в Италии. А может быть, они получили сведения, что теперь уже практически все тарентинцы готовы выступить против Милона. Одна из консульских армий под командованием Люция Папирия Курсора была двинута на юг. Когда она подходила к городу, пришла весть о гибели царя. Однако вместе с этим стало известно, что на рейде Тарента появился карфагенский флот. Пуны захотели прибрать к рукам город и обратились с предложением о союзе одновременно к гражданам и к Милону. Эпирский военачальник рассудил, что соглашение с Римом будет для Тарента меньшим злом, чем переход в руки пупов. Карфагеняне были вынуждены увести корабли (лишь спустя 60 лет в Тарент войдет Ганнибал), а Милон передал город Папирию, получив от того право на свободный выход своего гарнизона. В Риме были настолько рады завершению конфликта, что даровали Папирию триумф за его бескровную победу. Между тем Тарент оказался вынужден срыть укрепления, выдать военные корабли и ежегодно вносить дань в римскую казну. После этого началась борьба с кампанцами из Регия. Они держали в страхе уже весь Брутгий, во время одной из экспедиций бывшие легионеры вновь взяли и разграбили несчастный Кротон. Чтобы одолеть их, пришлось потратить немало сил. Вначале кампанцев загнали на самую оконечность «носка» Апеннин, а в 270 г. консул Генунций после долгой осады взял Регий штурмом. Защищались кампанцы отчаянно; большая часть осажденных погибла во время последней схватки. Но несколько сотен пленных всс-таки привезли в Рим, где народным голосованием было решено казнить их всех. После этого в течение недели кампанцев выводили группами по пятьдесят человек, прилюдно секли розгами и отрубали головы. Точку в покорении Южной Италии поставили консулы следующего, 269 г., подавившие еще одно восстание самнитов и вынудившие горные общины подписать уже совере- шенно неравноправный договор. После смерти Пирра лишь однажды появится реальный шанс иысадки и Ит.члии могучей армии с Балкан. Произойдет это но нремн II Пунической войны, когда Ганнибал заключит антиримский союз с Филиппом V Македонским. Однако псдзстсры :>того потомка Антигона так и не сядут в корабли, берущие курс на Гесперию. Ганнибал, кстати, тоже будет вести борьбу в Италии под лозунгами освобождения местных племен и городов от римского владычества. Обратим внимание, что помимо севера Италии, населенного галлами, особенно активно пунов будут поддерживать все те же самниты, бруттии, луканы, греки Кампании и юга Апеннин. В то же время большинство общин средней части полуострова, включая этрусков, сохранят верность Римскому союзу, и это предрешит конечную неудачу гениального полководца пунов. Формально говоря, борьба италиков с Римом на этом не закончится. В 90 г. разразится война, названная историками «Союзнической». В сущности, это было восстание большинства апеннинских общин, объединившихся в конфедерацию под названием «Италия». Однако теперь целью борьбы станет уже не независимость, а равноправие италиков с римскими гражданами в рамках римского же государства. * * * Утеряв все внешние владения (после смерти Пирра вновь отпала Керкира) на Балканах, Эпир тем не менее пока сохранял границы, установленные Пирром Эпир не распался на уделы, хотя когда-то в ответ на вопрос, кому из сыновей он завещает свое царство, Пирр отвечал; «У кого меч будет острее», намекая на возможность будущих междоусобиц. После смерти Птолемея самый острый меч оказался в руках у Александра. Гелена, вернувшегося из Пелопоннеса без отца, армии, денег, отстранили от правления. История царствования Александра, как и вообще история Эпира после смерти Пирра, нам известна плохо. На рубеже 70—60-х годов Александр воевал с дарданами, начавшими давление на северные рубежи его царства. В конце концов между Эпиром и варварами было заключено мирное соглашение, устроившее обе стороны. С Антигоном Александр некоторое время жил в мире, понимая, что бороться с мощной державой, созданной Гона- том, у него пока нет сил. Однако в 264 г, во время Хремонидовой войны (267— 261 гг.), когда Антигон оказался связан военными операциями в Греции, Александр неожиданно вторгся в Македонию. Ее верхние области, а также Фессалия мгновенно отпали от Антигона. Гонат двинулся сюда из Греции, но его македонское войско по какой-то причине подняло бунт и переметнулось на сторону сына Пирра. Произошло событие, почти повторившее ситуацию десятилетней давности. Но это стало последним взлетом эпирского великодер- жавия. В том же году Деметрий, брат Антигона, нанес поражение эпирскому царю. Не ограничиваясь отвоеванием Македонии и Фессалии, он вторгся в сам Эпир. Александр, пЬтерпев полное поражсиис, бежал в Акарнанию. Держава Антигонидов была восстановлена (на этот раз вплоть до завоевания ее Римом), причем даже в больших размерах, чем те, которые она имела раньше. Правда, вскоре Александр был возвращен на престол. Македония не имела пока возможности содержать к западу от Пинда оккупационную армию. Между тем эпироты, как и их союзники (этолийцы?), симпатизировали сыну Пирра. Однако Александр вернулся на престол уже как вассал Македонии и не выходил из-под контроля Антигонидов вплоть до своей смерти в 255 г. Если сын Пирра по общему мнению современников был настоящим царем, достойным своего отца, то уже дети последнего привели страну в состояние анархии. В течение нескольких лет на престоле сменили друг друга Пирр И, Птолемей, затем Пирр III, внук Александра. Ситуацию в государстве осложняла внутрисемейная борьба Вдова Александра, Олимпиада, долгое время была регентшей при своих детях. Но когда оии иодросли, Олимпиада, отдававшая предпочтение младшему сыну, Птолемею, вступила в конфликт со старшим, Пирром II. Дальнейшие события восстанавливаются с трудом То ли Пирр отравил свою мать и убил Птолемея, то ли, наоборот, она сама извела старшего сына, а младший умер во время какого-то похода. После короткого правления совершенно незаметного Пирра III власть оказалась в руках Деидамии, внучки (или правнучки?) Александра К этому времени от Эпира уже окончательно отпали Керкира и Акарнания. Сами эпироты, ус тавшие от власти ничтожных потомков великого Пирра, убивавших друг друга, выказали стремление свергнуть царскую власть. Эпир захватила тяга к созданию федераций, которая в это время определяла состояние дел в Элладе. Деидамия была вынуждена бежать в Амбрдкию, где и была убита в одном из храмов в 233 г. История великого Эпира завершилась. Из его состава окончательно вышли греческие города вокруг Амбракийско- го залива, молоссы утратили свою роль гегемонов, и эпирские племена вернулись к полудикой жизни полуторастолетней давности. Долгое время они находились в орбите политического влияния Македонии, но после появления на Балканах римских армий, забыв о победах Пирра над римлянами, Эпир почти безропотно перешел под власть Вечного Города. * * * Остается еще наследие Пирра в истории военного искусства. Нам доводилось уже писать на эту тему. Война с эпир- ским царем стала толчком к очредному этапу развития римской армии. Организация марша, постройка лагеря, создание тыла, материальное обеспечение деятельности вооруженных сил были поставлены Пирром на самый высокий — для его времени — уровень. Его стратегические уроки, умение находить самое важное место на театре военных действий станут предметом для подражания. А что касается тактического «обхода во времени», умелого использования резервов, то позже этот принцип займет важнейшее место в образе действий Ганнибала. Военные открытия Пирра усиливало обаяние его имени. Оно быстро обросло массой легенд, преувеличений, стало притягательным и для историков, и для моралистов. Однако в куда большей степени Пирра помнили на Западе Средиземноморья, чем в эллинистическом мире. В Риме и Карфагене он воспринимался как великий воин, едва не ело- мивший власть западных наций. Несмотря на все ехидство Энния, римляне прекрасно понимали, сколь важный период в истории становления их империи был связан с именем эпирского царя. На востоке же его оценивали в первую очередь сквозь призму многолетней борьбы с Антигонидами, и здесь значение деятельности Пирра не выходило за пределы Балкан. Может быть, поэтому именно на Востоке оказались забыты его военные уроки и эллинистические армии быстро потеряли тот блеск, который оставил им в наследство Александр Великий. После смерти Пирра ни один эллинистический царь или полководец не одерживал над римлянами побед, сравнимых с Гераклеей и Аускулом. В итоге эталоном военного дела станет организация римских легионов. Но это — уже совсем другая история. АНТИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ (на русском языке) об эпохе Пирра и о военном деле Греции и Рима времен походов Александра и борьбы диадохов 1. Аполлодор. Полиоркетика. // Греческие полиоркстики. Ве- геций. СПб, 1996. 2. Арриан. Поход Александра. СПб, 1993. 3. Афиней. О машинах. // Греческие полиоркетики. Вегеуий. СПб, 1996. 4. Вегеций Флавий Ренат. Краткое изложение военного дела. // Греческие полиоркстики. Вегеций. СПб, 1996. 5. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Т. I—VI. СПб, 1774-1775 (особенно кн. XV1I-XXI). 6. Ливий Тит. История Рима от основания города. Т. I—III. М, 1988—1992 (кн. VIII—X, а также “Периохи”). 7. Орозий Павел. История против язычников. Т. I—II (кн. Ill—IV). 8. Павсаний. Описание Эллады. Т. I—II. М, 1994 (кн. 1—III). 9. Плутарх. Изречения царей и полководцев. // Плутарх. Застольные беседы. Л, 1990. 10. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Т. I—III. М, 1961— 1964 (особенно жизнеописания Пирра, Александра, Деметрия, Фокиона). 11. Полибий. Всеобщая история. Т. I—III. СПб, 1994—1995 (кн. VI). 12. Полиэн. Стратегемы. СПб, 2001 (особенно кн. IV, VI). 13. Руф Квинт Курций. История Александра Македонского. М., 1993. 14. Флор Луций Анней. Две книги эпитом римской истории обо всех войнах за семьсот лет. Воронеж, 1977 (см. раздел «Тарентинская война»). 15. Фронтин. Стратегемы. СПб, 1996. 16. Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа». // Вестник Древней Истории. 1954, № 2—4,1955, №1. «Родовое древо» Пирридов с середины IV в. до прекращения династии молосских царей В таблицу включены лишь основные представители Пирридов, упоминаемые в нашей книге
<< | >>
Источник: Светлов Р.. Войны античного мира: Походы Пирра. 2003

Еще по теме эпилог НАСЛЕДСТВО ПИРРА:

  1. Принятие наследства и отказ от наследства
  2. § 4. Принятие наследства и отказ от наследства
  3. ПИРРА, ПАТРИАРХА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, ИЗ СОЧИНЕНИЯ «О ВОЛЕ И ДЕЙСТВИИ»
  4. Светлов Р.. Войны античного мира: Походы Пирра, 2003
  5. 1. Принятие наследства
  6. 6. Отказ от наследства
  7. Как принять наследство
  8. Можно ли отказаться от наследства
  9. 3. Открытие наследства
  10. §72 Последствия принятия наследства
  11. КАК ПРИНЯТЬ В НАСЛЕДСТВО ПАЕВУЮ ЗЕМЛЮ?
  12. 5. Выдача свидетельства о праве на наследство
  13. §70 Принятие наследства и отречение от него
  14. §67 Открытие наследства и меры охранения его
  15. В. ПРАВО НАСЛЕДСТВА
  16. Эпилог
  17. Эпилог
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -