заключение

  В течение двухсот лет ученые пытаются найти ответ на вопрос о близости языков, входящих в индоевропейскую семью, где первая часть — «индо» — не вмещалась ни в какие рамки возможной общности территорий.
Искали некую древнюю близость, давшую возможность создать такое странное название этой семьи, пытаясь поместить давних предков индийцев и европейцев то в Африку, то в страны Передней и Малой Азии, то в центральноазиатские нагорья и Тибет, то на Кавказ. Но с середины XIX века некоторые историки стали ориентировать этот поиск на север. Появление книги американского ученого Уоррена [81], выдержавшей ряд переизданий, оказала заметное воздействие на многих исследователей. С автором стали спорить и все чаще соглашаться.
Следующим, и решающим, поворотом в сторону Севера явилась публикация книг крупного индийского историка-санскритолога Б. Г. Тилака «Орион, или Исследование древности Вед» (1893) и «Арктическая родина в Ведах» (первое издание — 1903 г., второе — 1925 г., третье — 1956 г.).
Глубокое знание ведического санскрита и традиционное восприятие содержания ведических гимнов привели Тилака к новому подходу к Ведам как к достоверному историческому источнику. Отказавшись от чисто
ю*

лингвистических (а поэтому часто неверных в значительной части) переводов Вед, публикуемых на Западе, Тилак выявил в содержании гимнов много четких указаний на природные реалии Арктики, особенно на упоминаемые положения небесных светил. Соотнеся последние с данными астрономии, проследив указания на «вечный» день и «вечную» ночь, разыскав в гимнах подсчет постепенного нарастания длительности солнечных месяцев, он привел в своих книгах единственно правильные объяснения всех этих явлений, связав их с далеким Севером и доказав, что все это не могло случайно и безосновательно появиться в текстах Вед.
Проанализировав данные не только Вед, но и Авесты, он показал, что оба памятника содержат одинаковые описания, говорящие о том, что предки индоязычных и ираноязычных арьев (которых он, следуя за распространившимся на Западе названием, именует «арийской расой») жили в пределах Арктики и в последний период межледниковья, то есть около 30-40 тысяч лет тому назад, откуда были вытеснены на земли Европы наступлением очередного (и последнего) краткосрочного оледенения. После ухода в Ледовитый океан и этого ледникового покрова (в 11-9-е тысячелетия до н. э.), когда в Арктике установился так называемый тепловой максимум новой эпохи (голоцена), люди стали снова группами расселяться на своих исконных землях, где и сложились контакты между соседними формирующимися их племенами, тесно жившими на территории, ограниченной с востока Уралом, а с запада сохранившимся в Скандинавии ледовым щитом. Эта территориальная близость способствовала установлению взаимных контактов между отдельными группами насельников, что и привело к постепенной и неизбежной в таких условиях выработке многих близких понятий, терминов и веро- представлений.

Вот где следует искать корни близости языков индоевропейской семьи, ибо такая близость может выработаться только в условиях длительного — многотысячелетнего — совместного проживания на одной территории.
Когда вновь наступившее похолодание (около 4-го тысячелетия до н.
э.) — которое хоть и не грозило новым оледенением, но отрицательно влияло на многие сложившиеся формы хозяйственной деятельности — подтолкнуло многих к уходу в сторону более южных земель (о чем особенно четко говорит Авеста: «Идите на путь солнца, имея слева восток, а справа запад»), группы арьев и, как пишет Тилак, «других арийских рас», то есть соседних с арьями предков европейцев, стали постепенно мигрировать по землям Восточной Европы. Постепенно будущие европейцы в течение одного-двух тысячелетий заселили земли своего обитания (где и стала складываться их хорошо изученная исследователями история), скотоводы-арьи продвинулись к южным степям Восточной Европы, а предки славян в основной своей массе стали расселяться по рекам, часто получавшим названия Русь, Рось, Русс, Руса и т. п. Основой их хозяйственно-культурного комплекса стало земледелие. Из числа многих складывавшихся на Севере племен наиболее близкими соседями, судя по сохранившейся картине общности или чрезвычайной близости (вплоть до многих прямых совпадений) языков и веропредстав- лений, были предки славян и арьев. Их контакты продолжались и в период расселения по Восточной Европе, вплоть до конца 3 — начала 2-го тысячелетия до н. э., когда наступившая длительная засуха подтолкнула арьев к уходу в сторону востока в поисках новых пастбищ.
Далекие предки современных западных европейцев постепенно утрачивали общие с арьями элементы языков и культур, сохранив до наших дней значительно меньшую их часть по сравнению со славянами.

Но вот сюда, к этой давней общности, к этой долгой жизни на территории Севера в условиях взаимных контактов, проявлявшихся у разных племен в разной степени, восходит это формирование семьи языков, получившей загадочное на первый взгляд название индоевропейской.
Вот чем можно объяснить также и то, что в индуизме, далекой религии, распространенной в далекой Индии, можно выявить целый ряд элементов, сходных со славянским язычеством, — они явно указывают на бывшее сходство веропредставлений, сложившихся в среде близко соседствовавших племен предков арьев и славян.
В данной книге особое внимание уделяется мысли о соседских отношениях этих групп, но не об их идентичности. Главное свидетельство того, что арьи и славяне не складывались как единый народ, — их хозяйственнокультурный комплекс: арьи были кочевниками, а славяне земледельцами. И только длительные соседски-терри- ториальные отношения могли привести к выработке многих сходных и частично одинаковых элементов речи и к тем следам язычества, которые можно проследить в верованиях индусов и которые были привнесены в индуизм теми арьями, что пришли, а точнее, приходили волна за волной в Индию с земель Восточной Европы.
Не следует подражать теоретикам германского фашизма, именовавшим себя арийцами. И хотя в славянских языках гораздо больше сходных с санскритом слов, чем в немецком и любом другом европейском языке, это лишний раз подтверждает только факт длительного периода соседских контактов, принявших особо широкое распространение в период миграционных движений и расселений по обширным землям Восточной Европы.
Славяне — это не арьи и никогда арьями не были. Ставшее модным приписывание славянам «ведизма»,
«ведической культуры» и т. п., не говоря уже о том, что некоторые украинские шовинисты стали утверждать, что они арьи и что вся «арийская цивилизация» зародилась на Украине, — все это является самозванством и выглядит унизительно. У каждого народа есть свое национальное достоинство, выработавшееся в длительном процессе складывания и развития его исторической судьбы, а поэтому не следует возвращаться к чужеродной, да и ненужной славянам формуле «Мы — арийцы», потому что это прежде всего сродни отказу от своих истинных корней.
Большую опасность для культурно-идеологического прогресса человечества представляет собой появление расизма, который стал все шире распространяться в последнее время в странах Европы и, к сожалению, в России. Суть его чрезвычайно проста: есть изначально заданные (кем и чем?) «высшие» и «низшие» расы, и царить в мире должны представители первых, подчиняя себе и угнетая вторых.
В таком виде эта теория основана на различиях в антропологическом типе разных народов, ее сторонники утверждают, что от этого зависит не только социальная активность представителей разных рас, но и их нравственные качества, уровень духовности и т. п.
Споры по этим вопросам особенно разгорелись в середине XIX века, когда ярко заявили о себе германские теоретики, начавшие проповедь о необходимости любыми путями и методами укреплять так называемую среднюю силу расы, отбрасывая все моральные преграды на этом пути: совершенствовать «высшую» расу нужно последовательным проведением физического отбора для получения генетически полноценного потомства при решительном отказе от смешения с представителями «низших» рас, чтобы не занизить показатели в области физического и морально-этического развития.

Останавливаться более подробно на этом мы здесь не будем, так как всем известны дела немецких теоретиков фашизма, их безудержное стремление к доказательствам своего «арийства» как показателя принадлежности к «высшей» расе; известна также и беспредельная жестокость деятелей их чудовищной организации, именуемой «Анэнэрбэ» — «Наследие предков». Остановимся на другом, на чем, собственно, основано это заблуждение о «высоте» арийской расы (этот термин, как мы уже упоминали, тоже введен в Германии). Вкратце упомянем сразу о том, что именно арьям историки приписывают многие отраженные в индийском эпосе тяжкие дела по завоеванию и колонизации земель цивилизации долины Инда (цивилизации Хараппы) и по истреблению создавших ее людей [46].
А к какой же расе принадлежали эти люди? Если следовать идеям немецких расологов (авторов термина «арийская раса»), людей цивилизации Хараппы следует причислить к «низшей» расе, которую покорила «культуротворящая» раса арьев. Но как известно, арьи создавали на протяжении ряда тысячелетий лишь поэтизированные мифы Вед, в которых отражались окружавшие их явления природы — как теперь выявлено наукой, природы Заполярья. Они сумели пронести их в своей памяти и сохранить до 3-2-го тысячелетий, то есть до своего прихода в Индию, на земли цивилизации Хараппы.
Местное население, то есть представители якобы «низшей» расы негроидно-австралоидного корня, создали здесь задолго до их появления высокоразвитую, утонченную цивилизацию, отмеченную удивительным градостроительным мастерством, умением вести сухопутную и морскую торговлю и заниматься изысканными ремеслами и изобразительным искусством.
«Культуротворящая» раса арьев истребила это все почти без следа. И только в результате многовекового
процесса смешения арьев с местными народами появилось многосоттысячное население (такое расисты именуют «ублюдками»), генетически унаследовавшее, к счастью, от своих «низших» предков многие таланты и склонность к разнообразнейшим видам творческой деятельности, равно как и воспринявшее от арьев ряд элементов их расовых черт. Возникли те биолого-ант- ропологические черты, которые и определили типы расово смешанного населения Индии. Того самого населения, которое и создало единственную в своем роде, до сих пор поражающую весь мир богатейшую и многокрасочную культуру, слава которой не померкнет в веках.
Так что приходится повторить еще раз: никакими особо «высокими» расовыми данными древние арьи не обладали, и потому надо сказать, что немецкие теоретики, стремившиеся доказать свое с ними генетическое родство, ничего, кроме самоунижения, не достигли. И ничего другого не достигнут те новые шовинисты, которые тоже стремятся возвыситься над другими народами, выискивая свою расовую, больше того — эзотерическую общность с арьями, вместо того чтобы стараться выявить те исторические условия, в которых могла сложиться близость элементов речи и веропредставлений (хотя бы части из них), свойственная всем предкам индоевропейцев[***]. А ведь близость исходных наречий и легла в основу привившегося в науке названия «индоевропейская семья языков». Ведь именно эта близость и объясняет присутствие в таком названии части «индо», которую в течение свыше двух столетий по-разному
толкуют ученые, разыскивая ее исходные корни в различных частях света.
Уточним еще раз: расология — это наука, определяющая и детально изучающая все биологические черты, свойственные представителям каждой расы, и выявляющая их изменения, наступающие в процессе смешения расовых групп, а расизм — это реакционное, антигуманное течение в расологии, использующее ее объективные научные данные с целью применения к представителям разных рас таких определений, как «высокие» или «высшие» и «низкие» или «низшие», для оправдания права первых устанавливать свою власть над вторыми. Встречающиеся в публикациях расистов ссылки и указания на установление подобных порядков в Индии безграмотны и неправомочны, так как, во-первых, понятие «раса» в Индии никогда не существовало в том смысле, какой ему был придан в Европе, а во-вторых, деление на социальные группы, известные как касты, протекало там в процессе исторического разделения людей (из множества живших в стране племен) по осваиваемым ими профессиональным занятиям, что было неизбежно в ходе роста и расширения производственной деятельности. Понятия «высоких» и «низких» каст относятся к видам производимой членами этих каст работы, ритуально признаваемой, по давней традиции, более чистой или менее чистой. Понятие же «чистота работы» чаще всего связывается с материалами, которые используются в каждом виде производственной деятельности, а вот это уже восходит к древним религиозным представлениям, которые во многом и составили основу индуизма.
Здесь снова следует вкратце напомнить о том, с чего эти представления начинались и какие формы они приобрели к нашему времени.
Они сложились и развивались на основе такого фактора, как вера в некое надмирное начало (или даже су
щество), которое обладает силой воздействия на мысли, дела и чувства всех живущих на Земле, включая людей. О том, что такое вера, столько сказано и написано, что невозможно охватить все это ни умом, ни памятью. Но извечен в этих спорах и обсуждениях вопрос о соотношении веры и религии. О самом факте наличия веры спорят мало — как правило, признается, что она существовала изначально. Но — вера во что? Или — в кого? В целом считается, что нельзя не верить в некое надмирное начало, как его ни назови — Бог или Космический разум, Всемирная душа, Всепроникающий дух. Важнейшим признаком является то, что это категория духовная и что она. дарует дух (душу), то есть жизнь. И такая основа веры сохраняется, зародившись в бездне времен, хотя до сих пор не выяснено: а что такое жизнь?
Веру нельзя свести к категории понятий, так как это чувство, и только чувство. И оно свойственно каждому — от жаркого адепта любой религии до атеиста. Из многих указаний и воспоминаний известно, что перед лицом смертельной опасности, скажем на войне, к молитве прибегали даже наши железные политруки, не говоря уже о рядовых. Вот в таких случаях, видимо, и всплывает из глубин подсознания вера как данность, как ощущение той силы, которая, даже не будучи названа, все же породила жизнь и ведает ею.
С тех давних пор, когда первые жрецы ощутили, что они поняли, как надо обращаться к этому вседержитель- ному началу, и стали внушать другим это свое понимание, создавая вокруг себя группы единоверующих, прошло много тысяч лет. На ощупь накапливаемые формулировки обращения и придумываемые имена для этой Всемирной души, переходя от поколения к поколению, в среде разных народов множились и менялись, так как по мере жизненных потребностей людей дробился и
множился сам ее образ, принимая формы то нескольких божеств, а то и множества богов.
Разрастались группы жрецов-учителей, множились группы их последователей. Мы уже упоминали о религиозных столкновениях и даже войнах, не будем здесь к этому возвращаться. Скажем лишь, что к нашему времени неимоверно размножились религиозные школы и секты; одни из их руководителей стараются сохранить влияние на паству широко распространившихся религий, другие пытаются воскресить древние, полузабытые формы верований, стремясь упрочить свои позиции в роли руководителей групп своих адептов (неоязычников), третьи занимаются разработкой совсем новых религиозных форм, как, например, кореец Мун, возглавивший движение Мун Сан Мёна, объединившее множество религиозных, общественных и культурных организаций. Это движение направлено к объединению всех церквей с целью создания единой Церкви Объединения (ЦО) для всего человечества, вне зависимости от национальной или расовой принадлежности людей. По идее основателя, все его последователи должны стать едиными, уподобившись образу жизни корейцев и приняв их язык. (Это движение подробно описано в статье Т. Н. Кузнецовой «Идея создания “нового народа” в Движении Мун Сан Мёна» // Сб. «Этнос и религии». М.: РАН, 1998.)
Свою работу о размножающихся религиозных группах и школах опубликовал в этом же сборнике религиевед П. И. Пучков. Его статья «К вопросу о классификации религий» чрезвычайно информативна и снабжена приложением под названием «Религии: их направления и течения, важнейшие деноминации». Это приложение содержит перечень всех выявленных наукой религиозных течений, групп и сект с точным указанием мест их формирования и деятельности. Всего их там приводит

ся свыше семисот и точно указывается, к каким именно религиям они относятся.
Мы завершаем нашу книгу, дополнив ее материалами приложений, которые ранее были частично опубликованы в других изданиях.
<< | >>
Источник: Гусева Н. Р.. Славяне и арьи. Путь богов и слов. 2002

Еще по теме заключение:

  1. Брак: понятие, условия заключения и расторжения 16.2.1. Порядок и условия заключения и расторжения брака
  2. 9. Момент заключения договора
  3. § 1. Заключение договора
  4. Противоречивость заключений.
  5. ПЛАНИРОВАНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  6. Оценка экспертного заключения.
  7. § 4. Обвинительное заключение
  8. 5. Заключение договора в обязательном порядке
  9. § 3. Обвинительное заключение
  10. 2. Порядок и стадии заключения договора
  11. Глава 4. Заключение эксперта
  12. 6. Заключение договора на торгах
  13. 1. Понятие заключения договора
  14. 3. Заключение договора поставки
  15. ЗАКЛЮЧЕННЫЕ, КАЛЕКИ, ДУШЕВНОБОЛЬНЫЕ
  16. 4. Заключение соглашения о международной подсудности
  17. Заключение эксперта
  18. Заключение эксперта.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -