<<
>>

30. ФРОНТ и тыл


Кроме фронтовых проблем, в России стали вызревать н тыловые. Ведь если война начиналась при единодушной поддержке народа, то одновременно сразу же пошло и расслоение. На патриотов, стремящихся оказаться поближе к передовой, и шкурников, старающихся быть от нее подальше.
В предшествующих войнах, которые велись относительно небольшими силами на ограниченной территории, по- добное расслоение на жизни страны сказывалось мало, но в мировую стало очень заметным. Тыл вообще жил при полной иллюзии благо' получия и безопасности. Даже рестораны, кафешантаны, театры И прочие увеселительные заведения функционировали на полную катушку. Разве что в связи с сухим законом водку подавали не в бутылках, а в чайниках, соблюдая внешний декорум. И ни о каком затягивании поясов даже и речи не было. Люди продолжали жить, ни е чем себе не отказывая, сыто и избалованно. Тот, кто в мирное врем#

ездил в “Яр” и снимал ложу в Мариинке, продолжали это делать и в военное. И тот, кто отплясывал под гармонику в дешевой пивцухе тоже остался при своих радостях. Страна стала жить в двух разных системах ценностей. Одна часть населения сидела в окопах, лечила раненых, пыталась как-то наладить снабжение или просто молилась за ушедших на фронт и с волнением ждала от них весточек. Другая держалась лишь за собственные интересы, политиканствовала или внимала политиканам, интриговала, всласть пила и ела, а к войне относилась в качестве ‘‘болельщиков”. Правда, болели все-таки за свою "команду”, но если она “играла” не так, как от нее ждали, могли и освистать, перемыть кости “игрокам” и начать глубокомысленные обсуждения, не пора ли сменить тренера...
Война вела к обострению старых и возникновению новых конфликтных ситуаций. Одной из старых являлось противостояние “власти" и “общества” (в тех или иных формах продолжающееся до сих пор). Противостояние это в значительной мере был надуманным и раздутым искусственно, причем со стороны “общества”. Которое, если разобраться, во все времена представляло собой немногочисленную кучку демагогов и их состоятельных спонсоров, объединенных двумя принципами — желанием дорваться до власти и привычкой говорить от лица “всего народа”, не меньше. И к тому же на физиономию нашей “прогрессивной общественности” во все времена накладывало свою печать русское западничество — в худшем, патологическом смысле этого слова.
В последующих попытках осмыслить события в России много писалось о влиянии в России масонов, хотя утверждения эти, как правило, бездоказательны, а приводимые фактические данные весьма противоречивы. Но, не имея тут возможности разбирать все “за” и “против", хочу отметить несколько важных моментов. Русское масонство, в отличие, скажем, от французского, никогда не являлось монолитной идейной и организационной силой. За время своего существования оно произвело на свет разве что бездарный путч декабристов. В России возникали и “самодеятельные” Ложи, выдумывавшие собственные уставные правила, вроде разрешения принимать женщин или широкой саморекламы.
А на примерах тех, чью принадлежность к масонству можно считать определенной (кн. Львов, Керенский и др.), видно и то, что что у них не существовало не только общей линии, присущей заговору, но и внутреннего единства — стоило кому-то из них попасть во "власть”, как он становился не проводником политики остальных, а наоборот, врагом для них. А вот идеи западничества действительно становились мощным объединяющим фактором для широкого спектра демократической и либеральной общественности. Так какая, собственно, разница, кто из лидеров оппозиции был масоном, а кто нет, если и те, и другие дружно хаяли все отечественное в противовес зарубежному и огульно фрондировали "реакционному режиму”?
В августе 14-го “общественность”, как и весь народ, поддержала царя и правительство. Но прошло всего несколько месяцев, и союз с властью стал либералов уже стеснять. Они не умели конструктивно сотрудничать, они выросли сугубо в оппозиции и свой рейтинг завоевывали и поддерживали только “негативом”, нападками на реальные или кажущиеся недостатки. А теперь получалось — не имели

возможности себя проявить. В целом оставались еще лояльными. Все же неудобно было сразу поворачивать на 180 градусов, да и в массе “электората” господствовали патриотические настроения. Однако стали уже проклевываться и привычные тенденции — с внутренней потребностью громить и клеймить. Повод? А война идет не так победоносно, как ожидалось. А поскольку западные державы были заведомо вне критики, значит виновата одна лишь “отсталая” Россия, ее “режим”. И пошло обычное цепляние к каждому недостатку, слухи о “катастрофах”, скрываемых от общественности. Претензии к недостаточной “открытости” со стороны военных — ну почему бы не опубликовать секретные оперативные данные? Да и цифры потерь германская пропаганда называла куда большие, чем официальные данные, сообщаемые Думе из военного ведомства. Верили, конечно же, как и в те времена водилось у нашей общественности, чужим, а не своим. Благодатной почвой для перехода в столь милое обличительное русло стали и недостатки снабжения. И лидер кадетов П.Н. Милюков уже высказывал предложение “возобновить войну с властью", хотя большинство его еще не поддержало.
Одну из новых проблем породило введенное с началом войны “Положение о полевом управлении войск”. В нем определялось: “Территория, предназначенная для развертывания и действий вооруженных сил, а равно для расположения всех их тыловых учреждений, составляет театр военных действий". И высшая власть на этой территории принадлежала Верховному Главнокомандующему. А на своих участках, соответственно, главнокомандующим фронтами, командармам и т.п. Писалось "Положение” в расчете, что Верховным будет царь, и тогда никаких противоречий не возникало. На деле же им стал великий князь Николай Николаевич, и возникла система “двоевластия”. В тыловых губерниях власть по-прежнему принадлежала правительству, а в прифронтовых — военным органам, и 3.10.14 г. при Ставке была создана канцелярия по гражданской части во главе с кн. Н. Л. Оболенским — как бы второе правительство. Возникали многочисленные недоразумения, когда распоряжения двух властей противоречили друг другу, когда малокомпетентные в делах управления военные начальники вносили путаницу в работу гражданских учреждений. Это вызывало жалобы со стороны министров — и в данном случае критика охотно подхватывалась и раздувалась “обществом”. Причем самого Верховного Главнокомандующего не трогали, он был слишком популярен — мишенью избрали его начальника штаба Янушкевича. Однако у подобного явления имелась и обратная сторона, обычно упускаемая из внимания. Если в прифронтовой полосе проявлялись недостатки военных властей, то в тылу власти продолжали действовать вполне "по-мирному”. Их война если и касалась, то отголосками, опосредованно.
Застаревшей проблемой тыла оставалась и возня вокруг Распутина. Насчет этого нагорожено столько домыслов и небылиц, что пожалуй, феномен “старца” нуждается в отдельном пояснении. Изображают его и монстром и сексуальным гигантом, захватившим царя под свой контроль. И чуть ли не впрямь “святым". На самом деле, конечно, он не был ни тем, ни другим. А просто сибирским хитроватым мужиком себе на уме, умевшим и пыль в глаза пустить
“святостью”, и не чуравшимся грешных земных удовольствий. Мистический настрой царя и особенно царицы, нервной и больной женщины, создали потребность в некой духовной поддержке, и у Распутина было несколько предшественников, причем их выбор колебался в очень широком диапазоне от шарлатана Папюса до честного и твердого христианина епископа Феофана, ректора Санкт-Петербургской духовной академии. Но именно он-то и ввел к царю Распутина, в котором сильно ошибался,— счел, что государю будет полезно общение с человеком из народа, простым и богобоязненным мужиком. И к тому же отличным знахарем, способным врачевать методами традиционной медицины и заговаривать кровь, что было очень важно при гемофилии наследника. Кстати, “открыл" Григория для высшего света не кто иной, как великий князь Николай Николаевич. А богословские рассуждения Распутина и его умение преподнести себя произвели впечатление на многих видных церковных деятелей.
Даже Милюков, один из самых ярых противников царя, в своих мемуарах признает: “У трона Распутина не было”. По свидетельствам всех современников, он появлялся во дворце раза 4 в год, обычно — когда требовались его лечебные услуги. Появлялся всегда трезвый, благообразный, а с царем говорил на религиозные темы или о “нуждах народа”. Секрет возвышения Распутина и его влияния был в другом — на него пошла мода. Раз он был принят в семье монарха, его стали осаждать видные господа, а особенно дамы. Для лечения, поучения или просто чтобы не отстать от других. Возникла ситуация, каковые мы наблюдаем и в наши дни — когда женщины, причем именно из богатых семей, мающиеся от безделья и углубленные в болезненные самокопания, начинают посещать кружки всяких “ГУРУ’\ “целителей”, колдунов или сомнительные секты. “Старец" этим стал пользоваться — а чего ж, если само в руки плывет?
Психологом он был неплохим, прекрасно понял, что нужно его “прихожанкам” с их комплексами. Они в своей жизни привыкли, что им повинуются, исполняют все капризы, а он помыкал ими, требовал “смирять гордыню" — за столом "благословлял”, засовывая им в рот еду грязными пальцами. Унижал, грубил, заставлял мыть полы — и нравилось, доставляло доселе неизведанное мазохистское удовольствие. Или, скажем, вел гурьбу великосветских дам с собой в баню, а попутно приглашал нищенок. Там с предельной откровенностью разъяснял, насколько те и другие без одежды равны, приказывал аристократкам мыть себя и оборванок, а потом поменяться с ними нарядами. Собственно, в сибирских деревнях мужики и бабы испокон веков мылись вместе, но у экзальтированных столичных дам такие мероприятия вызывали куда более острые ощущения. Постепенно “старец” хамел, войдя во вкус положения — которое создал себе не он, а слетевшееся к нему окружение. И влияние на те или иные назначения и решения действительно стал оказывать. Но через тех, кто сам перед ним заискивал. Ему-то ведь знаменитые записочки “милаи дарагои” ничего не стоили. Часто Гришка просто блефовал, изображая всемогущество. Если получал отпор — смирялся. А кто и выполнит — вдруг на будущее пригодится? И уже оказывается у Рас‘ путина на крючке. И на царскую чету он все же влиял, но опять не прямо. А через тех придворных, которые возле него увивались и

считавших очень важным узнать мнение “старца” по тому или иному вопросу, чтобы самим с помощью такой передачи выдвинуться и положение упрочить. Но сам Распутин выгоду от этих афер имел небольшую, да ему, по мужицким понятиям, немного было и нужно — кутнуть, попить, чтоб цыгане плясали. Сохранились журналы наружного наблюдения, свидетельствующие, что удовольствия он предпочитал далеко не “святые", но незатейливые.
А на широкую основу бизнес на Распутине организовал А. Сима- нович, числившийся придворным ювелиром, но больше промышлявший организацией в столице фиктивных “клубов’’ с игорно-бордельной подкладкой. Сориентировавшись, какую выгоду можно извлечь, он стал у Григория “личным секретарем’’ — и уже сам определял ассортимент услуг и таксу. А уж с Симановичем позже установила взаимовыгодные контакты влиятельная группа банкиров и промышленников — Гинзбурги, Бродские, Варшавский, Слиозберг, Шалид, Гуревич, Мандель, Поляков, Рубинштейн. И стала делаль свой "гешефт", используя связи Распутина или просто спекулируя на наличии таких связей. Самому “старцу”, кстати, с этого все так же перепадали крохи — то шубу подарят, то часы, то счета в ресторане оплатят.
Характерно, что первыми раскусили Грншку именно те, кто сперва обманулся в нем,— великии князь Николай Николаевич, епископы Феофан и Гермоген, иеромонах Илиодор. Но Распутин был человеком мстительным. Каким образом сработали пружины, неизвестно, но большинство его обличителей за это поплатились. Гермоген был исключен из Синода и отправлен в Жировецкий монастырь, Илиодор — во Флорищеву пустынь, Феофана перевели из столицы в Симферополь. Опала постигла и таких его противников, как митрополит Антоний и епископ Антоний Тобольский, вынужден был уйти председатель Синода митрополит Владимир. И может быть, самый большой вред, который нанес Распутин, как раз и касался закулисных махинаций в делах церкви. Министр Кривошеин писал: : “Делаются и готовятся вещи отвратительные. Никогда не падал Синод так низко... Если кто-нибудь хотел бы уничтожить в народе всякое уважение к религии, всякую веру, он лучше не мог бы сделать...”
Против Распутина выступали и лучшие представители государственной власти — Столыпин, Коковцов. Но одновременно он стал и Удобнейшей мишенью для нападок со стороны “общества” — бей, не промахнешься. И в центре внимания мгновенно оказывалось все. Любая пьянка, которая купцу или заводчику в вину не гюставилась бы. А у дверей бани, куда Гришка водил дам, специально дежурили фотокорреспонденты. Все это обрастало слухами и домыслами. Грязные сплетни марали уже и честь царицы и царевен. Однако на просьбы об удалении Распутина царь всегда реагировал болезненно- ладо сказать, что далеко не всегда он бывал таким принципиальным. и в угоду “общественному мнению” порой жертвовал куда более Ценными фигурами — министрами, военачальниками. Но в данноМ случае полагал, что общество лезет уже не в государственные, а 0 го личные дела. И как раз из-за массы явной лжи и считал клеветой реальные факты. Дворцовому коменданту Н.В. Дедюлину (тоЖе РОтивннку “старца") царь говорил: “Он хороший, простой, религИ' ныи русский человек. В минуты сомнении и душевной тревоги #
люблю с ним беседовать, и после такой беседы мне всегда на душе делается легко и спокойно”. В общем-то, царь был прав в одном отношении. Он понимал, что для либералов Распутин — только зацепка. А не станет его, найдется другая. И шел “на принцип”. Но с началом войны проблема приобрела и новые оттенки. Поклонницы "старца” уверяли, будто его заступничество теперь особенно важно и он настолько обнаглел, что не постеснялся написать Верховному Главнокомандующему, что хочет приехать в Ставку. На что Николаи Николаевич ответил лаконичной телеграммой: “Приезжай. Повешу”. Больше к нему Гришка не навязывался. А с другой стороны, для вражеской пропаганды столь одиозная фигура стала настоящим подарком. Немецкие газеты вовсю перемывали отношения семьи Романовых и Распутина, само вступление России в войну объяснялось его влиянием. И дошло до того, что зимой 1914/15 г. немецкие аэропланы разбрасывали над русскими окопами открытки, где на одной половине бравый кайзер с аршином в руках измерял длину своей пушки, а на другой — унылый Николай мерил детородный орган Гришки.
России пришлось с первых же месяцев сражений столкнуться с еще одним грозным явлением — шпионажем и подрывной работой противника. Так, в феврале 1915 г. много шума наделало “дело Мясо- едова”. С подачи “прогрессивной общественности”, уже в начале XX в. однозначно ненавидевшей и поливавшей ядом отечественные спецслужбы, родилась версия, будто это дело было чуть ли не сфабриковано, дескать — понадобились козлы отпущения, чтобы свалить вину за военные неудачи, вот и придумали шпионов. К действительности такие утверждения и близко не лежали. Это была одна из крупнейших и самых успешных операций русской военной контрразведки. Хотя акцентирование внимания именно на Мясоедове в данном случае неправомочно. Он являлся лишь мелким агентом, к тому же до войны уже засветившимся,— тогда дело закрыли из-за недоказанности, а потому использовался даже не как штатный шпион, а сдельно (в частности, поручили достать схему позиций 10-го Корпуса 10-й армии, за что обещали 30 тыс. руб. — и что любопытно, за вычетом 10% посреднику). Но к раскрытию огромной сети, с которой был связан и Мясоедов, были привлечены почти все сотрудники русской контрразведки, руководили операцией начальник контрразведки Генштаба М.Д. Бонч-Бруевич и ас сыскного дела полковник Батюшин, расследование вели следователь по особо важным делам действительный статский советник В.Г. Орлов, следователь Варшавского окружного суда П.Матвеев, товарищ прокурора Варшавской судебной палаты В.Жижин, член военно-судебного ведомства ген. Цеге фон Мантейфель. И примерно в то же время, когда в Ковно взяли с поличным Мясоедова при передаче материалов агенту Фрайбергу, обыски и аресты прошли в 80 российских городах!
Уголовных дел было возбуждено несколько. По тому из них, которое касалось резидентуры, окопавшейся в Либаве (Лиепая) под крышей так называемого ‘Эмиграционного бюро" и “Северо-западной судовой компании”, суд приговорил к смертной казни Мясоедова (заодно обвиненного в мародерстве), его супругу Клару, Фрайберга, барона Грутурса, Фрайнарта, Фалька, Ригерта и Микулиса. При утверждении приговора Верховный Главнокомандующий троим наказание смягчил,

фрайнарту и Грутурсу заменил каторгой, а Кларе Мясоедовой — пожизненной ссылкой. Ну а в фокусе внимания “общественности” оказалось именно это дело по причине... национальности большинства осужденных. Газеты, финансируемые Гинзбургами и Рубинштейном, еврейская фракция Думы и т.п. подняли вой. Причем о шпионаже как бы и забылось. А писали — “в России евреев вешают"! За ними выразили возмущение и соответствующие зарубежные круги. Ну и свои либералы присоединилась, не желая прослыть “черносотенцами”. Так и внедрилось в историю якобы спорное “дело Мясоедова”, заслонившее правду о всей контрразведывательной операции. Хотя дело это сохранилось, находится в Российском государственном военноисторическом ариве, и желающие исследователи могли бы и проверить вместо того, чтобы повторять байки заказных газетчиков.
Однако у контрразведки и других дел хватало. Было раскрыто несколько случаев классического “салонного" шпионажа — обычно через дамочек не слишком строгого поведения. Таковым занималась, например, некая Магдалена Ностиц. А на Гороховой в Питере, под носом у Сыскного отделения, две весьма интеллигентных особы, поддерживающие регулярные связи со Швецией, организовали в уютной квартирке натуральный сексодром, куда приглашали только старших офицеров, предпочтительно генштабистов. Заманивали возможностью поразвлечься и офицерских жен, страдающих без мужской ласки и, конечно, делящихся с “подружками” тем, что пишут с фронта мужья. Имелись и случаи шпионажа в прифронтовой полосе. Контрразведкой были разоблачены и арестованы ротмистр Бенсен, завербованный еще до войны, двойные агенты Сентокоралли, Затойский и Михель, австрийская шпионка Леонтина Карпюк. Успел сбежать с секретными документами штабс-капитан Янсен, комендант штаба корпуса. Но такие направления шпионажа были лишь "цветочками”. Куда большую опасность представляли разные фирмы и банки, связанные с Германией. Как уже отмечалось, неравноправный договор 1904 г. привел к очень широкому внедрению немцев. Только в одной Москве действовало свыше 500 германских фирм. И с началом войны они никуда не исчезли — а оказались уже как бы российскими.
Сменили вывески, заблаговременно переоформились на русских владельцев. А в некоторых граждане Германии выехали, оставив за себя доверенных лиц, продолжающих выполнять поручения руководства, пересылаемые через нейтральные страны. Причем контрразведка об этом знала, но ничего не могла поделать в рамках существующего законодательства. Скажем, с немцами были прочно связаны или контролировались ими Внешнеторговый банк, Сибирский, Петроградский международный, Дисконтный и Азовско-Донской банки, несколько крупнейших страховых компаний, в том числе общества “Россия”. Германские подданные были хозяевами “российско- американской" резиновой компании “Треугольник”, обувной фабрики "Скороход”, транспортных компаний “Герхардт и Хай", "Книп и Вернер”, российского филиала американской компании “Зингер". Ну а русские электротехнические фирмы даже сохранили названия тех. чьими дочерними предприятиями они являлись — “Сименс и Халь- ске”, "Сименс Шукерт”, АЕГ.

Готовым каналом для подрывной работы стали и революционные организации. Опыт их использования уже имелся у различных стран Так, в Русско-японскую были зафиксированы контакты японской разведки с польскими социалистами. Вполне вероятно, что японцы, а скорее даже их союзники англичане, давно освоившие методику подкармливания революций, приложили руку к цепочке восстаний, прокатившихся тогда на флоте — морская крепость Свеаборг, “Потемкин”, “Очаков”, “Память Азова”... А ведь основная борьба как раз и велась за обладание морем. С начала мировой противник сделал ставку на большевиков. Причем напомним, что в самой Германии социалисты однозначно поддерживали свое правительство, утверждая, что, по Марксу и Энгельсу, борьба против России, “самой реакционной в Европе державы",— это именно та борьба, которая оправдана и заслуживает только одобрения. А. Бебель говорил: “Земля Германии, германское отечество принадлежат нам, народным массам, больше, чем кому-либо другому. Поскольку Россия опередила всех в терроре и варварстве и хочет напасть на Германию, чтобы разбить и разрушить ее... мы, как и те, кто стоит во главе Германии, остановим Россию, поскольку победа России означает поражение социал-демократии”. Еще в августе германские профсоюзы постановили — прекратить на время войны все забастовки, отказаться от требовании повышения зарплаты. А лидеры социал-демократов заявляли: агитация против войны — не только предательство по отношению к родине, но и к товарищам по армии.
Российским социал-демократам До такого отношения к своей стране было далеко. Правда, Плеханов занял патриотическую позицию, призывал “защитить демократию от тевтонского варварства”. Но поддержали его далеко не все. Те, кто порадикальнее, жаждали разрушения Российского государства, и в этом становились прямыми союзниками врага. А они были и самыми энергичными, имели наибольшее влияние в рабочей среде — к тому же и состав этой среды в войну значительно изменился, пополнился людьми случайными, шкурниками и люмпенами, искавшими на оборонных заводах брони от призыва и занявшими места патриотов, ушедших на фронт. Почва для агитации получалась подходящая. Уже в ноябре 1914 г. была арестована большевистская фракция Думы — за враждебную пропаганду. В прокламациях, распространявшихся этими “народными избранниками”, открытым текстом писалось: “Для России было бы выгоднее, если победит Германия". А при обысках обнаружились полные наборы шпионских аксессуаров — наборы подложных паспортов, шифры, листовки. В феврале их судили. И что, повесили? На каторгу отправили? Да нет, всего лишь ссылкой отделались.
А в Германии в лагерях военнопленных стала действовать “Комиссия помощи пленным", образованная в Берне при участии Ленина и Крупской. Продуктовые посылки с родины до русских узников не доходили — зато во все лагерные библиотеки регулярно поступала ленинская газетенка “Социал-демократ”, приходили письма и брошюры соответствующего содержания, наезжали агитаторы. И разумеется, делалось это не без ведома германских властей. Впрочем, позицию Ильича весьма точно подметил британский посол в России Бьюкенен: "Для большевика не существует ни родины, ни патриотиз-

и Россия является лишь пешкой в той игре, которую играет Ленин Для осуществления его мечты о мировой революции война, которую Россия ведет против Германии, должна превратиться в гражданскую войну внутри страны. Такова конечная цель его политики' .
Одновременно враги делали ставку и на сепаратистов. Австрийский канцлер Бертольд указывал: “Наша главная цель в этой войне — ослабление России на долгие времена, и с этой целью мы должны приветствовать создание независимого украинского государства”. О том же писал министр М. Эрцбергер — дескать, общая цель Центральных Держав “отрезать Россию от Балтийского и Черного морей”, а для этого необходимо “освобождение нерусских народов от московского ига и реализация самоуправления каждого народа. Все это под германским верховенством и, возможно, в рамках единого таможенного союза". В лагеря военнопленных поехали финансируемые австрийцами галицийские профессора, агитаторы украинских сепаратистов (их называли “мазепинцами”). Собственно, слова “украинец” тогда еще в ходу не было. В австро-венгерских владениях их называли “русинами”. А в Российской империи учет велся не по национальности, а по вероисповеданию. Если нужно было отметить место рождения, употребляли термин “малороссы”, а сами себя они чаще всего называли “русскими”. Но уроженцев Малороссии в австрийских лагерях стали отделять от уроженцев центральных губерний, и внушали, что они принадлежат к совершенно другой нации, ‘украинской", и у них совершенно другие интересы, отличные от русских. В Германии возникла “Лига вызволения Украины" под руководством пангерманиста Хайнце и особый штаб для контактов с украинцами, который возглавил регирунгс-президент Шверин. На “украинский вопрос” были нацелены столь видные идеологи, как П. Рорбах и А. Баллин. Активной союзницей немцев и австрийцев стала униатская церковь, надеявшаяся занять в отделенной Украине господствующее положение. Через германские посольства в Константинополе и Бухаресте на Украину стали засылаться эмиссары и агитационная литература. Хотя в то время подобная пропаганда ни малейшего успеха не имела, что признавали и сами активисты “Лиги”.
Отличной базой для развертывания подрывной деятельности стала Финляндия. Здесь были сильны сепаратистские настроения и прогерманские симпатии. К тому же эта часть Российской империи имела собственную конституцию, свою юрисдикцию, свое внутреннее самоуправление. И перед войной, например, в Ганге (Ханко) начали вдруг строить прекрасную гавань — с молами, волнорезами и т.п. Якобы для торговых судов, хотя центра торговли там отродясь не бывало. Новая гавань не была защищена никакими укреплениями, и °т согласования планов строительства с военным ведомством местное руководство уклонялось. В общем, получалась удобная база для высадки десанта вблизи столицы и баз Балтфлота. Адм. Эссен несколько раз докладывал об этом наверх, однако все оказывалось тщетным, вмешиваться во "внутренние дела финской администрации русские власти не имели права. Тогда Эссен предупредил, что в случае войны просто взорвет опасную гавань. Что и сделал, А германский посол в Швеции Рейхенау уже 6.8.14 г. получил от канцлера инструкцию — обещать финнам создание суверенного государства.

В Финляндии началась тайная вербовка добровольцев в Германию — под Гамбургом для них был создан специальный лагерь, где готовили десантные части для “освобождения” своей страны. Об этом стало известно российским правоохранительным органам, неоднократно сообщалось финским властям. Однако все сигналы спускались на тормозах и реальных мер по пресечению деятельности вербовщиков не предпринималось.
Кстати, вполне целенаправленно использовался и “еврейский вопрос", его в германском руководстве считали “третьим по значению после украинского и польского". 17.8.14 г. под эгидой правительства был создан официальный “Комитет освобождения евреев России” во главе с социологом проф. Оппенхаймером. Верховное командование германской и австрийской армий выпустило совместное обращение, призывавшее евреев к вооруженной борьбе против русских и обещавшее “равные гражданские Л|зава для всех, свободное отправление религиозных обрядов, свободный выбор места жительства на территории, которую оккупируют в будущем Центральные Державы”.
Ну и наконец, стоит иметь в виду, что все указанные проблемы сказывались не сами по себе, а тесно переплетались. Скажем, большевики действовали в контакте с либералами, считавшими их союзниками в борьбе с “царским режимом”. Еще весной 1914 г. Коновалов и Рябушинский вели с ними переговоры, намереваясь использовать их партию для раскачки государства и облегчения атаки на власть. Передавались деньги, был создан совместный “Информационный комитет” во главе с Рябушинским и Скворцовым-Степановым. Правда, тогда альянс быстро распался. Но после ареста и осуждения депута- тов-большевиков Дума подняла хай, требуя их освобождения и видя в данной акции не нормальную (точнее даже — аномально мягкую) самозащиту воюющего государства, а всего лишь “полицейский террор” и “очередное наступление на демократию’’. А либеральная газета “Киевская мысль" в ноябре предложила эмигранту Троцкому стать ее корреспондентом во Франции.
Кстати, французские власти в данном плане тоже вели себя двусмысленно. Своих предателей карали быстро и строго, а на русских смутьянов смотрели сквозь пальцы. Как же Франция, страна свободы, будет трогать борцов за свободу в России? И в Париже на русском языке выходила газета “Голос" Мартова, с 1915 г. стали издаваться “Наше слово” и “Начало”, где сотрудничали Троцкий, Антонов-Овсеенко, Мануильский, Лозовский, Коллонтай, Луначарский, Чичерин, Урицкий, Рязанов. Причем одной из главных тем была “война с социал-шовинизмом” — то бишь патриотизмом Плеханова и примкнувшей к нему части социал-демократии. И это оказывалось можно, по отношению к русским союзникам во Франции такое допускалось. А с другой стороны, большевики в России оказывались связаны с Сибирским банком и прочими финансово-промышленными структурами германского происхождения. И недостатка в средствах для всяких забастовочных комитетов не испытывали.
Или взять такой пример — гамбургские банкиры Варбурги находились в родстве с российскими банкирами Гинзбургами. Имеющими через Симановича выход на Распутина и его окружение. Но еще Гинзбурги были связаны с олигархом Д. Рубинштейном. Который

через подставных лиц перекупил газету “Новое Время” — самую популярную тогда среди интеллигенции, считавшуюся самой "смелой”, сплошь гонящей всякие “разоблачения" и скандалы (словом, представлявшей нечто вроде канала НТВ в 1990-х). И во многом именно эта газета формировала “общественное мнение”. В общем, клубки получались не слабые...
<< | >>
Источник: Шамбаров В.Е. За веру, царя и Отечество!. 2003

Еще по теме 30. ФРОНТ и тыл:

  1. 5. Советский тыл в годы войн
  2. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.Советский тыл в годы войны
  3. Глава 28. СССР в годы Великой Отечественной войны: боевые действия, советский тыл, внешняя политика
  4. Восточный фронт
  5. Победа Народного фронта
  6. ИТАЛЬЯНСКИЙ И БАЛКАНСКИЙ ФРОНТЫ
  7. § 5. НА ФРОНТАХ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  8. АВСТРО-СЕРБСКИЙ ФРОНТ
  9. 98. Признать фронт главным…
  10. НА КАВКАЗСКОМ ФРОНТЕ
  11. ВНЕЕВРОПЕЙСКИЕ ФРОНТЫ
  12. НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН
  13. КАВКАЗСКИЙ ФРОНТ
  14. 32. Северный фронт
  15. 79. На Туркестанском фронте
  16. 92. Польский фронт
  17. § 3. Военные действия на Восточном фронте в 1914 - начале 1917 г.
  18. "Великий перелом" на "культурном и идеологическом фронтах"
  19. § 8. Демократическая революция в Испании и Народный фронт
  20. Трудовой подъем, всенародная помощь фронту
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -