3. Отрасль промышленности, наделенная чертами горы Фудзияма

Противоречия внутри глобального военно-промы- шленного комплекса развиваются не только на трансатлантическом направлении США — Западная Европа, отражая повышение конкурентоспособности военных и транснациональных монополий ведущих западноевропейских стран как в гражданском, так и в военном производстве.

Качественно новый узел противоречий завязывается и по транстихоокеанской оси Вашингтон — Токио, где сталкиваются, с одной стороны, стремление американского ВПК удержать японские монополии на ролях второстепенного партнера в военном производстве (сопутствующим элементом при этом является боязнь упустить в конечном счете нарождающегося конкурента из-под своего контроля), а с другой стороны, ясно обозначившееся намерение японского монополистического капитала забыть печальные уроки поражения, понесенного во второй мировой войне, и обеспечить японским монополиям позиции глобальной значимости не только во всех важнейших сферах современной гражданской экономики, но и в промышленности вооружений. Смыкание же интересов американских и японских кругов происходит на базе антисоветизма, а также желания превратить Японию в оплот милитаризма на Дальнем Востоке и в существенно важный компонент глобального военно-промышленного комплекса.

В первые послевоенные годы США видели в ослаблении японского милитаризма возможность устранения опасного соперника в борьбе за сферы влияния и установление собственного господства в бассейне Тихого океана. Включение в Конституцию Японии 1947 г. 9-й статьи, провозглашающей отказ страны от войны как средства разрешения международных споров и от создания всех средств войны6, отражало намерение правящих кругов США не допустить военного возрождения своего вчерашнего противника.

Однако уже в конце 40-х годов Вашингтон пересматривает свое отношение к Японии, что вызвано стремлением не допустить укрепления позиций социализма и развертывания национально-освободительного движения в Азии. Война в Корее, развязанная американским империализмом, показала важность Японии для США как стратегической опоры в этом регионе. С этого времени США берут курс на расширение сети своих военных баз в Японии и одновременно на возрождение японских вооруженных сил.

С учреждением в 1954 г. Управления национальной обороны (УНО) завершился начальный этап становления японских «сил самообороны», осуществленный вопреки положениям ст. 9 Конституции, запрещавшей воссоздание регулярной армии. Развитие японских вооруженных сил сопровождалось укреплением военного сотрудничества с Соединенными Штатами. В 1960 г. японское правительство подписало с Вашингтоном Договор о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности, по условиям которого на территории страны сейчас находятся 120 американских военных баз и объектов и размещено около 50 тыс. солдат и офицеров Пентагона 155. Важное место в японо-аме- риканских отношениях заняли подписанные в 1978 г. Принципы японо-американского военного сотрудничества, в соответствии с которыми стороны обязались совместно планировать военные операции по обороне Японии, тесно сотрудничать в сборе разведданных, проводить совместные военные маневры и взаимные консультации. Все более активное подключение Японии к глобальной военной стратегии Пентагона было подтверждено в ходе состоявшихся в 1981 г. в Вашингтоне японо-американских переговоров на высшем уровне, когда отношения между двумя странами впервые были официально охарактеризованы как «союзнические». За этим проглядывалось стремление Вашингтона приравнять американо-японский договор безопасности к Североатлантическому договору и соответственно возложить на Японию такие же военные обязательства, какие несут западноевропейские члены НАТО.

Линия Соединенных Штатов на возрождение японского милитаризма находит активных сторонников в правящих кругах Страны восходящего солнца, которые не удовлетворены ролью Японии как своеобразного «военного пигмея» и добиваются превращения ее в одну из крупнейших военных держав современности^ После выхода Японии в начале 70-х годов на второе место в капиталистическом мире по объему валового национального продукта определенные круги местной финансовой олигархии начали обработку общественного мнения страны, ставя вопрос о необходимости приведения роли Японии на международной арене в соответствие с ее экономической мощью. Один из путей к достижению этой цели — наращивание военного потенциала страны, без чего, по их мнению, Япония не сможет получить признания как великая держава.

Программа милитаризации страны дополняет стратегию глобализма, осуществляемую транснациональными япондкими монополиями последние 10—15 лет. В рамках стратегии глобализма преследуются три взаимосвязанные и взаимодополняющие цели: обеспечение японских предприятий всеми видами сырья (в первую очередь топливом); предельное расширение географии капиталовложений (в том числе прямых) за границей; завоевание господствующих позиций на всех рынках, в первую очередь рынках Соединенных Штатов и Западной Европы. Стратегия глобализма в японском исполнении направлена на оптимизацию структуры промышленного производства страны за счет перевода за рубеж (в Южную Корею, в Юго-Вот сточную Азию или в Латинскую Америку) предприятий, загрязняющих окружающую среду, трудоемких, требующих малоквалифицированной рабочей силы и сосредоточения усилий на наиболее перспективных, наукоемких и капиталоемких сферах, обеспечивающих высокий процент добавленной (приращенной) стоимости посредством эксплуатации высококвалифицированной рабочей силы и роботизации. Организация современного, технически сложного производства вооружений как раз и вписывает Японию в эту выгодную, по мнению определенных кругов финансовой олигархии, структуру международного разделения труда.

Вот почему параллельно с осуществлением транснациональными монополиями стратегии глобализма в последние годы ведется активная работа по пересмотру всех основных конституционных принципов японской национальной политики, связанных с «обеспечением безопасности» и широким комплексом смежных проблем. Особенно активизировалось наступление на «послевоенный статус-кво» после прихода к власти правительства Ясухиро Накасонэ.

Реакционные круги Японии развернули активную кампанию по устранению юридических преград на пути милитаризации страны. Наиболее активным нападкам подвергается ст. 9 Конституции Японии. Сторонники милитаризации под предлогом того, что нынешняя Конституция была разработана американскими оккупационными властями и якобы не может оставаться основным законом Японии, призывают к замене ее «независимой» Конституцией, в которой Японии прямо разрешалось бы иметь вооруженные силы. Одновременно делаются попытки произвольного толкования положений ст. 9 существующей Конституции, а также предлагается внести изменения в ее другие статьи.

Своими практическими действиями — согласием на посещение японских портов Йокосука и Сасебо флагманами 7-го флота США — атомными авианосцами «Энтерпрайз» и «Карл Винсен», а также атомными подводными ракетоносцами и согласием на размещение на авиабазе Мисава двух эскадрилий истребителей-бомбардировщиков Р-16, способных наносить ядерные удары крылатыми ракетами на расстояние до 2500 км, — правительство Накасонэ серьезно нарушает утвержденный парламентом Японии курс в области ядерной политики. Широко известны три неядерных принципа, которых придерживается Япония: не обладать, не производить и не ввозить ядерное оружие. Всячески торпедируя принятую 24 ноября 1971 г. парламентом страны резолюцию о трех неядерных принципах, Накасонэ «договорился» в парламенте до утверждений о том, что «обладание ядерным оружием не противоречит Конституции страны». В правящих кругах либерально-демократической партии стали раздаваться призывы к пересмотру резолюции о трех неядерных принципах и замене их «двумя с половиной», а то и двумя принципами 156.

Все более ожесточенным нападкам подвергается еще один из основополагающих принципов военной политики — установленный правительством Японии предел военного бюджета в размере, не превышающем \% ВНП страны. За период 1952—1966 гг. расходы правительства Японии на оборону колебались в пределах 1 — 2 %. Однако начиная с 1966 г. все правительства страны придерживались принципа ограничения военных расходов одним процентом ВНП. И хотя по абсолютным размерам военных ассигнований Япония пока отстает от США и их союзников по НАТО, разрыв этот неуклонно сокращается, так как военный бюджет страны растет весьма стремительными темпами, параллельно быстро возрастающему японскому валовому национальному продукту. В результате, если в 1970 г. Япония занимала 10-е место в капиталистическом мире по военным расходам, то в 1984 г. она продвинулась на 7-е место (11,3 млрд долл.) вслед за США (200,3 млрд долл.), Великобританией (30,5 млрд долл.), Францией (27,9 млрд долл.), ФРГ (26,9 млрд долл.), Саудовской Аравией (20,3 млрд долл.), Италией (11,4 млрд долл.). В 1985 финансовом году военный бюджет Японии достиг 12,5 млрд долл., что составило 0,99% ВНП страны157.

Соединенные Штаты прилагают значительные усилия к тому, чтобы изменить у японцев рефлекс «одного процента», видя в этом дополнительную возможность для того, чтобы перебросить на плечи союзника хотя бы часть военных расходов, которые приходится нести Вашингтону, обеспечивая глобальную защиту капитализма. Еще в 1979 г. так называемая группа по изучению Тихого океана докладывала сенату США, что, по мнению американских экспертов, «Япония пользуется «правом бесплатного проезда» применительно к сфере обороны», тогда как США выполняют по отношению к Японии свои «односторонние» обязательства, проистекающие из договора 1960 г.158 Обвинения Соединенных Штатов и их союзников по НАТО в том, что Япония якобы «бесплатно» пользуется обороной и отказывается взять на себя ответственность за оборону «свободного мира», соизмеримую с ее экономическим могуществом, искусно используются правящими кругами страны, желающими создать впечатление, что наращивание вооруженных сил и военного потенциала предпринимается исключительно по настоянию США и других западных стран. На деле же японские сторонники перевооружения сами настойчиво работают над тем, чтобы превратить Японию в «непотопляемый авианосец».

Кампания за перевооружение Японии и превращение ее в глобального поставщика новейшего оружия направлена на коренную ломку основы послевоенного японского образа жизни — пацифизма — и насильственное насаждение и возрождение того самого милитаризма, который привел Японию к краху и гибели 390 тыс. человек в Хиросиме и Нагасаки в 1945 г. Курс на ускоренную милитаризацию насаждается одновременно с двух сторон: японскими «ястребами», полагающими, что без собственного военно-промышленного комплекса Япония не может претендовать на статус полноценной великой державы, и американским «центральным командованием» глобального ВПК. На фоне реалий сегодняшнего дня весьма созвучными этим настроениям представляются заявления посла США в Японии М. Мэнсфилда о том, что «мы просим их не о возрождении милитаризма, а о перевооружении (курсив мой. - В. Ж.). Тут есть определенная разница. Мы хотели бы, чтобы японцы, как суверенная нация, вносили больший вклад в обеспечение собственной обороны — только этого и не больше» 159.

Призывы американского посла к перевооружению Японии понятны, если учесть, что под этим он имеет в виду закупки Японией огромных количеств американского новейшего оружия. Это позволит сократить острейший дефицит торгового баланса США с Японией (32 млрд долл. в 1984 г.)160.

Принцип «одного процента» подвергается остракизму адвокатами японского военно-промышленного комплекса далеко не случайно. Уже сейчас очевидно, что даже высокие ежегодные темпы прироста военного бюджета Японии, растущие параллельно ВНП, не могут удовлетворить аппетитов крупнейших японских корпораций-миллиардеров. Они видят для себя перспективу приобщения к космическим по своей величине военным заказам и получения небывало высоких прибылей. Конкурентную борьбу с американскими корпорациями в сфере производства вооружений японские транснациональные и военные монополии рассматривают как серьезную пробу сил и поэтому весьма ревниво относятся к доказательствам мощи американского ВПК. Отсюда их глубинные противоречия.

Речь идет о проблеме передачи военной технологии. В НАТО американцы имеют дело, как правило, с европейскими монополиями, уступающими им в технологическом отношении. Здесь вопрос стоит о передаче американской военной технологии японским корпорациям, не только обладающим в ряде случаев более высоким органическим строением капитала, чем гиганты из США, но и в некоторых областях технологически равным американским фирмам или даже оставившим их позади. Уместно вспомнить известный пример, который приводится в «Капитале» К. Маркса, когда сравниваются между собой нормы прибыли в европейских и азиатских странах. Как известно, исходя из различий в строении национального капитала,

К. Маркс наглядно показал, что уже в то время, несмотря на применение малого количества машин, норма прибыли в азиатской стране могла быть выше, чем в европейской, благодаря дешевизне азиатской рабочей силы 161. Сейчас же ситуация складывается таким образом, что японские корпорации могут намного обойти американских конкурентов, используя не только фактор относительной дешевизны своей теперь уже высококвалифицированной рабочей силы, но также достигнутый высокий технологический уровень своих предприятий, и добавить к ним американскую «обкатанную» военную технологию, получаемую по лицензиям. Вот почему американцы, обеспокоенные такой перспективой, ставят вопрос не столько о передаче японцам своей технологии, сколько о получении от японских монополий нужной себе новейшей технологии, которую можно приспособить для военных целей. Вопрос о воєнно-техно логическом разрыве между США и Японией, таким образом, далеко не однозначен.

Навязывая японским корпорациям программы совместной разработки и производства вооружений, американские военные корпорации, видимо, стремятся создать многоступенчатую структуру экономических взаимосвязей на Дальнем Востоке. В дальнейшем ее можно было бы использовать для завоевания новых рынков сбыта в других странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии или же для подключения к будущему японскому экспорту в страны этого региона.

Однако вопрос о японском экспорте вооружений имеет свою специфику. В соответствии со ст. 9 Конституции действуют три принципа, строго запрещающие экспорт вооружений, произведенных в Японии. Впервые они были обнародованы 21 апреля 1967 г. премьер-министром Эйсаку Сато и подтверждены в феврале 1977 г. премьер-министром Такео Мики. Наконец, в марте 1981 г. парламент страны двумя палатами принял резолюцию, подтверждающую действие этих трех принципов*1^.

В результате в Японии сложилась довольно пара- *

Передача Соединенным Штатам японской военной технологии нарушает один из трех принципов, в котором содержится обязательство Японии не поставлять оружия в страны, вовлеченные в международный конфликт, или в отношении которых существует опасность, что они могут быть вовлечены в такой конфликт. США являются именно такой страной.

доксальная ситуация. С одной стороны, действуют три принципа, запрещающие экспорт оружия японского производства, а японская промышленность, как констатируют американские эксперты, «страдает от уменьшения объема технологических данных, передаваемых в рамках лицензионных соглашений, заключаемых в целях производства вооружений американского образца, в связи с тем что и правительство США, и американские продуценты все более неохотно идут на передачу технологии и поставки новейших материалов Японии» 163.

С другой стороны, американцы, ограничивающие передачу Японии своей новейшей технологии, требуют от своих союзников обеспечить бесперебойную передачу Соединенным Штатам сверхсовременной военной технологии, разработанной в Японии, что, безусловно, ведет к нарушению упомянутых трех принципов, регламентирующих военный экспорт.

И Япония, несмотря на то что передача Пентагону сверхновой военной технологии прямо ущемляет интересы ее собственного нарождающегося военно-промы- шленного комплекса и конкурентоспособность связанных с ним монополий, взяла на себя такое обязательство. Первопричину принятия данного решения следует, несомненно, искать в открытом давлении из-за океана. Одновременно решение «поделиться» технологическими новинками еще раз доказывает, что правящие круги японской финансовой олигархии на данном этапе видят путь к усилению своей политической роли в мировой капиталистической системе в дальнейшем укреплении военно-стратегического сотрудничества с Вашингтоном при сохранении функций «младшего партнера».

Договоренность о предоставлении США японской военной технологии была достигнута в несколько этапов. В ходе рабочих встреч в Токио в 1981 г. и в Гонот лулу в 1982 г. был составлен перечень технологической документации и новейших технологий, подлежащих передаче США для возможного использования в создании вооружений. В декабре 1982 г. правительство Японии приняло решение о передаче новейшей японской технологии Соединенным Штатам и объявило о нем 7 января 1983 г. Весной 1984 г. было объявлено о решении двух стран создать японо-американский комитет по вопросам военной технологии, которому поручено наладить бесперебойную передачу Соединенным Штатам разработанной японцами военной технологии. США уже получают японские системы наведения ракет на цель, лазерные и инфракрасные устройства и электронные системы связи. Обсуждается передача технологии производства интегральных схем, сверхжаропрочных покрытий, микрокомпьютеров, лазеров, робототехники, технологии типа «стелт». В связи с намерением Пентагона привлечь японские корпорации к программе «звездных войн» руководство Управления национальной обороны Японии будет добиваться отмены закона, запрещающего использование космического пространства в военных целях 164.

С реализацией соглашения о передаче Пентагону новейших достижений японской науки и техники вопрос об углублении противоречий между американским ВПК и развивающимся японским ВПК не снимается с повестки дня, а приобретает новые масштабы. Определенные круги в министерстве международной торговли и промышленности считают, что в сфере передачи военной технологии они подвергаются дискриминации со стороны США. Эти круги японского монополистического капитала настаивают на получении равного со странами НАТО доступа к лицензионному производству и другим мерам сотрудничества с США в производстве вооружений. При этом выдвигаются претензии в том плане, что американское законодательство позволяет союзникам США по НАТО пользоваться лазейками для получения американской военной технологии, которые закрыты для японцев. Вот почему в Стране восходящего солнца тщательно контролируют все случаи передачи американскими корпорациями лицензий своим западноевропейским союзникам.

Ряд отказов американцев в передаче лицензий вызвал серьезные разногласия и недовольство японской стороны. Это имело место в отношении таких систем, как истребители, ракеты класса «воздух —воздух», новейшие системы связи, устройства лазерного обозначения цели и торпеды. В докладе сенату США с тревогой отмечалось, что «Япония определила свою политику предельно ясно: в том случае, когда производственная лицензия не выдается Соединенными Штатами, она будет разрабатывать свою собственную систему. Япония разработала свой собственный истребитель Р-1 с помощью англичан и с использованием английского двигателя, разработала свои собственные устройства лазерного обозначения цели. Кроме того, японские официальные лица информировали членов группы по исследованию Тихого океана о намерении Японии разработать свои собственные ракеты класса «воздух — воздух» 165.

Точно так же, как в 60-х и 70-х годах, прикрываясь стеной протекционистского законодательства, японские монополии готовились к открытой конкурентной борьбе с монополиями США и западноевропейских стран в сфере производства автомобилей, бытовой техники, пластмасс, лекарственных препаратов, так и сейчас ведется подготовка к тому, чтобы бросить американцам открытый вызов в области военного производства, в том числе авиационно-космического. Предвосхищая подобный ход событий, журнал «Бизнес джэпэн» отмечал, что «в ближайшие десятилетия следует ожидать интенсивной конкуренции между Японией и Соединенными Штатами с целью занять доминирующее положение на мировом авиационно- космическом рынке. Поскольку речь идет об отрасли промышленности, наделенной чертами горы Фудзияма (т. е. охватывающей широкий круг производств, участвующих в производстве одного самолета, как бы венчающего эти усилия. — -В. Ж.), следует предвидеть крупномасштабную битву между »соответствующими корпорациями двух стран» 166.

С японской стороны к участию в этой схватке готовятся прежде всего четыре монополии, стремящиеся утвердиться в современном военном производстве, опираясь на научно-техническую базу и опыт глобальных операций, накопленный в гражданской сфере. Речь идет о «Мицубиси хэви индастриз», «Ишикавад- жима-Харима хэви индастриз», «Кавасаки хэви индастриз» и «Фудзи хэви индастриз». Ориентиром для японцев служит авиационная промышленность ФРГ, так как вплоть до 1960 г. авиационное производство у обоих бывших союзников — стран оси — развивалось одинаковыми темпами. Однако к началу 80-х годов объем западногерманского авиапромышленного про изводства уже втрое опережал японские показатели, что не могло оставить нарождающийся японский ВПК равнодушным. Отмечая, что у данных четырех корпораций объем деятельности авиационных отделов не превышает 7 % совокупных продаж, представитель этих кругов профессор X. Кимура из Японского университета заявил, в частности, что, «несмотря на большое число самолетов, ежедневно летающих в небе Японии, нет ни одной японской компании, специализирующейся на этой продукции. В этом отношении Японию нельзя назвать передовой страной. Поскольку японская авиационная технологическая база считается одной из лучших в мире, нам нужно совершить «прыжок» в количественном отношении»167. «Прыжок» в гражданском авиастроении тесно связан с «прыжком» в военном авиастроении. И фактически именно в этом направлении развиваются лицензионные связи между японскими корпорациями и их будущими конкурентами из США.

Американские корпорации многое сделали в плане лицензионного обеспечения японских компаний в течение 70 —80-х годов, заложив фундамент современного авиационно-космического потенциала Японии. Весьма прочные связи установлены у «Мицубиси хэви индастриз», «Кавасаки хэви индастриз», «Фудзи хэви индастриз» и «Ишикаваджима-Харима хэви индастриз» с американскими военно-промышленными гигантами «Макдонелл-Дуглас», «Юнайтед текнолоджиз», «Лок- хид», «Боинг», «Грамман», «Хьюз эркрафт».

Наглядный пример лицензионно-технологического сотрудничества с американскими фирмами, имеющего конечной целью наращивание японского военного потенциала, дает «Мицубиси хэви индастриз». Начало этому было положено в 1955 г. лицензионным соглашением с «Норс Америкен» о производстве истребителя Р-86Р и разработке ракетных двигателей. По признанию руководителей завода в Нагое, значительная часть производственного опыта была накоплена японцами в результате соглашений о сотрудничестве с американскими партнерами, причем «большая часть этих программ была непосредственно связана с улучшением способности Японии к самообороне». Так, например, турбовинтовой самолет МИ-2 выпускается в гражданском варианте, н<^ определенная часть самолетов используется министерством обороны для патрулирования и решения военных задач. По лицензий «Макдонелл-Дуглас» в Японии налажено совместное производство истребителей Б-151, а также ракеты «14», с помощью которой начиная с 1975 г. было выведено на околоземную орбиту 8 японских спутников. Используя накопленный опыт, «Мицубиси» самостоятельно разработала ракету класса «воздух —поверхность», которая предназначена для японских «сил самообороны» 168.

Лицензионные соглашения японских монополий с американскими — это своеобразные указатели разграничительных линий, оформляющих картельные соглашения. Пересечения этих разграничительных линий всегда свидетельствуют об открытии военных действий между крупнейшими монополиями, заявляющими тем самым о своем намерении вступить на «чужую» территорию. Не является исключением в этом отношении и военный бизнес. Летом 1982 г. третья в капиталистическом мире автомобильная монополия «Ниссан мотор К°» подписала соглашение с американской «Мартин Мариетта» о разработке управляемой ракеты класса «земля — воздух» следующего поколения. Ракеты с условным обозначением 8АМХ призваны заменить находящиеся на вооружении японских ПВО ракеты «Найк I» и «Хок». Наиболее вероятным претендентом на избрание в качестве ракеты 8АМХ служила американская «Пэтриот», головным подрядчиком которой выступает американская «Райтеон корпорейшн», имеющая прочные связи с «Мицубиси электрик К°», входящей в группу «Мицубиси».

Расчет «Ниссан» делался на то, что в США «Мартин Мариетта» является продуцентом корпуса и двигателя для «Пэтриот» и в случае передачи автомобильному гиганту соответствующей технологии он получил бы возможность конкурировать с «Мицубиси электрик К°» за место головного подрядчика. Одновременно «Ниссан» объявила о намерении участвовать в разработке гражданского лайнера УХХ на 150 пассажирских мест, главными инициаторами производства которого были «Мицубиси хэви индастриз», «Кавасаки хэви индастриз» и «Фудзи хэви индастриз» в альянсе с американской «Боинг корпорейшн». Являясь, как и «Фудзи хэви индастриз», членом финансовой группы «Фуйо», руководство «Ниссан» рассчитывало стать субподрядчиком «Фудзи» по проекту УХХ.

Значение инициативы «Ниссан мотор К°» определяется тем, что рынок вооружений и авиационно-космической техники в Японии прочно монополизирован тремя устоявшимися группами — «Мицубиси», «Кава- саки-Ниппон электрик» и «Ишикаваджима-Харима-То- шиба», и проникнуть в этот частный клуб практически невозможно. Подрывные действия «Ниссан» обозначили намерение финансовой группы «Фуйо», в которую входят автомобильный гигант, «Фудзи хэви индастриз» и «Хиташи», прорваться на рынок вооружений в расчете на приобщение в будущем к значительным прибылям 169.

Американские корпорации стремятся использовать лицензионные соглашения не просто для наращивания японского военного потенциала, но и для наращивания его на базе американской технологии, что на определенном этапе начинает идти вразрез с интересами стремящихся к самостоятельности японских монополий. Так, в 1972 г. японский Технологический научно- исследовательский институт вынужден был прекратить самостоятельную разработку самолета противолодочной обороны РХЬ, на которую ушло два года, а вместо этого «Кавасаки хэви индастриз» начала производить по лицензии «Локхид» самолет ПЛО Р-ЗС. Равным образом под нажимом американцев японцы отказались от разработки самолета раннего оповещения, заменив его импортируемым самолетом Е-2С, производимым «Грамман корпорейшн». Аналогичный «шок» японцы получили, узнав в 1983 г. об американских планах размещения на базе Мисава истребителей Б-16. Это шло вразрез с интересами националистически настроенных промышленных кругов, группирующихся вокруг могущественного министерства международной торговли и промышленности, рассчитывавших взамен устаревшего истребителя Р-1 поставить на вооружение японским силам самообороны самолет следующего поколения, так называемый проект РХ8, полностью построенный на базе японской технологии. Для фракции, выступавшей за разработку Технологическим институтом «проекта РХ53», было очевидно, что американцы, объявляя о планах размещения Р-16 на базе Мисава, начинают кампанию за навязывание японскому министерству обороны своего самолета взамен «проекта ИХБ», тем самым еще раз подрывая возможность усиления японским капиталом своей конкурентоспособности в области военного самолетостроения. Позицию активной поддержки американцев заняли кадровые военные в министерстве обороны, выступающие за стандартизацию вооружений на базе американской технологии по.

Несмотря на американский нажим, японцы не оставляют намерения добиться самостоятельности во всех сферах современной промышленности, используя и опыт, накопленный на базе американских лицензий. Так, например, японцы намерены разработать на базе своей технологии спутник ЕТБ-6 и выйти с ним на мировой рынок телекоммуникационного оборудования в конце 80-х годов. По действующим соглашениям, подписанным в начале 70-х годов с американскими фирмами, японские корпорации не имеют права экспортировать спутники, содержащие американскую технологию. Такие соглашения действуют между «Мицубиси электрик К°» и «Форд аэроспейс энд комьюни- кейшнз К°», «Тошиба» и «Дженерал электрик», НЭК и «Хьюз эркрафт». «Спутник ЕТ8-6 явится японской декларацией независимости от США в области спутников, — не без язвительности отмечала лондонская «Файнэншл тайме», — поскольку это будет первый полностью японский искусственный спутник Земли» 171.

Японо-американские противоречия в сфере современного наукоемкого и военного производства, как видим, не снимаются с повестки дня, а приобретают новые, поистине глобальные, космические масштабы. В сложных хитросплетениях этой конкурентной борьбы активную роль играют западноевропейские транснациональные и военные монополии, стремящиеся извлечь предельную выгоду из разногласий между Токио и Вашингтоном и войти в альянс с японскими гигантами. Движение японских прямых капиталовложений в Западную Европу дополняется инвестициями стран «Общего рынка» в Японии. Закономерным итогом этого глобального перемещения капитала становится не только строительство предприятий гражданских отраслей производства на территории друг друга («Дайва-Сейко», «Сони», «Канон» открыли свои за воды осенью 1984 г. во Франции, а «Рон-Пуленк» расширяет операции шести смешанных фирм в Японии), но и расширение связей японских производителей вооружений с западноевропейскими конкурентами США.

Весьма дальновидную стратегию осуществляет западногерманская МББ, выпускающая на паях с японской «Кавасаки» вертолет ВК-117 гражданского назначения. При его разработке были применены передовые технические решения, например были использованы новейшие композиционные материалы («кевлар», стекловолокно и графитэпоксидные смолы) для рамы. Сейчас же МББ изучает возможности использования подобной технологии для военного вертолета РАН-2/НАР/НАС, который она разрабатывает по заказу НАТО совместно с французской «Аэроспасиаль». Опыт, накопленный в Японии, используется для целей НАТО, а в последующем может быть «возвращен» обратно в Японию, но уже для производства по западногерманской лицензии военных вертолетов силами той же «Кавасаки» 172.

Соглашения о сотрудничестве, заключаемые между японскими и западноевропейскими монополиями, замыкают треугольник США — Западная Европа — Япония, в рамках которого постепенно складывается новое соотношение сил участников и зреют семена битв и сражений между монополиями за переделы 'рынков сбыта и прибылей в 90-х годах.

<< | >>
Источник: В. В. Жарков. ЗЛОВЕЩИЙ МОЛОХ. Транснациональный военный бизнес в действии. 1987

Еще по теме 3. Отрасль промышленности, наделенная чертами горы Фудзияма:

  1. ДРУГИЕ ОТРАСЛИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  2. Структурные пропорции, территориально-производственные комплексы и отрасли промышленности
  3. б)              Поиски оптимальных методов управления *оборонными отраслями промышленности»
  4. 4. Загрязнение воздуха выбросами предприятий различных отраслей промышленности
  5. § 3. Механизм наделения судебными полномочиями
  6. Право авторства характеризуется следующими чертами :
  7. Банковская гарантия характеризуется следующими чертами.
  8. 6. Рост промышленности в пореформенной России. Завершение промышленного переворота.
  9. а)              Восстановление крупной промышленности СССР и состояние военно-промышленных производств
  10. Стадии понимания: горы и реки
  11. Отрасль права: основания классификации 6.2.1. Понятие «отрасль права» и ее элементы
  12. Священные горы
  13. ГОРЫ
  14. Преступления богатых людей и людей, наделенных властью
  15. ПРИШЕДШИЕ ОТ РАЙСКОЙ ГОРЫ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -