3.1. Социальная стратификация как научная категория

Для описания системы неравенства между группами (общностями) людей в социологии широко применяют понятие «социальная стратификация». Само слово «стратификация» заимствовано у геологов. Оно латинского происхождения (первоначально stratum означало покрывало, постель). В английском языке его стали понимать как пласт, формация (в геологии), слой общества (в социологии); во множественном числе strata, stratification (стратификация) означает деление на общественные слои («пласты»).

Очевидно, что люди различаются во многих отношениях, и далеко не все эти различия приводят к образованию социальных слоев (стратов). Слои складываются на основе таких различий, в которых проявляется неравенство между членами общества. Что это за различия? В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. В тех случаях, когда эти различия между людьми по доступу к ограниченным благам приобретают характер иерархического ранжирования, можно говорить о наличии в обществе социальной стратификации, т.е. системы социальных слоев (стратов).

Социальную стратификацию можно определить как внутреннее иерархическое деление общества на социальные группы, представители которых обладают разными жизненными шансами и разным стилем жизни.

В теории стратификации постоянно обсуждается проблема равенства — неравенства. При этом под равенством понимают: 1) равенство личностное: 2) равенство возможностей достигнуть желаемых целей (равенство шансов); 3) равенство условий жизни (благосостояние, образование и т.д.); 4) равенство результатов. Неравенство, как очевидно, предполагает те же четыре типа взаимоотношений людей, но с противоположным знаком. В реальной практике изучения социальной жизни социологи особое внимание уделяют распределению дохода и благосостояния, различиям в продолжительности жизни и состоянии здоровья, в продолжительности и качестве образования, участию в политической власти, владению собственностью, уровню престижа.

Для всех стран характерно наличие неравенства того или иного рода, когда наиболее привилегированные люди (лица) или семьи пользуются непропорционально большой властью, престижем и другими высоко ценимыми благами. Задача современного исследования расслоения, или в более часто употребляющейся терминологии — стратификации (калька английского — stratification [расслоение]) — раскрыть контуры и распределение неравенства и объяснить причины его устойчивости и воспроизводимости, превращающие в утопии прежние и современные эгалитарные или противостоящие неравенству ценности.

Термин «система стратификации» относится к комплексу социальных институтов, которые генерируют существующие в обществе неравенства. Ключевыми компонентами систем стратификации являются: 1)

общественные процессы, в результате которых определенные виды ресурсов становятся ценными и желаемыми (востребованными); 2)

правила (законы) размещения, которые распределяют эти ресурсы по различным должностям или занятиям при разделении труда (например, банкир, врач, крестьянин и т.д.); 3)

механизмы мобильности, которые связывают людей с родом занятий и таким образом вызывают неравный контроль над высоко ценимыми ресурсами.

Типы благ, ресурсов и ценных товаров, взятых за основу системы стратификации

Отсюда следует вывод, что неравенство возникает из двух типов взаимодействующих процессов. Сначала к разным социальным ролям в обществе подбирается соответствующий неравноценный «пакет вознаграждений», а затем отдельные члены общества распределяются по рабочим местам, которым как бы предписаны соответствующие вознаграждения, блага. В табл. 3.1, составленной профессором Дэвидом Груски (США), систематизированы различные ресурсы (блага), которые обще- ство ценило в прошлом и ценит в настоящем.

Таблица 3.1 Группа благ, ресурсов Отобранные примеры Кто изучал ]. Экономические

V'' < Владение землей, фермами, фабриками, профессиональной практикой, бизнесом, ликвидными активами, людьми (например, рабами), рабочей силой (например, крепостными) К. Маркс, Э. Райт 2. Политические

’) ' г Г і' ' ' Власть в семье (например, глава семьи), на рабочем месте (например, менеджер), в партии или обществе (например, законодатель), харизматический лидер М. Вебер,

Р. Дарендорф 3. Культурные >

V 1 Практика потребления, присущая людям с высоким общественным положением, «хорошие манеры», привилегированный образ жизни П. Бурдье,

П. ДиМаджио 4. Социальные Доступ к высокостатусным социальным сетям, социальным связям, ассоциациям и клубам, союзам Л. Уорнер, Дж. Коулмэн

Окончание табл. 3.1 Группа благ, ресурсов Отобранные примеры Кто изучал 5. Почетные Престиж, «хорошая репутация», слава, уважение и унижение; этническая и религиозная чистота Э. Шилз,

Д. Треймен 6. Гражданские

.

, ,х}. і ' Права собственности, контракта, голоса и членства в выборных органах, свобода союзов и слова Т. Маршалл, Р. Брубэкер 1. Человеческие

? ? i. h ' 4 Мастерство, компетенция, обучение на работе, опыт, формальное образование, знание К. Сваластога, Г. Беккер Источник: [Grusky, 2001, р. 4].

Скрытое утверждение, лежащее в основе табл. 3.1, состоит в том, что перечисленные блага, ресурсы исчерпывают все основные существующие варианты (другими словами, «сырье») для построения стратификационных систем.

Большинство ученых предпочли не комбинировать в различных сочетаниях эти блага и ресурсы, а характеризовали неравенство по одному из перечисленных благ — ресурсов, на этой основе строя соответствующую систему классов, или слоев, общества. Приверженцы этого преобладающего подхода заявляют, что лишь одна из групп благ (см. табл. 3.1) по- настоящему фундаментальна в понимании структуры, источников или эволюции стратификации общества. Сколько критериев в табл. ЗЛ, почти столько же и утверждений подобного рода. Так, К. Маркс придавал почти исключительное значение экономическим факторам как детерминантам социального класса. За это он подвергался критике со стороны многочисленных оппонентов. Однако не лучше выглядят и социологи, выступавшие с критикой Маркса, которые отводили вторичную роль распределению экономических благ. Они обычно рассматривали неравенство в социальном престиже или власти как необходимые и достаточные источники формирования классов (социальных слоев).

Правда, в 1980—2000-е гг. такие предельные формы упрощения детерминант неравенства социальных групп (слоев, классов) стали менее распространенными. Так, неомарксисты принимают во внимание несколько стратификационных критериев. К одной из таких неомарксистских схем стратификации, предложенной Э.О. Райтом, мы обратимся позднее. В том же направлении движутся в течение последних примерно 20—30 лет и сторонники других стратификационных схем, постепенно отказываясь от монофакторности при их (схем) конструировании.

Центральными в исследовании и анализе социального неравенства являются следующие типы вопросов. 1.

Формы и источники стратификации. Каковы основные формы неравенства в истории человечества? Можно ли повсеместность неравенства приписать индивидуальным различиям в талантах или способностях? Является ли любая форма неравенства неизбежной чертой жизни людей? 2.

Структура современной стратификации. Каковы главные социальные различия, определяющие современную структуру неравенства? Эти расхождения усилились или уменьшились с переходом к информационному обществу? 3.

Воспроизводство стратификации. Как часто люди перемещаются в новые классы, слои, профессии или группы с разным уровнем доходов? В какой мере эти перемещения определяются личными качествами людей (ум, усердие, образование и профессиональная подготовленность, целеустремленность) и (или) социальными связями и наследуемыми ресурсами? 4.

Последствия стратификации. Влияет ли, и если да, то каким образом, местонахождение класса (слоя, сословия) на складывание стиля жизни, межличностные отношения и повседневное поведение людей? Существуют ли узнаваемые виды классовой (слоевой, сословной) культуры в прошлых и настоящих обществах? 5.

Процессы трансформации. Какие типы социально- экономических процессов и государственной политики воздействуют на сохранение или уменьшение расовой, этнической, половой и возрастной дискриминаций на рынках труда? Эти формы дискриминации усилились или ослабли с переходом к и информационному обществу? 6.

Будущее стратификации. Примут ли стратификационные системы совершенно новые формы в будущем? Насколько неравным будет положение социальных групп в этих системах? Приемлема ли концепция социального класса при описании форм стратификации в информационном обществе?

Для большей части человеческой истории характерно то, что люди воспринимали существующее неравенство как естественный порядок вещей, как неизменное свойство человеческого общества. Целью же идеологов и ученых мужей являлось объяснение и оправдание этого порядка с точки зрения религиозной или квазирелигиозной доктрины. Лишь только в эпоху Просвещения на Западе было провозглашено естественное равенство людей в противовес гражданским и юридическим преимуществам привилегированных групп — аристократии и церковного сословия. После того как в Европе и Америке эти преимущества вXVIII и XIX вв. были уничтожены, расширился и обрел новую форму и сам эгалитарный идеал. Он стал охватывать не только гражданские блага (например, право голосования), но также и собственность на землю и средства производства. В своем самом радикальном проявлении этот экономический эгалитаризм, как известно, привел к марксистской интерпретации «преодоления» неравенства за счет уничтожения частной собственности и классов собственников. 3.2.

<< | >>
Источник: Шкаратан О. И.. Социология неравенства. Теория и реальность / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики. - 526. 2012

Еще по теме 3.1. Социальная стратификация как научная категория:

  1. Момджян К.Х.. Введение в социальную философию, 1997
  2. Л.Б. Черноскутова. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫСОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА, 2013
  3. О.П. Бибикова, к.э.н. Н.Н. Цветкова. Страны Востока в контексте современных мировых процессов: социально-политические, экономические, этноконфес- сиональные и социокультурные проблемы., 2013
  4. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  5. И. Д. Амусин. НАХОДКИ У МЕРТВОГО МОРЯ, 1960
  6. Исаев Б., Баранов Н.. Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров, 2012
  7. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  8. Т. В. Карадже. Методология моделирования и прогнозирования современного мира: Коллективная монография, 2012
  9. Судариков С. А.. Право интеллектуальной собственности, 2008
  10. Куликова Т. А.. Семейная педагогика и домашнее воспитание, 2000
  11. Е.В. Веницианов и др.. Экологический мониторинг: шаг за шагом, 2003
  12. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  13. Хокинг С.. Кратчайшая история времени, 2006
  14. Н. М. Карамзин. История государства Российского, 2005
  15. Николай Стариков. Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне., 2006
  16. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  17. Д. В. Калюжный, Я. А. Кеслер. Другая история Российской империи, 2004
  18. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  19. Шемшук В. А.. НАШИ ПРЕДКИ. Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций., 1996