загрузка...

Основные характеристики профессионалов и менеджеров в сфере занятости

Данные проведенных нами представительных опросов (январь 1994, ноябрь 2002, декабрь 2006 гг.) позволили оценить характеристики человеческого, властного, социального и культурного капиталов всей совокупности профессионалов и менеджеров России, обозначить в каких-то пределах болевые точки в их жизнедеятельности. Мы получили отчетливое представление об их социальном происхождении и социальных связях, их самоидентификации, условиях и характере их воспроизводства. Рассмотрим некоторые полученные нами результаты. Сопоставление опросов января 1994 г. и декабря 2006

г. демонстрирует резкий спад доли высококвалифицированных профессионалов в составе занятого населения страны с 8,2 до 4,2%, профессионалов с высшим образованием — с 18,6 до 12,5%. Среди последних резко упала доля владеющих ценными бумагами (соответственно с 18,9 до 8,5%) и имеющих долю во владении фирмами (соответственно с 6,9 до 2,1%). Среди менеджеров среднего звена уменьшилась доля владеющих ценными бумагами с 41,5% в 1994 г. до 11,1% в 2006 г., при этом число менеджеров высшего среднего звена, владеющих цеными бумагами, возросло с 31,4 до 45%.

Обсуждая изменения в качественном составе профессионалов и менеджеров, естественно заняться выяснением их деятельностного потенциала и его динамики. Здесь, в частности, использовались такие показатели, как соответствие выполняемой работы подготовленности респондента, удовлетворенность работой и готовность взяться за более сложную и ответственную работу. Динамика 1994-2006 гг. в целом носит позитивный характер. Так, доля респондентов, считающих, что выполняемая ими работа соответствует их знаниям и компетенции, по всем рассмотренным нами группам оказалась довольно высокой, причем с переходом от 1994 к 2006 г. это распределение не претерпело значительных изменений. Заметно выросла удовлетворенность собственной деятельностью в среде руководителей высшего среднего звена и профессионалов с высшим образованием. Тем не менее доля тех, кто согласился бы взяться за более сложную и ответственную работу, за рассматриваемый период увеличилась только среди высококвалифицированных профессионалов (с 24,6% в 1994 г. до 30,9% в 2006 г.). У остальных изучаемых нами социально-профессиональных групп в этом аспекте наблюдаются негативные тенденции.

Одним из основных факторов становления информационной экономики является возникновение глобальной информационной инфраструктуры, обеспечивающей возможность эффективного информационного взаимодействия людей, их доступ к мировым информационным ресурсам.

Согласно данным опроса декабря 2006 г., навыками работы на компьютере владели три четверти профессионалов. В целом по России навыками работы на компьютере тогда же владели лишь 43% населения (прирост по отношению к 2002 г. составил всего 16%).

По сравнению с 2002 г. профессионалы и менеджеры стали гораздо чаще пользоваться Интернетом. Процент использующих Интернет не реже нескольких раз в неделю по всем рассматриваемым группам увеличился в среднем почти в 2 раза. Сотовым телефоном обладают в среднем около 87% представителей групп профессионалов и менеджеров, персональным компьютером — более 56%.

Согласно данным табл. 14.1, лишь около трети российских профессионалов и менеджеров планируют продолжить свое образование в будущем. При этом совершенно очевидно, что доля владеющих общепрофессиональными навыками по каждой из категорий опрошенных нами работников, представителей перспективных в новой экономике видов трудовой деятельности, не адекватна нормативным требованиям современного рынка труда (табл. 14.2). Можно принять за системное условие, что учителя, врачи, менеджеры, для которых Интернет не стал повседневностью, не соответствуют не только завтрашним, но и сегодняшним запросам экономики и общества.

Таблица 14.1

Включенность профессионалов и менеджеров в информационнокоммуникационную инфраструктуру, декабрь 2006 г., % : • ? >' Имеют в собственности сотовый телефон Имеют в собственности персональный компьютер Имеют дома доступ к Интернету Владеют навыками работы на компьютере Часто пользуются Интернетом Менеджеры высшего среднего звена 85,7 57,1 38,1 85,7 47,6 Менеджеры среднего звена 91,7 55,6 33,3 80,6 50,0 Руководители низового уровня (супервайзеры) 79,8 48,6 24,3 57,2 24,3 Высококвалифицированные профессионалы 87,6 71,1 45,4 83,3 ; 57,7 Профессионалы с высшим образованием 86,7 51,0 23,1 73,6 27,6 Все респонденты 75,3 36,6 18,0 43,6 18,1 Квалификационные характеристики профессионалов и менеджеров (представительный опрос 2006 г.), % Характеристика Профессионалы с высшим образованием Высококвали

фицированные

профессионалы Руководители

низового

уровня Менеджеры среднего звена Менеджеры высшего среднего звена Имеют навыки вождения

автомобиля,

мотоцикла 33,3 37,9 63,0 77,8 76,2 общения на

иностранном

языке 21,8 33,7 9,2 25,7 47,6 Обучаются

на профессиональных курсах 10,4 9,3 5,8 2,8 14,3 Имеют планы на дальнейшее обучение 31,8 28,9 16,2 33,3 38,1 Исходя из перспектив диверсификации экономики, повышения ее инновационных характеристик, модернизации системы образования и здравоохранения возникает вопрос о качественных параметрах изучаемых нами социально-профессиональных слоев и профессиональных групп работников интеллектуального труда.

Об этом дают возможность судить углубленные интервью профессионалов, менеджеров и экспертов, проведенные в 2004—2008 гг. Так же, как и менеджеры, большинство профессионалов подчеркивало привязанность к своему делу, отсутствие желания, склонности к занятию бизнесом. «Я считал себя специалистом, и... у меня быт достаточно интересная работа. И мне не хотелось менять эту работу на бизнес»', «...Я люблю заниматься именно медициной, а не организаторской работой». Правда, часть из них, словно бы стесняясь, добавляет: «Я свою работу люблю, у меня нет никаких неприятных сторон. Здесь вполне все устраивает, кроме зарплаты». Учитель из Нижнего Новгорода так определил позицию, видимо, большинства: «Не нравится зарплата — очень банальное общее мнение. Л единственное, что здесь держит, — интерес, несмотря на усталость, я так полагаю».

Треть респондентов предпочла бы переезд в другой город смене профессии для улучшения своего материального положения: «Можно рассматривать такие предложения. Стоять на месте нельзя»; «Все зависит от того, что за работа, какие условия и куда ехать. Но так, в принципе, я бы, возможно, не отказался».

Оплата труда рассматриваемых нами групп средних слоев в частном секторе гораздо выше по сравнению с государственным. В продвинутом управленческом звене персонала средний уровень заработной платы частного сектора выше государственного в 3,5 раза.

Здесь, по-видимому, сказывается то обстоятельство, что менеджмент и предпринимательство зачастую воплощаются в частном секторе в одних и тех же акторах. Следует, однако, отметить, что на протяжении 2000-х гг. разрыв в зарплатах между рассматриваемыми секторами существенно снизился.

В целом оценка экспертами положения профессионалов в разных сегментах рынка труда противоречива. С одной стороны, процветающие и динамично развивающиеся фирмы увеличивают спрос на специалистов с гарантированной высокой оплатой труда, а с другой — «это опять-таки беда России — обилие низкооплачиваемых высококвалифицированных рабочих мест». Занимающие эти места люди в основном трудятся в государственном секторе, и их судьба зависит от политики государства.

Оценивая позицию государства в вопросе защищенности профессионалов, эксперты отмечали: «В основном у нас получается, что не защищен тот, у кого минимальные возможности самого себя защитить. К сожалению, у нас очень подорваны навыки самоорганизации, поэтому очень слабы любые формы коллективной самозащиты. В основном это действительно стратегии индивидуального выживания»; «Весь мир борется с помощью профсоюзов. У нас это не распространено. Но, наверное, в первую очередь это хорошее знание трудового законодательства. Если я иду устраиваться на работу у я прекрасно должна знать, какие права я имею и каким образом я имею возможность эти права отстаивать».

Последствия политики по отношению к высококвалифицированным группам профессионалов общеизвестны: именно здесь мы понесли наибольшие потери, связанные с эмиграцией за рубеж компетентных специалистов в самом продуктивном возрасте. Известно, что за 1990—1999 гг. страну покинули 80% математиков и 50% физиков мирового уровня. Это около 8 тыс. человек, чей отъезд критически опасен для отечественной науки [Павлюткин, 1999]. По данным на 2005 г., порядка 40 тыс. выходцев из России занимаются наукой в США и Западной Европе. Еще около 30 тыс. постоянно ездят в зарубежные исследовательские центры для проведения научных работ. Только в США вчерашние россияне обеспечивают 20—25% американского рынка высоких технологий, что составляет никак не менее 10% мирового рынка [Харичев, 2005, с. 32]. По оценке академика В.Е. Захарова (сентябрь 2003 г.), в университетах США к началу 2000-х гг. 10—15% математиков и физиков — выходцы из России. Он говорит: «Мы сделали Западу огромный подарок. Реальная перспектива необратимых процессов: лет через двадцать, когда уйдет наше поколение, из России уйдет и наука» (Известия, 2003, 13 сент.).

Методика, принятая ООН, дает возможность измерить упущенную выгоду от эмиграции одного специалиста с высшим образованием, ученой степенью. Она оценивается в 200—250 тыс. долл., а в целом утечка умов ежегодно обходи - лась России в 25 млрд долл. По прогнозам Комиссии по образованию Совета Европы, ежегодные убытки нашей страны в результате научной эмиграции за 1993—2003 гг. составили не менее 50-60 млрд долл. [Наумова, 2004, с. 127].

В постсоветские годы возникли и позитивные факторы, воздействующие на жизнедеятельность профессионалов и воспроизводство их социального статуса. Появилась свобода выезда и устройства на работу в других странах. Исчезли формальные ограничения на смену места жительства внутри страны; правда, следует иметь в виду, что смена места жительства и работы требует значительных затрат со стороны либо самого профессионала, либо его потенциального работодателя. Резко расширились возможности получения информации для повышения профессионального уровня (доступность зарубежной информации, Интернет и т.д.). Однако и здесь сказывается элементарная бедность основной массы профессионалов: нет полицейских ограничений, но нет и материальных ресурсов. Также обстоит дело с охраной здоровья. В крупных городах, где и проживает большинство профессионалов, имеются фитнесс- клубы, бассейны, современные медикаменты и новейшее лечебное оборудование. Однако доходы большинства профессионалов делают эти необходимые для нормального воспроизводства блага недоступными. Здесь опять-таки не чувствуется государственной воли, стимулирующей организацию благ и услуг для этой категории.

Важной стороной государственной политики, затрагивающей интересы и профессионалов, и значительных групп представителей малого и мельчайшего бизнеса, является жилищно- коммунальная реформа. Трудно не согласиться с теми авторами, которые рассматривают реформу в ЖКХ как настоящий поход против средних слоев. Именно с этих групп населения собирают так называемую полную стоимость коммунальных услуг, но порядочная часть наших «средних» долгие годы удерживалась в этом положении, в частности, и из-за умеренных цен на муниципальные услуги, позволявших им при относительно скромных доходах вести более или менее достойную жизнь. Ситуация стала усложняться с конца 2000-х гг. из-за скачкообразного роста цен на услуги монополий в сфере ЖКХ.

На прошедшем в декабре 2006 г. на Всероссийском совещании практиков и экспертов по национальным проектам были озвучены данные Росстроя, согласно которым самостоятельно купить квартиру или дом могли 6% населения. Еше 22% могли сделать это при помощи займа. При этом 70% вообще не имели возможности улучшить жилищные условия, потому что банки отказывались предоставлять им ссуды из-за низкой зарплаты. Во многих крупных городах стоимость квадратного метра жилья сильно завышена (в среднем на 30—40%). Отсутствие значимого слоя граждан, способных приобрести жилье, ставит под сомнение надежды, что правящий режим опирается на представителей среднего класса, появившегося при Путине [Косарева, Туманов, 2007]. Эти суждения справедливы лишь отчасти.

За 2000-е гг. ситуация в России действительно стабилизировалась, повышены пенсии, социальные пособия и зарплаты. Люди в материальном отношении стали жить лучше и, сравнивая свое нынешнее финансовое состояние с таковым 1990-х гг., поспешили ассоциировать себя со средним классом. Но в том-то и дело, что средний класс в России — это фикция, так как по сравнению с западноевропейским (подлинным) средним классом он находится за чертой бедности. В России люди, причисляющие себя к среднему классу, не в состоянии купить квартиры в кредит, поэтому разговоры о «твердой опоре» правительства несколько преждевременны. В этом, собственно, и кроется становая проблема претворения в жизнь национальных проектов: сегодня из их реализации может выпасть основное звено, ради которого и было все задумано, — население страны, и прежде всего потенциальный средний класс. 14.5.

<< | >>
Источник: Шкаратан О. И.. Социология неравенства. Теория и реальность / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики. - 526. 2012

Еще по теме Основные характеристики профессионалов и менеджеров в сфере занятости:

  1. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  2. Куликова Т. А.. Семейная педагогика и домашнее воспитание, 2000
  3. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  4. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  5. Л.Б. Черноскутова. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫСОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА, 2013
  6. Т. В. Карадже. Методология моделирования и прогнозирования современного мира: Коллективная монография, 2012
  7. Гриненко Г.В.. История философии: Учебник., 2004
  8. А. С. Михлин. Уголовно-исполнительное право, 2008
  9. Смоленский М.Б.. Конституционное право Российской Федерации: учебник, 2007
  10. Гальперин М. В.. Экологические основы природопользования, 2003