ШКОЛА «ПРАКСИСА» - см. «ПРАКСИСА» ШКОЛА

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ, ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ - одно из основных философских направлений 2о в. Выражение «экзистенциальная философия» (Exis- tenzphilosophie) впервые использовал Фриц Хайнеман в книге «Новые пути философии».
После 'Ж.-П. Сартра в э. можно выделить два основных направления: теистическое и атеистическое. Теистический э. восходит к Серену Кьеркегору. Датский философ выступает против системы Г.В.Ф. Гегеля и ставит в центр своей мысли повседневность человеческих жизненных ситуаций. Главная ситуация - это личная встреча с Богом, которому мы противопоставлены «в страхе и трепете». Место общезначимости у С. Кьеркегора занимает признание лично пережитой истины: «Истина есть субъективность». Уже С. Кьеркегор, а не Ж.-П. Сартр первым защищает положение о приоритете позитивной - в эмпа- тическом смысле - экзистенции (existential)), отличной от понятийной сущности (essentia). Специфическое различие между человеческим и не-человеческим существованием состоит в том, что нам самим предоставлена детерминация нашей сути, от нас самих зависит, какая сущность нам подобает.

Это принципиальное положение неявно разделяет и Ф. Ницше, предтеча атеистического э. Однако в отличие от теистического варианта человек у Ф. Ницше предоставлен себе одному - согласно диагнозу «смерти Бога» - и за жизненный выбор должен отвечать только перед самим собой. Атеистический э. подразделяется в свою очередь на два направления: (і) экзистенциальная онтология (аналитика человеческого бытия (TDa- seinanalyse) ТМ. Хайдеггера и (2) экзистенциализм Ж.-П. Сартра. М. Хайдеггер утверждает, что своим понятием экзистенции принципиально дистанцируется от традиции. Если эта «экзистенция» (Existenz) понята как «человеческое бытие» ('Dasein) или, как выражается М. Хайдеггер, «наличествующее бытие», то «экзистенцию» необ- ходимо ограничить специфическим способом бытия человека. Согласно традиции, «экзистенция» (Existential означает то же, что наличное бытие, способ существования, который принципиально не соответствует сущему, обладающему характером человеческого бытия. Способ бытия человека отличается от не-челове- ческого сущего тем, что для нас «в нашем бытии речь идет о самом этом бытии». Предпосылки этой изначальной само- и мироотнесенности имеются в теориях самосознания и интенциональности (тИнтенциональ- ность). Но М. Хайдеггер, в отличие от традиции, и особенно от ТЭ. Гуссерля, понимает эту самоотнесенность не как теоретическую, но как «дотеоретическую» установку, которая должна как раз фундировать различие теоретического и практического отношения. Поскольку хайдеггеровская экзистенциальная онтология не имеет это различение своей предпосылкой, а обосновывает его, мыслитель характеризует ее также как фундаментальную Антологию. При этом исходным пунктом М. Хайдеггера не является трансцендентальное Эго; скорее, он разделяет - вместе с другими экзистенциальными философами - внимание к Повседневности и стремится обнаружить фундаментальные структуры нашего тбытия, а тем самым и бытия вообще, из полноты жизнепроявления. В «Бытии и времени» анализ человеческой экзистенции выступает для М. Хайдеггера единственным способом найти подход к бытию как таковому. При этом вопрос о человеческой экзистенции оказывается (и это имеет решающее значение для хай- деггеровской позиции в рамках э.) в предельной взаимосвязи с вопросом о бытии как таковом.

Сам М. Хайдеггер постоянно противостоял характеристике своей философии как «экзистенциализма». Когда он посредством своей фундаментальной онтологии стремится обосновать прочие региональные онтологии, к которым относятся также естественнонаучные теории, он не разделяет скепсиса других экзистенциальных философов относительно естественных наук и системности знания. «Бытие и время», даже оставаясь незаконченным, является по своей организации и образованию терминов классическим философским произведением. Между литературой и философией как наукой там проведена четкая демаркационная линия, тогда как у Ф. Ницше и Ж.-П. Сартра эта линия размыта. Поздний М. Хайдеггер также признавал «тонкое, но ясное различие между мышлением и поэзией».

І

От других экзистенциальных философов М. Хайдеггера отличает и трансцендентально-философский метод, применяемый в «Бытии и времени». Его онтология является трансцендентальной, поскольку она стремится разработать фундаментальные структуры человеческой экзистенции, которые выступают онтологическими условиями возможности конкретного жизнепроявления. Эти структуры М. Хайдеггер называет «экзистенциалами» и отличает их от экзистентно- го (что соответствует отличию априорного от эмпирического у И. Канта). Поскольку речь у М. Хайдеггера идет о неэмпирических условиях наших конкретных жизнепроявлений, его экзистенциальная онтология есть трансцендентальная философия. Поэтому М. Хайдеггер недвусмысленно предостерегал от того, чтобы «Бытие и время» превратно истолковывали как культурную антропологию. Эта твердая позиция априоризма обеспечивает М. Хайдеггеру особое место в пространстве экзистенциальной философии.

Такие понятия, как «проект», «Мал», «дихотомия «собственного» и «несобственного»», позже оказавшие плодотворное воздействие на экзистенциализм Ж.-П. Сартра, также должны пониматься как онтологические категории. На подобном базисе оказывается возможной критика культуры, но она не была единственной целью хайдеггеровского анализа. Только если мы «существуем» («экзистируем»,«existieren») в хайдеггеровском смысле слова, мы можем обрести или утратить, т.е. собственно или несобственно быть. Поэтому способ бытия экзистенции есть онтологическое условие возможности, чтобы мы вели себя фактически т.о., как ведут себя вообще, - или давали себе отчет в нашей особой исторической ситуации и жизненной истории и на этом выстраивали свои действия.

ТК. Ясперс в своей теории «прояснения экзистенции» с самого начала преобразовал хайдеггеровскую экзистенциальную онтологию в этику подлинности, императив которой кратко звучит так: «Будь самим собой!» При этом он апеллирует к «свободной духовности и активности жизни» и стремится разработать для этого «способы ориентирования». К. Ясперс, изучавший медицину и специализировавшийся в психиатрии, истолковывает и свою экзистенциальную философию как изначально терапевтическое занятие. Если для М. Хайдеггера это «бытие-к-смерти», для Ж.-П. Сартра «тошнота», то для К. Ясперса возможное «крушение человека в пограничных ситуациях» (тсмерть, страдание, борьба, вина) становится средством, которое должно освободить путь к радикальному самопознанию. Точнее, он делит восхождение к подлинному самобытию на три этапа. За отчуждением следует опыт экзистенции в пограничных ситуациях, и наконец - переход от возможной к действительной экзистенции.

В отличие от М. Хайдеггера и Ж.-П. Сартра, К. Ясперс обращается к кьеркегоровскому теистическому аспекту э. При этом он стремится учредить философскую веру в противоположность вере религиозной. Из философской веры исключены культ и особый статус определенных людей. Она не иррациональна; мыслитель основывает ее, скорее, на знании границ человеческого познания. Т.о., К. Ясперс далее секуляризирует теистический э.: место веры Откровения заступает вера Разума.

Ж.-П. Сартр, так же, как и К. Ясперс, стремится придать вневременным экзистенциалам М. Хайдеггера не только моральное, но и политическое значение. Хайдег- геровское «бытие-к-смерти» преобразуется в «бытие- к-борьбе» Ж.-П. Сартра. Он считает, что всех экзистенциальных философов объединяет тезис: «Экзистенция предшествует сущности». Ж.-П. Сартр поясняет это отношение следующим образом: «человек сначала существует, встречается с самим собой, вступает в мир, и лишь потом себя определяет». В соответствии с этим человек есть «ничто иное, как то, что он из себя делает. <... > Человек есть, прежде всего, субъективно переживающий себя проект <...>; ничто не существует до этого проекта; нет ничего на интеллигибельных небесах, и человек станет, прежде всего, тем, к чему он себя должен будет определить». Здесь Ж.-П. Сартр выступает против тэссенциализма, согласно которому каждый человек есть лишь отдельный экземпляр некоего всеобщего понятия.

Поскольку человек с самого начала делает себя тем, что он есть, он ответствен за то, что он есть. И поскольку человек все же не сам себя сотворил для того, чтобы создавать себя, Ж.-П. Сартр мог сказать, что мы «осуждены» на то, чтобы «быть свободными». При этом мы ответственны не только за себя, но и за всех людей.

«Я создаю определенный образ человека, который выбираю, выбирая себя, я выбираю человека». Т.о., экзистенциализм есть гуманизм не потому, что он утверждает человека как конечную цель, скорее он напоминает человеку о том, что «нет никакого иного законодателя, нежели сам человек» и что «он выносит решение о себе самом в данном одиночестве». В этом заключается смысл гуманизма, который утверждает Ж.-П. Сартр.

Ж.-П. Сартр полагал, что в своем экзистенциализме следовал за М. Хайдеггером, развивая основные идеи «Бытия и времени». Но он, в лучшем случае, радика- лизовал тенденцию этого произведения. Фактически Ж.-П. Сартр уже в самом начале уходит от хайдегге- ровской экзистенциальной онтологии, когда выступает против универсального понятийного фиксирования человеческой экзистенции. У М. Хайдеггера в его экзистенциальной аналитике речь шла как раз об открытии фундаментальных структур человеческого способа бытия (экзистенциалах).

В работе «Письмо о гуманизме», после своего «поворота», М. Хайдеггер отреагировал, помимо прочего, и на позицию Ж.-П. Сартра. При этом он обращается против сартровского метафизического субъективизма, и тем самым также против тенденциозных интерпретаций «Бытия и времени». По мнению немецкого философа, Ж.-П. Сартр лишь перевернул традиционное соотношение экзистенции и эссенции, однако сами понятия были истолкованы в смысле традиционной метафизики, которую М. Хайдеггер подверг критике, выдвинув в «Бытии и времени» свое, особое понятие экзистенции.

Точнее, М. Хайдеггер выступает против того, чтобы его понятие «проекта» истолковывалось как «представляющее полагание», а тем самым - как «успех субъективизма». «Эк-зистенция» не есть осуществление эссенции, и также она не создает и не полагает эссенциаль- ное. Напротив, «эк-зистенция» должна пониматься как «вы-ступание-в-истину-бытия». Проект не создает, как у Ж.-П. Сартра, эссенцию (сущность) или бытие. Скорее проект есть «существенным образом набросанный», и «проектирующее в набрасывании есть не человек, а само бытие». Итак, человек не «господин сущего», как у Ж.-П. Сартра, а «пастух бытия».

Позднее в своем втором главном произведении «Критика диалектического разума» Ж.-П. Сартр отказался от экзистенциализма. Главное заблуждение он усмотрел в том, что хотел преодолеть идеализм идеалистическими средствами. Поэтому в поздних работах Ж.-П. Сартр переходит от собственной версии экзистенциализма к историческому материализму М. Маркса. С этой позиции он начинает осмысливать ограничительные моменты «проекта», признавая его социально- исторические рамки и пределы.

Лит.: Камю А. Бунтующий человек. М., 1990; Марсель Г. Метафизический дневник СПб., 2005; Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: опыт феноменологической онтологии. М., 2000; Сартр Ж.-П. Экзистенциализм - это гуманизм // Сумерки богов. М., 1990; Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997;Хайдеггер М. Письмо о гуманизме //Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993; Ясперс К. Философская вера //Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994; Jaspers К. Existenzphilosophie. Drei Vorlesungen. В. etc., 1929; Kampits P. Jean-Paul Sartre. Miinchen, 2004; Piper A. Soren Kierkegaard. Miinchen, 2000; Rentsch T. (Hg.) Martin Heidegger. Sein und Zeit. В., 2001; Seibert Th. Existenzphilosophie. Stuttgart etc., 1997.

эмотивизм (от англ. emotive - эмоциональный, возбуждающий эмоции) - теория в метаэтике, сторонники которой считают, что ценностные суждения вообще и моральные суждения, в частности, лишены познавательного значения и видят в них исключительно выражение эмоций, предпочтений и ценностных ориентаций индивидов. В совр. западной философии идеи э. восходят к Ф. Ницше. Главными представителями э. в западной философии 20 в. являются ТА. Айер и Ч.Л. Стивенсон. Согласно э., от суждений, наделенных познавательным значением, моральные суждения отличаются тем, что они (і) не могут оцениваться как истинные или ложные; (2) невыводимы и недоказуемы с помощью формально-логических средств и (з) не поддаются проверке с помощью наблюдений, опыта, эксперимента и иных средств эмпирического познания. С т. зр. э., функция этических суждений в языке морали сводится к выражению определенных чувств и установок, а также к оказанию влияния на поведение других людей. Лит.: Айер А. Язык, истина и логика (глава 6) // Аналитическая философия: Избранные тексты. М., 1993; Stevenson С. L. Ethics and Language. New Haven, i960.

ЭТИКА (от греч. ethos - привычка, обычай, характер) - как философская дисциплина и ее название восходит к Аристотелю, который развил более древние воззрения (софисты, Сократ, Платон). Когда традиционный образ жизни и унаследованные общественные институты утрачивают свое привычное значение, философская э., направляемая идеей осмысленной человеческой жизни, пытается методическим путем, не ссылаясь в качестве последнего аргумента на политические и религиозные авторитеты или на издавна привычное и надежное, найти приемлемые для всех положения о правильных и справедливых ('Справедливость) действиях.

У Аристотеля и в заложенной им этической традиции наряду с узким имеется также и расширенное значение э., когда к ней причисляются экономика и политика ('социальная философия, 'философия права и государства). э. в этом случае совпадает с практической философией, которая, однако, определяется не только предметом широко понимаемой практики, но и нравственно-практическим интересом. Позже значение э. сводится к философии морали (philosophia moralis), которая занимается, прежде всего, личной стороной правильного действия, в значительной мере исключая социальные и политические аспекты. В соответствии с познавательными интересами различаются три формы э.: (1)

Эмпирическая э. пытается описать (дескриптивная э.) многообразные проявления морали и нравов различных групп, институтов и культур, объяснить их происхождение и функции и по возможности обобщить в эмпирической теории человеческого поведения (экс- планаторная э.). Это не является подлинной задачей философии, а входит в обязанности истории, этнологии, психологии и социологии (напр., ТМ. Вебер), а также моралистики, если она лишь описывает существующие нравы, не поучая и не занимаясь (как это часто случается) критикой морали. Во всяком случае, на общем уровне философия может принимать участие и в этом предприятии и исследовать, подобно социальной антропологии, поведение человека вообще, напр. роль обычаев, нравов и права. Она может вносить в исследование новые точки зрения, к примеру, ставить часто оставляемый без внимания вопрос о том, существуют ли, несмотря на многочисленные различия, также и существенные общности, противостоящие строгому 'релятивизму. (2)

Целью нормативной э. и, пожалуй, конечной целью философской э. вообще является оценка господствующей в тот или иной период морали на предмет ее соответствия пользующейся признанием критической морали (эвалюативная э.), при необходимости ее критики или обоснование обязанности, категорического императива в этическом смысле (прескриптивная, предписывающая э.). Ее важнейшие в наст, время аспекты: а) инспирированная Аристотелем эвдемониче- ская э. (принцип 'счастья): эвдемонизм, тнеоаристоте- лизм), б) выработанный И. Кантом категорический императив, при котором 'свобода понимается как автономия (законодательство собственной воли человека) и в) восходящий к И. Бентаму и Дж. С. Миллю утилитаризм. К кантовской э. в широком понимании относится также разработанная тК.-0. Апелем и ТЮ. Хаберма- сом 'дискурсивная э., а также теория справедливости тДж. Ролза. Посредником между эвдемонической и автономной э. при предпочтении личностно ориентированной автономии выступает 'О. Хеффе.

(з) В свою очередь, метаэтика берет на себя важную задачу по критическому анализу языковых элементов и форм моральных суждений, расширению масштаба критической морали (моральный принцип) и выработке методов ее оправдания и применения (прикладная э.).

Лит.: Адорно Т. В. Проблемы философии морали. М., 2000; Айер А. Язык, истина и логика (гл. 6) // Аналитическая философия: Избранные тексты. М., 1993; Апресян Р. Г., Гусейнов А.А. Этика. М., 1998; Бергсон А. Два источника морали и религии. М., 1994; Гартман Н. Этика. СПб., 2002; Дробницкий О. Г. Моральная философия. М., 2002; Макинтайр А. После добродетели. М., 2000; МурДж. Э. Принципы этики. М., 1984; МурДж. Э. Природа моральной философии. М., 1999; РолзД. Теория справедливости. Новосибирск, 1995; Шпеман Р. Основные понятия морали. М., 1993.

<< | >>
Источник: Под ред. О. Хеффе, B.C. Малахова, В.П. Филатова при участии Т.А. Дмитриева. Современная западная философия. Энциклопедический словарь. Ин-т философии. - М.: Культурная революция. - 392 с. . 2009

Еще по теме ШКОЛА «ПРАКСИСА» - см. «ПРАКСИСА» ШКОЛА:

  1. ПАНСОФИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ТО ЕСТЬШКОЛА ВСЕОБЩЕЙ МУДРОСТИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НАЧЕРТАНИЕ ПАНСОФИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ Что такое школа вообще.
  2. Трудовая школа
  3. Средняя школа
  4. Церковь и школа
  5. 3. Милетская школа
  6. Современная и новая школа
  7. Александрийская школа
  8. Франкфуртская школа
  9. Трудовая школа
  10. § 6. ШАРТРСКАЯ ШКОЛА
  11. 2. ЭЛЕЙСКАЯ ШКОЛА
  12. Тема 1. Немецкая школа философии истории
  13. ПИФАГОРЕЙСКАЯ ШКОЛА
  14. Школа в Шартре. Гуманизм раннего средневековья
  15. Общеобразовательная школа в России
  16. Школа социального труда
  17. Монастырская школа X век
  18. Фэн Ю-лань ШКОЛА ЧАНЬ*
  19. Германская школа
  20. Русская школа