КОТАРБИНЬСКИЙ Т. - СМ. ЛЬВОВСКО-ВАРШАВСКАЯ ШКОЛА

КРАФТ (Kraft) ВИКТОР (1880-1975) - австр. философ. Основная сфера интересов - 'эпистемология и теория науки. Вся жизнь и деятельность К. прошли в Вене. В течение некоторого времени примыкал к 'Венскому кружку, однако не разделял его крайние антиметафизические и физикалистские позиции.
Значительное влияние на взгляды К. оказала традиция австрийской мысли (ТЭ. Мах, Ф. Брентано, А. фон Мейнонг, Ф. Йодль). От первой крупной работы («Weltbegriff und Erkenntnis- begriff», 1912) и до последней («Grundlagen der Erkennt- nis und Moral», 1968) творчество К. отличалось устойчивостью взглядов и содержательным единством. Он дистанцировался как от трансцендентального идеализма, так и от имманентной философии, доминировавших в 'теории познания в начале века, и придерживался принципов эмпиризма и реализма конструктивистского толка ('Конструктивизм). По К., имманентным сознанию является опыт, но сознание всегда предполагает мир. Поэтому теория познания имеет дело с различными способами конструирования мира, среди которых научное познание обладает наибольшей предсказательной силой. В решении психофизической проблемы К. критиковал 'физикализм и редукционизм и придерживался дуализма, полагая, что основная проблема состоит не в том, существует ли этот дуализм, а в том, как он может быть адекватно понят. Основным мотивом философствования К. считал создание «системы мира», которая делала бы умопостигаемым мир как целое. С этой т. зр. он оценивал прошлые достижения философской мысли. Из историко-философских работ К. наиболее известна его книга о Венском кружке.

Соч.: Венский кружок. Возникновение неопозитивизма. М., 2003; Philosophie und Geschichte der Philosophie. W., 1915; Grundformen der wissenschaftlichen Methoden. W., 1925.

276

С.А. Крипке

КРИПКЕ (Кгірке) Сол АРОН (р. 1940) - амер. философ и логик. Получил широкую известность благодаря своим разработкам в области тсемантики модальной логики, тфилософии языка, теории истины и интерпретации философии позднего ТЛ. Витгенштейна. В области философии языка К. (совместно с ТХ. Патнэмом и К. Донне- ланом) разработал каузальную теорию референции, или «новую теорию референции». Имена собственные являются жесткими десигнаторами, т.е. указывают на один и тот же объект во всех возможных мирах. Имя дается объекту при помощи первоначального «крещения» или акта «называния», а затем передается по цепочке от одного носителя языка к другому. В отличие от традиционной дескриптивной теории референции в рамках каузальной теории можно объяснить, почему, если бы Аристотель умер в раннем детстве, он все равно оставался бы тем же самым Аристотелем, не будучи при этом «последним великим философом античности». Отношение тождества «Фосфор есть Геспер» (имена планеты Венера) является необходимым. Однако это отношение будет также апостериорным, т.е. устанавливаемым после определенного астрономического открытия. Этот вывод К. изменил традиционные представления о природе необходимости, согласно которым необходимое тождество может быть только априорным, не зависящим от опыта. Следуя общей установке в духе тУ.В.О. Куайна, К. назвал свои исследования в области теории референции исследованиями по тметафизике, т.к. они касаются существования и необходимости. К. отнес понятия «необходимо» и «возможно» к области метафизики, в то время как понятия «априорно» и «апос- териорно» к Эпистемологии, став, т.о., первым американским аналитическим философом, открыто заявившим о том, что он занимается исследованиями в области метафизики.

В работе «Загадка контекстов мнения» К. разрешает следующую проблему каузальной теории референции: «Лейн верит в то, что Супермен может летать, но не верит в то, что Кларк Кент может летать» (она не знает, что Кларк Кент и есть Супермен). Согласно каузальной теории, у имен нет других свойств, помимо референции, однако данную проблему можно разрешить, только допустив, что у имен имеются дополнительные семантические свойства. К. указывает на то, что кореференци- альные имена в высказываниях о вере во ч.-л. могут вести себя по-разному не только в случае, если мы приписываем им различные семантические свойства, но и в случае, если эти свойства тождественны. Это иллюстрирует следующий пример. Пьер - француз и знает только французский язык. Он верит в то, что «Londres estjolie» («Лондон красив»). Пьер едет в Лондон, не зная того, что Londres = Лондон, и попадает в трущобы, где узнает, что место, где он живет, называется «Лондон». Теперь он одновременно верит в то, что «Лондон не красив» и в то, что «Лондон красив» («Londres estjolie»).

Этот парадокс нельзя объяснить при помощи обращения к дополнительным семантическим свойствам имен.

Интерпретация К. работ позднего Л. Витгенштейна вызвала полемику в связи с чересчур вольной трактовкой идей последнего. Эта интерпретация получила насмешливое название «Крипкенштейн». В рамках данной интерпретации К. описал новый вид скептицизма, называемый «скептицизмом по поводу значения», согласно которому для отдельно взятого человека невозможно определить то, что он имеет в виду под своими словами. Ответ скептицизму, согласно К., состоит в описании значения языковых единиц при помощи обращения к поведению целых сообществ, а не отдельных индивидов.

Соч.: Витгенштейн о правилах и индивидуальном языке. Томск, 2005; Загадка контекстов мнения // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVIII. М., 1986; Семантическое рассмотрение модальной логики // Семантика модальных и интенсиональных логик. М., 1981; Теорема полноты в модальной логике // Фейс Р. Модальная логика. М., 1974; Неразрешимость одноместного модального исчисления предикатов // Там же; Семантический анализ модальной логики. Ч. I—II // Там же; Identity and Necessity // Munitz M.

К. (Ed.) Identity and Individuation. N.Y., 1971; Speaker's Reference and Semantic Reference//Midwest Studies in Philosophy. 1975. V. 2; Naming and Necessity. Cambridge (MA), 1980. КРИСТЕВА (Cristeva) Юлия (p. 1941) - фр. исследовательница болгарского происхождения, занимается анализом литературного текста, лингвистикой, практикой психоанализа; ввела в научный язык термин «интертекстуалъностъ». Ее работы отличает неизменный интерес к языку в его связи с материальными или телесными структурами означивания; в них сходятся критически воспринимаемый Структурализм, связанный с традицией, идущей от Ф. де Сосюра к ТР. Барту, и критика некоторых положений Психоанализа т3. Фрейда и ТЖ. Лакана, также развиваются идеи М. Кляйн. В начале своей карьеры К. входила в группу «Tel Quel», занимавшуюся анализом языка как политически обусловленного; с некоторыми представителями группы К. совершила путешествие в Китай, описав свои впечатления в книге «О китайских женщинах» (1977)- Диссертация («Революция поэтического языка», 1974) была посвящена рассмотрению поэтического текста. Уже здесь намечены контуры нового метода - «семанализа», долженствовавшего показать зависимость дискурсивного (тДискурс) от телесного (тТело), их схождение в точке, из которой и оказывается возможным говорение. Так, К. разводит понятия «семиотического» и «символического», утверждая, что из этих двух элементов складывается всякий процесс означивания. Семиотическим она называет телесную энергию, которая разряжается в процессе означивания; семиотическое связано с движением практик означивания, оно открывается не в денотативном значении слов, а скорее в трещинах, просодии языка, в ритме, тоне (текста и речи), чьим первичным источником для каждого человеческого существа К. видит материнское тело. Символический же элемент ассоциируется с грамматикой и синтаксисом; это правила означивания, то, что делает референцию возможной. Слова имеют референциальное значение благодаря символической структуре языка. С другой стороны, в жизни они имеют значение из-за своего семиотического содержания. Поэтому в отсутствии символического означивание имело бы вид бормотания или бреда, а в отсутствии семиотического означивание не имело бы никакой ценности. Как телесное напряжение (прежде всего, смутный, неуловимый страх) находит форму своего разрешения/освобождения в процессе означивания, так и логика означивания представляется уже наличествующей в самой материальности тела.

Своеобразно дополняя аргументацию 3. Фрейда и Ж. Лакана, К. много внимания уделяет функции матери в развитии субъективности и ее роли в открытии области культуры и языка. По ее мнению, в основе своей христианская западная культура не располагает адекватным представлением о материнском: оно сводится или к природному (наука видит женщину ответственной за продолжение рода), или к сакральному (в религии есть представление о чистой феминности, объединяющей в себе ипостаси матери, жены и дочери, исполненной одновременно и скорби, и тихой радости, смирения и мощи; расположенной на границе или даже за ней - исключенной, недостижимой). Навязывание одной из этих ролей женщине - это проявление насилия, стирающего различия. Сообщество женщин - это не бесформенная масса, инфантильность и истеричность которой не позволяют выговорить себя. Фактически, такой способ говорить о женском - это способ говорить о Другом, это возможность допустить различие.

В разработке темы материнского К. было важно показать, что субъективность формируется уже до «стадии зеркала», которую анализировал Ж. Лакан: собственно рождение есть материальное разделение, и оно регулируется правилами, которые предшествуют «закону отца». Иными словами, до того, как видение (Другого) становится возможным, прежде отличения себя от Другого, субъекта от объекта - есть некая неопределенность, неразличимость; прежде object есть abject (отвратное, низкое). Это означает, что есть [формы] существования, которые не поддерживают себя желанием, поскольку желание всегда направлено на объект. Этим термином К. обозначает то, что намечает условия для означивания и задает логику повторения. Это далекое, почти призрачное, почти недоступное, но материальное разделение с матерью позволяет К. также указать на разделение, различение, которые уже производят работу в рамках идентичности. Тот, благодаря которому существует низкое, т.о., представляет собой заброшенного, блуждает; пространство его никогда не является гомогенным, но принципиально делимым, свертываемым и взрывным: «Строитель территорий, языков, произведений, заброшенный безостановочно изменяет свою вселенную, подвижные границы которой - подвижные, поскольку они определяются отвратным, т.е. не-объек- том - постоянно ставят под угрозу его основательность и заставляют его все начинать сначала». К., всегда интересовавшаяся связью суждения и аффекта, нашла еще один фокус исследования ее проявлений - написание романов, которое она называет «транссубстантивацией»: это не просто род ментальной деятельности, это фактически присутствие всей персональности, сильнейшая связь плоти и фикции. Литература - один из способов приближения к глубинным слоям изменяющейся субъективности, почти физиологические проявления которой находят свое выражение в письме (К. исследовала их на примере романов Л.-Ф. Селина).

Соч.: Силы ужаса. Эссе об отвращении. М., 2003; Le feminin et le sacre (avec Catherine Clement). P., 1998; Le temps sensible: Proust et l'experience litteraire. P., 1994; Les Nouvelles maladies de l'ame. P., 1993; Soleil noir: Depression et melancolie. P., 1987; Au commencement c'etait l'amour. Psychanalyse et foi. P., 1985; Histoires d'amour. P., 1983; Polylogue. P., 1977.

<< | >>
Источник: Под ред. О. Хеффе, B.C. Малахова, В.П. Филатова при участии Т.А. Дмитриева. Современная западная философия. Энциклопедический словарь. Ин-т философии. - М.: Культурная революция. - 392 с. . 2009

Еще по теме КОТАРБИНЬСКИЙ Т. - СМ. ЛЬВОВСКО-ВАРШАВСКАЯ ШКОЛА:

  1. ЛЕСЬНЕВСКИЙ СТ. - СМ. ЛЬВОВСКО-ВАРШАВСКАЯ ШКОЛА
  2. ЛУКАСЕВИЧ Я. - СМ. ЛЬВОВСКО-ВАРШАВСКАЯ ШКОЛА
  3. Глава 2 Наполеон, Александр и Герцогство Варшавско
  4. ПАНСОФИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ТО ЕСТЬШКОЛА ВСЕОБЩЕЙ МУДРОСТИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НАЧЕРТАНИЕ ПАНСОФИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ Что такое школа вообще.
  5. VIII 1.  15 марта 1818 года царь АлександрI поднимается на трибуну варшавского сейма в польском мундире и с орденом Белого орла.
  6. Трудовая школа
  7. Средняя школа
  8. Церковь и школа
  9. 3. Милетская школа
  10. Современная и новая школа
  11. Александрийская школа