ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА ИОАННА ПАВЛА II: «СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ» С ВАШИНГТОНОМ

В начале 80-х годов, в условиях взятого на Западе курса на неолиберальную перестройку и крайнее обострение «холодной войны», Ватикан поставил перед собой задачу добиться восстановления своего международного политического веса и влияния за счет укрепления позиций в странах Восточной Европы.
Поскольку и для Ватикана, и для США эти государства превратились в главную арену геополитического противоборства с СССР, их стратегические интересы здесь полностью совпали. Обе силы воплощали друг для друга соответствующий противовес коммунизму: Ватикан — идейный, а Вашингтон — военно-политический. В 1985 г. в своей статье в журнале «Трайелог», Збигнев Бжезинский в связи с этим укажет: «Я считаю, что все, что делает папа Иоанн Павел II, имеет первостепенное историческое значение. Необходимо покончить с расколом Европы и вернуть великую и бессмертную Россию в лоно христианского сообщества и рыночной экономики»140. Ту же определяющую роль понтифика выделил и М. Горбачев, заявивший в марте 1992 г. на страницах туринской газеты «La Stampa»: «Теперь можно сказать, что все, что произошло в Восточной Европе в последние годы, было бы невозможно без папских громадных усилий и роли, которую он играет в политике на мировой арене* Я думаю, что очень значительные шаги, которые мы предприняли в нашей стране, имели значение в развитии отношений с Ватиканом. Папа Иоанн Павел II будет играть громадную политическую роль теперь, когда в европейской истории наступили глубокие перемены»141. Взаимные интересы Ватикана и Вашингтона стали основой для совместных действий в Восточной Европе, в подго товке которых одну из главных ролей также сыграл «Опус Деи». Орден использовал свои связи с североамериканскими кланами итальянской мафии, а также близкие отношения личного секретаря папы и главы «польской группы», контролирующей понтифика, архиепископа Станислава Дзивича142 с американскими членами Трехсторонней комиссии (одной из важнейших теневых структур мирового управления), и в первую очередь с 3. Бжезинским, бывшим помощником Дж. Картера по национальной безопасности. В связи с этим важно отметить, что некоторые исследователи, как, например испанский священник Лопес Саес, считают, что вопрос о самом приходе Войтылы к власти решался в 70-х годах в Белом Доме и в бизнес-кругах США и что именно Бжезинский, тесно связанный с Дзивичем, и кардинал Филадельфии Куроль (также поляк) ввели будущего папу в круг людей, приближенных к власти в Вашингтоне143. И тот же 3. Бжезинский, регулярно переписывавшийся с понтификом, а также Йозеф Том- ко, глава Отдела пропаганды Ватикана, бывший тогда главой SP, разработали так называемую операцию «Отрытая книга», целью которой было наводнить антикоммунистической литературой страны Восточной Европы, Украину и Прибалтику для дестабилизации ситуации в СССР. Координировали эту операцию ЦРУ и Священный Альянс через работавших на этих территориях священников144. Польша была решающим звеном противостояния, и именно сюда в 1979 г. Иоанн Павел II совершил свой первый восточноевропейский визит, ставший отправной точкой для решительных перемен. В августе 1980 г. было подписано знаменитое «Гданьское соглашение», ратифицировавшее создание «Солидарности» — первого независимого профсоюза за «железным занавесом», возглавляемого Лехом Валенсой, который становится главным объектом внимания Св. Престола. Как говорил Иоанн Павел II, «Валенса послан самим Провидением». Ватикан считал, что в случае победы профсоюза, взрывная волна докатится до Украины, Прибалтики, Балкан и, возможно, Чехословакии, что в итоге приведет к полному распаду социалистического лагеря. Б связи с этим глава Священного Альянса Поджи получил от папы приказ внедрить своих агентов в «Солидарность» и сделать эту организацию более открытой, чтобы вовлечь в нее прокатолически настроенных представителей интеллигенции. Лучшим агентом СА был польский священ- ник-иезуит Казимир Пржидатеку, имевший широкую сеть осведомителей в польских профсоюзах. Среди них выделялся отец Янковский, стоявший во главе прихода церкви Святой Бригитты в Гданьске, членом которого как раз был Лех Баленса. Под влиянием Пржидатеку Валенса в итоге ввел в руководство профсоюза редактора католической газеты Wiez Мазовецкого и историка-католика Б. Геремека, после чего забастовочное движение в Польше перешло под контроль церкви. «Солидарность», поддерживаемая Ватиканом и получавшая посредством СА финансовые средства через Банк «Аброзиано» из ИДР, начала распространяться по всей территории страны. По данным исследований, представленных в книге уже упомянутого священника Лопеса Caeca, «Солидарности» в итоге было передано нелегально около 500 млн долларов145. После избрания президентом Рональда Рейгана между ним и Иоанном Павлом II установились отношения стратегического значения. Как писал исследователь Э. Лебек, «в первые годы правления Рейгана можно было наблюдать появление убежденных католиков на самых высоких постах, чего прежде в истории Соединенных Штатов никогда не было»146. Активную роль в сотрудничестве с Ватиканом играли директор ЦРУ Уильям Кейси (бывший руководителем избирательной кампании Р. Рейгана), его заместитель Вернон Уолтерс, госсекретарь Александр Хэйг, советник по национальной безопасности Ричард Аллен — все католики и (кроме Аллена) рыцари Мальтийского ордена. П. Швейцер, автор книги «Победа», посвященной тайным операциям США против СССР, писал о назначении У. Кейси: «В то же мгновение родился самый влиятельный директор ЦРУ в истории Америки. Как официально, так и неофициально, он оказался в центре внешней политики. Согласие президента гарантировало ему место в кабинете, так же как и членство в очень немно гочисленном Совете национальной безопасности. А важнее всего было то, что он стал членом Рабочей группы по делам национальной безопасности... Эта группа обладала реальной властью в области внешней политики»147. 7 июня 1982 г. в Ватикане произошла первая встреча между Иоанном Павлом II и Р. Рейганом, в результате которой было заключено соглашение о проведении совместной тайной кампании в Польше в целях разрушения «коммунистической империи». Это соглашение, названное «священным союзом», было обнародовано журналистом Карлом Бернштайном в журнале «Тайм», получившим информацию от верхов Ватикана и главных лиц американского истеблишмента. Как пишет Д. Калаич, разглашение этого пакта на «всю мировую деревню» имело целью показать всем католикам, что Ватикан на стороне нового мирового порядка, и предложить им следовать за понтификом148. Как утверждал Ричард Аллен, «отношения с Ватиканом представляли собой один из самых больших тайных союзов во всей истории»149. Именно после этой встречи Рейган выступил с программной речью в Лондоне, в которой объявил «крестовый поход» против «империи зла». 1983 г. он объявляет «годом Библии», что было подтверждено 18 апреля того же года на встрече папы с членами Трехсторонней комиссии, прибывшими в Ватикан почти в полном составе150. А в 1984 г. между Ватиканом и Вашингтоном устанавливаются дипломатические отношения, и в США открывается не менее полусотни цен!ров «Опус Деи» (хотя представительство ордена в США существует с 1949 г.). Члены ордена появляются в Белом доме, в средних и высших эшелонах Пентагона, и с тех пор до настоящего времени влияние ордена не перестает расти. Действия Рейгана и папы на польском направлении были полностью согласованы. Рейган заявил Кларку и Кейси: «Мы не должны вторгаться в страну и от имени народа свергать правительство. Единственное, что мы должны сделать — это воспользоваться «Солидарностью» как оружием, чтобы добиться успеха»151. В итоге, как свидетельствовал американский журналист Карл Бернстайн, «американ ское посольство США в Варшаве превращается в ведущий центр ЦРУ в социалистическом мире, а Кейси становится «главным архитектором» по вырабатываемой в Польше по- литике152. 3. Бжезинский сохранил место связного между Белым домом и ватиканским Священным Альянсом, который выступал в качестве главного эксперта и координатора действий западных спецслужб в странах Восточной Европы по проведению секретных операций. Ответственным за совместные операции ЦРУ и СА был назначен глава Польско-американского конгресса Ян Новак. Он занимался сбором средств и переправкой их в Польшу для финансирования подпольных изданий, аренды типографий, пересылки фотокопий и т.д. Благодаря внедренному в польское Министерство обороны агенту, которым был адъютант генерала Ярузельского Ришард Куклинский, Священный Альянс получал важную информацию, передаваемую Вашингтону. Другим активным участником операции «Польша» был представитель папы в Вашингтоне архиепископ Пио Лаги, с которым регулярно встречались Кейси и Кларк. Через них, минуя нормальные каналы государственного департамента, проходила вся информация, касавшаяся Польши 153. Все основные решения Рейган, Кейси и Кларк принимали в тесном контакте с папой, с которым Вернон Уолтерс с 1981 по 1988 гг. встречался 7 раз, а Кейси — 15. Представители администрации Рейгана позднее признавались, что по уровню осведомленности и анализа ситуации в Польше ксендзы опережали американских разведчиков и дипломатов154. Так, Хейг заявил: «Вне всякого сомнения, информация, которую поставлял Ватикан, абсолютно превосходила нашу по всем параметрам — и по качеству, и по оперативности». А архиепископ Лаги свидетельствовал: «Моя роль заключалась в том, чтобы облегчить связь между Уолтерсом и святым отцом. Святой отец знал своих людей. Ситуация была чрезвычайно сложной, и нужно было решать, как настаивать на правах человека, свободе религии, как поддерживать «Солидарность»... Я говорил Вернону: Слушайте святого отца, у нас 200-летний опыт в этом деле»155. 8 лет Ватикан и Вашингтон вели свою «битву за Польшу». В апреле 1989 г. Лех Валенса и представители польского правительства подписали, наконец, Соглашение о политических и экономических реформах, а в мае Польская католическая церковь получает статус, не имеющий аналогов в других восточноевропейских странах: ей была возвращена собственность, конфискованная в 50-е годы и разрешено создавать собственные учебные заведения. В июне того же года представители «Солидарности» одержали победу на парламентских выборах, а ее кандидат Тадеуш Мазовецкий избирается премьер-министром. В 1990 г. Лех Валенса становится президентом страны и, что характерно, желая избавиться от признаков социалистической системы даже на уровне символов, он получает свои полномочия не от законного президента Ярузельского, а от президента Польши в изгнании (в Лондоне) Рышарда Качоровского. Выборы в Польше 1989 г., выигранные «Солидарностью», запустили цепную реакцию, которая привела к падению коммунистических режимов в других социалистических странах и закончилась разрушением Берлинской стены в декабре 1989 г., так что роль «святого отца» в этих деструктивных процессах действительно оказалась во многом определяющей. Значительное влияние Ватикан оказал также на события в Венгрии и особенно в Югославии, где его задачей было обеспечение достижения независимости Словении и Хорватии как «католического бастиона» на восточном фланге ЕС. Воспроизводя опыт времен Второй мировой войны, здесь он действовал уже в тесной взаимосвязи с Германией, игравшей ключевую роль в дезинтеграции Югославии. Националистические круги хорватского клира пытались представить Хорватию как «балканскую Польшу», в которой католическая вера призвана была стать главным вектором сопротивления «белградскому коммунистическому сербскому режиму», и соответственно все силы здесь были брошены на развертывание антисербской информационной кампании, призванной привлечь европейское общественное мнение к угнетенному положению католиков. В апреле 1991 г. Иоанн Павел II выступил с речью, в которой заявил о необходимости политических изменений в Югославии, выделив культурные, исторические, религиозные и лингвистические различия ее народов156.
После того, как в июне 1991 г. Словения и Хорватия провозгласили в одностороннем порядке свою независимость и спровоцировали этно- гражданскую войну в Югославии, Ватикан развернул активную деятельность, направленную на их международное признание. В ноябре того же года кардинал Содано пригласил послов США, Франции, Великобритании, Бельгии, Италии, Германии и Австрии для ознакомления их с позицией Ватикана и настаивал, чтобы их страны признали Словению и Хорватию в течение месяца. Посол США Мелади, описавший эту встречу, был убежден, что между Ватиканом, Германией, Италией и Австрией уже существовали предварительные договоренности, поскольку послы этих стран с воодушевлением поддержали предложение Св. Престола157.13 января 1992 г. Ватикан вторым после Германии (которая это сделала 23 декабря 1991 г.) признал отделившиеся республики, и только 15 января независимость Хорватии и Словении признали остальные страны Европейского сообщества (тогда еще ЕЭС). Когда на территории Словении и Краины неоусташи начали новый геноцид сербов, попытки Югославской народной армии защитить их были названы понтификом «агрессией», и он потребовал от Европейского союза организации отпора «интервенции», поддержав кампанию немецких и австрийских СМИ по демонизации сербов. При этом игнорировались те зверства, которые творили неоусташи против сербов, воспроизводя практику периода существования Независимого Государства Хорватии 1941—1945 гг. В дальнейшем, во время военных действий в Боснии и Герцеговине папа полностью поддержал антисербские акции западных стран, одобрив бомбардировку силами НАТО сербских позиций. Во время косовского конфликта Св. Престол поддержал албанских сепаратистов в Косово, а в 1998 г. одним из первых мировых лидеров потребовал проведения энергичных акций против Сербии. Особо вопиющим фактом стала беатификация Иоанном Павлом II загребского архиепископа Алоиза Степин- ца, с благословения которого осуществлялся геноцид православных сербов в годы Второй мировой войны. Таким образом, Ватикан оказался активным соучастником перестроечных процессов в Восточной Европе, отстаивающим свои стратегические интересы с помощью новейших методов религиозной геополитики. Стремясь к объединению Европы, он открыто поддержал экспансию Европейского союза на восток, однако программа Иоанна Павла II включала в себя не только восстановление влияния Ватикана в католических странах бывшего соцлагеря, но и его утверждение в тех странах, которые были потеряны в результате «великой схизмы», поэтому Украине, Белоруссии и России папа уделял особое внимание. Ватикан сыграл незаменимую роль в качестве посредника в налаживании связей Запада с советским руководством и в перестроечных процессах на Украине. В1988 г. Горбачеву в Москве через государственного секретаря Ватикана кардинала Агостино Казароли было передано послание от Иоанна Павла II, в результате чего 1 декабря 1989 г. состоялась встреча между Горбачевым и папой в Ватикане, в течение которой они 70 минут беседовали с глазу на глаз в личной библиотеке понтифика. По завершении беседы советская делегация отбыла на Мальту для встречи с Д. Бушем-старшим. После этой встречи начинается активизация деятельности католиков в Советском Союзе. В первую очередь легализуется деятельность униатов, которым были предоставлены значительные льготы в ущерб Русской православной церкви. В Западной Украине начинаются регулируемые из одного центра демонстрации униатов против православных, погромы и захваты их храмов, сопровождаемые избиением и надругательством над священниками и мирянами. В итоге на Га- личине были разгромлены три православные епархии — Тер- нопольская, Ивано-Франковская и Львовская. В последней из 1 тысячи существовавших там приходов осталось только 40. А в 1990 г. производится раскол в Украинской православной церкви Московского патриархата и образуются Украинская православная церковь Киевского патриархата и Укра инская автокефальная православная церковь. Восстанавливаются католические приходы на западных землях Украины и Белоруссии по состоянию на 1 сентября 1939 г. Через частные приглашения начался мощный заброс миссионеров, местные власти выделяют значительные бюджетные средства на восстановление храмов. В итоге если в 1992 г. здесь было 92 католических прихода, то в 1996 г. — уже 651 и действовали 22 монастыря, 193 воскресные школы, две семинарии и Высший колледж св. Фомы при Киевском университете. В 1991 г. в России также были восстановлены иерархические структуры Католической церкви, переставшие существовать с конца 20-х гг., и католики перешли к активной прозелитической деятельности. Если до революции в России существовало 150 католических приходов и 2 епархии (Могилевская и Тираспольская), то теперь — более 200 приходов и 4 епархии, объединенные в «церковную провинцию» Римско-католической церкви во главе с митрополитом. Это епархии на севере европейской части России с центром в Москве, на юге европейской части России с центром в Саратове, в Западной Сибири с центром в Новосибирске и в Восточной Сибири с центром в Иркутске. Католическая церковь стала вести широкую проповедническую и миссионерскую работу на территории, которая является «канонической территорией» православия, фактически ставя его под сомнение. В 1992 г. в России официально начал свою деятельность общество иезуитов, которое открыло свои филиалы в Новосибирске, Калининграде, Санкт-Петербурге и Москве. Важным событием стало первое посещение папой в июне 2001 г. независимой Украины с так называемым «государственным визитом» по приглашению тогдашнего президента Украины Л. Кучмы. Он состоялся вопреки многотысячным протестам православных верующих. В ходе этого визита папа не только побывал в Киеве и Львове, но и провел богослужения в этих городах, что явно выходило за рамки задекларированного властью «государственного визита». Такое активное участие Ватикана в союзе с Вашингтоном призвано было «духовно» узаконить осуществлявшуюся в восточноевропейских странах смену власти. Как писал сербский исследователь Драгош Калаич, папу побудило пойти на это состояние всеобщего упадка католицизма на Западе и «горькое сознание, что последние очаги, хранящие пламень католической веры, достойно горят лишь в странах Восточной Европы, прежде всего в Польше и Хорватии. Можно заключить, что папа пошел на союз со стратегами «нового мирового порядка», будучи убежден, что разрушение «коммунистической системы» освободит огромные массы энергии, а уж они возожгут угасшие огни веры на пепелищах Запада. От «Священного Союза» Войтыла ожидал огромного обогащения новыми стадами с Востока посредством Унии, обещанной ему жрецами «мондиализма». Войтыла верил, что гибель левой половины материалистического мира и процессы объединения Европы по проектам «вольных каменщиков» ЕЭС помогут возродить католичество, то есть произойдет обратное планам инициаторов «Священного Союза». Но, несмотря на сопротивление католической церкви, в странах посткоммунизма распродажа и хищение народного добра... одновременно сопровождается и секуляризацией общественного сознания, трагически знаменуя начало нового, куда более страшного наступления на христианство... В свое время папа Войтыла дал выход своей радости: «Я стою сейчас на развалинах одной из многих Вавилонских башен в человеческой истории». Тогда он еще не подозревал, что, приняв участие в разрушении коммунистической Вавилонской башни, он тем самым открыл доступ к материалам для достройки другой, куда большей Вавилонской башни, называемой «новый мировой порядок»158. Ранее сайт «Церквалпй)» уже обнародовал мнение главы Информационного управления Киевской Патриархии епископа Евстратия по поводу публикаций некоторых СМИ отрывков из интервью Вселенского Патриарха Варфоломея каналу «Россия 24». В этих публикациях сообщалось, что якобы Патриарх Варфоломей призывает «украинских раскольников вернутся в каноническую Церковь». Что же на самом деле сказал Патриарх Варфоломей в интервью? Частично понять это дает возможность видеозапись, размещенная на сайте «Вести». Из этой записи видно, что ясно и понятно звучат лишь вопросы ведущего на русском языке. Из ответов Патриарха слышны только отрывки слов на греческом языке, полностью перекрываемые читающим русский перевод диктором. Судя по переводу, диктор не вполне знаком с церковной терминологией. Так, он говорит о «вопросе дипликов» (6:34), хотя на самом деле термин звучит как «диптих», и означает порядок списка Поместных Церквей и их Предстоятелей. Точно так же диктор говорит о каком-то «экономическом порядке» - хотя непонятно, имеет ли в виду Патриарх «канонический»* т.е. законный порядок, или же «икономи- ческий порядок», т.е. порядок внутреннего управления или подход к разрешению разных вопросов с позиции снисхождения и милости. После предложения о совместном праздновании дня святых Кирилла и Мефодия следует очевидный смысловой разрыв и видны следы монтажа. Смысл последней части ответа на вопрос об украинской ситуации в изложении диктора вообще туманен. Вполне возможно, что в своем ответе Патриарх хотел сказать о том, что Константинопольская Церковь - Матерь и для Русской Церкви, и для Украинской. Стоит обратить внимание и на то, что вопрос поставлен некорректно и, если знать позицию Константинополя, запутанно, если не манипулятивно. Никаких фактических подтверждений того, что «многие отпавшие находят путь в лоно Матери-Церкви» нет: в масштабе Украины лишь считанные единицы - даже не десятки - священников переходят из Киевского Патриархата в Московский. А если учесть, что Матерью-Церковью для Украины Константинополь считает себя, а не Московский Патриархат, то и вопрос, и ответ на него звучат весьма двусмысленно. Следует также отметить, что интервью явно смонтировано (ведь не слышно ни перевода вопросов, ни перевода ответов для самих участников интервью). И не стоит также забывать, что канал «Россия 24», как и сайт «Вести» - государственные российские структуры, явно заинтересованные в том, чтобы поддерживать мифы московской пропаганды в отношении церковной ситуации в Украине. Итак - текстовая расшифровка: (8:26) Корр.: Давайте вернемся на территорию Русской Православной Церкви. На Украине Церковь много лет страдает от раскола, но в последние годы многие отпавшие находят путь в лоно Матери-Церкви. Некоторые пока сомневаются. Какие слова Вы могли бы обратить к этим людям? (8:44) Патриарх Варфоломей: Пускай они не колеблются, но присоединяются к канонической Церкви, которая является кораблем спасения. Сегодня во время обеда я пожелал владыке Блаженнейшему митрополиту Владимиру Киевскому, чтобы он еще при жизни сподобился увидеть решение этой украинской проблемы и чтобы раскол прекратил свое существование. Поэтому мы не могли оставаться безучастными и то, что делает наша Церковь, она делает это с уважением к действующему экономическому (так переводит диктор - Церк- валп/о) порядку. Мы всегда молимся как о русском, так и украинском народе, потому что оба этих народа являются духовными чадами Константинопольской Церкви. В понедельник мы праздновали вместе со Святейшим Патриархом Кириллом в его Церкви память святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. ... (очевидный разрыв в тексте. - Церква.т/о) для того, чтобы посвятить, обратить в христианство славянские племена. Создание (?) наших православных славянских братьев, благород- ность Константинопольской Церкви всегда сильна и никогда не мешается (?), потому что это действительно большой дар, который дала Константинопольская Церковь славянским народам. (09:49)
<< | >>
Источник: Четверикова О. Н.. Измена в Ватикане, или Заговор пап против христианства. 2011

Еще по теме ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА ИОАННА ПАВЛА II: «СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ» С ВАШИНГТОНОМ:

  1. Глава VII БЕОТИЙСКИЙ СОЮЗ В СВЯЩЕННЫХ ВОЙНАХ
  2. ЗАВЕТ С СВЯЩЕННОЙ ГРОБНИЦЫ ПРИСНОПАМЯТНОГО ОТЦА ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО
  3. Политика Павла I
  4. Внутренняя политика первой администрации Дж. Вашингтона
  5. Внешняя политика первой администрации Дж. Вашингтона
  6. Глава I О              происхождении апостольства Павла; об              объекте проповеди Павла. В пятой книге речь пойдет об              искаженных Маркионом посланиях апостола
  7. § 4. Внешняя политика Иоанна-воеводы и антиосманская борьба молдавского народа в середине 70-х гг.
  8. Внешняя политика Рима в первое столетие Республики (V в.). Союз с латинами
  9. § 2. Внешняя политика Молдавии в связи с антиосманской войной стран Священной лиги. Ориентация на Россию
  10. «Восточная политика» России
  11. СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ ОТЦА ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО (со слов проживающих в Харбине почитателей отца Иоанна, лично его знавших)
  12. Внутренняя политика Восточной Хань в I—II вв.