ВВЕДЕНИЕ

В НАСТОЯЩЕЕ время человеческая цивилизация столкнулась с серьезным системным кризисом, одним из проявлений которого является трансформация территориального государства, выступавшего в последние столетия основной политической формой существования наций и народов.
В условиях экономической, информационной и политической глобализации понятие государства и сама суверенная государственность как явление все больше ставятся под сомнение. Государство все чаще рассматривается как вымирающая сущность, излишняя в современном мире. На его место в качестве более подходящей политической структуры пытаются поставить «мировое сообщество», как некий единый субъект, исходя из интересов которого и должна проводиться политика всех стран и народов. Понятие государства нередко заменяется категориями федерализма, автономии, регионализма, которые выступают как некая альтернатива умирающей территориальной государственности. Соответственно, происходит отрицание суверенитета как необходимого и самого важного качественного признака государства. Более приемлемым правовым инструментом организации общественной жизни предлагается принцип автономии в условиях федерализма, который рассматривается уже не как одна из форм территориально-государственного устройства, а гораздо шире, как форма полицентризма власти в различных социальных и политических системах. В целом ряде случаев государственный суверени тет заменяется народным или национальным суверенитетом или рассматривается не как самостоятельный политико-правовой феномен, а как производное от них явление. /"1 и и С другой стороны, в целом ряде исследовании, высказываниях некоторых государственных деятелей и политиков, в международном праве указывается на фундаментальный характер принципа суверенной государственности, что предполагает в конечном итоге верховенство государственной власти конкретных стран на своей территории и независимость соответствующих государств в отношениях с другими странами при проведении своей внутренней и внешней политики. Споры о понятии и содержании суверенитета ведутся с момента появления его концепции, то есть начиная фактически с рубежа ХУ1-ХУП веков. И в настоящее время в отечественной и зарубежной литературе нет недостатка в специальных исследованиях, посвященных государственному суверенитету. Но во многих из них высказываются различные, порой весьма противоречивые суждения по поводу его понятия и содержания. По существу, большинство вопросов, касающихся государственного суверенитета, остаются спорными, нерешенными и вызывают многочисленные дискуссии. Все это делает актуальным рассмотрение процесса формирования и развития государственного суверенитета, а также возникновения и эволюции представлений и взглядов на него как на особое явление в жизни политического сообщества. Политико-правовой феномен суверенитета возник и развивался вместе и наряду со становлением и эволюцией государства и государственной власти, а само учение о суверенитете как составная часть системы знаний о них. Хотя и по этому поводу существуют различные точки зрения. Так, например, такой авторитетный ученый, как Г. Еллинек, еще в конце XIX в. со ссылками на исторический опыт выдвинул тезис, что «суверенитет есть... историческая категория» и что история возникновения и развития понятия «суверенитет» «неопровержимо показывает, что государства, которые теперь считаются суверенными, никогда не имели такого характера»1. Вряд ли правомерно судить о наличии или отсутствии явления только по такому факту, как открытие его наукой и обозначение его определенным научным термином. Кроме того, большинство общественных явлений не могут существовать на протяжении длительного исторического времени в неизменном виде. И так же как современное национальное государство, возникшее на пороге Нового времени, отличается от государств предыдущих эпох, имея, в то же время, много общих черт с ними, так и суверенитет в различные периоды развития государственности и вместе с нею знал и менял разные формы своего существования и проявлял себя в жизни политически организованного общества по-разному. В очень редкие исторические промежутки времени суверенитет проявлял себя как абсолютная, ничем и никем не ограниченная форма и степень верховной власти государства. А бывало, что на протяжении длительного срока, как, например, в эпоху феодализма в Западной Европе, его практически невозможно было обнаружить как полноценное проявление сущности верховной власти. Но ведь и саму средневековую государственность вряд ли кто-то назовет полноценной с точки зрения всех концептуальных критериев. Да и сама эволюция государственности Нового и Новейшего времени, породившая научное понятие суверенитета, может рассматриваться с точки зрения развития данного понятия, которое, по мнению М. Ориу, проходит три качественно отличающихся друг от друга этапа — «фазиса». Первоначально суверенитет ассоциируется исключительно с личностью абсолютного монарха, наделенного высшей и неделимой властью, данной от Бога. На втором этапе суверенитет отделяется от личности монарха и переходит к государству или нации, что приводит к их персонификации. И, наконец, на третьем «фазисе» эволюции суверенитет превращается в один из важнейших атрибутов государства, преобразуясь в «суверенную волю персонифицированного государства»2. К этому можно добавить, что в настоящее время та форма государства, которая сложилась в XVII столетии и существует до сей поры, переживает повсеместный упадок. Современный мир движется от системы отдельных территориальных, целостных, суверенных, юридически равных государств к иным более сложным политическим структурам3, контуры которых только намечаются. Все вышесказанное предполагает, на наш взгляд, необходимость обращения к истокам, правременам формирования государственно организованных обществ и рассмотрение суверенитета не только в качестве понятия, научной категории, но, в первую очередь, как явления, политико-правового феномена и представлений о нем начиная с эпохи возникновения государственности. В свою очередь, такой подход предполагает выяснение понятия и сущности самого государства и государственной власти, выявление содержания и политико-правовой природы суверенитета, подходы к которым, как уже указывалось, могут в значительной степени расходиться.
Исходя из существующего разнообразия подходов к этим явлениям, в настоящей работе была сделана попытка выяснить самое главное, важное, существенное в характеристике государства, выделить и описать те его признаки, элементы и качества, которые были присущи ему на всех этапах существования и развития. То же самое относится и к суверенитету. Не определив границ исследуемого понятия, невозможно адекватно и точно описать содержание, определить время возникновения и этапы развития самого явления, определяемого данным понятием. Поэтому первая глава настоящей работы посвящена исследованию понятий государства и суверенитета, их соотношению, содержанию, изначальным идеям, в них заложенных, их сущности и политико-правовой природе. Во второй главе исследуются идеи государства и верховной власти как реального, фактического выражения суверенитета в религиозно-мифологических традициях Древности. При этом мы исходим из того, что идея суверенитета в своеобразной иносказательной форме содержится практически во всех религиозно-мифологических системах. Именно мифология и теология заложили основы светского, собственно научного осмысления практически всех сторон государственно-правовой действительности. Сила и глубина религиозно-мифологических образов и представлении на подсознательном уровне или осознанно оказывали и продолжают оказывать существенное влияние на развитие политико-правовой теории, форм организации и осуществления государственной власти. В то же время рационализация политической мысли уводит от глубинных, внутренних, архетипических представлений о сущности, форме и назначении государства и его верховной власти, которые были свойственны нашим предкам, существовали на протяжении многих веков и поколений как сакральная традиция и сознательно или бессознательно проявляют себя в настоящее время в представлениях о невозможности стоить свою собственную, российскую государственность, руководствуясь общественными идеалами, импортируемыми из-за рубежа. Основной политической формой Древнего мира и в значительной степени Средневековья была империя — государство, значительное по своим территориальным параметрам и достаточно сложное по своей внутренней структуре. При этом организация верховной власти и политические традиции Римской империи и ее продолжательницы Византии оказали огромное влияние на политическую культуру средневековья и становление суверенной национальной государственности в Новое время. В третьей главе работы рассматриваются основные черты имперской государственной организации и особенности имперского суверенитета. Такое исследование является весьма актуальным, так как традиции и идея империи не умерли и сохраняются в XXI веке. На рубеже тысячелетий империя вновь «обретает плоть». О возрождении имперской организации в настоящих условиях свидетельствуют тенденции развития государственности в современном мире. Вместе с глобализацией экономических и культурных обменов, глобальным рынком и кругооборотом производства и финансов возникают и новый политический порядок, и новый вид суверенитета, для понимания которого лучше всего подходит понятие империи. Поэтому «ослабление суверенитета национальных государств вовсе не означает, что суверенитет как таковой приходит в упадок»4. В условиях трансформации мировой политической системы происходит реновация имперской государственности, реставрация идей империи и имперского суверенитета и обновление различных форм имперского государственного устройства5. По сути, в настоящее время происходят процессы, характерные для преддверия Нового времени, только с обратным знаком. Тогда на развалинах старых империй формировались суверенные, национальные государства и идея, в соответствии с которой суверенный монарх, как носитель верховной власти, наделялся ею по Божьему промыслу, заменялась рациональным принципом, указывающим на тот факт, что в противном случае не избежать анархии, хаоса и всеобщей войны всех против всех. Именно на этой основе и проявляется светская концепция суверенитета, родоначальником которой считается Ж. Боден и которая стала фундаментом всех последующих его концепций. Рассмотрению и объяснению указанных процессов и их теоретическому осмыслению посвящена четвертая глава настоящей монографии. Строя таким образом структуру работы, мы руководствовались известным положением, на котором строится диалектический метод исследования: «не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого развития смотреть, чем данная вещь стала теперь»6. Рассмотрение процесса формирования и развития государственного суверенитета и его теории важно, в этой связи, не просто само по себе, в плане накопления соответствующих знаний о нем, но и в плане более глубокого и разностороннего изучения проблем суверенитета на современном этапе эволюции государственности и определения возможных тенденций ее развития в будущем7. И здесь вполне уместно вспомнить еще одно методологически выверенное и многократно подтвержденное самой жизнью ленинское положение о том, что «если рассматривать какое угодно общественное явление в процессе его развития, то в нем всегда окажутся остатки прошлого, основы настоящего и зачатки будущего»8. И это в полной мере относится к феномену государственного суверенитета, его политико-правовому содержанию, формам проявления, тенденциям развития. Следует отметить, что своеобразной методологической новацией данной работы является попытка взглянуть на организацию государства, роль и значение верховной власти в традиционном обществе в сопоставлении с практикой государственного строительства в Древности, Средневековье и на пороге Нового времени. Такая методология исследования еще достаточно редка в политико-правовых исследованиях. Данная монография в определенной степени восполняет этот пробел.
| >>
Источник: Грачев, Н. И.. Происхождение суверенитета: Верховная власть в мировоззрении и практике государственного строительства традиционного общества: Монография. М.: ИКД «Зерцало-М» — 320 с.. 2009

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение Подготовительный этап
  2. 1. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Постановка проблемы (введение)
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение:
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. 1. Введение
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ