Заключение

Завершая задуманную работу, я считаю необходимым предупредить читателя о том, что в книге изложен всего лишь один из подходов к освоению преподавания и воспитательной работы в вузе, рассчитанный на специалистов технического профиля, не имеющих специальной психолого-педагогической подготовки или ярко выраженной педагогической одаренности. Специалисты, работающие в сфере педагогики, могут видеть и реализовывать иные, более привычные им подходы. Педагогически одаренные люди могут интуитивно чувствовать то, что им необходимо делать. Тем не менее я надеюсь, что всем трем категориям читателей книга окажется полезной: первым - как руководство или хотя бы рекомендации по освоению основных направлений преподавательской деятельности; вторым - как ознакомление с иной, отличной от их выбора, реализацией решаемых ими задач; третьим - как возможность убедиться в том, что их интуитивный выбор в чем-то согласуется с обобщениями практика и научными разработками. Особая надежда на то, что читатели, студенты вузов прочувствуют аналитический стиль изложения, который я стремился выдержать во всем содержании книги. Реализованный мной подход состоит не в том, чтобы сделать что-то по-новому, не так, как у других. Это скорее всего вынужденный шаг, на который пришлось решиться после выявления противоречий или неконкретностей в опубликованных источниках. Я надеюсь, что аналогичный аналитический подход поможет им как в освоении учебного материала, так и в их будущих разработках, которые - поверьте - не за горами. Я признателен всем читателям за интерес, проявленный ими к этой книге, и заранее благодарю всех, кто выразит и пришлет мне свое мнение о ней либо в форме рекомендуемых мною экспертных оценок (адрес см. стр. 131), либо в форме критических замечаний и пожеланий. Особую ценность для совершенствования книги представят мнения тех преподавателей, которые надеюсь - будут использовать эту книгу в учебном процессе. Приложения Приложение 1 Концепция технического института начала XX в. [1] 1 При рассмотрении концептуальных вопросов высшего образования полезно познакомиться с концептуальным взглядом на функции и содержание высшего инженерного образования в России, сформированным в начале XX в., который приводится ниже по тексту работы [81], тезисно излагающему основные положения "Записки к учреждению Петербургского политехнического института". Русская промышленность и ныне еще весьма уступает промышленности западноевропейской, и едва ли нужно доказывать, что одна из основных причин этого явления кроется в недостаточном распространении у нас технических и профессиональных знаний. Как бы ни был строго продуман и последовательно проводим план национальной торгово-промышленной политики, как бы ни были широки и разносторонни мероприятия правительства в целях развития торговли и промышленности, они не могут принести желательных результатов, если население не будет достаточно образованно технически и профессионально. Для скорейшего освобождения русской промышленности от зависимости Западной Европы и даже Америки, в которой она ныне, несомненно, находится, и для предоставления ей возможности развиваться вполне самостоятельно, необходимо появление у нас людей не только основательно изучивших новые отрасли технических наук, но и способных производить в них дальнейшие открытия и изобретения. Высшая техническая школа должна давать умственное развитие, равнокачественное с развитием, получаемым путем университетского образования. Подготавливая не к одной какой-нибудь узкоспециальной технической деятельности, такая школа должна сообщать сведения по предметам, необходимым для возможности самостоятельного изучения разных отраслей техники. В основу технического образования необходимо положить обстоятельное изучение теоретических базовых (фундаментальных) дисциплин: математики, механики, физики и химии. Изложение этих наук должно быть строго сообразовано с требованиями в них для изучения прикладных знаний. Теоретическое знание научных законов, всегда неизменных, дает силу инженеру во время его деятельности при разработке всякого нового дела и производства, тогда как практические, чисто технические сведения имеют лишь временное значение и с изменением техники могут оказаться совершенно непригодными. Ученые-техники должны изучать математику, физику и другие теоретические науки настолько широко, чтобы быть в состоянии применять эти науки к технике, вместо того чтобы предоставлять это математикам, физикам или химикам, чуждым истинных идей о существе технических вопросов. Технические или прикладные науки должны быть излагаемы по мере возможности как науки самостоятельные. Каждый вопрос должен быть приведен к такой постановке, которую можно было бы выразить языком той или другой базовой теоретической науки, и на основании сведений, относящихся к этой науке, вопрос был бы доведен до практически применимого конца. В случае же невозможности такого выражения должен быть указан путь разрешения вопроса, выработанный самой технической наукой. Изучение приведенных в правильную систему и искусно классифицированных технических решений изощрит умственные способности в изыскании путей для уяснения предмета и для разрешения новых вопросов. Каждое решение практического вопроса, достигаемое при помощи базовых наук, начиная с самого точного формулирования исходных условий, существующих в действительности, послужит одновременно и наилучшему уяснению самого обсуждаемого практического предмета, и уразумению смысла и пользы базовых наук. Такое направление в изложении наук технических даст возможность сократить без ущерба для дела изложение наук базовых путем устранения из них многих примеров, обыкновенно разрешаемых при изложении этих наук, не имеющих применения в технической практике. Устранение примеров не принесет вреда, потому что сами примеры не представляют какого-нибудь самостоятельного интереса, а разрешаются лишь потому, что без подобных примеров нельзя освоиться со смыслом изучаемой базовой науки и нельзя приобрести навыка в пользовании ею. Университетская и техническая науки не находятся в антагонизме, а помогая друг другу, могут вести массы людей к одинаково важным целям умственного развития. При этом необходимо, чтобы инженеры были проникнуты убеждением, что их искусство, их наука вполне самостоятельны, что всякие другие науки, начиная с элементарной математики и кончая философскими суждениями, доставляющими верный критериум для определения правильности и целесообразности технического исследования, - суть только орудия, необходимые и полезные для разработки науки прикладной. Одно из видных мест в системе поощрения технической отрасли принадлежит созданию школы для подготовки инженеров с серьезным научным образованием. Созданию такой школы, выпускающей специалистов, природному уму и таланту которых высшее образование должно указать новые пути открытий и изобретений в области конкретного направления техники, нельзя не придавать особо важного значения. Любая отрасль техники нуждается в специалистах, могущих не только вводить улучшения, делаемые другими, но и самостоятельно развивать и совершенствовать способы производства. Специалисты эти необходимы потому, что без них техническая отрасль обречена на застой или, во всяком случае, не может развиваться самостоятельно, а страна, которая имеет большое число специалистов, владеющих таким образованием, должна оставить за собою на всемирном рынке те государства, которые не позаботились иметь рассадники инженеров, удовлетворяющих вышеизложенным требованиям. Успех всякого сколько-нибудь значительного торгового или промышленного предприятия в значительной степени зависит от того, насколько предприниматели понимают и знают действительное положение международного рынка, насколько верную оценку они могут дать множеству весьма сложных явлений экономической жизни как своей страны, так и соперничающих с нею других стран и сообразно с этим определить деятельность руководимого ими предприятия. Для такой обширной, сложной и ответственной работы, кроме ума, энергии и опыта, требуется и соответственное специальное образование. Гражданские службы, а также различные виды служения требуют в настоящее время от вступающих на это поприще надлежащей научной подготовки, в основание которой было бы положено, помимо широкого общего образования, обстоятельное знание экономических наук, а из наук юридических и политических - преимущественно тех, которые изучают явления, особенно близко соприкасающиеся с интересами хозяйственной жизни населения, и тех, которые предметом своим имеют изучение государственного устройства и сложного порядка управления. Отсутствие людей с таким широким экономическим образованием долго будет еще парализовывать заботы Правительства о поднятии у нас на должную высоту и проведении в жизнь различных мероприятий из области государственного хозяйства, если не будут приняты нынче же энергичные меры по созданию у нас школы, дающей высшее специальное экономическое образование. Существующие в этом отношении потребности и на Западе далеко не вполне удовлетворяются юридическими факультетами университетов. Лишь при подъеме уровня экономического образования у нас можно пользоваться так же широко, как пользуются на Западе, могучими двигателями современной промышленности - началами акционерными и взаимности, началами, в огромной степени усиливающими промышленную мощь страны; только подняв это образование в обществе, можно рассчитывать и на правильное функционирование кредитных учреждений - могущественных органов, как бы создающих и направляющих капиталы в промышленности и торговле. И лишь тогда, когда эти условия будут осуществлены, мы обеспечим себе экономическую самостоятельность и будем менее бояться вторжения в нашу промышленность иностранных капиталов. Условия, в которых совершаются человеческие действия, слишком несходны в различное время и в различных местах. Поэтому так называемые "уроки истории” не могут рассчитывать на непосредственное применение. С другой стороны, значение истории в смысле орудия умственной культуры отнюдь не должно быть оспариваемо. Прежде всего практика исторического метода, с его основанной на чисто научных приемах критикой источников, представляет превосходную пищу для ума, который она воспитывает в духе точного мышления, не допускает принимать ничего на веру, без доказательств и предупреждает этим всякое фантастическое построение. Не только важность, но и необходимость исторической постановки преподавания всех отраслей обществоведения не может подвергаться сомнению. Преподавание обществоведческих наук не может быть поставлено рационально, если рядом с ними не будет введено преподавание общей или так называемой "всеобщей" истории, где все частные общественные науки встречаются как в своем естественном центре. Общество берется при этом в его всемирном развитии, а не в отдельных состояниях у того или другого народа, так как история каждого народа протекает под влиянием истории других народов или во взаимодействии с ней. Оставлять без внимания связь между этим общественным целым и единичными группами входящих в него явлений - значит отказываться от понимания и объяснения последних. При изучении теоретических и прикладных наук необходимо иметь в виду, что часть практических занятий должна косвенно пойти на освоение иностранного языка. На этих занятиях студенты должны работать с помощью иностранных руководств и обязаны изучать произведения наиболее известных иностранных авторов в подлиннике. Приложение 2 0 подготовке профессоров в российских университетах начала XX в. [1] 1 Процедуры подготовки к занятию должности штатного профессора в российских университетах начала XX в. были весьма продолжительными. Для ознакомления с обстановкой в университетах того времени лучше всего обратиться к воспоминаниям очевидца и участника событий тех лет. Ниже приводятся выдержки из книги [115, с. 51 - 53], в которой автор не только рассказывает об обстоятельствах того времени в российских университетах, но и сравнивает их с такими же обстоятельствами в американских университетах, в которых он преподавал с 1923 г. Словом "наши" он обозначает американские университеты. Из главы 5. Университетские годы В противоположность американским университетам и колледжам в русских университетах и институтах в то время {1909 г.} не требовалось обязательного присутствия на лекциях, семинарах или зачетах. Это было личным делом каждого студента. Точно так же и в институте практически не было зачетов в течение всего академического года; вместо этого устраивался один, но очень обстоятельный экзамен в конце семестра.... Высшее учебное заведение не интересовало, как студенты приобретают знания, необходимые для строгих экзаменов в конце семестров, т.е. у администрации и преподавателей не было мнения, что эти знания можно получать, лишь присутствуя на лекциях, семинарах и зачетах. Вполне резонно считалось, что для этого есть и другие пути, если они удобнее для самого студента. Также вполне справедливо полагалось, что собственное желание студента учиться, подкрепленное одним жестким экзаменом в конце семестра или академического года, является более эффективным стимулом, чем множество контрольных работ и зачетов, сопровождаемых стрессами, которые нарушают систематический ход занятий и излишне обременяют как студентов, так и профессоров. Такая система была более свободной, плодотворной и творческой, нежели современная система с обязательным посещением лекций и частыми, но поверхностными тестами. По моему мнению, наша американская система особенно вредна для способных студентов и аспирантов. Я сам не укладывался даже в такую свободную систему, характерную для русских университетов. После поступления в Психоневрологический институт я решил посещать только те лекционные курсы, в которых: а) профессор читает нечто оригинальное; б) эта оригинальная теория или система знаний важна и значительна; в) то, что читается на лекциях, нигде не опубликовано. Следуя этому правилу, я ходил только на половину лекционных курсов и в институте, и за все четыре года в университете. Все остальные дисциплины я изучал, с огромной экономией времени и сил, по трудам известных профессоров или по заслуживающим уважения учебникам. Преимущества моей системы занятий совершенно очевидны. В книгах ученые формулировали свои теории более точно, чем в лекциях; я мог изучать их труды более внимательно, перечитывая при необходимости неясные или трудные места, чего нельзя сделать на лекции; затем, читая книги, я мог делать по тексту самые разные заметки и выписки, что было бы невозможно в процессе слушания лекции. ...Следуя своему правилу, я управлялся с учебными курсами намного быстрее и с меньшими усилиями, чем если бы регулярно посещал лекции и семинары. Например, знаменитый курс профессора Петражицкого "Общая теория морали и права”, читавшийся им трижды в неделю целый год, я досконально проштудировал за две недели по трем томам, в которых была изложена его теория и введение к ней. На основе своего опыта я настоятельно рекомендую этот метод занятий всем способным студентам: он более эффективен, экономичен и производителен, чем система обязательного посещения, поскольку в большинстве лекционных курсов не содержится чего-либо нового и оригинального, которое нельзя найти в хороших книгах по этой проблеме. Один значительный недостаток моей системы занятий заключался в нехватке личного общения с профессорами. Однако я легко преодолевал его, проявляя активность на семинарах и консультируясь непосредственно с известными преподавателями. Как и большинство настоящих ученых, они с радостью приветствовали способных студентов на своих семинарах и поощряли их на обсуждение персональных научных проблем. ... Помимо этих преимуществ моя "укороченная" система занятий оставляла больше свободного времени для заработков на жизнь и давала большую свободу во внеучебной, научной, культурной и политической деятельности. Глава 6. Подготовка к профессорству "Приготовление к профессорскому званию" в российских университетах примерно соответствовало аспирантуре в американских учебных заведениях. Однако схожих черт между ними было едва ли больше, чем различий. От молодых ученых, оставленных для подготовки к профессорскому званию, не требовалось ходить на лекции и семинары, сдавать какие-либо экзамены или выполнять курсовые работы. Им было необходимо лишь сдать устный экзамен на степень магистра. По меньшей мере 99 процентов всех кандидатов на звание профессора должны были вначале сдать этот устный экзамен, а затем представить и успешно защитить магистерскую диссертацию, после того как специальная комиссия уважаемых специалистов-профессоров нескольких университетов допускала их к защите. Только в очень редких случаях, когда выходящий на защиту магистерской диссертации ученый уже был хорошо известен, ему иногда присваивали сразу степень доктора, руководствуясь его значительными достижениями и выдающимися результатами и важностью его диссертационной работы. ...За этим небольшим исключением все остальные соискатели профессорства должны были успешно выполнить означенные требования на степень магистра. Получив степень, любой магистр мог поступить в любой университет в качестве приват- доцента и вести любой лекционный курс или семинар в своей области, в том числе и конкурирующий или дублирующий курсы, читаемые ординарными профессорами. Зарплата лекторов из числа приват-доцентов была много ниже, чем у ординарных профессоров. Но если приват-доцент был выдающимся ученым и популярным лектором, он часто имел больше студентов, записывающихся на его курс, и соответственно больший доход, чем у менее знаменитого полного (ординарного) профессора. ...В конце концов талантливый приват-доцент получал должность экстраординарного или ординарного профессора. И вообще, честная конкуренция в научном творчестве играла более важную роль в российских, нежели в американских университетах. Из-за более жестких требований к кандидатам на степень магистра, чем требования к будущим докторам философии в Америке, большинство русских профессоров имели только магистерскую степень. Степень доктора присуждалась лишь выдающимся профессорам, чьи диссертации имели гораздо большее научное значение, чем рядовые магистерские тезисы. Диссертации на обе степени обязательно представлялись в виде значительных по объему опубликованных работ. Устный экзамен непредусматривался для докторской степени. После моего назначения на подготовку к профессорству преподаватель криминального права Н. Розин дал мне список около 500 названий русских и зарубежных трудов по криминологии. Профессор А.Жижиленко вручил мне подобный список из 250 работ по уголовно-процессуальному законодательству, профессор Н.Лазаревский добавил примерно 150 названий по конституционному праву. Некоторые из этих трудов состояли из почти сотни солидных томов. Передавая мне списки литературы, профессора говорили, что я должен показать хорошее знание этих работ, чтобы успешно сдать экзамен на магистра. Их не интересовало, как я буду овладевать этой массой знаний, но овладеть ими я должен. Если время от времени мне понадобятся консультации с ними или другими преподавателями, я могу рассчитывать на их помощь. Вот эти-то списки с такой очень короткой инструкцией и представляли собой все требования к устному испытанию на степень магистра. До первой мировой войны подготовка к этим экзаменам занимала четыре года и даже более того. В течение такого срока соискатели обычно на год-два уезжали за границу поработать с зарубежными знаменитостями в своей области. ...Отбор кандидатов для будущего профессорства был очень тщательным. Это также может означать, что полная свобода, предоставленная кандидатам в процессе их приготовления к высокой степени, является намного лучшим методом, чем американская жестко заданная система аспирантской подготовки, совершенно школярская по характеру, где все требуемые знания расписаны по лекционным курсам. Если в плодотворности нашей "принудительной" системы обучения сомневаются даже младшекурсники, то мне она представляется просто вредоносной для творческой оригинальности, если речь идет об аспирантах. Чем скорее американские университеты откажутся от школярства при подготовке аспирантов, тем лучше будет для всех: талантливых студентов, самих университетов и нации в целом. Еще раз подчеркну, что магистерский экзамен был сложнее, чем испытание на степень доктора философии в американских университетах. Во-первых, экзамен занимал четыре дня: день - на уголовное право, день - на судопроизводство, день - на государственное право и последний - на написание обстоятельного эссе по теме, которую предлагала экзаменационная комиссия. Каждый день экзамен длился от трех до пяти часов. Во-вторых, в состав экзаменаторов входили не только члены специальной комиссии, создаваемой именно для этих целей, но и большинство профессоров всего юридического факультета, объединявшего специалистов в области права, экономики и политических наук. Поэтому круг вопросов, которые задавали профессора, был шире, а сами вопросы сложнее, чем на экзаменах в американских университетах, где в комиссию входит всего три-четыре члена. После экзамена я получил звание "магистранта уголовного права", что позволяло мне стать приват-доцентом Санкт-Петербургского университета. Что касается степени магистра уголовного права, то я должен был представить одобренную университетской комиссией диссертацию и защитить ее в весьма напряженном диспуте с официальными оппонентами, назначенными университетом, неофициальными оппонентами и любым желающим высказаться из публики. День защиты магистерской или докторской диссертации был праздничным событием, более важным, чем даже день игры университетской команды по американскому футболу или встреча выпускников прошлых лет в США. Дата диспута заранее объявлялась в университетских изданиях и всех солидных газетах. Для диспута специально резервировали одну из самых больших аудиторий университета. На диспуте, который проводился под председательством ректора или проректора, присутствовали все преподаватели соответствующего факультета, некоторые профессора с других факультетов, желавшие послушать защиту, много специалистов извне университета и большое количество заинтересованной публики. При таком стечении народа диспут открывался и зачитывалось жизнеописание соискателя и список его основных публикаций и научных достижений. Затем каждый официальный оппонент высказывал критику работы, особо выделяя слабые и сомнительные места в ней. На высказанные критические замечания соискатель отвечал по пунктам каждому из выступавших. Вслед за официальными выступали неофициальные оппоненты - факультетские преподаватели, желавшие участвовать в обсуждении, внешние эксперты и, наконец, любой человек из присутствующих. На каждое из критических замечаний опять- таки диссертант должен был сразу же отвечать. Весь диспут обычно продолжался от пяти до семи часов. По завершении проводилось тайное голосование между всеми преподавателями факультета, пришедшими на диспут, по поводу присвоения соискателю степени доктора или магистра.
Вопрос решался простым большинством. Обмен критикой и ответами на нее представлял собой одно из наиболее волнующих и возбуждающих зрелищ, которым я когда-либо был свидетелем. В этих научных дебатах стороны обнаруживали глубочайшее знание предмета, отличную логику, юмор, мудрость и блестящую оригинальность мысли. Это в самом деле была чудесная баталия зрелых и компетентных умов, столкнувшихся в совместном поиске истины и достоверных знаний. Как для участников диспута, так и для всех присутствующих на нем, она была ярчайшей демонстрацией творческих потенций и настоящим интеллектуальным наслаждением. Понятно, что каждый такой диспут подробно освещался в прессе и служил темой для дискуссий в интеллектуальных кругах еще некоторое время после самого диспута. Я могу только глубоко сожалеть, что в американских университетах не бывает таких праздников мысли. Из-за этого, так же как и из-за раздачи степеней влиятельным финансистам и политикам, не сделавшим никакого вклада в науку, наши университеты серьезно отклонились от своего предназначения и уронили достоинство научной степени и свой научный престиж в целом. Получив степень магистранта уголовного права, я рассчитывал в качестве диссертационной работы представить мой солидный труд "Преступление и кара, подвиг и награда”, опубликованный в 1913 г. ...Мои планы, однако, были нарушены происшедшими случаями насилия и беспорядков и начавшейся вслед за ними русской революцией в феврале 1917 г. Беспорядки и воспоследовавший революционный взрыв полностью прервали нормальную университетскую жизнь, включая и процедуру присвоения научных степеней. Коммунистическая революция в октябре 1917 г. и начавшаяся вскоре гражданская война продлили паралич практически всех функций университета до 1918 г. В 1918 г. правительство коммунистов выпустило декрет, полностью отменяющий научные степени и звания во всех вузах. Эти революционные обстоятельства объясняют, почему мое намерение выйти на защиту магистерской диссертации провалилось и почему мне пришлось ждать до 22 апреля 1922 г., чтобы получить степень доктора социологии, защитив диссертацию, в качестве которой я представил два тома моей "Системы социологии", опубликованных в 1920 г. Находясь в очень зависимом, приниженном и далеком от нормального состояния, университеты начали постепенно оживать в 1919- 1921 гг. По мере возобновления университетских функций старые преподаватели, т.е. дореволюционные ученые, в противоположность "красным профессорам", назначенным коммунистическим правительством, потихоньку, если и не официально, то по крайней мере на практике, восстановили научные степени в форме, близкой к дореволюционной. ...Из-за правительственного запрета научных степеней в конце публичной защиты диссертации профессора не могли голосовать "за" или "против" присвоения соответствующей степени соискателю, вместо этого они голосовали за формулировку "считать (или не считать) диссертацию успешно защищенной". Этот вердикт формально не противоречил запрету, но фактически подтверждал присвоение или неприсвоение научной степени диссертанту. В тот вечер я устал, но был счастлив, что удачно прошел сквозь огонь и воду. Последующие события показали, что дата публичного диспута также была выбрана удачно. Если бы ее перенесли на два-три месяца позже, защита никогда не состоялась бы, поскольку вскоре правительство коммунистов возобновило свои попытки арестовать меня, и в сентябре 1921 г. я был выслан за пределы России, в которую с тех пор не возвращался (с. 64 - 71). Приложение 3 Ответы на вопросы и решение задач К с. 48 1. Потому, что он руководствуется не социальными нормами, а собственным индивидуальным потенциалом. Ему не нужно "нести" того, что ему не надо. "Субъект андрагогический” вынужден "нести" и то, что ему лично не нужно, но требуется для признания обществом полученных результатов в качестве соответствующего образования. 2. На указателе отсутствует прилагательное "своей". К с. 52. Термин "доначальное образование" методологически некорректен, хотя есть определенные программы обучения и воспитания в детских садах (отобранность содержания), поскольку не сертифицируется (т.е. отсутствует факт признания обществом). Термином "послевузовское образование" не может обозначаться подготовка докторов наук, поскольку в ней отсутствует отобранность содержания (целью ее является не усвоение наперед отобранных элементов объективизированного опыта, а индивидуальная научноисследовательская работа, выполняемая для признания обществом достигнутого высшего уровня квалификации научного работника). Недаром даже у доктора наук образование остается высшим, но обозначается ученая степень. Подготовка кандидатов наук включает в себя усвоение кандидатского минимума, но и после него уровень достигнутого образования остается высшим. К с. 68. Предположим противное, то, что субъект сам отбирает содержание образования. Тогда из {2.01} следует, что он для сознательного отбора должен уже знать и содержание образования и требования, обеспечивающие признание усвоения отобранного образованием. Но если он уже знает это, то зачем ему усваивать отбираемое. Теорема доказана. Усвоение содержания предметной области специальности необходимо преподавателю для свободной ориентации в области содержания преподаваемых учебных дисциплин и связанных с ними научных дисциплин для обеспечения сознательного отбора содержания, подлежащего усвоению студентами на учебных занятиях. До начала отбора информации преподаватель уже должен владеть ею в большем объеме, чем студент. Усвоение содержания второй предметной области теории обучения необходимо для научно обоснованного управления деятельностью субъекта учения, получающего образование. Следствие доказано. К с. 173 Иногда люди объявляют решение сразу, но в большинстве случаев начинают рассуждать по типу: "А если сделать так...". Встречаются даже предложения нагревать транспортный баллон, в котором давление 100 атм! Действуя по рассмотренному алгоритму, легко довести задачу до очевидного решения. 1. Уточнение условий задач приводит к замене абстрактного "найти простой и дешевый способ заправки” к конкретному: "необходимо полностью перевести сжатый газ из транспортного в два равных ему по объему баллона без компрессора при сохранении давления 100 атм". 2. Аналитическая стадия. Идеальный конечный результат: газ сам переходит из транспортного баллона в два других, сохраняя давление. Что мешает осуществлению желаемого? При подключении баллонов объем увеличивается, а следовательно, давление уменьшится. Когда исчезает помеха? Когда при подключении баллонов объем не будет увеличиваться. 3. Оперативная стадия. Что для этого нужно сделать? Заполнить баллоны и соединительные трубы жидкостью (она несжимаема, и при подключении баллонов давление не будет уменьшаться). Подобрать жидкость, не реагирующую со сжатым газом и не загрязняющую баллоны. Чтобы газ сам перетекал из транспортного баллона в заправляемые, удельный вес жидкости должен быть больше удельного веса сжатого газа (тогда при размещении заправляемых баллонов над транспортным жидкость, перетекая под действием силы тяжести в транспортный баллон, будет вытеснять из него в заправляемый объем сжатого газа, соответствующий объему заправляемого баллона). Трубопроводы для присоединения заправляемых баллонов должны допускать встречное движение жидкости и газа. Литература 1. Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики: Пер. с фр. - М., 1970. 2. Альтшуллер Г. С. Алгоритм изобретения. - М., 1973. 3. Альтшуллер Г. С. Найти идею: (Введение в ТРИЗ). - Новосибирск, 1986. 4. Амонашвили Ш.А. Школа Жизни. - М., 2000. 5. Андреев А. А. Педагогика высшей школы: (Прикладная педагогика): Учеб. пособие. - М., 2000. 6. Андреев Д.Л. Роза Мира. - М., 1993. 7. Андрей Дмитриевич Сахаров: Фрагменты биографии / Авт.-сост. В.Н.Рочко. - М., 1991. 8. Архангельский С. И. Лекции по теории обучения в высшей школе. - М., 1974. 9. Архангельский С. И. Учебный процесс в высшей школе, его закономерные основы и методы. - М., 1980. 10. Асмолов А. Г. Непройденный путь от культуры полезности к культуре достоинства: Социально-философские проблемы образования. - М., 1992. 11. Бабочкин П.И. Проблемы становления специалистов в высшей школе. М., 1997. 12. Багдасарьян Н. Г. Профессиональная культура инженера: Механизмы освоения. - М., 1998. 13. Бадмаев Б.Ц. Методика преподавания психологии. - М., 2000. 14. Белич В. В. Авторское право педагога-исследователя // Советская педагогика. - 1991. - № 1. - С. 40 - 44. 15. Белова В.Л., Стерликов Л. П. Сущность и структура гуманитарной составляющей образовательно-профессиональных программ подготовки бакалавров в технических вузах. - М., 1993. 16. Блаватская Е.П. Тайная доктрина. - М., 1992. 17. Бодалев А. А. О предмете акмеологии // Психологический журнал. 1983. - № 5. 18. Взятышев В. Ф. Инженерное проектирование и творческие способности. - М., 1992. 19. Взятышев В. Ф. Об инженерном образовании, социальных технологиях и новых типах университетов // Методология исследований, проектирования и менеджмента в области высшего образования. - М., 1996. 20. Возраст познания: Сб. статей - М., 1974. 21. Воспитательная работа в вузах России в новых условиях: Аналитический обзор НИИВО /А. А. Бартоломей, М. Б. Немировский, В.Н.Стог-ний и др. - М., 1997. 22. Высшее образование в России: Очерк истории до 1917 года / Под ред. В. Г. Кинелева. - М., 1995. 23. Высшее образование в Российской Федерации / Под ред. В. М.Филиппова. - М., 2000. 24. Гальперин П. Я. Введение в психологию. - М., 1976. 25. Гельман А. И. Возвращение к нравственным истокам // Коммунист. 1988. - № 9. 26. Г еоргиева Т. С Высшая школа США. - М., 1989. 27. Гершунский Б. С. Философия образования для XXI века: В поисках практикоориентированных образовательных концепций. - М., 1998. 28. Гессен С. И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию / Отв. ред. и сост. П. В. Алексеев. - М., 1995. 29. Грачев Н.Н. Психология инженерного труда: Учеб. пособие. - М., 1988. 30. Громкова М. Т. Если вы - преподаватель... Позиция... Модели... Технологии. - М., 1998. 31. Громкова М. Т. Педагогические основы образования взрослых. - М., 1993. 32. Гуманитаризация высшего образования: Опыт, поиски, проблемы. - М., 1992. 33. Гуревич П. С. Современный гуманитарный словарь-справочник. - М., 1999. 34. Гусинский Э. Н., Турчанинова Ю. И. Введение в философию образования. - М., 2000. 35. Егоров В. Российское коллективное бессознательное. - М., 1994. 36. Елютин В. П. Высшая школа развитого социализма. - М., 1980. 37. Жуков В. А. Инженерная педагогика как наука и практика // Педагогические проблемы инженерного образования: Тезисы докл. 27-го Международного симпозиума "Инженерная педагогика-98”. - Ч. 2. - Alcbah; Bergstrasse, 1998. 38. Жураковский В.М., Приходько В.М., Луканин В.Н. и др. Высшее техническое образование в России: История, состояние, проблемы развития. М., 1997. 39. Загвязинский В. И., Гриценко Л. И. Основы дидактики высшей школы. Тюмень, 1978. 40. Загвязинский В. И. Педагогическое творчество учителя. - М., 1987. 41. Зазыкин В. Г., Чернышев А. П. Акмеологические аспекты профессионализма. - М., 1995. 42. Зиновьев С. В. Учебный процесс в советской высшей школе. - М., 1975. 43. Зиновьев СИ. Лекция в советской высшей школе. - М., 1962. 44. Зинченко В. П. Интеллект и аффект в образовании. - М., 1995. 45. Змеев С. И. Андрагогика - становление и пути развития // Педагогика. - 1995. - № 2. 46. Змеев СИ. Производство компетентных людей // Новые знания. 1997. - № 1. 47. Зобов Р. А., Келасьев В. Н. Русский и советский менталитет // Интеллигенция и нравственность. - М., 1993. 48. Интеллигенция и нравственность: (Социологические очерки). - М., 1993. 49. Кан-Калик В.А., Никандров Н.Д. Педагогическое творчество. - М., 1990. 50. Кантор И. М. Понятийно-терминологическая система педагогики: Логикометодологические проблемы. - М., 1980. 51. Караковский В.А., Новикова Л. И., Селиванова Н.Л. Воспитание? Воспитание... Воспитание!: Теория и практика школьных воспитательных систем / Под ред. Н.Л.Селивановой. - М., 2000. 52. Карри X. Основания математической логики. - М., 1969. 53. Коменский Я. А. Великая дидактика // Избр. пед. соч. - М., 1982. Т. 1. 54. Константинов Н.А., Медынский Е. Н., Шабаева М. Ф. История педагогики. - М., 1982. 55. Концепция общего среднего образования: Проект ВНИК "Базовая школа” // Учительская газета. - 1988. - 23 августа. 56. Краткая философская энциклопедия. - М., 1994. 57. Краткий философский словарь. - М., 1955. 58. Криулина А.А. Умное незнание и профессиональный рост педагога // Мир через культуру. - Курск, 1996. 59. Кругликов Г. И., Симоненко В.Д., Цирлин М.Д. Основы технического творчества. - М., 1996. 60. Кон И. Логика табу. Заметки о воспитании молодежи // Литературная газета. - 1986. - № 36. - 3 сентября. 61. Корнилов И. К. Инновационная деятельность и инженерное искусство: Монография. - М., 1996. 62. Коханович Л. И. и др. Гуманизация образования и создание комфортной гуманитарной среды в вузе. - М., 1994. 63. Коханович Л. И., Рябов Л. П. Гуманизм - нравственная основа формирования личности студента. - М., 1993. 64. Кузнецов В. И. Принципы активной педагогики: Что и как преподавать в современной школе: Учеб. пособие. - М., 2001. 65. Кузьмина Н.В. Профессионализм деятельности преподавателя и мастера производственного обучения профтехучилища. - Л., 1991. 66. Легасов В. А. Проблемы безопасного развития техносферы // Коммунист. - 1987. - № 8. 67. Леднев В. С. Содержание образования: Сущность, структура, перспективы. - М., 1991. 68. Леонтьев А.А. Л.С.Выготский. - М., 1990. 69. Лернер И.Я. Дидактические основы методов обучения. - М., 1981. 70. Лернер И. Я., Скаткин М. Н. О методах обучения // Советская педагогика. - 1965. - № 3. 71. Лисовский В. Т., Сикевич З.В. О системе художественного воспитания в вузе // Эстетическое воспитание в техническом вузе. - М., 1991. 72. Лихачев Д. С. Россия // Литературная газета. - 1988. - № 14. 73. Лосев А. Ф. Дерзание духа. - М., 1998. 74. Ляпустин Б. С. Культурно-исторические типы в современном Российском обществе // Современное молодежное, детское движение и государство. - М., 2000. 75. Мелецинек А. Утверждение в качестве европейских преподавателей инженерных вузов: Описание компетенции преподавателей инженерных вузов, осуществленное ING- PAED. - Клагенфурт (Австрия), 1996. 76. Митин Б. С, Мануйлов В. Ф. Инженерное образование на пороге XXI века. - М., 1996. 77. Непомнящий А. В. Гуманитарное образование в высшей технической школе: Психологическое направление. - Таганрог, 1992. 78. Никандров Н.Д. Как развиваться вузовской дидактике // Вестник высшей школы. - 1974. - № 12. - С. 81 -84. 79. Никитаев В.В. В поисках самостоятельности: (Технологическое развитие и инженерное образование) // Высшее образование в России. - 1994. № 2. 80. Новиков A.M. Национальная идея России. - М., 2000. 81. Нуждин В. Н. Система развития индивидуального творческого мышления. - Иваново, 1990. 82. Образование в современном мире: Состояние и тенденции развития. М., 1986. 83. О государственной политике в области высшего образования. - М., 1992. 84. Основы вузовской педагогики / Под ред. Н.В.Кузьминой. - Л., 1972. 85. Основы педагогики и психологии высшей школы: Учеб. пособие для слушателей курсов и факультетов повышения квалификации преподавателей вузов / Под ред. А. В. Петровского. - 1986. 86. Пахомов Н.Н. Кризис образования в контексте глобальных проблем: Философия образования для XXI века. - М., 1992. 87. Педагогика и психология высшей школы. - Ростов н/Д, 1998. 88. Педагогика: Учеб. пособие для студ. пед. вузов / Под ред. Ю. К. Ба-банского. - М., 1983. 89. Педагогика: Учеб. пособие для студ. пед. вузов и колледжей / Под ред. П.И.Пидкасистого. - М., 1996. 90. Петрик Т.П., Дорохов А.Р. Методы инженерного творчества. Кемерово, 1997. 91. Петровский А. В. Нерешенные проблемы перестройки педагогической науки: Новое педагогическое мышление. - М., 1989. 92. Попков В.А., Коржуев А. В. Дидактика высшей школы: Учеб. пособие. М., 2001. 93. Приходько В. М., Мануйлов В. Ф., Луканин В. Н. и др. Высшее техническое образование: Мировые тенденции развития, образовательные программы, качество подготовки специалистов, инженерная подготовка / Под ред. В.М.Жураковского. - М. 1998. 94. Психологический словарь. - М., 1983. 95. Психология: Словарь / Под ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошев-ского. М., 1990. 96. Психолого-педагогический словарь для учителей и руководителей общеобразовательных учреждений / Сост. В. А. Мижериков. - Ростов н/Д, 1998. 97. Равкин 3. И. Педагогика Царскосельского Лицея Пушкинской поры (1811 - 1817 гг.): Историко-педагогический очерк. - М., 1999. 98. Раушенбах Б. К рационально-образной картине мира // Коммунист. 1986. - № 8. - С. 89-97. 99. Ремезова И. Н, Анишина Т. П. Проблема человека в философии образования // Философия образования для XXI века: Сб. статей. - М., 1992. 100. Роберт Г.М. Правила парламентской процедуры. - Вашингтон, 1992. 101. Розов М.А. Рассуждения об интеллигентности, или Пророчество Бам-Грана // Вестник высшей школы. - 1989. - № 6. - С. 12 - 20. 102. Российская педагогическая энциклопедия / Под ред. В.В.Давыдова. М., 1993. 103. Савицкий И. О философии глобального образования // Философия образования для XXI века: Сб. статей. - М., 1992. 104. Сахаров А. Д. Мир, прогресс, права человека: Статьи и выступления. - Л., 1990. 105. Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. - М., 1999. 106. Сергиевский В. В., Линшитц А.Г. Информационная модель науки // Научнотехническая информация. - 1993. - № 3. 107. Сергиевский В. В., Полищук О. И. Облик фундаментального блока инженерного образования // Методология исследований, проектирования и менеджмента в области высшего образования: Сб. науч. тр. - М 1996. 108. Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин. - Минск 1997. 109. Смирнов В. А. Логический анализ научных теорий и отношений между ними // Логика научного познания: Актуальные проблемы: Сб. статей. - М., 1987. 110. Смирнов С.Д. Педагогика и психология высшего образования: От деятельности к личности: Учеб. пособие. - М., 1995. 111. Советский энциклопедический словарь / Под ред. А. М. Прохорова. М., 1986. 112. Современная западная философия. - М., 1991. 113. Современный словарь иностранных слов. - СПб., 1995. 114. Сорокин П. Начало великой ревизии // Альма-матер. - 1991. - № 9. 115. Сорокин П. Дальняя дорога: Автобиография: Пер. с англ. - М., 1992. 116. Столович Л.Н. Жизнь, творчество, человек. - М., 1985. 117. Судариков С. А. Основы авторского права. - Минск, 2000. 118. Суд над системой образования: Стратегия на будущее. - М., 1991. 119. Сухотин А. Ритмы и алгоритмы. - М., 1988. 120. Тартарашвили Т. А. Либеральные колледжи (колледжи свободных искусств) в системе подготовки специалистов с высшим образованием в США. М., 1997. 121. Тартарашвили Т. А. Либеральное образование в США: Особенности подготовки специалистов широкого профиля в колледже свободных искусств при Чикагском университете. - М., 1998. 122. Татур Ю.Г. Образовательная система России: Высшая школа. - М., 1999. 123. Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации // Бюллетень Г осударственного комитета Российской Федерации по высшему образованию. - 1993. - № 8. 124. Толстой Л. Н. Краткое изложение Евангелия // Евангелие Толстого: Избранные религиозно-философские произведения Л.Н.Толстого. - М., 1992. 125. Укке Ю.В. Профессиональная самореализация личности и андра-гогическая ориентация последипломного образования // Последипломное образование: Потребности, проблемы, решения. - М., 1992. 126. Умрюхин Е.А. Механизмы мозга: Информационная модель и оптимизация обучения. - М., 1999. 127. Учебник Добрых Знаний: Тридцать уроков по Основам Миропонимания: Педагогическая концепция Новой Школы в свете Учения Живой Этики. - Томск, 1997. 128. Файдыш Е.А. Измененные состояния сознания // Файдыш Е.А. Краткий путеводитель по внутренним мирам. - М., 1993. 129. Федоров В. Духовность и нравственность как ценности в концепции современной российской высшей школы // Вестник Международной академии наук высшей школы. - 1997. - № 2. 130. Фейман Р., Хибс А. Квантовая механика и интегралы по траекториям. - М., 1968. 131. Философия образования для XXI века: Сб. статей. - М., 1992. 132. Философский словарь / Под ред. Н.Т.Фролова. - М., 1986. 133. Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост.е.Ф. Губ-ский, Г. В. Кораблев, В.А.Лутченко. - М., 1997. 134. Фокин Ю. Г. Каждой парадигме - свою теорию // Магистр. - 1994. - № 2. 135. Фокин Ю. Г., Медведев В. Е., Попова Т.В. Разработка концепции содержания базовой дисциплины психолого-педагогической подготовки преподавателей технических университетов и инженерных вузов // Итоговый отчет по гранту 97-28-1.7-130, выделенному Министерством общего и профессионального образования РФ для исследований в области педагогики. М., 2000. 136. Фокин Ю.Г. От системности целей к системности структур высшего образования // Методология исследований, проектирования и менеджмента в области высшего образования: Сб. науч. тр. - М., 1996. 137. Фокин Ю.Г. Психодидактика высшей школы: Психолого-дидактические основы преподавания. - М., 2000. 138. Харламов И. Ф. Педагогика. - М., 1990. 139. Харчев А. Г. Социология воспитания. - М., 1990. 140. Шадриков В.Д. Происхождение человечности: Учеб. пособие. - М., 1999. 141. Шадриков В. Д. Философия образования и образовательные политики. М., 1993. 142. Шредер Ю.А. Не надо усреднять гениев! // Вестник высшей школы. 1988. - № 12. 143. Шубинский В. С. Вопросы разработки новой педагогической теории // Новые исследования в педагогических науках. - 1989. - № 1 (53). 144. Шукшунов В. Е., Взятышев В. Ф., Ромашова Л. И. Взгляд в XXI век // Высшее образование в России. - 1993. - № 4. 145. Шукшунов В. Е., Взятышев В. Ф., Ромашова Л. И. Через развитие образования - к новой России. - М., 1993. 146. Щуркова Н. Е. Новое воспитание. - М., 2000. 147. Эстетическое воспитание в техническом вузе: Учеб.-метод. пособие / Л.М.Кадцин, Г.Г.Квасов, В.Т.Лисовский и др.; Под ред. Г.С.Гуна. - М., 1991. 148. ЭшбиУ.Р. Принципы самоорганизации. - М., 1966. 149. Юнг К. Г. Архетип и символ. - М” 1991. 150. Ягодин Г. А. Через гуманизацию и демократизацию к новому качеству образования // Материалы Всесоюзного съезда работников народного образования. 20 -22 дек. 1988 г. - М., 1989. 151. Якунин В. А. Педагогическая психология. - СПб., 2000. 152. Knowless M.S. and ass. Androgogy in action. Applying Modern Principles of Adult Learning. - San Francisco; London, 1985. 153. World Engineering Partnership for Sustainable Development // Prog, of the Conf. - Rio de Janeiro, 1992. FB2 document info Document ID: fb2-835ee0a8-074d-ba53-99c1-4c6b538a07b2 Document version: 1.5 Document creation date: 2007-06-12 Created using: LibRusEc kit software Document authors : • rusec
<< |
Источник: Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе. 2010

Еще по теме Заключение:

  1. Соколов А.К.. Курс советской истории, 1917-1940: Учеб. пособие для студентов вузов. -, 1999
  2. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  3. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  4. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  5. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  6. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  7. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  8. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  9. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  10. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  11. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  12. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  13. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986
  14. Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе, 2010
  15. И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918, 1959