Интеллигентность и интеллигенция

"Интеллигентность - совокупность личностных качеств индивида, отвечающих социальным ожиданиям, предъявляемым передовой частью общества преимущественно к лицам, занятым умственным трудом и художественным творчеством... К числу основных признаков интеллигентности относится комплекс важнейших интеллектуальных и нравственных качеств: - обостренное чувство социальной справедливости; - приобщенность к богатствам мировой и национальной культуры; - усвоение общечеловеческих ценностей; - следование велениям совести, а не внешним императивам; - тактичность и личная порядочность, исключающая проявление нетерпимости и вражды в национальных отношениях, грубости в межличностных отношениях; - способность к состраданию; - идейная принципиальность в сочетании с терпимостью к инакомыслию. В настоящее время в связи с перестройкой всех сфер общественной жизни начинают складываться объективные возможности для превращения интеллигентности в общезначимую ценность, для осознания ее в качестве необходимого условия развития личности и общества" [95]. В других источниках отмечаются следующие признаки интеллигентности: - бескорыстное служение истине и народу; - идеальная потребность познания; - признание безусловного приоритета истины; - упорство в достижении и объяснении истины. Эти качества сформировались у лучших представителей российских интеллектуалов и деятелей культуры конца XIX - начала XX в. (сам термин в таком смысле введен писателем П. Д. Бобо-рыкиным в 60-х гг. XIX в.), поэтому во многих иностранных словарях термин "интеллигенция" сопровождался пометкой "российская". Такие качества не появляются автоматически с получением диплома о высшем образовании, их можно выработать только упорным самосовершенствованием. Там, в России, где появлялись носители интеллигентности, резко оживлялась духовная жизнь. Например, после ссылки в Тобольск декабристов заштатный сибирский городок стал одним из культурных центров Сибири. (Хотя в те годы еще не было понятия интеллигентности, декабристы действовали именно как интеллигенты: само восстание декабристов, представителей привилегированного слоя общества, было не для себя, а для народа.) Термин "интеллигенция" вначале применялся именно к носителям перечисленных качеств как к наиболее передовой части общества, способствующей развитию его самосознания и прогрессу. "И тут мы подходим к самому главному. Интеллигентность это прежде всего отношение к Культуре. Она определяется в первую очередь не уровнем образования, не родом работы, не характером профессиональной подготовки, а ценностными ориентациями личности. ... Можно сказать, что интеллигентность - это благоговение перед Культурой, т.е. перед тем огромным опытом, который накопило человечество, включая искусство, науку и технику, традиции обыденной жизни, трудовые навыки и многое, многое другое. Речь идет о всемирной истории людей, взятой в плане ее духовной составляющей, т.е. как опыт, как нечто, несущее смысл. Интеллигентен тот, для кого социокультурный опыт - это абсолютная ценность, и он ставит своей задачей сохранение и приумножение этого опыта, что предполагает, разумеется, его постоянное осмысление. Интеллигентность не следует смешивать с образованностью. Мы не хотим сказать, что интеллигент может быть неучем, но важно подчеркнуть, что дело не в знаниях, а в отношении к ним. Образованность - это владение знаниями, владение информацией, но интеллигентность - это не владение, а служение; интеллигент не владелец, а преданный сын. ...Искусство не принадлежит художнику. Скорее, наоборот: подлинный художник целиком принадлежит искусству и служит ему. В такой же степени и интеллигентность - это служение Культуре. ...Хотим мы этого или нет, но каждый из нас потенциально хранитель и творец Культуры, он ее как-то воспроизводит, она живет или умирает благодаря ему, он за нее ответствен. Другое дело, как он это свое предначертание выполняет. Важно понять, что любой наш шаг, любой поступок, любое произнесенное слово, с одной стороны, воспроизводит, а с другой задает социокультурные образцы, представляя собой акт жизни Культуры. Все, что делается, делается так или иначе в контексте существующих образцов, а все, что сделано, высказано, записано, стало прошлым, входит, в свою очередь, в универсум Культуры, приобретает функции образца и определяет в той или иной степени дальнейшую жизнь людей. Интеллигентен тот, кто понимает это и осознает свою ответственность. Очевидно, что это не связано с разделением труда, с обязательной принадлежностью к элите художников, писателей или ученых. Каждая прожитая жизнь, т.е. цепь поступков, решений и заблуждений, становится достоянием культуры и представляет собой социокультурную ценность. Но чем же тогда интеллигент отличается от этих "простых смертных" и в чем содержание его ответственности, если любая прожитая жизнь представляет собой социокультурную ценность, независимо от того, как она прожита? Дело в том - и это ключ к ответу, - что Культура нуждается не только в позитивных образцах, но и в образцах- запретах; в прошлом нам важно все, включая и ошибки, и преступления. В прошлом, но не в настоящем. В прошлом они важны как предупреждения, важны, чтобы их не повторять. Вот тут мы и оказываемся ответственными перед Культурой, ответственными за то, чтобы понять смысл прошлого, постигнуть его уроки, следовать его наставлениям. Любой наш поступок свидетельствует о степени нашего понимания. ...Забыть жестокий урок истории - значит повторить {точнее: создать условия для его повторения}. Итак, интеллигентность - это ответственность перед Культурой в плане воспроизведения ее позитивных образцов, позитивного опыта, осознание того, что самим фактом своих поступков мы даем интерпретацию "метафор" прошлого. И это касается всех сторон нашей жизни, включая чисто бытовые и тривиальные акции" [101]. "Интеллигентен тот, кто блюдет интересы общечеловеческого благоденствия. Интеллигент живет и работает в настоящее время так, как в будущем станет жить и работать человек в условиях общечеловеческого благоденствия. И при этом вовсе необязательно, чтобы интеллигент сознавал это в подробностях и чтобы вообще это сознавал... Интеллигент не мыслит свою интеллигентность, но дышит ею как воздухом... Интеллигентность есть в первую очередь естественное чувство жизненных несовершенств и инстинктивное к ним отвращение... Культура интеллигенции, как того требует само значение термина "культура", включает переделывание действительности в целях достижения и воплощения заветной и тайной мечты каждого интеллигента работать ради достижения общечеловеческого благоденствия... Интеллигентность всегда есть сознательная работа над своим собственным совершенствованием и над упорядочением всего того, что окружает человека... Быть интеллигентом значит постоянно и неустанно трудиться" [73]. В настоящее время в связи с изменением социально-экономических условий общества складываются условия для превращения интеллигентности (в первоначальном значении этой особенности личности передовых россиян) в общезначимую ценность, для осознания ее в качестве необходимого условия развития личности и наиболее прогрессивного социально значимого качества выпускника высшей школы. Интеллигентность - это своего рода нравственный показатель способности действовать не во вред другим. Именно этим качеством выпускника обеспечивается использование им своего интеллекта, своих профессиональных знаний и умений на пользу обществу, исключение отношения к своему интеллекту как к инструменту для зарабатывания денег, без раздумий о том, как будут использованы другими результаты его интеллектуального труда. С приведенными здесь мыслями специалистов в области культуры перекликаются слова Юрия Алексеевича Гагарина: "...чем умнее, культурнее, интеллигентнее человек, тем он снисходительнее, мягче, добрее к людям".
Однако признание интеллигенции в качестве духовно ведущей, передовой части общества, ее упорство в поиске истины не отвечали интересам тех политических групп, которые стремились реализовать свою политику, прикрывая свои стремления заманчивыми декларациями. Народным массам не удавалось разобраться с тем, что скрыто за этими декларациями, а интеллигенция видела это и пыталась объяснить истинные намерения, осуществляя свое служение истине и народу. Поэтому ореол интеллигентности и интеллигенции пытались ослабить по-разному. Еще в 1909 г. П.Б.Струве в сборнике "Вехи" критерием для отнесения определенной группы людей к слою интеллигенции считал отношение этой группы к государству. Он ввел два основных признака - "отщепенство" от государства и безрелигиозность. Конечно же, противостояние "отщепенцев" власти при этом происходит по определению, но весь цвет русской литературы оказывается вне интеллигенции. Вероятно, Струве по политическим соображениям хотел развеять ореол "духовно ведущего слоя общества". Его трактовка полностью противоречит культурной сущности понятия, введенного П. Д. Боборыкиным. В послереволюционной России и в СССР в условиях становления и господства командно-административной системы интеллигентность не рассматривалась руководством в качестве социально желаемого качества и образца для подражания. Показное расположение руководства страны к интеллигенции сочеталось с фактической неприязнью к ней органов власти, видевших в ней общность, способную осмыслить и осудить деформации общественного развития. Характерное для интеллигентного человека обостренное ожидание социальной справедливости противоречило ожидаемому властями согласию с любыми их решениями. Все перечисленное определило известные репрессии против интеллигенции, высылку непосредственно перед созданием СССР видных философов из страны, деформацию самого понятия "интеллигенция". В Кратком философском словаре (1955 г.) оно определялось следующим образом: "Интеллигенция - общественная прослойка, состоящая из людей умственного труда. К ней относятся инженеры, техники, другие представители технического персонала, врачи, адвокаты, артисты, учителя и работники науки, большая часть служащих... После завоевания пролетариатом власти в СССР Коммунистическая партия поставила задачу оторвать от буржуазии и перевоспитать лучшую часть старой буржуазной интеллигенции, поставить ее на службу народу". В Словаре русского языка (1985 г.) интеллигенция - "социальная группа, состоящая из людей, обладающих образованием и специальными знаниями в области науки, техники, культуры и профессионально занимающихся умственным трудом"; интеллигентность истолковывается как свойство, присущее интеллигенции. - Задумайтесь над последовательной, осуществлявшейся десятилетиями директивной трансформацией понятий, выхолащивающей значение интеллигентности, умаляющей ее роль в обществе: первоначально интеллигентность как совокупность признаков рассматривалась первичной, необходимой для того, чтобы считать конкретного человека интеллигентом, принадлежащим к духовно ведущей части общества. В последнем случае интеллигентность (совокупность качеств) зависит от того, как определено понятие "интеллигенция". В современных иностранных словарях интеллигентность порой отождествляется с интеллектуальностью, хотя "интеллектуал - человек, занимающийся сложными видами умственной деятельности, требующими глубокого абстрагирования". Инерция пренебрежения интеллигентностью сохранилась и после распада СССР в России. Так, уже в 1992 г. в брошюре [83] указывалось: "Высшая школа объективно ответственна не только за воспроизводство общественного идеала, но за постоянное обогащение его культурно-творческой части, носительницей которого выступает интеллигенция. Между тем на протяжении всей истории России именно интеллигенция оказывалась в оппозиции существующему порядку, государству и даже исконным институтам и традициям социального общежития собственного народа. Примечательно, что свое разрушительное дело интеллигенция неизменно совершала под маской сугубого народолюбия, исходя из бескомпромиссной, а потому и губительной трактовки радикальных политических и нравственных идей... Подготовка и воспитание интеллигенции в духе идеалов новой России призваны внедрять в нее патриотическое сознание, приводить к пониманию подлинных обязанностей перед обществом и государством. Уроки начала двух первых и истекшего десятилетия XX в. (т.е. 1901 - 1920 гг. и 1980-1990 гг.) требуют от государственной власти искоренения в рядах интеллигенции нигилистически-террористических форм "духовной оппозиции", превращения наиболее образованной части общества в оплот порядка и социальной дисциплины..." Включение таких положений в принципы государственной политики по отношению к высшему образованию совершенно недопустимо, поскольку они, приписывая интеллигенции несвойственные ей исторические прегрешения и определяя интеллигентность в духе П.Б.Струве, могут продлить принижение ее роли в развитии общества и тем самым только продлить состояние кризиса в России. Правда, в последующие, официально принятые документы эти положения не вошли, но они свидетельствуют о сохранности и силе воспитанного за 70 лет советской власти антиинтеллигентского синдрома. К сожалению, и в более позднем сборнике социологических очерков 1993 г. [48], говоря об интеллигенции, некоторые авторы следуют не первоначальному определению интеллигенции как духовно ведущей части общества, а более позднему подходу П. Б. Струве. С другой стороны, истолкование термина "интеллигенция" в этом сборнике в духе советских политических словарей как людей, занимающихся умственным трудом и имеющих соответствующее образование, привело к таким несовместимым выражениям, как "интеллигенция с крайне узким умственным горизонтом" (с. 49), "малокультурная часть советской интеллигенции" (с. 50). Таким образом, наряду с классическим понятием интеллигенции как наиболее образованного духовно ведущего слоя общества в словарях можно встретить использование термина "интеллигенция" для обозначения людей, занимающихся умственным трудом, независимо от наличия у них классических качеств интеллигентности. Такие "интеллигенты", конечно, могут быть и малокультурными, и ограниченными. Если продолжать следовать описанной практике "обличения пороков интеллигенции", то придется вводить новый термин - "классический интеллигент", или "представитель духовно ведущего слоя общества", поскольку без такого слоя общество не может согласованно развиваться. В тексте этой книги термином "интеллигент" обозначается именно носитель качеств, перечисленных в начале этого подраздела, а термином "интеллигенция" обозначен "духовно ведущий слой народа... Интеллигенция - прослойка людей, лишенных предрассудков, веротерпимых; поэтому она духовно более подвижна, многообещающа и с большим трудом поддается политическому руководству, чем другие группы населения, но вместе с тем она более лабильна {подвижна}, менее инструктивна, жизненно опаснее. Интеллигенция ближе стоит к людям искусства, но по своему поведению менее эмоциональна, чем они" [56]. Современный этап развития общества требует особого внимания к формированию духовной сферы выпускника высшей школы. Сегодня как никогда требуется создание условий для проявления свободной, творческой и нравственной личности, обладающей интеллигентностью в полном объеме ее классических качеств. Становление такой личности возможно только при сохранении и возрождении духовно-исторических ценностей Отечества, приоритетного развития культуры, науки и образования как необходимых источников прогресса общества с гарантированным будущим. "Общество, которое не ценит интеллигентность, обречено на исчезновение", - указывал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. 4.6.
<< | >>
Источник: Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе. 2010

Еще по теме Интеллигентность и интеллигенция:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  11. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  12. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986