14.2. Эпоха и система образования


В истории всякая эпоха диктовала свои требования к системе образования. Не является исключением и эпоха, начавшаяся в середине ХХ века. Она кардинально отличается от прошлых эпох тем, что:
в прошлом (примерно до середины XIX века) множество социально значимых технологий, прикладных научных и технических знаний было практически неизменным на протяжении активной жизни поколения;
на протяжении всей истории скорость обновления социально значимых технологий, прикладных научных и технический знаний нарастала по отношению к частоте смены поколений в генеалогических линиях, и в период с середины XIX до середины ХХ века сравнялась с частотой смены поколений, а потом и превысила её;
начиная со второй половины ХХ века на протяжении активной жизни одного поколения успевают смениться несколько поколений технологий, прикладных научных и технических знаний, и скорость их обновления достигла предела, обусловленного быстродействием психики людей в процессе освоения ими новой информации.
И соответственно, если в прошлые эпохи, освоив в детстве и юности некие знания и навыки прикладного характера, можно было ими жить всю жизнь, то в наши дни в некоторых отраслях скорость обновления знаний и технологий возросла настолько, что знания и технологии могут устареть быстрее, чем длится процесс получения высшего образования для работы в этих отраслях. Так, например, в электронике элементная база обновляется один раз за пять лет, и соответственно вместе с элементной базой меняется всё: система отраслевых стандартов, методики проектирования техники, технологии производства элементной базы и продукции, технологии сервисного обслуживания и утилизации.
Между тем система образования (как всеобщего так и высшего профессионального), существующая в настоящее время, сложилась в прошлую эпоху, когда знания не устаревали на протяжении активной жизни поколения. Как следствие сутью учебного процесса в ней является загрузка в психику обучаемых готовых к употреблению знаний и навыков.
При этом в учебном процессе активной стороной является преподаватель (в ВУЗах — лектор), рассказывающий аудитории содержание учебного курса, или преподаватель, ведущий «практические» или семинарские занятия; а обучаемый является пассивной стороной, в обязанности которой входит выслушать и законспектировать лекцию, или выполнить некий набор стандартных заданий на практических занятиях и семинарах.
Т.е. система образования требует от обучаемого хорошей памяти или усидчивости «зубрилы», но не личностной культуры самообразования, не инициативы и не познавательно-творческих навыков.
А под процессом адаптации образования к меняющимся требованиям времени подавляющие большинство (в особенности чиновников от образования) по-прежнему понимают определение того набора знаний и навыков, который должен быть загружен в психику обучаемого в процессе получения им образования.
И этот подход одинаково характерен при определении стандартов как всеобщего образовательного минимума, так и профессионального образования среднего или высшего уровня.
Поскольку заранее предсказать, кому персонально какие именно прикладные знания потребуются в будущем, люди в большинстве своём не способны, — то стремление к тому, чтобы все были готовы к предстоящей жизни, ведёт к увеличению минимального объёма фактов, которые якобы необходимо знать всем. Наращивание этого обязательного минимума всеобщего и профессионального образования приводит к тому, что все, вовлекаемые в учебный процесс, не в состоянии освоить этот обязательный минимум. Но поскольку общество нуждается в специалистах, то этот парадокс между требованиями наращивания объёма знаний и неспособности большинства его освоить в темпе учебной программы, приводит к желанию выстроить систему образования как «иерархическое сито»: на первый уровень допускаются все, при прохождении на последующих уровни идёт отсев, а до высшего образовательного уровня доходит меньшинство.
Потом уже в ходе профессиональной деятельности под давлением устаревания прикладных знаний и навыков на протяжении активной жизни поколения встаёт вопрос о построении системы «непрерывного образования» взрослых, которая помогала бы им поддерживать профессиональный уровень или переходить в другие профессии, когда освоенные ими в прошлом профессиональные знания и навыки утрачивают социальную востребованность. Движение по этому пути (а именно на него нацелен «болонский процесс») ведёт ещё к одному образовательному непреодолимому в принципе барьеру: практически к каждому взрослому для осуществления «непрерывного образования» на принципах, свойственных сложившейся системе (лекции плюс практические и семинарские занятия) необходимо приставить как минимум по одному наставнику, который должен владеть новейшими знаниями и быть при этом эффективным учителем.
Но кто будет готовить это параллельное общество наставников? — Ответа на этот вопрос в рамках сложившейся системы науки и образования нет, и потому этот образовательный барьер на её основе непреодолим. Однако его необходимо преодолеть, поскольку массовый непрофессионализм чреват всё более тяжёлыми по последствиям «Чернобылями» и «Фукусимами».
Т.е. проблема развития образования не в том, чтобы выработать очередной «современно-перспективный» набор сведений и навыков, которые необходимо загрузить в психику обучаемых в процессе получения ими образования на каждом уровне, а в том, что принципы образования, сложившиеся в прошлом и породившие нынешнюю систему образования, неадекватны новой эпохе.
Система образования, адекватная нынешней эпохе и перспективе, должна ориентироваться на достижение иных целей и строиться на иных принципах.
Науку, понимаемую как процесс выработки знаний и их трансформации в прикладные навыки, можно уподобить растущему дереву — «древу познания». В такой метафоре:
почвой является Объективная реальность как таковая и вся известная фактология естествознания, обществоведения, прикладных частных наук;
корнями дерева — методология познания (см. Часть1 настоящего курса);
стволом — достаточно общая (в смысле универсальности применения) теория управления (ДОТУ — см. Часть2 настоящего курса);
кроной — вся совокупность прикладных научных дисциплин, посредством которых мы решаем те или иные задачи в жизни цивилизации (т.е. управляем выявлением и разрешением проблем в соответствующих отраслях деятельности);
плодами древа познания являются все результаты, получаемые цивилизацией, начиная от благ и кончая последствиями нездорового образа жизни цивилизации, биосферно-социального экологического кризиса, техногенных катастроф типа Чернобыля и «Фукусимы»;
а границей ствола и каждой из ветвей является метрология, в самом общем смысле понимаемая как наука о связи абстракций и лексики теорий с реальностью жизни (см. раздел 1.3 настоящего курса).
Если соотносить с этой метафорой исторически сложившуюся систему образования, то она охватывает только крону «древа познания», представляя при этом все ветви разрозненными; снисходит до уровня метрологии только в технических дисциплинах и некоторых отраслях естествознания. Ствол — ДОТУ — неведом практически никому, даже кибернетикам, которые как сообщают энциклопедии, изучают объективные закономерности «управления вообще» и его частные прикладные аспекты в разных отраслях общественной жизни.

А методология познания, тем более в её практических выражениях, после того, как марксизм перестал ограничивать кругозор, была предана забвению и стала чем-то непознаваемым либо несуществующим даже для подавляющего большинства профессиональных философов, к компетенции которых она ранее относилась: гносеология (учение о познании) — составная часть многих философских систем.
Т.е. метафорически говоря, главная проблема образования вообще, и высшего профессионального образования, в частности, носит двоякий характер:
во-первых, это — оторванность от «почвы» и «корней»,
и во-вторых, это — прыжки с ветки на ветку в кроне в вожделении потреблять исключительно благие плоды.
Многократное устаревание знаний и навыков на протяжении активной жизни поколений в наши дни требует от нас такой системы образования, которая бы научила человека:
самостоятельно оценивать свою потребность в новых знаниях и навыках, необходимых для успешного и безопасного осуществления деятельности,
самостоятельно находить необходимые знания в культуре общества и осваивать их,
и если поиск окажется безрезультатным[310], то производить необходимые знания и навыки с нуля самостоятельно в темпе развития ситуации или заблаговременно по отношению к динамике её развития;
и поощрять единственный вид «невежества» — незнание, что такое «междисциплинарные барьеры».
Если одной фразой, то адекватная условиям нынешней эпохи система образования должна, прежде всего, прочего — научить человека самообучаться и уметь помогать в деле самообучения окружающим, принимая помощь такого рода и с их стороны. В научной терминологии это означает, что главной целью системы образования должно стать освоение учащимися методологической культуры познания и творчества.
В подавляющем большинстве случаев неспособность людей к тем или иным видам деятельности (включая учёбу и самообразование) носит иллюзорный характер и представляет собой не действительную неспособность, обусловленную медико-биологической дефективностью организма, а неумение осознанно произвольно создать в себе настроение, которое эта деятельность объективно требует для успеха.
Соответственно задача начальной школы — обучить ребёнка самоощущению, самоконтролю и навыкам создания настроения, которое позволяет легко осваивать готовые и вырабатывать с нуля новые знания. Кроме того, начальная школа должна учить детей скорочтению в темпе листания страниц, а не чтению в темпе внутреннего монолога. Скорочтение — необходимый навык для вхождения в процесс самообучения, поскольку с его помощью в психике индивида устанавливаются многовариантные связи между информационными модулями мировоззрения, что на уровне миропонимания в принципе недостижимо. Поэтому благодаря скорочтению можно устранить большинство проблем общеобразовательной и высшей школы. Прежде всего, если навык скорочтения освоен, то нет потребности в преподавателе как в лекторе. Процесс обучения становится интерактивным, поскольку в нём по своему активны обе стороны: и наставник, руководитель процесса самообучения, и учащийся.
Тем не менее, и в этом случае сохраняется потребность в некотором минимуме знаний, которыми должны владеть все. Это касается как общеобразовательной школы, так и высшего профессионального образования. Разница только в том, что в процессе самообучения общеобразовательная школа должна выводить на минимум, позволяющий обществу быть культурно-целостным и внутренне бесконфликтным; а профессиональное образование среднего и высшего уровня должно выводить на тот минимум, который позволяет войти в соответствующую профессию и далее в ней совершенствоваться. Причём важно, чтобы оба минимума включали в себя не только то, что стало информационно-алгоритмической основой успешной деятельности в тех или иных отраслях, но и сведения об ошибках прошлого и о проблемах, решение которых требуется в настоящем.
Что касается профессионального образования и в особенности высшего профессионального образования, то оно должно исходить из принципа:
Узкий профессионализм, лишённый широты кругозора и осознания междисциплинарных взаимосвязей, опасен для общества, поскольку успех в узкой области через систему междисциплинарных взаимосвязей может повлечь катастрофические последствия в других сферах жизни.
Узкий специалист способен дать ответы на вопросы, как построить атомную электростанцию или произвести генно-модифицированные организмы (ГМО). Но какие последствия будут сопутствовать этим «успехам» в других областях, и как они скажутся на судьбе цивилизации, — на эти вопросы он дать ответа не способен. А последствия могут быть — вплоть до глобального Чернобыля и биологической катастрофа цивилизации вследствие разрушения биосферы, в которой есть место биологическому виду «Человек разумный», под воздействием накопления радиоактивных отходов или разрушения генетики естественных биологических видов под воздействием генетического обмена их с ГМО и т.п.
Это обстоятельство — ещё один фактор, который делают в обозримой перспективе решающей наукой психологию (см. Часть1 настоящего курса).
Ещё одним средством защиты от вредоносности узкого профессионализма должно стать профессиональное образование (прежде всего высшее) на основе тематически широкого естественнонаучного и социологического образования. Оно должно включать в себя так же достаточно общую в смысле универсальности применения теорию управления, поскольку она способна быть языком междисциплинарного общения; метрологию в ранее определённом понимании этого термина (раздел 1.3 настоящего курса); теорию вероятностей и математическую статистику[311].
Система образования, адекватная требованиям эпохи, должна соответствовать следующим требованиям. Ориентироваться на формирование навыка самообучения под руководством наставников, основой чего должны стать 1)психо-физиологические практики произвольного создания настроения и 2)скорочтение. Включать в себя методологически-познавательную и фактологическую составляющие. Фактологическая составляющая должна включать в себя  общеобразовательную компоненту (естествознание, социология, теория управления, метрология, теория вероятностей) и профессиональную (в том числе и эргономику — науку о соответствии объектов искусственной среды обитания и организационных процедур общества физиологии психологии человека).
А пока такой системы нет, всем понимающим порочность исторически сложившейся системы образования придётся заниматься самообразованием в смысле, определённом в настоящем разделе, на принципе Любви: см. Часть1 и главу 12 настоящего курса.
Последующие главы представляют результаты проделанной нами работы такого рода на тему сборки «мозаики» и преодоления междисциплинарных барьеров с целью постановки и решения задачи перехода к экотехнологической цивилизации в интересах дальнейшего развития культурно своеобразных обществ и человечества в целом как задачи управления.
Глава 14 в редакции от 07.06.2014г.
  
<< | >>
Источник: ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР. Основы социологии Часть4. Человечность и путь к ней(Книга 1). 2014

Еще по теме 14.2. Эпоха и система образования:

  1. Геловани В. А., Бритков В. Б., Дубовский С.В.. СССР и Россия в глобальной системе (1985-2030): Результаты глобального моделирования, 2009
  2. С.Д. Матюшкова. ГЕНДЕРНЫЕ ОСНОВЫ ОБРАЗОВАНИЯ, 2007
  3. ЕГОРОВ К.Л.. ОБРАЗОВАНИЕ КИЕВСКОЙ РУСИ, 2010
  4. Латышина Д.И.. История педагогики (История образования и педагогической мысли): Учеб. пособие., 2005
  5. Ксензова Г.Ю.. Инновационные технологии обучения и воспитания школьников: Учебное пособие., 2005
  6. Салова Т. Ю., Громова Н. Ю., Шкрабак В. С., Курмашев. Основы экологии. Аудит и экспертиза техники и технологии, 2004
  7. Горбунова Е.М., Ларионова М.В.. АНАЛИЗ РИСКОВ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙРОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯВ УСЛОВИЯХПРИСОЕДИНЕНИЯК ВТО, 2007
  8. под ред. проф. В. Д. Бакулова, проф. А. Н. Ерыгина. Основы философии: учебник для бакалавров философских, 2009
  9. Е.Ю. Ногтева, И.Д. Лушников. РАЗВИТИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫУЧАЩИХСЯ, 2004
  10. С. В. Казанович, Н. А. Завапко. Теория и методика кураторской работы. Учебно-методическое пособие., 2008
  11. Гальперин М. В.. Экологические основы природопользования, 2003
  12. Голованова Н. Ф.. Общая педагогика. Учебное пособие для вузов, 2005
  13. Торосян В.Г.. История и философия науки : учеб, для вузов, 2012
  14. Коллектив авторов. Сдаем экзамен по педагогике: Учебно-методическое пособие., 2005
  15. Краевский В. В.. Общие основы педагогики: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — 2-е изд., 2005
  16. Соколов А.К.. Курс советской истории, 1917-1940: Учеб. пособие для студентов вузов. -, 1999