загрузка...

13.2.3. Не будь «костяшкой» в чужих «играх» в «домино»

  Если говорить о том же самом, но в терминологии, принятой в современной психологии Запада, то всякое множество людей (толпа и народ, в том числе) несёт коллективное бессознательное[231] и управляется им: т.е. порождает эгрегоры[232] и управляется ими, в  свою очередь оказывая на них воздействие соответственно эгрегориальному статусу каждого. Но о том, что эгрегориальная алгоритмика (коллективное бессознательное и множество индивидуальных сознаний участников соответствующего коллектива) работает в русле Вседержительности, исторически сложившаяся психологическая наука Запада умалчивает вследствие своей неспособности поставить исходный вопрос психологии как науки[233], причиной чего является приверженность атеизму в той или иной его форме.
Коллективное бессознательное представляет собой информационно-алгоритмическую систему, т.е. несёт в себе модули определенного смысла и функционального назначения, распределённые своими различными фрагментами по психике каждого из множества разных людей[234], а также локализованные в полевых телах соответствующих эгрегоров. Эти модули предопределяют (многовариантно) процесс самоуправления коллектива[235], поскольку людям в их множестве помимо биологической общности свойственна общность, во-первых, культуры[236], а во-вторых, по энергетическим характеристикам их биополей. То есть информационно-алгоритмический обмен, являющийся сутью процессов управления и самоуправления, в обществе носит двухуровневый характер: 1)на уровне биополевой общности людей и 2)на уровне культуры (виды искусств, средства массовой информации, наука и образование и их вещественные носители и связанные с ними общественные институты).
Коллективное бессознательное и спектр осознаваемых людьми мнений в таком понимании функционирования коллективной психики, будучи объективно существующим информационно-алгоритмическим процессом, поддаётся целенаправленному сканированию[237] и анализу, поскольку обрывки информационных модулей так или иначе находят своё выражение в произведениях культуры разного рода: от ахинеи «жёлтой прессы» до фундаментальных научных монографий, в ряде случаев понятных только самим авторам и нескольким их наиболее «продвинувшимся» коллегам.
Один человек или аналитическая группа в состоянии систематически сканировать множество публикаций и высказываний разных людей по разным вопросам, выбирая из этого множества фрагменты функционально-ориентированных информационных модулей, принадлежащих коллективному бессознательному и управленчески значимому множеству сознаний участников соответствующего коллектива.
Кроме того, при определённых навыках, осуществимо и осознание информационно-алгоритмического содержания эгрегоров без посредничества памятников культуры.
При этом, если процесс идёт в русле Промысла, то его участникам Богом даётся Различение, а ноосферная алгоритмика сама приводит аналитиков к необходимой информации либо приносит её им через СМИ, других людей, сны и т.п. Это избавляет от необходимости стремиться просмотреть как можно больший объём разнородной информации и высвобождает время, поскольку нахождение необходимой для деятельности информации со стороны выглядит как всегда безошибочный процесс, описываемый поговоркой «ткнуть пальцем в небо», в котором промахнуться весьма затруднительно.[238]
В такого рода перекачке информации из коллективного бессознательного в индивидуально осознаваемое — одна из множества сторон процесса общественной жизни, развития в обществе культуры — как овеществленной в «артефактах» (памятниках культуры), так и духовной (биополевой). Если этот процесс протекает устойчиво и бесконфликтно между индивидуальным сознанием и бессознательным (как индивидуальным, так и коллективным) в русле Промысла, то это можно назвать устойчивым личностным развитием в соответствии со схемой3 (см. раздел5.4 — Часть1).
После анализа состояния коллективного бессознательного и соответствующего ему управленчески значимого множества сознаний участников коллектива, на коллективное бессознательное и сознания его участников возможно оказать воздействие в субъективно избранном направлении их изменения, преследуя определённые цели, если «сгрузить» в эгрегоры или культурную среду информацию, объективно соответствующую, во-первых, целям и во-вторых, информационно-алгоритмическому состоянию общества. Это действие соответствует стрелочке, идущей из блока 4 в блок 1 на рис.13.2.2#x2011;2.
Однако, такое воздействие может быть произведено и вопреки долговременным жизненным интересам большинства; вопреки тому, как большинство понимает и выражает свои жизненные интересы; но сделать это возможно, если люди не умеют, а главное и не желают[239], защитить свое коллективное бессознательное (ноосферу) и его воздействие на их коллективное поведение от всего дурного (во всех смыслах этого слова[240]), что свойственно обществу, и от воздействия враждебных им или безучастных к их судьбам сторонних эгоистичных сил.
Коллективное бессознательное и соответствующая ему совокупность индивидуальных сознаний, если признавать в качестве объективной данности триединство материи-информации-меры, — своего рода информационно-алгоритмическое «домино» (см. рис.13.2.3-1).
Каждая мысль (в большинстве случаев мыслительной деятельности людей) имеет начало и конец (направленность), и в этом аспекте она аналогична костяшке домино. Перед нею может встать[241] иная мысль, которую первая объективно будет продолжать; но может найтись и мысль, продолжающая первую. И каждая из них может принадлежать разным людям. И есть некий «информационно-алгоритмический магнетизм»[242], вследствие которого, как и в настольном домино, в информационно-алгоритмическом «домино» коллективного бессознательного и соответствующей совокупности индивидуальных сознаний участников коллектива есть возможные и невозможные взаимные соответствия завершений и начал мыслей (т.е. не каждая мысль может продолжить другую или ей предшествовать). Отличие только в том, что возможные соответствия «завершение информационного одного модуля — продолжение его иным информационным модулем» в информационно-алгоритмическом «домино» эгрегоров не однозначно (т.е. продолжить мысль или предшествовать ей может не какая-то одна мысль, а мысли из некоего множества, допускаемого матрицей бытия Мироздания). Но кроме того неоднозначность продолжений в информационно-алгоритмическом «домино» эгрегоров вызвана и тем, что в этом сплетении мыслей и их обрывков участвует множество людей одновременно, оттесняя своими мыслями мысли других: как в аспекте статистического преобладания, так и в аспектах превосходства по энергетической мощи и соответствия «формата» энергии мысли «формату» системы кодирования информации, свойственной тому или иному эгрегору конкретно. И в отличие от настольного домино, где определённая по составу группа игроков плетёт только одну информационную цепь, в коллективном бессознательном и соответствующей ему совокупности сознаний участников коллектива плетётся множество информационно-алгоритмических выкладок[243] одновременно как из завершённых мыслей, так и из обрывочных, порождаемых разными людьми на уровне биополевой общности и на уровне средств культуры.
Какие-то информационные выкладки могут замкнуться концом на своё же начало, иллюстрацией чего является известное многим повествование: «У попа была собака. Он её любил. Она съела кусок мяса — он её убил, вырыл яму, закопал, крест поставил, написал: “У попа была собака... и т.д.”». Если построенное таким образом кольцо недоброй информационно-алгоритмической выкладки коллективного бессознательного и соответствующей совокупности индивидуальных сознаний участников коллектива устойчиво, то оно может работать в режиме нескончаемых кругов ада, вовлекая в себя всех, у кого есть соответствующие «костяшки», чтобы к нему подключиться.
В других случаях кольцо информационно-алгоритмической выкладки может поддерживаться относительно немногочисленным подмножеством людей, и процессы, в нём происходящие, будут не способны увлечь остальное большинство, если в это кольцо нет открытых входов для завершений чужих мыслей и открытых окончаний, ему свойственных, к которым могли бы пристроиться сторонние начала мыслей и завершения. Либо же открытые входы-выходы есть, но в информационной среде общества отсутствуют необходимые приставочные информационные модули (информационные мосты между данным информационным кольцом-цепью и другими иерархически взаимовложенными информационными кольцами), которые могли бы соединить открытые входы-выходы со всеми прочими информационными выкладками коллективного бессознательного и соответствующей совокупности сознаний участников коллектива.
Именно по этой причине заглохли «демократизаторские» буржуазно-либеральные преобразования в России: узок круг «демократизаторов»; страшно далеки либералы от пахарей, рабочих и прочих работящих, которым до «демократизаторов» нет конкретного дела; и варятся «демократизаторы»-либералы в собственном соку и грызутся между собой...
Узок и круг нацистов в России... И им — только на символике да на не переосмысленных идеях, некогда внедрённых в чужое государство, разгромленное прошлыми поколениями россиян и всех русских (по признаку цивилизационной принадлежности), — не объединиться с пахарями, рабочими и прочими работящими[244].
Но может случиться и так, что какая-то информационная выкладка, поддерживаемая также весьма небольшим числом людей, содержит в себе множество завершений собственных, открытых для присоединения чужих начал, и ответных продолжений чужих завершенных мыслей и их обрывков (аналогом этого в настольном домино являются кости-дуплеты, лежащие поперек цепи костяшек). Такая информационная выкладка может замкнуть на себя каждодневную деятельность почти всего общества. И направленность общественного развития, свойственная такого рода выкладке информационных модулей в коллективном бессознательном и соответствующей совокупности сознаний участников коллектива, определит дальнейшую жизнь общества. Вне этого процесса останутся разве что те, кто поддерживает кольцевые информационно-алгоритмические темницы для самих себя[245], в которые нет открытых входов, и из которых нет открытых выходов для завершений и начал мыслей остального большинства людей.
Может случиться так, что в какой-то информационно-алгоритмической выкладке есть разрыв и не достаёт всего лишь одного доброго слова, чтобы она стала благодатной программой управления общественным развитием со стороны коллективного бессознательного или соответствующей управленчески значимой совокупности сознаний участников коллектива.

Но может случиться и так, что одного неосторожного обрывка мысли окажется достаточно, чтобы в коллективном бессознательном и соответствующей ему совокупности сознаний участников коллектива заполнить разрыв в какой-то информационно-алгоритмической выкладке, и тем самым дать старт действию какой-то программы общественного самоуправления, которая способна уничтожить плоды многих тысячелетий развития культуры.
Поэтому, памятуя об информационно-алгоритмическом «домино» коллективного бессознательного и соответствующей ему совокупности сознаний участников коллектива, их управляющем воздействии на течение событий, человеку должно быть аккуратным даже в собственных обрывках сонных мыслей, а не то что в мысленных монологах перед своим «Я» или в громогласной работе на публику в кампании друзей или в средствах массовой информации.
Если не ходить вокруг, да около, то:
Духовная культура общества — это культура формирования информационно-алгоритмических выкладок в коллективном бессознательном и соответствующей ему совокупности сознаний участников коллектива. Какова культура — духовная — такова и жизнь общества.
Нынешнее состояние России и история её последних нескольких столетий при таком взгляде говорит о господстве в повседневности крайне извращенной и загрязненной духовной культуры. Впрочем, это относится и к остальным модификациям толпо-«элитарной» культуры в ближнем и дальнем зарубежье, хотя там иная проблематика.
Кто не согласен с этим утверждением о реальной духовности России, пусть опровергнет слова апостола Павла: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (1#x2011;е послание Коринфянам, 14:32, 33). Реальное состояние страны не отрицает хранимых ею высоких идеалов[246] и зёрен праведной духовности под грудой мусора и извращений, но является выражением распущенности, беззаботности и безответственности при известных высоких идеалах и притязаниях когда-нибудь воплотить их в жизнь.
В нашей стране одним из немногих, кто не только понял значимость учения о ноосфере для формирования будущего глобальной цивилизации, но и содействовал ознакомлению широких масс с этими идеями, и в особенности — подрастающих поколений, был Иван Антонович Ефремов (1907 — 1972) — выдающийся русский палеонтолог и писатель. Повествуя о светлом будущем Земли в философско-социологическом романе «Час быка», он пишет как об уже достигнутом нашими потомками результате: «Очистка ноосферы от лжи, садизма, маниакально-злобных идей стоила огромных трудов человечеству Земли».
Но для нас выделенное курсивом в предшествующем абзаце это — та работа, которую предстоит сделать. За нас её никто делать не будет.
И главное — И.А.Ефремов прав: Оноосфере надо заботиться больше, чем об атмосфере («Час быка»), поскольку все экологические — биосферно-социальные проблемы и бедствия — следствие нерешённости проблем взаимоотношений в русле Божиего Промысла множества людей и ноосферы.
Коллективное бессознательное и соответствующая ему совокупность сознаний участников коллектива иерархически организованы: от семьи и группы сотрудников на работе до наций и человечества в целом. Эта иерархическая организованность имеет место в системе объемлющих взаимных вложений, каждомоментно меняющих свою структуру и иерархичность. Это подобно матрёшке, но отличие от реальной матрёшки в том, что, если вскрыть самую маленькую «матрёшку» в коллективном сознательном и бессознательном, то в ней может оказаться любая из её объемлющих больших со всеми другими, поскольку человек — часть Мироздания, отражающая в себя всю Объективную Реальность в её полноте и целостности с той или иной — субъективно обусловленной — мерой детальности.
Возможно, что кто-то, после прочтения работ классиков западного психоанализа конца XIX — первой половины ХХ века, задастся вопросом, а следует ли отходить от их воззрений на коллективное и индивидуальное бессознательное и сознательное, как разгула стихии эмоций и инстинктов в поведении отдельных людей и их множеств?
При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что отказ от понятийного и терминологического аппарата, свойственного традиционным школам психологии, совершён не вследствие воинствующего невежества, встревающего со своим мнением в дискуссию профессионалов.
Во-первых, «эмоциональные оценки»[247] — по их существу примитивизированные отображения на уровень сознания больших по объёму информационных модулей, свойственных иным — более мощным уровням психики, которые просто не вмещаются в сознание как целостность в темпе течения событий, и которые тем не менее несут определённый смысл и предопределяют направленность поведения[248]. Поскольку инстинкты и эмоции в конечном итоге это — определённая информация и алгоритмика, лежащие в основе поведения каждого индивида и множеств людей, то сохранение эмоционально-инстинктивной терминологии при обсуждении коллективного бессознательного и сопутствующей ему совокупности сознаний участников коллектива это — молчаливое уклонение от вопроса о смысле управленческой алгоритмики и информации, на основе которой эгрегоры воздействуют на общество и на людей персонально.
Во-вторых, исторически сложившиеся под властью библейского проекта школы психологической науки, рассматривающие общественные процессы исходя из вопроса о воздействии на их течение коллективного бессознательного и «общественного сознания», которое реально не существует (сознание всегда индивидуально), сформировались до того, как в жизни глобальной цивилизации произошло одно важное качественное изменение. Оно прошло вне их поля зрения и понимания, поэтому попытка понять и предвидеть общественные процессы в современности на основе взглядов классиков психологии и психоанализа, выраженных в конце XIX — первой половине ХХ века — предопределенно обречена на ошибочные выводы.
Дело в том, что все прикладные психологические тесты, построенные на основе воззрений исторически сложившихся психологических школ, не учитывают объективно свершившегося изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени[249], которое произошло во второй половине ХХ века, и в результате чего культурно-своеобразные общества и глобальная цивилизация в целом обрели новые свойства. Эти новые свойства возникают именно под давлением изменившегося соотношения эталонных частот биологического и социального времени, вследствие чего меняется мотивация и логика поведения множества людей, а также — и характер ответного воздействия среды обитания на общества и индивидов. Соответственно, прежние психологические тесты оказываются не чувствительными ко многим общественно опасным психологическим явлениям, но на их основе выдаются ошибочные рекомендации, прежде всего в области подбора и расстановки кадров.
С проблематикой коллективного бессознательного и соответствующей ему совокупностью сознаний связана ещё одна сторона функционирования информационных систем. Из теории управления известно, что в функционировании больших информационных систем проявляется взаимная дополнительность: 1)принципов, реализующихся в них по оглашению (это определено непосредственно так...), и 2)принципов, реализующихся в них же по умолчанию (это — само собой разумеется, и хотя определённо не оглашено, но введено опосредованно и определено, через объективные причинно-следственные обусловленности, реализованные при построении системы в ней самой, и причинно-следственные обусловленности существования системы в окружающей её среде[250]).
При этом возможны системы, представляющие собой своего рода «троянского коня»: провозглашаемые при их построении принципы в реальном их функционировании подавляются принципами, введёнными в них же по умолчанию и не провозглашёнными в явной форме прямо: они «само собой разумеются», но... по-разному создателями системы, её пользователями, а по отношению к социальным системам — их «элементной базой», т.е. членами того или иного культурно своеобразного общества[251].
В силу ограниченной информационной ёмкости носителей и ограниченной мощности средств передачи и обработки информации невозможно построить информационную систему, в которой бы не было информации, введённой в неё по разного рода умолчаниям. Заказчик любой системы должен это понимать и позаботиться о том, чтобы система умолчаний, принятая разработчиком, не противоречила «само собой разумению» — умолчаниям заказчика. По отношению же к социальным системам разного рода это означает, что и умолчания, и оглашения, должны лежать в русле соблюдения всех шести категорий объективных закономерностей бытия человечества (см. раздел 13.1), обеспечивающих устойчиво-бескризисное развитие общества в преемственности поколений в гармонии взаимоотношений с Природой и Богом.
Человеческое общество в своём историческом развитии представляет собой также систему, информационно-алгоритмическим процессам в которой свойственна взаимная дополнительность информации по оглашению и информации по умолчанию. Причём взаимное соответствие информации по умолчанию и информации по оглашению в суперсистемах, к классу которых принадлежит общество, определено не однозначно, а множественно и описывается статистическими закономерностями.
Но распределение информационного обеспечения самоуправления общества по категориям «умолчания» и «оглашения» в человеческом обществе определяют взаимоотношения совокупности сознаний членов общества, в которое попадают все оглашения, и коллективного бессознательного, в которое попадают не только все оглашения, но и все умолчания. Вследствие этого многие оглашения проявляют себя не однозначно, попадая в те или иные информационно-алгоритмические выкладки ноосферного «домино».
Кроме того следует иметь в виду, что как в психике каждого человека существует внеязыковой уровень обработки информации в неких субъективных образах, так и в коллективном бессознательном и соответствующей ему совокупности сознаний участников коллектива также существует внеязыковой уровень, также принадлежащий к умолчаниям и при определённых обстоятельствах управляющий оглашениями, а при других обстоятельствах — подчинённый им.   
<< | >>
Источник: ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР. Основы социологии Часть4. Человечность и путь к ней(Книга 1). 2014

Еще по теме 13.2.3. Не будь «костяшкой» в чужих «играх» в «домино»:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  11. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  12. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986
  13. Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе, 2010
  14. И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918, 1959
  15. Момджян К.Х.. Введение в социальную философию, 1997
  16. Джон-Роджер, Питер Маквильямс. Жизнь 101, 1992
  17. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  18. Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ, 2007
  19. В. Н. Ярхо. Первый Ватиканский Мифограф, 2000
  20. О.П. Бибикова, к.э.н. Н.Н. Цветкова. Страны Востока в контексте современных мировых процессов: социально-политические, экономические, этноконфес- сиональные и социокультурные проблемы., 2013