§ 79. Синонимика местоимений

В некоторых разрядах местоимений имеются близкие по значению слова, что в отдельных случаях создает возможность замены одного из этих слов другим. Чаще всего используется синонимика определительных и неопределенных местоимений. Близки по значению слова всякий, каждый и любой, указывающие на выделение единичного предмета из совокупности однородных предметов; ср.: всякий из нас — каждый из нас — любой из нас; такие выражения можно найти во всяком тексте — в каждом тексте — в любом тексте. Однако не всегда возможна подобная замена, так как помимо общего значения указанным словам присуще значение, особое для каждого из них. Так, особым для местоимения всякий является значение «разный, самый разнообразный», например: сюда приезжают всякие туристы (а не: «каждые туристы», «любые туристы»); ср. выражения: всякий сброд, всякое бывает. Нет синонимической замены и в тех случаях, когда слово всякий употребляется при существительном с предлогом без для усиления отрицания, в значении «совсем без», например: без всякого сомнения, без всякого сострадания (а не: «без каждого сомнения, сострадания», «без любого сомнения, сострадания»). Местоимение каждый имеет значение «всякий в данном количественном ряду, любой из себе подобных», т.е. подчеркивает значение разделительности («все по одному»), например: инструкцию нужно передать каждому корректору (а не: «всякому корректору», «любому корректору»); ср. также: на каждом шагу, каждые два часа. Местоимение всякий подчеркивает характер обобщения, поэтому мы употребляем его, когда речь идет о любом предмете вообще; когда нам нужно сказать о любом предмете из определенного круга их, мы пользуемся словом каждый. Например: Всякому растению нужна влага, но: Каждое из посаженных растений нуждается в уходе. В грамматическом отношении различие между всякий и каждый выражается в том, что первое более свободно употребляется во множественном числе, а второе может стоять во множественном числе только при указании определенного количества предметов или при сочетании с существительными, не имеющими форм единственного числа. Так, можно сказать всякие книги, но нельзя сказать «каждые книги» (ср.: каждые пять книг, каждые сутки и т.п.). Слово любой, имеющее разговорный оттенок, будучи иногда синонимичным местоимению всякий, подчеркивает качественное разнообразие, но в этом случае может оказаться неуместным употребление слова каждый, например: при любых условиях — при всяких условиях (но не: «при каждых условиях»). В значении «какой угодно» слово любой не допускает замены ни словом всякий, ни словом каждый, например: выбирайте любую картину (а не: «всякую картину», «каждую картину»). Близки по значению неопределенные местоимения что-то, что-нибудь, что-либо, кое-что, нечто и, соответственно, кто-то, кто-нибудь, кто-либо, кое-кто, некто. Различие между ними выражается в степени неопределенности с точки зрения говорящего и собеседника, а также в принадлежности к разным стилям речи. Местоимение что-то указывает на неизвестное как для говорящего, так и для слушающего, например: Что-то вдруг мелькнуло... шорох... тише (Пушкин); Что-то я тебе хотела сказать (А.Н. Островский); У меня есть что-то радостное, что я разберу, когда останусь одна (Л. Толстой). Местоимение что-нибудь имеет оттенок значения «что угодно», «безразлично что», указывает на не существующий еще предмет, поэтому обычно употребляется при глаголе-сказуемом в форме будущего времени, повелительного или сослагательного наклонения, в вопросительном предложении, например: дайте что-нибудь почитать, нет ли чего-нибудь поесть (в обоих примерах что-то не подходит).
Ср.: Куда же мне деваться? Я от тоски что-нибудь сделаю над собой (А.Н. Островский); И я боялся только одного, чтобы что-нибудь не испортило моего счастья (Л. Толстой); Возьми хоть что-нибудь из продуктов! (Фадеев). Оба указанных местоимения имеют разговорный характер, так же как и кое-что; последнее указывает на известное говорящему, но неизвестное слушающему, например: мне нужно вам кое-что сказать, кое-что уцелело. Ср.: Из философии и риторики кое-что еще помню... (Чехов). Местоимение что-либо имеет то же значение, что и что-ни- будь, но подчеркивает качественное разнообразие (не один какой-то предмет или не один из немногих неопределенных предметов, а один из любых этих предметов) и носит книжный характер, например: Княжна облокотила свою открытую полную руку на столик и не нашла нужным что-либо сказать (Л. Толстой); Не успел Яков Лукич и подумать о чем-либо, а босые ноги его уже сами по себе непроизвольно сделали «налево кругом» (Шолохов). Такой же книжный характер присущ и местоимению нечто, но его особенность — обязательное наличие определения, на- пример: нечто непонятное, нечто неожиданное; ср.: И на плечах у него висело нечто напоминающее собою пиджак (Горький). Указанное относится и к неопределенным местоимениям кто-то, кто-нибудь и т.д. Например: Кто-то возбужденно и громко зашептал (Ажаев); Раз существуют тюрьмы и сумасшедшие дома, должен же кто-нибудь сидеть в них... (Чехов); Вечером должен был прийти кое-кто из знакомых (Вересаев); Мог ли кто-либо об этом подумать? (Куприн); У хладных невских берегов, в туманном Петрограде, жил некто господин Долгов с женой и дочкой Надей (Некрасов). Местоимения сам и самый в прежнее время различались тем, что первое относилось к одушевленным предметам, а второе — к неодушевленным, например: Это был сам Пугачев (Пушкин); Здесь изображено самое бегство (Куприн). Однако уже и раньше встречались случаи смешения в употреблении обоих определительных местоимений, например: История литературы и сама литература не всегда одно и то же (Белинский); ...Само лицо казалось измененным (Тургенев); Это была сама жизнь (Л. Толстой); Само место обязывало к тишине и благочинию... (Чехов). В этих случаях местоимение сам употреблено вместо самый, что связано с некоторыми смысловыми оттенками, присущими первому из них (роль усилительной частицы при другом местоимении или при существительном). В современном языке, особенно в публицистическом стиле, тенденция к замене местоимения самый местоимением сам (но не обратная замена) заметно усилилась, и часто встречается параллельное их употребление при названиях неодушевленных предметов, например: интересен самый ход рассуждения — ...сам ход рассуждения, отвергает самую идею сосуществования — ...саму идею сосуществования, самый факт преступления установлен с очевидностью — сам факт преступления... и т.п. Ср.: Само небо уплотнилось и сузилось (Б. Полевой); Шла борьба за само признание нового строя (Эренбург). Отметим попутно, что форма сама в винительном падеже имеет два варианта: самоё (книжный вариант) и саму (разговорный вариант). Например: Наш незаметный Пьер смеет любить, да еще кого, саму Ольгу Сур, первую артистку цирка (Куприн).
<< | >>
Источник: Былинский К. И.. Литературное редактирование : учеб. пособие / К.И. Былинский, Д.Э. Розенталь. 3-е изд., испр. и доп. — М. : ФЛИНТА : Наука. — 400 с. - (Стилистическое наследие).. 2011

Еще по теме § 79. Синонимика местоимений:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010