загрузка...

§ 55. Родовые различия в личных именах существительных

С категорией рода связан вопрос о названиях лиц по профессии, занимаемой должности, выполняемой работе, занятию, ученому или почетному званию и т.д. Многие существительные с этим значением сохраняют форму мужского рода и в тех случаях, когда применяются к женщинам; это значит, что исторически сложившееся название не имеет парного образования, например: редактор, корректор, инженер, техник, слесарь, токарь и др. Отсутствие параллельной формы женского рода объясняется тем, что перечисленные выше профессии и многие другие специальности, должности в дореволюционное время были доступны только для мужчин (ср. также ученые степени и звания, почетные звания, для которых женское соответствие отсутствует, хотя сейчас они в равной мере могут присваиваться и женщинам: доцент, профессор, кандидат наук, доктор наук, капитан, полковник, Герой Советского Союза, лауреат международного конкурса, мастер спорта и т.д.). Некоторые параллельные названия не получают распространения в литературном языке потому, что могут обозначать женщину как жену человека соответственной профессии: инженерша, директорша, парикмахерша (ср. прежние названия с суффиксами -ша и -иха, обозначавшие наименование жен по мужу: генеральша, губернаторша, купчиха, дьячиха). В других случаях соотносительное слово женского рода получает пренебрежительное значение (профессорша, врачиха), что ограничивает употребление таких форм; оно возможно лишь в стилизованной речи (для речевой характеристики персонажа, в диалоге и т.д.). Наконец, в некоторых случаях образованию парного названия мешает то обстоятельство, что подобное название уже существует в языке, но употребляется с другим значением. Так, к слову доярка легко было образовано мужское соответствие дояр, но к мужскому названию овчар нельзя было по той же модели образовать параллельное название овчарка, так как это слово уже существовало со значением породы собак. Ср. невозможность образования пар индеец — индейка (второе слово обозначает домашнюю птицу, поэтому говорим индианка), кореец — корейка (свиная грудинка, поэтому говорим кореянка) и т.п. Только в редких случаях возникли слова-омонимы. Так, к слову толстовец было образовано женское соответствие толстовка с тем же значением (последовательница взглядов Толстого), но вместе с тем существует слово толстовка, обозначающее тот фасон блузы в складках с поясом, который придумал и носил Л.Н. Толстой. Параллельные названия легко образуются, если данная специальность в равной мере связана и с женским, и с мужским трудом: ткач — ткачиха, продавец — продавщица, летчик — летчица, тракторист — трактористка, акушер — акушерка, санитар — санитарка и т.п. То же в области искусства, спорта, а также при обозначении лиц по их отношению к общественной организации и т.д.: артист — артистка, певец — певица, писатель — писательница, спортсмен — спортсменка, комсомолец — комсомолка и т.п. В некоторых случаях образуются неологизмы (пловец — пловчиха), носящие профессиональный характер. Следует отметить, что такие принятые в разговорной речи названия, как кассирша, кондукторша, лаборантка и др., не упо требляются в языке официально-деловом; так, в документе- справке мы напишем: Петрова работала кассиром..., лаборантом..., преподавателем... Точно так же в обращении: кондуктор, а не: «кондукторша». Ср. бытовое заведующая столовой Иванова, управляющая домами Павлова и официальное управляющий трестом Сергеева. Однако уже и в официальном употреблении принято только заведующая детскими яслями. Во избежание неясности напишем: Корреспондентка газеты М. Смит... (а не корреспондент, так как здесь фамилия общая для мужчины и женщины). Влияние в подобных случаях контекста и стиля высказывания показывают следующие примеры. Хотя существуют параллельные названия современник — современница, писатель — писательница, но в некрологе, посвященном М.В. Алтаевой-Ямщиковой, вполне оправданно были использованы формы мужского рода: «Современник Толстого, Чехова, Горького, М.В. Алтаева-Ямщикова в течение всей своей долгой и плодотворной литературной деятельности жила передовыми идеями своего времени... Память о Маргарите Владимировне Алтаевой- Ямщиковой — писателе-труженике, чутком человеке — надолго сохранится в сердцах многочисленных ее читателей, друзей и товарищей» (наряду с этим в начале некролога употреблена обычная форма: «13 февраля умерла старейшая русская писательница Маргарита Владимировна Алтаева-Ямщикова»). Другой пример. Начало выступления представительницы женщин Цейлона на Венском конгрессе Международной демократической федерации женщин дано в таком переводе: «Госпожа председатель! Дорогие друзья!» (форма «госпожа председательница» вносила бы сниженный оттенок значения). Изложенное, разумеется, не относится к тем случаям, когда для обозначения данной специальности имеется только слово женского рода: маникюрша, корсетница, машинистка (на пишущей машинке) и др. Для обозначения мужского соответствия словам машинистка, балерина прибегают к описательным выражениям: переписчик на машинке, артист балета. Подавляющее большинство несклоняемых существительных — иноязычного происхождения. При определении их рода следует руководствоваться следующими правилами. 1. Несклоняемые иноязычные по происхождению слова, обозначающие неодушевленные предметы, относятся к среднему роду, например: политическое статус-кво, железнодорожное депо, шерстяное кашне, сегодняшнее меню, такси остановилось. По исключению слово кофе мужского рода: черный кофе, кофе подан. Встречающиеся в последнем случае отступления («Как указывает чилийский журнал “Нуэстро тьемпо”, корыстная политика США привела к резкому падению цен на колумбийское кофе»; «Недавно газета “Ньюс кроникл” писала, что... с 22 мая подорожало кофе» и т.п.) объясняются влиянием разговорной речи и неправомерны с точки зрения литературной нормы. 2. Несклоняемые существительные, обозначающие лиц мужского пола, относятся к мужскому роду, а обозначающие лиц женского пола — к женскому роду, например: военный атташе, японский кули, старая леди, мисс спросила. То же в отношении собственных имен: великий Бизе, бедная Мими. Ср.: мой визави улыбнулся — моя визави улыбнулась. 3. Несклоняемые существительные, обозначающие одушевленные предметы (животных, птиц и т.п.), относятся к мужскому роду, например: пестрый какаду, маленький колибри, шимпанзе убежал. Однако если имеется в виду самка животного, то указанные слова относятся к женскому роду, например: шимпанзе кормила детеныша, кенгуру несла в сумке кенгуренка. В виде исключения при определении рода некоторых слов этого типа исходим из грамматического рода названия соответствующей породы животных или насекомых, например: цеце (муха) укусила; иваси (рыба) шла косяком. 4. Род несклоняемых существительных, обозначающих названия городов, рек, озер и т.д., определяется по родовому наи- менованию, например: старый Тбилиси (город), полноводная Янцзы (река), Эри (озеро) разлилось, Юнгфрау (гора) покрыта вечными снегами, Капри (остров) всегда привлекал многих туристов, Пятая Авеню (улица) и т.п. В некоторых случаях одно и то же слово употребляется то в одном, то в другом грамматическом роде, в зависимости от того, какое родовое понятие подразумевается; ср.: Чили (государство) приняло участие в конференции. — Вытянувшаяся узкой и длинной полосой земли вдоль Тихоокеанского побережья Южной Америки Чили (страна) насчитывает свыше 6 миллионов населения. Отступления от указанных правил немногочисленны, например: пятиглавый Бештау (гора — по аналогии с соседним Машуком); Северное Борнео (британская колония) — сказывается тенденция относить к среднему роду иноязычные несклоняемые слова, в особенности на -о. Сочетание Второе Баку имеет в виду не город, а нефтеносную область, вследствие чего прилагательное согласуется не с родовым наименованием, а по общему правилу с несклоняемым неодушевленным существительным, поэтому ставится в среднем роде.
Название Новые Сочи образовано по ложной аналогии с названиями типа Малые Мытищи (форма множественного числа). Название Новые Дели является переводом английского названия, форма множественного числа образована по тому же принципу, что и Новые Сочи. Попутно отметим, что нет оснований расширять круг несклоняемых слов. Так, слово Алма-Ата в «Грамматике русского языка» (Изд-во АН СССР, т. 1, 1952, с. 181) отнесено к несклоняемым именам существительным. Между тем издавна названия, оканчивающиеся на ударяемое -а (-я), т.е. такие слова, как Бухара, Фергана, Теберда, Анкара и т.п., склоняются. Склоняются даже сложные слова этого типа, например: в Кзыл-Орде, из Темир-Хан-Шуры (теперь Буйнакск), за Ойрот-Турой (теперь Горно-Алтайск). 5. По родовому наименованию определяется также род несклоняемых названий органов печати, например: «Дейли уор- кер» (газета) поместила сообщение; либеральная «Ньюс кроникл» (газета); «Иль моменто» (журнал) сообщил. Колебания в роде заимствованных слов объясняются в известной мере тем, что иногда слова при переходе в другой язык сохраняют грамматический род, присущий им в языке-источнике, иногда же меняют свой род. Например: во французском языке le boa, le cacao, le cache-nez — мужского рода (отсюда, видимо, у Пушкина: боа пушистый; у Тургенева: мой какао), в современном русском боа, какао, кашне — среднего рода; в греческом языке тема, теорема, догма и т.п. — среднего рода, в русском — женского. Кроме того, может сказаться влияние языка-посредника, через который слово проникает в заимствующий язык. Так, форма гардероба (женского рода), существовавшая когда-то в русском языке, объяснялась влиянием польского языка. Когда же в конце XVIII — начале XIX в. польское культурное влияние ослабело, некоторые польские родовые формы были вытеснены западноевропейскими; в частности, появилась форма гардероб (ср. франц. garde-robe). В отношении русских несклоняемых слов существуют следующие правила: а) субстантивированные несклоняемые слова относятся к среднему роду, например: наше завтра, всегдашнее «да», громкое «ура»; б) сложносокращенные слова (аббревиатуры), образованные посредством соединения начальных букв от слов полного названия, определяют свой грамматический род по роду ведущего слова составного наименования, например: РТС (ре- монтно-техническая станция) досрочно выполнила план; МГУ (Московский государственный университет) праздновал свое двухсотлетие. Это положение относится также к сложносокращенным словам других типов, если эти слова не склоняются, например: Щелковский роно (районный отдел народного образования); местное сельпо (сельское потребительское общество); Главизо (Главное управление изобразительных искусств) установило. Некоторые имена существительные употребляются в современном литературном языке то в одном, то в другом роде. Чаще всего колебания наблюдаются в отнесении слов к мужскому или к женскому роду; например, такие слова, как скирд и скирда, ставень и ставня, жираф и жирафа, сохраняют параллельные формы мужского и женского рода, не различающиеся по стилистической окраске (более обычными, а потому и рекомендуемыми являются формы скирда, ставня, жираф). В большинстве случаев одна из параллельных форм рассматривается или как устарелая, или как присущая определенному стилю речи. Так, в приведенном ниже перечне свойственными современному литературному языку считаются формы мужского рода, а формы женского рода представляются либо устаревшими, либо характерными для просторечного или профессионального употребления: валенок — валенка, георгин — георгина, глист — глиста, желатин — желатина (в технической литературе), зал — зала, клавиш — клавиша, овощ — овощь, привесок — привеска, рельс — рельса, черед — череда. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что многие слова, употреблявшиеся ранее в формах мужского и женского рода, в наше время закрепились в литературном языке как слова мужского рода. Например (в скобках указаны современные формы мужского рода): бланка (бланк), бордюра (бордюр), ботинка (ботинок), ботфорта (ботфорт), браслета (браслет, но ср. уменьшительное браслетка), госпиталь, -и (госпиталь, -я), заголовка (заголовок), испуга (еще у Грибоедова; испуг), канделябра (канделябр), каскада (каскад), комода (комод), контроль, -и (контроль, -я), кринолина (кринолин), ожога (ожог), отель, -и (отель, -я), оттенка (оттенок), профиль, -и (профиль, -я), санатория (санаторий), тополь, -и (тополь, -я), укора (укор), упрека (упрек), фарса (фарс), фасада (фасад), фильма (фильм) и др. В редких случаях вопрос решился в пользу женского рода: арабеска, бакенбарда, бандероль (-и), вольера, вуаль (-и), гравюра, дуэль (-и), катаракта, кадриль (-и), манжета (в техниче ской литературе манжет), плацкарта, просека, расценка, туфля, чинара и некоторые другие. Слова погоны и эполеты употребляются в единственном числе в мужском роде. Слово спазмы (в значении «судорожное сжатие мышц») имеет в единственном числе две формы: спазма (общелитературная форма, например у Достоевского: Она замолчала, как будто подавляя начинавшуюся горловую спазму) и спазм (профессиональное употребление в медицине, например: спазм сердечного сосуда). В значении «припадок судороги, связанный со сжатием мышц» употребляется форма множественного числа, например: Спазмы уже прекратились. При выборе одной из параллельных форм следует учитывать заложенные в ней смысловые оттенки и стилистические возможности. Так, при общеупотребительной в наше время форме мужского рода зал (актовый зал, читальный зал, Колонный зал Дома союзов и т.д.) возможна форма зала в описании дворянского особняка или купеческого дома: Зала была полна гостей. Однако неоправданно употребление последней формы без стилистического задания, например: «Под названием “Мадонна с цветком” картина украшает одну из зал нашего Эрмитажа». В литературном языке употребляется форма заусеница; форма заусенец выступает или как устарелая и просторечная, или как технический термин, например: ...пощупал пальцем заусенец, оставленный кувалдой (Б. Полевой). Слово табель употребляется сейчас только в форме мужского рода (отметить в табеле, повесить свой табель), но сохраняется сочетание табель (-и) о рангах; поэтому не было оснований разрушать эту архаичную форму в таком контексте: «...привел это искусство в соответствие с табелем о рангах». В поэтическом языке некоторые слова мужского рода употреблялись в форме женского рода: Лебедь белая молчит, и, подумав, говорит (Пушкин); За тополью высокою я вижу там окно (Лермонтов); И на покорную рояль властительно ложились руки (Блок). Параллелизм форм возможен не только между мужским и женским родом, но и между мужским и средним, женским и средним, например (первые формы приняты в литературном языке): ведерко — ведерка, контральто — контральт, монисто мониста, мочало — мочала, повидло — повидла, чучело — чучела. Заметим, что при образовании уменьшительных форм грамматический род может измениться, например: колено (средний род) — коленка (женский род); слова мочало и мочалка имеют различное значение. Укажем род некоторых имен существительных в литературном языке: к мужскому роду относим слова банкнот, выхухоль, довесок, картофель (в некоторых диалектах последнее слово женского рода), комментарий, корректив, привесок, толь; к женскому роду — конопля (в диалектах конопель мужского рода), мозоль; к среднему роду — щупальце (во множественном числе щупальца, родительный падеж — щупалец; поэтому неточная форма использована в предложении: «Отрубили щупальцы спрута на краю черноморских вод» — Асеев).
<< | >>
Источник: Былинский К. И.. Литературное редактирование : учеб. пособие / К.И. Былинский, Д.Э. Розенталь. 3-е изд., испр. и доп. — М. : ФЛИНТА : Наука. — 400 с. - (Стилистическое наследие).. 2011

Еще по теме § 55. Родовые различия в личных именах существительных:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  11. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  12. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986
  13. Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе, 2010
  14. И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918, 1959
  15. Момджян К.Х.. Введение в социальную философию, 1997
  16. Джон-Роджер, Питер Маквильямс. Жизнь 101, 1992
  17. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  18. Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ, 2007
  19. В. Н. Ярхо. Первый Ватиканский Мифограф, 2000