ДРЕВНОСТЬ ЗАКОНОВ. АРМИЯ


Для начала напомню вкратце несколько существенных моментов, о которых говорилось в предыдущих очерках.
Так, в «Артхашастре», памятнике, равного которому нет в

мировой литературе, собраны в единый свод законы и установления, складывавшиеся в индийском обществе по мере становления и развития в Индии государственных образований.
Помимо «науки политики», что вынесено в заглавие книги, в ней уделяется внимание устройству сел и городов, взаимоотношениям между разными слоями общества, правам и обязанностям членов разных каст — специфики индийского социального института, правилам дхармического, т.е. предписываемого религией поведения, обязанностям каждого члена семьи данного социального слоя и т.п. Особое внимание уделяется структуре армии и роли каст.
Остановимся еще раз на том, что в Ведах ничего не говорится о кастах, но лишь о четырех «варнах» (слово «Варна» — «цвет», возможно, связано с расовым составом древнеиндийского общества в эпоху утверждения господства арьев). Верховной Варной были брахманы — жрецы, советники царей и наставники в правилах дхармы. Их цветом считался белый.
Вослед за ними шли члены второй варны — воины-кшатрии. Из их состава выходили цари, их соправители, военачальники всех категорий и профессиональные бойцы. Цветом этой варны считался красный. Затем шла варна желтого цвета — вайшьи, т.е. «все вообще» (вспомним, от слова «виш» — «весь»), В их состав входили крестьяне, пастухи-скотоводы, ремесленники, торговцы. Четвертой Варной были шудры — люди, занятые нечистым трудом или тяжелой наемной работой. Группа считалась низкой, «черной», в нее входили также «группы увеселения» — скоморохи, плясуны, проститутки и т.п.
Как уже говорилось выше, арьи, обратив внимание по приходе в Индию на свое физическое отличие от местною населения, стали особо подчеркивать (что отражено в литературе) тот факт, что у них красивые прямые носы: своих женщин они называли «су-насика» — имеющие «красивые носики»), а местных именовали «а-насика» — («не имеющие носика»), но, правда, проблема носиков не помешала появлению взаимного обильного потомства.
Слои трудового народа тоже смешивались очень широко, обмениваясь навыками хозяйства и обучаясь жизни в новом климате. Многих из пленных арьи зачисляли в новое сословие рабов, и в браки с ними практически уже не вступали, оставляя на их долю самую грязную и унизительную работу. Постепенно

из числа рабов и тех, кто отвергался (по разным причинам) обществом четырех сословий, сложилось пятое, ставшее известным как неприкасаемые, то есть такие, само прикосновение и даже приближение к которым оскверняет членов более высоких социальных групп.
Но следует помнить и о том, что кроме множества каст в индийском обществе существует многонациональность.
Население afpft страны, численность которого уже превысила миллиард, насчитывает 14 крупных наций и 200 более мелких групп, именуемых племенами (хотя там есть «племена» по 3—5 млн человек). Языки у всех разные, но объединяющую роль играют языки хинди и английский, которые, наряду с родным языком, изучают в школах и колледжах. Эта мудрая политика правительства создает возможность общения всех со всеми и поддерживает классический лозунг общенациональной гордости «мы — индийцы».
И кого ни спроси (в Индии или за ее пределами) о национальной принадлежности, каждый коренной житель страны прежде всего ответит «я — индиец», а уж затем на дальнейшие вопросы уточнит, каков его родной язык.
Только после этого краткого очерка особенностей, характерных для индийцев, нам можно обратиться к вопросу о составе армии (от древности до наших дней), о процессе ее формирования и взаимоотношениях между ее отдельными частями, между царями, министрами и полководцами — все это напрямую связано с описанными социальными особенностями.
В «Артхашастре» поясняется, что царь должен назначать министров, «обладающих умом, честностью, мужеством, преданностью... так как пригодность человека создается из пригодности его к делу вообще и из его специальной пригодности» (разд. . И более того — власть военачальников-кшатриев, опирающаяся на правильные советы советников-брахманов, «непобедима... вооруженная в соответствии с науками». Служить царю не должны те, кто готов жертвовать жизнью лишь за вознаграждение, ибо это «наемные убийцы», а также те, кто лишен любви к родным, жесток и изменчив. В книге есть очень много рекомендаций, кабакяцихся шпионов. Им предписывается следить за внутренними и внешними врагами — последний род шпионов должен «жить у врагов, на их содержании» (разд. 8). Не правда ли, как это напоминает так называемую в наше время «пятую колонну»? О современности напоминает и совет провокационно вызывать ненависть населения к тем, кто почему-либо недоволен правителем, а потом покончить с ними «или тайной казнью, или возмущением населения», или поселением их в рудниках.
Военачальников относят к особо опасному разряду таких «недовольных», и с ними рекомендуется расправляться быстро. Но если царь проявляет свою низость, поскольку «низкий царь полезен только низким» (разд. 10), то этих недовольных легко могут привлекать на свою службу его враги.
В книге содержится и ряд указаний, как при помощи тайных агентов следует ослаблять и одолевать начальников воинских союзов и объединений. Из множества таких указаний (разд. 160—173) можем привести лишь несколько, совпадающих с приемами внутренней и внешней политики многих государств мира вплоть до наших дней. Так, шпионы государей (или сановных лиц) должны выявлять внутри объединения «те стороны, которые приводят ко взаимным разногласиям, вражде и ссоре...» и, используя эти стороны, подрывать сплоченность объединения (каким бы оно ни было — войсковым, политическим или кастовым), ослабляя его основы и разрушая его.
Есть и совет, как «привести в расстройство какое-нибудь уже налаженное дело, путем создания таких условий, которые не соответствуют данному делу», — как тут не подумать, например, о конверсии военных производств?
Рекомендуется использовать хитрые советы, чтобы размещать вперемежку войска начальников объединений и приводить их к взаимным столкновениям с использованием оружия (у себя в СНГ мы видим не единичные примеры таких действий).
Для того «чтобы завоевать расположение той партии, которую необходимо привлечь на свою сторону, следует послать ей военную помощь и деньги»; следует также «разжигать страсти главарей объединений при помощи женщин, отличающихся красотой и молодостью». Эта рекомендация, как говорится, не требует комментариев: вся современная действительность, включая неимоверный размах телевизионной, печатной и киношной порнопродукции, говорит сама за себя.
Шантаж, подкуп, наветы, растление и любая подлость рекомендуется «Артхашастрой» для ослабления чужих военачальников и для распада войска, как чужого, так иногда и собствен-

ного. В конце 163-го раздела, именуемого «Война при помощи интриг», приводится даже такой совет: «тайные агенты должны сжигать внутренние хоромы, городские ворота и зернохранилища и убивать охранявших их людей. Затем с печальным видом они должны объявить, что поджоги совершены этими убитыми. Прочтя это, поневоле вспомнишь о множестве катастроф на земле, под землей, на море и в воздухе, которые произошли в нашей стране за последние годы. Прямых указаний на характер таких диверсий в книге нет лишь потому, что в древней Индии не было автотранспорта, самолетов и железных дорог, но плотины и шахты были, а поэтому есть много рекомендаций как устраивать подземные обвалы или как подрывать плотины, заливая водою рек армию врага. Здесь уместно вспомнить и о том, что уже в «Артхашастре» говорится об использовании «заграждений из проволоки с колючками» для поимки или задержания врага — как ее изготовляли не описывается, но упоминается, что она делалась из железа.
Для борьбы с вражескими военачальниками рекомендуется даже похищать их, а затем или склонять на свою сторону, или держать в заключении, или обменивать на своих, попавших в плен, или же убивать.
Из множества приемов подкупов и расправы как с чужими, так и со своими полководцами любого чина и звания следует упомянуть еще и о том, что особые шпионы должны усиленно распространять в войсках слухи о благоденствии воинов в другой стране, об их богатствах, наградах, почете к ним и уважении. Этим путем следует вызывать зависть к такой их жизни и стремление изменить своему народу. Вот почему в книге усиленно рекомендуется правителям быть щедрыми к своим воинам и оберегать их и от соблазнов, и, главное, от множества шпионов и подстрекателей, как внутренних, так и внешних, подрывающих любыми средствами сплоченность и силу войска: не только в физическом его уничтожении, но и в его распаде усматривается важнейший залог победы над чужим государством или над нежелательными политическими объединениями.
Воистину, века идут за веками, а столь многое из описываемого в этом древнем памятнике продолжает существовать в практической жизни наших современников.
Описанные в «Артхашастре» и других старинных книгах армии, их состав, расселение в стране, их вооружение, приемы

боя, обязанности по их обслуживанию и многое другое, что относится к подготовке и ведению войны, — все это сохранялось в значительной мере и в эпоху средневековья, а во многом и в период завоевания Индии колонизаторами и существования так называемой англо-индийской армии (то есть вплоть до середины XX века).
По всей Индии и сейчас можно видеть как сохранившиеся и оберегаемые, так и лежащие в руинах форты и укрепления, сооруженные в средние века точно по указаниям древних трактатов. Хочется порекомендовать заинтересованным читателям обратить внимание на разделы 21—22, а которых не упущена ни одна деталь, обеспечивающая жизнь и боеспособность войска, начиная от наличия неиссякаемых и доступных водных источников и водных путей, а также устройства оберегаемых и, по возможности, секретных подъездных дорог, и кончая строгим разграничением обязанностей (а равно и предписаниями наказаний за их неисполнение) всех, кто отвечает за ту или иную сторону жизни армии. Особая забота должна уделяться охране границ царства и, соответственно, служащим там воинам.
С математической точностью предписывается соразмерность толщины и высоты стен оборонительных сооружений, размеров подземных (или высеченных в скальных породах) ходов и помещений, соотношений глубины и ширины рвов, складов для продовольствия и оружия и т.п. Под словом «крепость» в таких книгах обычно понимается охраняемое армией поселение, а поэтому в них описывается его устройство в целом с указанием кварталов и мест, где дозволено селиться людям из разных каст в соответствии с их профессиями, а неприкасаемые должны жить ' на окраине возле места сожжения трупов (уборка и охрана таких мест до сих пор входит в Индии в число их обязанностей).
Царю предписывается отвечать за всю охрану поселений и царства в целом, за наличие запасов «на несколько лет использования: масла, зерна, сахара, соли, лекарств, сушеных плодов, травы, соломы, вяленого мяса, дров, железа, кож, угля, сухожилий, яда, рогов, тростника, коры, строевого леса, оружия, щитов и камней. Он должен несвежее из этих запасов заменять свежим» (разд. 22). Интересны завершающие абзацы этого раздела: «Он должен создать войско, состоящее из слонов, коней, колесниц и пехотинцев, с несколькими начальниками. Ибо когда начальников несколько, то из-за боязни одного перед дру-

Сарбатомукха вьюха[18]



В «Махабхарате» Чакра, или Сарбатомукха вьюха — круговой
юоевой порядок, позволявший вести оборону со всех направлений

Шакта вьюха



В «Махабхарате» Шакта, или Баджра вьюха — Т-образное построение войск. Это наступательно-оборонительный боевой порядок, применявшийся для вторжения на территорию противника

гим они не поддадутся на подговоры врагов... Пусть он не допускает посторонних, наносящих ущерб городу и стране».
Как видим, во многих разделах памятника уделяется большое внимание вопросу о страшном вреде, наносимом стране и армии вражеской агентурой — шпионами, отравителями, диверсантами, подстрекателями и т.п., и предписывается строжайшее наблюдение за ними, а по выявлению их козней — немедленная их ликвидация или высылка.
Представляет интерес использование армией животных, а также и оружие, которое употребляли до позднего средневековья, а в рукопашном бою прибегают к нему и сейчас.
Для воинов-кшатриев не существовало запрета на питание мясом, за исключением говядины (так как корова издревле считается настолько священным животным, что «даже пыль из-под ее копыт целебна»). Скотоводы из сословия вайшьев разводили буйволов, коз, баранов и коней. Мясо трех первых шло в пищу, а коней особая каста специалистов обучала главным образом для боя, который вели или всадники или воины на колесницах. В особых разделах трактатов описываются типы сбруи и упряжи коней и методы выучки этих животных, а в «Артхашастре» раздел 47 целиком посвящен обязанностям надзирателя за лошадьми. Следует сказать, что древние арьи имели уже на соседних со славянами землях (как и сами славяне) развитое коневодство в III тысячелетии до н.э., и кшатрии продвинулись быстро на восток именно благодаря использованию конных колесниц. Но в климатических условиях Индии лошади стали постепенно вырождаться, и со времен средневековья их использовали только для торжественных процессий, а в наше время — это некрупные лошадки, которых в городах запрягают в легкие пассажирские повозочки-«тонги». Но во II—I тысячелетиях до н.э., как и в I тысячелетии н.э., коней разводили в особых условиях, описанных в литературе. Так, в упомянутом 47-м разделе говорится о таких, которым могли бы позавидовать многие жители городов и сел, особенно из среды низких каст, имевшие (как и сейчас имеют) однокомнатные с земляным полом глинобитные хижины для семьи в 8—12 человек.
Итак: «Конюшню надлежит строить так, чтобы... ширина была.вдвое более длины отдельной лошади, она должна иметь 4 двери и место для отдыха лошадей посредине... Стойла надлежит делать соответственно длине лошади, четырехугольными, с

полом из гладких досок, с яслями для корма»... Подробно описывается питание всех лошадей, особенно — «высших кровей», у которых «голова должна быть длиной в 32 пальца, 5 таких голов составляют длину всей лошади, 20 пальцев... высоту нижней части ноги, а высота всей лошади в 4 раза более», тогда как те же размеры для «средних и низших кровей» соответственно на 3 пачьца меньше. Отдельно говорится о питании ожеребившихся кобыл, а также жеребят после первых 10 дней их жизни и до 6-месячного возраста, а затем до трех и четырех лет, после чего лошадь считается взрослой.
Поражает разнообразие корма, расписанное по дням, месяцам и годам: в него входит ячменная мука, растительное и топленое масло, наполовину сваренные зерна и бобовые, молоко, рис, трава, соль, сахар, мясо (!), мясной отвар («сок»), простокваша («для увлажнения компактной пищи»). Уставшим лошадям следует ставить клистир с растительным маслом, и маслом же увлажнять нос. Дважды в день следует купать лошадей.

При лошадях состоит их обслуга: ветеринары, кучера, конюхи, сторожа, изготовители корма (которые должны сначала пробовать пищу, а затем давать ее лошадям), поставщики травы, «лица, ухаживающие за конскими хвостами, гривами и пр., а также знатоки ядов».
В этом же разделе описываются нравы лошадей и зависящие от этого их роли в бою. Перечисляются 6 видов их галопа, 16 разновидностей хода, 7 видов прыжков и 8 видов рыси.
Следующие 48—49 разделы посвящены обязанностям надзирателя за слонами. Эти животные на протяжении всей многотысячелетней истории Индии играли в жизни ее населения очень большую роль. В наше время их продолжают использовать главным образом на горных лесоразработках, в парадных процессиях и для развлечения туристов, но вплоть до XX века они были важны и для армии, да и сейчас их используют для перевозок военных грузов.
С доарийской эпохи сохранилась наследственная профессия дрессировки слонов. Этим занимаются махауты — потомки древних местных жителей, группы которых стали считаться особой кастой, знающей только ей понятный язык, которым они пользуются «в разговоре со слонами». Когда люди из лесных племен выследят семью или стадо слонов, они по найму берутся направить животных в загоны и привязывают их за ногу канатами к толстым деревьям. После этого к обучению слонов приступают

махауты, используя себе в помощь уже обученных домашних слонов.
Из «Артхашастры» мы узнаем, что и в древности весь этот процесс был таким же В книге описываются нравы слонов, говорится, что дикого слона можно держать в повиновении одной только силой и что он может оказаться и непригодным для работы, будучи от природы диким (представляющимся смирным), злобным и обладающим всеми пороками
И тем не менее почти всех их обуздывали, обучали и использовали как на тяжелых работах, так и в бою Армейские слоны были «танками древности». Их бивни оковывали острыми металлическими навершиями, а на лоб и бока накрепляли пластины с железными шипами. Такой слон топтал колесницы, коней и чужих пехотинцев, срывал хоботом всадников с лошадей и слонов, вытаскивал воинов из колесниц, пронзал их окованными бивнями и шипами своих доспехов, а кроме того, нес на спине бойцов своей армии и запас их оружия Причем надо помнить, что в сражениях участвовали десятки, а иногда и сотни боевых слонов, и от их числа, а также от степени обученности часто зависел исход битвы, чему есть много исторических примеров.
Поэтому в литературе уделяется такое внимание обязанностям надзирателя за слонами, так же как и всех, кто готовит пищу, ухаживает за этими животными, обучает или усмиряет их.
Доспехи воинов, оружие и щиты, сбруя для коней и слонов, как и колесницы и повозки, изготовлялись, как правило, членами разных каст из сословий вайшьев и шудр Но веши из кожи, то есть из материала, связанного со смертью животного, — а это были части сбруи (другие части вырабатывались из ткани и металла), кожаные доспехи, щиты, поверхность которых делалась из кожи носорога, верблюда, буйвола, — могли

изготовлять только члены каст неприкасаемых, которые и обдирали туши и обрабатывали шкуры. Вплоть до наших дней подавляющее число членов каст, входящих в четыре вышеперечисленных сословия, традиционно считающихся более высокими, не занимается никакой работой, связанной с выработкой изделий из частей тела мертвых животных (кожи или костей).
Все это разнообразное множество кастовых групп изготовляло предметы, требуемые для армейского обихода.

Поединок Настенная картина


Оружие было двух видов — для дальнего и рукопашного боя. К первому виду относились луки, метательные диски с острыми краями, балисты, дротики и камнеметалки, а ко второму— мечи, секиры, кинжалы, кастеты, короткие копья, трезубцы, палицы и булавы Разновидностей каждого типа оружия было множество. Кинжалы, например, делали не только из металла, но и из двусторонне заточенных коротких рогов антилоп. Более того — кинжалы могли иметь один клинок, два параллельно направленных клинка, которые были подобны прямому продолжению руки, и разнонаправленные клинки, которыми можно было бить вперед и в сторону. Мечи были разной длины и ширины, прямые, изогнутые и серповидные. И почти все типы этого вооружения применялись вплоть до недавнего времени, когда уже широко вошло в употребление и огнестрельное оружие.

К вооружению относились и зажигательные приспособления, «дождевальная машина» для тушения огня, катапульты, стенобитные приспособления, столбы с шипами, бросаемые или сбрасываемые со стен в ряды противника (это оружие называлось «носитель ста смертей»).
Были и личные и групповые защитные приспособления: многослойные тканевые жилеты, кольчуги, броня из железных пластинок, броня из толстой кожи, шлемы, наплечники, поручи и поножи, а также переносные прикрытия для нескольких бойцов.
Надзиратели за военными складами и начальники оружейных ведомств отвечали за малейшие недостатки в изготовлении и хранении оружия, доспехов и упряжи для животных. С них строго взыскивалось за приемку негодных или испорченных ремесленниками вещей, за потери и пропажи со складов и арсеналов и за допущение вражеских диверсионных акций.
Все эти правила и предписания сохраняли свою силу в армиях индийских государств (а в этой стране неоднократно складывались и распадались большие империи, состоявшие из объединявшихся царств и княжеств) вплоть до самого недавнего времени.
Действовали и правила о порядке построения войска на марше (чему посвящены 148—149 разделы «Артхашастры» и многие описания в других памятниках). Так, подготовив двойные против расчетных запасы продовольствия, фуража и воды, погрузив их на мулов, ослов, рабочих слонов и лошадей и взяв запасы оружия, можно выступать в поход. Впереди должен ехать главный военачальник, с флангов конница и пешая разведка, затем воины на колесницах и боевые слоны, и со всех сторон — части, приспособленные к условиям местности. При каждой части должен находиться ее полководец.
Интересны указания о необходимости усиленно охранять свое войско: при переходе по безводной и трудной местности, при нехватке фуража, топлива и воды, при узкой дороге, при утомлении от атак врага, при приеме пищи и на отдыхе, при болезнях людей и животных. И это завершается решительным советом: «Вражеское же войско в этих случаях следует уничтожать».
В войнах между местными индусскими княжествами или между мусульманскими владыками, воцарявшимися в Индии начи-

ная с XII века, и князьями-индусами издревле сохранялось предписание брать с собой вместе с войском жен и наложниц правителей и военачальников, танцовщиц, «увеселительных женщин», евнухов-охранителей гаремов, прислужниц, изготовителей тонких яств и напитков и тому подобный персонал. Все это тормозило продвижение армии, мешало развертыванию и действиям боевых порядков и не раз приводило такие войска к поражению. Эти неудобные предписания частично стали отменять в эпоху средневековья — прежде всего в северо-западных областях в армиях сикхов, оборонявших свои земли от войск захватчиков, приходивших из Ирана, Афганистана и стран Средней Азии, а затем и в других местных войсках, сражавшихся с английскими колонизаторами, начиная с XVIII века.
Англичане (а до них французы и португальцы), захватывая отдельные области Индии, уловили недостатки в построениях местных армий и в их боевых действиях, рассчитанных на другие приемы нападения и обороны. Широко применяя огнестрельное оружие, более мобильные и более единообразные по своему национальному, религиозному и социальному составу войска колонизаторов вели жестокие и успешные бои против местных армий. Французы захватили часть земель юго-восточной Индии, португальцы — часть западного ее побережья, а англичане подчинили себе всю страну. Успешной подготовке местных армий и ведению боевых действий сильно мешал кастовый строй: пишу для войск имели право готовить только повара из каст высшего сословия брахманов, ибо по традиции считалось, что ритуально чистыми являются кушанья, полученные из их «святых» рук. Среди всего множества других каст соблюдались строгие ограничения взаимного общения «по вертикали», то есть более высокие по положению могли принимать только от некоторых из числа более низких пищу, обработанную огнем (вареную или жареную) и таким путем как бы очищенную от осквернения. Курить можно было только вместе с себе подобными, воду брать из их же рук (или от брахманов). Члены же каст, относимых к неприкасаемым, не имели права прикасаться к продуктам, посуде или курительным трубкам, предназначенным для всех других каст. Они могли заниматься уборкой лагеря, чисткой конюшен, обдиркой и обработкой шкур мертвых животных и захоронением их туш. Им запрещалось и пользоваться общими водными источниками.

К этому кастовому разобщению внутри войск прибавилось и религиозное со времени воцарения правителей-мусульман. Заключая союзы с князьями-индусами, они создавали и общие армии, но совместно питаться, спать, пить и курить представители индуизма и ислама не могли. А поэтому в единой армии существовали отдельные соединения мусульман, поддерживавших ограниченные контакты с индусскими, а главное — с сикхскими подразделениями.
Английская колониальная администрация, создавая англо-индийскую армию, старалась сохранять эту дробность, мешавшую местным воинам, как и всему населению страны, объединиться в национально-освободительной борьбе. И, кроме того, в эту новую армию влились полки английских солдат, и почти весь офицерский корпус также был составлен из англичан. И вот в течение XVIII—XIX веков и первой половины XX века силами таких войск поддерживалась колониальная власть, безудержно грабившая и разорявшая страну.
В англо-индийской армии формировались отдельные полки из гуртов, сикхов, мусульман и индусов, но в современной Индии воинские части состоят из представителей разных народов и религиозных групп (хотя сикхов с мусульманами все же, как правило, не смешивают). При комплектовании войск учитывается кастовая принадлежность индусов. Несмотря на то что в Конституции Республики Индии запрещена кастовая дискриминация, но каст никто не отменял, да и сама такая отмена по приказу сверху просто немыслима — надо ждать, пока касты отомрут в процессе изменения жизни, что постепенно и происходит. Дискриминация же продолжается, несмотря на Конституцию, частично изменился только ее характер — официально никто не может отказать членам низких каст и неприкасаемых (которых Махатма Ганди стал называть хариджанами, т.е. «божьими людьми», и этот термин укоренился в прессе и документах) в приеме на работу, в учебные заведения или в армию, но практически дела, как правило, складываются так, что они не могут сравняться с членами более высоких каст в своих обязанностях и правах.
В независимой Индии армию стали комплектовать по новым правилам. Хариджанам были спецуказами даны некоторые льготы, но на деле их принимают на военную службу ограниченно, т.к. из-за своих трудных бытовых условий они недостаточно образованы, а даже при обязательном наборе в армию образование требуется не ниже чем 8 классов школы. К тому же медкомиссии отбраковывают их из-за слабой упитанности и плохого здоровья. Работа их в армии — это уборка дворов, конюшен, казарм и офицерских домов, обдирка шкур палого или забитого скота, прокладка и ремонт дорог, строительство, починка кожаных изделий.
В англо-индийской армии командование обращало внимание не на касты, а на привлечение на службу «воинственных народов», т.е. тех национальных групп индийцев, на долю которых исторически выпадало больше войн и где со времен «Артхашас- тры» большую социальную роль играла традиционная прослойка воинов — кшатриев. К таким группам относились в основном народы северных и западных областей. В свободной Индии Министерство обороны стало привлекать в армию и «невоинственные народы», чем заметно расширило контингент. Англичане часто создавали национально смешанные полки, а в новое время более выраженным стало формирование по признаку национальной принадлежности. Но к 1960—1980-м годам эта черта начала сглаживаться, хотя многие считают, что воинский дух укрепляется близостью происхождения и взаимным подобием служащих при объединении их в армейские подразделения, вплоть до «национальных рот».

Новобранцы Разные типы мужчин из областей Северной Индии



На «добровольной основе» в армию после освобождения страны, т.е. в конце 1940-х и в 1950-х годах было решено принимать лиц в возрасте от 17 до 25—27 лет (в ВМФ — от 17 до 20 лет) и в ВВС (наземный персонал) от 16 до 20 лет. Две последних группы должны иметь 8—10-классное образование, так что на службу поступали члены зажиточных земледельческих каст и в меньшем числе члены средних каст городского населения, а в ВВС и ВМФ — много членов высоких каст, т.к. для приема в эти части требовался не только сертификат, но еще и проводилось специальное собеседование.
Офицерский корпус состоит из членов главным образом высоких каст, но с постепенным смешением в сторону средних, а также сикхов (к концу 1970-х годов сикхи составляли 1/5 часть армии). Офицерская элита социально связана с высшими слоями общества.
Взаимная порука прослеживается в армейских частях на трех уровнях — национальном, религиозном и кастовом. В последние годы в связи с ростом сикхского сепаратизма и террористическими действиями боевиков приток сикхов в армию уменьшился, хотя официального запрета на их прием в войска не было.
Офицеры получают образование в военных училищах, на специализированных факультетах колледжей, на профессиональных курсах и в военных академиях.
Форма индийских войск очень разнообразна и красочна. Сотни тысяч зрителей собираются вдоль главной улицы г. Дели 26 января, в День Республики, когда проводится ежегодный военный парад. Отдавая салют Президенту Республики, проходят самые разные части армии, от дружно марширующих медицинских сестер до громыхающей бронетехники. И неизменное восхищение зрителей вызывают всадники на верблюдах, предназначенных для действий в песчаных пустынях, а также проход военных слонов, хотя уже и не носящих тех боевых доспехов, что описаны в «Артхашастре».
И, возвращаясь к этому памятнику, следует в заключение сказать, что этих слонов продолжают обучать ряду действий и приемов, рекомендованных в древности. Итак: «Для слонов и конницы, а также для пехоты годится и ровная и неровная местность как для лагеря, так и для сражения... Лучшая местность для слонов — с пылью, грязью, водой, тростником, камышом... Действия слонов следующие: следование в авангарде, устройство спусков, стоянок и дорог, охват противника, переход вод-

ных рубежей... расчленение вражеских сил... уничтожение противника, сеяние страха и паники... захват противника, спасение своих, взламывание стен, ворот и башен» (разд. 154). Так что при недостатке танков у какой-нибудь воинской части слоны могут считаться действенными боевыми единицами и в наше время, но их редко используют сейчас во всех перечисленных целях.
<< | >>
Источник: Гусева Н.Р.. Индия в зеркале веков. 2002

Еще по теме ДРЕВНОСТЬ ЗАКОНОВ. АРМИЯ:

  1. Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон
  2. 4. Армия и геополитика
  3. Римская армия
  4. Армия.
  5. Римская армия.
  6. МИНИХ И РУССКАЯ АРМИЯ
  7. 3. Русская армия
  8. I.2.2. Средства устранения нарушений закона. Протест на противоречащий закону правовой акт (ст.23 Закона)
  9. АРМИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ТУРЦИИ
  10. Армия.
  11. 59. Северо-Западная Армия
  12. § 1. ДРЕВНОСТЬ СОЦИАЛИЗМА
  13. 12. Добровольческая армия
  14. СИПАЙСКАЯ АРМИЯ — УДАРНАЯ СИЛА НАРОДНОГО ВОССТАНИЯ