От рассвета до заката

Для жителя Афин, богат он или беден, день начинался с зарей. Наскоро съев ячменную или пшеничную лепешку, вымоченную в вине, разбавленной водой, афинянин направлялся на главную площадь города - агору. Это время суток у греков называлось “рано”.
Городские ворота еще закрыты, еще пустынны дороги, ведущие из Пирея - морского порта Афин, не открылись лавки ремесленников, навьюченные ослы и их погонщики не заполнили рынки. Пройдя в сопровождении одного или двух слуг по узким, однообразным афинским улочкам, застроенным серыми, ничем не примечательными зданиями, житель Афин выходил на площадь, живописно и богато украшенную тенистыми колоннадами портиков. Добропорядочный афинянин был человеком общественным. Дома он только ел и спал, поэтому его дом никогда не был произведением архитектуры; другое дело общественные здания и храмы. Но первым делом афинянин спешил на ту часть агоры, где по строгому плану был устроен рынок. Покупатель всегда знал, где он найдет рыбу и хлеб, где можно купить сыр, овощи, масло, где нанять флейтистку или повара для званого обеда. Вокруг рынка располагались лавки цирюльников, виноторговцев, менял, чуть поодаль - лавки ремесленников, неподалеку от них была своеобразная биржа труда: люди разных специальностей предлагали свои услуги, нанимаясь на работу на несколько часов, реже - на целый день. Рыночная площадь шумного южного города постепенно заполняется пестрой, яркой толпой. Это время суток так и называлось - “когда агора полна народу”. Особенно манил покупателей рыбный ряд. Зная слабость жителей Афин к морепродуктам, торговцы рыбой взвинчивали цены так, как больше никто на рынке не осмеливался. И они бы дорожились еще сильнее, если бы знали способ дольше сохранять рыбу свежей. Но агораномы, специальные рыночные инспекторы, строго следили, чтобы рыбу не поливали водой. А чтобы покупатель получал ее свежей, об очередном появлении повозки с рыбой оповещал звон колокола. Разделавшись с делами до 10 утра, афинянин отсылал слуг с покупками домой, а сам направлялся в какой-нибудь из портиков, где встречался с друзьями. Приветствовали друг друга жестом правой руки: рукопожатие приберегали на случай торжественных прощаний и клятв, а кланяться считалось пережитком тирании. Обычным местом встреч были цирюльни, лавки парфюмеров и им подобные. Практике афинского цирюльника позавидовали бы многие из современных парикмахеров: мужчины не только стригли усы и бороду (брить лицо вошло в моду после Александра Македонского) - а усов без бороды греки не носили никогда - но и, подобно женщинам красили волосы, при этом, дожидаясь своей очереди, клиенты рассуждали обо всем на свете. Немудрено, что цирюльники были в курсе абсолютно всех городских новостей и естественно, перевирали их, как могли. [Илл. - Греческий юноша в традиционной одежде. Стр. 123] После второго завтрака, обычно дома, и кратковременного отдыха афиняне направлялись в один из общественных гимнасиев в предместьях города. Гимнасий — первоначально помещение для спортивного воспитания, с IV в. до н.э. общеобразовательное учреждение. Как заведение многофункциональное, предназначенное и для физических упражнений, и для отдыха, и для занятий науками, гимнасий располагался в просторном здании со множеством помещений. В первую очередь это раздевалка: здесь спортсмены натирались маслом и песком - совершенно необходимая косметическая процедура, облегчавшая выполнение физических упражнений; далее располагались комнаты для спортивных состязаний и игр. В комнатах отдыха можно было перевести дух, сидя на стуле или скамье, здесь же выступали и спорили философы и риторы. Были в гимнасиях и открытые спортивные площадки для игры в мяч и для бега. Кроме этого, в гимнасиях непременно устраивались бани с холодной и горячей водой, парные. Греческие бани, конечно, ни в какое сравнение не идут с римскими термами, но только потому, что у бань в Греции было исключительно утилитарное предназначение: это всего лишь комната с котлами и кувшинами, сосуды с оливковым маслом и скребки, чтобы очистить тело от масла и песка, банные полотенца. Отдельно от гимнасиев бань почти не существовало, у греков никогда не было принято купание ради удовольствия, а купание в холодной воде они считали скорее вредным для здоровья, расслабляющим тело и лишающим его крепости и выносливости. Часто после горячей или парной бани греки просто окатывались холодной водой. [Илл. - Прыгуны. Деталь росписи килика. VI в. до н.э. Стр. 36] Помимо разнообразных спортивных упражнений, популярным видом досуга была игра в мяч. Мячи изготовляли из шерсти или перьев, обшивали кожей; легкие мячи заполняли воздухом (ими чаще всего играли дети), тяжелые - набивали песком. Игры в мяч были самыми разнообразными, одна из них, основанная на обмане партнера, называлась “фенинда”: бросающий мяч целит его в одного, а кидает другому, поэтому каждый участник должен быть начеку, чтобы брошенный мяч не застал его врасплох. Играли также в “уранию” - мяч подбрасывали высоко в небо, а другой участник игры должен был, подпрыгнув, поймать его на лету - или в “тригон”, то есть треугольник: каждый из трех участников должен был одной рукой поймать летящий мяч и, перебросив его в другую руку, отослать кому-либо из партнеров. Гимнасии были окружены портиками, закрытыми и открытыми, в которых афинские граждане слушали выступления и беседы философов и риторов, общались с друзьями о политике, обсуждали свежие новости. Возвратившись домой, приступали к обеду. Обычно за домашним обедом хозяин возлежал на ложе, а жена сидела на стуле. Дети приходили к десерту и сидели или стояли, в зависимости от порядка, заведенного в семье. Впрочем, застать такую картину можно было практически невозможно: греки не любили есть в одиночку, соглашаясь, очевидно, с мнением Плутарха о том, что обедать одному - “это не обед а кормежка”. До эпохи эллинизма, как правило, обед состоял из нескольких хорошо сервированных блюд, чтобы только утолить разумный аппетит. Как шутили герои одной аттической комедии - афинский обед красив на вид, но дает мало удовлетворения голодному желудку. Греки славились своим гостеприимством: каждый приглашенный имел право приводить с собой кого хотел. Постепенно сложилось целое сословие людей, которых называли таким привычным для нашего слуха словом “параситы”, что в переводе с греческого означает “нахлебники. Пиры проходили на мужской половине дома. С пришедших гостей рабы снимали обувь, омывали им ноги, затем гости занимали место за обеденными ложами или размещались так, как указывал хозяин дома. Обычай возлежать за столом - довольно древний, хотя в гомеровское время его еще не знали.
Греки находили очень удобным, опираясь локтем на подушку, принимать пищу в полусидячем положении. Когда все рассаживались - по два человека на каждом ложе - рабы выносили уже накрытые небольшие столики и ставили их по одному перед каждым ложем. Ели руками, поэтому руки мыли не только перед началом трапезы, но и во время ее. Скатертей не было, а салфетками грекам служили хлебные мякиши. [Илл. - Пирующие. Роспись на вазе. V в. до н.э. Стр. 391] В этой части обеда подавали основные блюда, чаще всего рыбу с основными соусами из масла, уксуса и меда, и овощи; мясо ели нечасто; во время еды греки не пили вина, вообще запивать пищу было не принято. После этого рабы вновь вносили воду для омовения, убирали столы, чистили пол, куда пирующиебросали кости и объедки, и выносили новые столы, накрытые, как выразились бы сейчас, “десертными блюдами”; на десерт подавали сыр, лук, чеснок, соль с тмином, соленый миндаль, фрукты, пирожки на меду с сыром и с маслом, соленые и сладкие, которыми так славилась Аттика, а также любимый афинянами паштет из тертого сыра, меда и чеснока. В этой части обеда пили вино. Как и в наши дни, больше всего ценились старые вина, многолетней выдержки; особенно славилось вино с островов Хиос, Лесбос, Родос и Самос. Вина классифицировались в зависимости от цвета: темное, красное, белое, золотое. Греки никогда не пили неразбавленного вина: это считалось варварским обычаем. В одной греческой комедии говорится: ’’первая чаша несет здоровье, вторая - удовольствие, третья - сон, и после нее надо идти домой, четвертая чаша приносит грубость, пятая - крик, шестая - беспорядок на улице, седьмая - подбитый глаз, восьмая - повестку в суд”. [Илл. - Пир в богатом доме. С росписи на вазе. Стр. 248] Обычно вино смешивали с водой в следующей пропорции: на две части воды - одна часть вина. Иногд на три части воды добавляли одну часть вина, но такое вино считалось слабым, его называли “питьем для лягушек”. Любимым напитком греков было также вино, смешанное с ячменной мукой и тертым сыром. Перед началом второй части пира, которая собственно и называлась симпосион, обязательно делали возлияние богам: из кратеров проливали вино со словами посвящения какому-нибудь богу. Возлияния совершались под аккомпанемент флейты. Затем пирующие начинали пить вино, петь, слушать музыку, рассказывали забавные истории, загадывали загадки и сочиняли каламбуры - греки не любили за столом скучных разговоров. Разнообразие в симпосион вносили флейтистки и танцовщицы; обаятельные и остроумные гетеры поддерживали разговор даже на весьма серьезные и важные темы. Именно на таких симпосиях платоновский Сократ и вел многие свои беседы, положившие начало популярнейшему жанру греческой литературы - жанру пира. Симпосион (симпосий) — по-гречески “пирушка”, “попойка”. Гетеры (греч. “спутница”) — в Древней Греции образованные женщины из различных слоев общества, ведущие независимый образ жизни. Часто на симпосион приглашались профессиональные актеры и певцы. Пели и сами гости, хором и по очереди: по кругу ходила миртовая ветвь, получивший ее должен был петь, подыгрывая себе на лире. [Илл. - Вазописец Эксекий. «Ахилл и Аякс за игрой в кости». Роспись на амфоре. VI в. до н.э. Стр. 253] Другим любимым развлечением была игра коттаб, завезенная в Грецию из Сирии и требовавшая от игроков определенным образом выпить вино из чаши: придумывать можно было какие угодно способы, все зависело от хозяина или от симпосиарха - специально избираемого распорядителя пира, «тамады». Например, к потолку привешивали большой таз с водой, пускали туда меленькие чашечки и пытались, выплескивая на одну из них остатки вина, “потопить” ее. Или же не столько игра, сколько гадание: все оставляли в чашах немного вина и выплескивали его на противоположную стену, загадав или произнеся вслух имя любимой. Меткость попадания означала пользуется ли гадающий взаимностью. Победителю симпосиарх выдавал приз, а проигравшему наливал соленого вина. [Илл. - Вазописец Евфроний. Гетеры, играющие в коттаб. Роспись на килике. Нач. V в. до н.э. Стр. 248] Обед, который обычно начинался с заходом солнца, заканчивался в полной темноте. Гости, у которых были с собой слуги, расходились по домам по тесным улочкам уснувшего плоскокрышего города, тех же, кто приходил без слуг, принято было провожать до дому с фонарем. Понятно, что такую жизнь могли себе позволить только зажиточные люди. У большей части населения Афин был совсем другой ритм жизни. Встав на заре, они торопились начать работу, и заканчивали ее только с наступлением темноты. Ни денег, ни времени на пиры, развлечения, философские беседы у них не было: их день был наполнен нелегким однообразным трудом. [Илл. - Вазописец Брига. Последствия симпосия. Роспись килика. V в. до н.э. Стр. 753] Основная еда ремесленников в Афинах - похлебка, лепешки, хлеб. Весь хлеб пекли из ячменя. Супы считались хотя и полезной, но все же “бедняцкой” пищей, и бедняки любили густые, наваристые супы из гороха и чечевицы. Пшеничный хлеб и мясо ели редко, зато вдоволь было соленой рыбы с Понта и дешевого местного вина, разбавленного водой. Однако жизнь простого люда была не лишена незатейливых земных радостей: всенародные угощения, праздничные шествия и театральные спектакли были всегда любимы народом, а в праздничные дни беднякам раздавалось немного денег, чтобы дать им возможность попасть на представление. Одним из любимых зрелищ афинян были петушиные бои: петухов специально выращивали, отбирая среди них сильнейших. Перед самым боем их кормили чесноком, к ногам прикрепляли бронзовые шпоры и выпускали на широкие столы с высоко приподнятыми краями. При этом зрители - у кого, разумеется, водились деньги - делали ставки, как в наши дни на скачках, так что, наверное, и в древних Афинах можно было услышать, как кто-нибудь, молодой и азартный, проигрался на петушиных боях. В зажиточном афинском доме женщина вставала на заре, будила рабов, раздавала им работу. Остальная часть еедня проходила в гинекее. Здесь она занималась своим туалетом и детьми, деля заботы о детях с кормилицей. Сын рос при матери в гинекее до семи лет, после этого его обучение и воспитание вверяли педагогам и учителям в школе. А девочку мать сама учила всему тому, что знала: читать, писать, играть на музыкальных инструментах, ткать и вышивать, а главное, следуя совету Ксенофонта - “как можно меньше видеть, как можно меньше слышать, задавать как можно меньше вопросов”. Гинекей — женская половина дома.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме От рассвета до заката:

  1. § 1. Закат либерализма
  2. ЗАКАТ ЮРОДСТВА
  3. СИЯНИЕ И ЗАКАТ
  4. Закат фордизма?
  5. ЗАКАТ РАБОЧЕГО КЛАССА
  6. ЗАКАТ СОВЕТСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
  7. [Глава 7] Закат ельцинщины
  8. Спиритизм и закат популярного месмеризма
  9. РАСЦВЕТ И ЗАКАТ ТЮРКСКИХ КАГАНАТОВ
  10. ЗАКАТ ВИЗАНТИИ (XIII-XV ВЕКА)
  11. Урок 14 ЗАКАТ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  12. Ассирия на закате своей истории
  13. РАЗДЕЛ 6. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗАКАТ АНАРХИЗМА В РОССИИ
  14. §5 ЗАКАТ ВИЗАНТИИ Между Западом и Востоком