Греческая религия

Говорят, царь Гиерон Сиракузский однажды спросил поэта Симонида: «Каковы боги на самом деле?». Симонид попросил на размышление день, потом еще два, потом еще четыре. Удивленному замешательством поэта Гиерону Симонид сказал: «Чем больше я думаю, тем труднее мне ответить».
Греки действительно не знали, каковы их боги на самом деле, и нисколько этим не смущались. У них не было ни основателей религии, ни могущественного духовенства, ни канонических книг, да и самого понятия «канона» не было и не могло быть у эллинов, ревностно оберегавших свою свободу во всем. Отцы христианской церкви совершенно справедливо называли эллинизм «отцом всех ересей». Слово ересь (heiresis) означает «выбор», а право выбора греки считали главным признаком умственной и духовной свободы. Можно было верить, что божество - это нематериальное, чисто духовное существо. Можно было верить, что божество соткано из некоей нетленной материи, что ему нужно питаться нектаром и амбросией. Можно было верить, что Гера ревнива и сварлива, а Афродита кокетлива. Греческие жрецы никогда не следили за тем, правильно ли люди думают о богах, но лишь за тем, правильно ли люди этим богам поклоняются. [Илл. - Статуя Геры. Самос. VI в. до н.э. Стр.575] В Греции не существовало самостоятельного жреческого сословия. Жрецы были государственными служащими, которых избирали на всенародном собрании и которые обязаны были заботиться о том, чтобы государство не обидело своих богов и боги бы от него не отвернулись. Для этого каждый гражданин должен был соблюдать обряды, участвовать в жертвоприношениях, справлять культы, но при этом никого не интересовало, верит ли этот гражданин в бога, которому приносит жертвы, или не верит, и если не верит в этого бога, то во что тогда он верит. Вообще, как утверждает знаменитый исследователь древнегреческой религии Ф.Ф.Зелинский, у греков была не одна, а три религии, обязательность которых для граждан Эллады была неодинакова. Первой была религия поэтическая, или мифология, которая утверждала, но вовсе не обязывала никого верить в то, что Зевс был неуемным волокитой, то и дело сбегавшим от своей небесной супруги к земным женщинам то в виде лебедя, то в виде дождя, то в виде быка. Вторая религия - философская, и она тоже не едина: у Эпикура был свой бог, у стоиков свой, у Академии свой; она также никого не принуждала верить в то, что Зевс - это мировой закон, не имеющий ни вида, ни облика. Наконец, третья - единственная обязательная для гражданина как такового - гражданская религия. Но и она обязывала только к участию в культах. Никаких догматов не существовало и здесь. Каждый, пользуясь своим правом выбора, или ересью, волен был верить в то, во что он склонен верить, или не верить ни во что. А всякого, кто стал бы проповедовать вечные мучения «иноверцам» на том свете, греки бы просто громко осмеяли. [Илл. - Посейдон. Бронзовая статуя. V в. до н.э. Стр. 138 нижн.] Особого внимания заслуживает первая из перечисленных религий - мифология, так как именно она стала основой религиозных представлений греков. Согласно этим представлениям, изложенным Гесиодом в “Теогонии”, жизнь начиналась с чего-то неопределенного, смутного, непонятного и потому страшного. В мире царил Хаос (chasco - зевать, широко раскрывать пасть). Из его бездонной разверстой пасти появились бесформенные Никта, Эреб и Эрос. Только после этого возникла Гея-Земля и родила над собой небесный свод — Урана. От Земли и Неба родились шесть сыновей и шесть дочерей - титаниды и титаны, младшим из которых был Кронос. Потом Земля и Небо породили киклопов (“круглоглазых” — kyklos значит “круг”, “ops’” - “глаз”) и гекатонхейров — сторуких чудовищ о пятидесяти головах. Хаос — бесформенное изначальное состояние мира. Никта — ночь. Эреб — подземная тьма. Эрос — первобытная сила, способствовавшая упорядочению изначального мира. Гея — изначальное божество земли Уран — божество неба, предок греческих богов. Уран возненавидел свое потомство и стал низвергать безобразных чудовищ обратно в Землю. Отяжелевшая от непосильной ноши Земля пожаловалась детям. Тогда младший из них, Кронос, убил Урана. Из его крови, пролитой в море и смешавшейся с пеной, появились на свет гиганты и “пенорожденная” Афродита. На земле наступило царство Кроноса. Кронос женился на свой сестре Рее, но жизнь его омрачало предсказание о том, что он погибнет от руки одного из своих сыновей. Чтобы избегнуть этой участи, Кронос пожирал всех своих детей, а когда родился последний из них, Зевс, Рея подсунула мужу вместо младенца камень, укрыв самого Зевса на Крите. Зевс вырос и, наученный своей бабкой Геей, приготовил для Кроноса зелье, выпив которое, титан исторгнул сначала камень, а потом и всех детей: Гестию, Деметру, Геру, Аида и Посейдона. Рея — жена Кроноса, мать олимпийских богов. Гестия — греческая богиня огня и домашнего очага. Деметра — богиня земледелия и плодородия. Аид — повелитель подземного мира. Молодые боги поселились на Олимпе - самой высокой горе, вершины которой сходятся с небом. Зевс, решивший укрепить свое могущество силой разума, женился на Метиде (metis в переводе с греческого означает “мысль”). Однако для обладания всей мудростью Зевсу оказалось мало женитьбы. Тогда он отправил Метиду в свое чрево, а в положенный срок из священной головы многомудрого Зевса родилась Афина. [Илл. - Афина из Пирея. Бронза. Сер. IV в. до н.э. Стр. 516] Метида — богиня мудрости, дочь Океана и Тефиды. Афина — богиня мудрости и разума, покровительница Афин. Во второй раз Зевс женился на Фемиде. У них родились Оры — богини времен года, и три Мойры — богини судьбы. Фемида — богиня правосудия. Третьей женой Зевса стала Гера. Грозная хранительница брака и моногамной семьи, она строго следила за верностью мужчин и, в первую очередь, своего мужа. Весь гнев Гера обрушивала на незаконных жен Зевса. Она жестоко покарала Ио, дочь реки Инах. Обратив ее в корову и приставив к ней верного стража - тысячеглазого Аргуса, Гера наслала на Ио безумие - овода (греческие слова “овод” и “безумие” - одного корня). Гонимая безумием, Ио добралась до Египта. Здесь у нее родился сын Эпаф, одним из потомков которого был Геракл. Другой жертвой Геры стала Семела, дочь фиванского царя Кадма. По совету Геры, принявшей образ старой няньки, Семела стала просить Зевса, чтобы он предстал перед ней во всей своей красоте и могуществе. Зевс, уступив ее просьбам, начал метать громы и молнии. Семела погибла в пламени, а Зевс успел только выхватить из огня родившегося до срока Диониса. Зевс зашил его в собственное бедро, и через некоторое время Дионис был рожден во второй раз, теперь уже отцом. Молодым богам, воцарившимся на Олимпе, предстояли две большие битвы с безобразными порождениями Земли и Урана - титанами и гигантами. По их окончании Зевс, Посейдон и Аид разделили между собой власть. Зевс стал верховным владыкой, ему принадлежало небо, Посейдону досталось море, а Аиду - подземное царство. Теперь, когда власти олимпийцев ничего не угрожало, они, как и подобает богам, повели роскошную, великолепную жизнь, не лишенную, однако, вполне земных страстей. Олимпийцы — младшее поколение греческих богов, главным из которых был Зевс. Все боги мечтали о любви пеннорожденной Афродиты, а она выбрала хромого Гефеста. Бог кузнечного и ремесленного дела с рассвета трудился в своей кузнице, а Афродита, пользуясь отсутствием мужа, тайно встречалась со златокудрым Аресом. Всевидящий Гелиос рассказал Гефесту о предательстве его жены и родного брата. Тогда Гефест выковал сеть, опутал ею ножки кровати и тонкой, невидимой паутиной спустил сверху. Арес и Афродита запутались в сетях. Гефест позвал всех посмотреть на это зрелище, и только богини из стыдливости остались дома. Арес — бог войны. Гелиос — бог Солнца. Кроме великих богов-олимпийцев, греки поклонялись героям. Героями в греческой мифологии были дети богов и смертных женщин, выполнявшие волю Олимпийцев на земле. Неувядающая слава и бессмертие подвига компенсировали героям их единственный, по сравнению с богами, недостаток: герои были смертны. О героях рассказывались примерно такие же истории, как в наши дни о призраках. К примеру, в Афинах боялись по ночам встретить героя Ореста, который мог поколотить запоздалого прохожего и порвать одежду. Культ героя был связан с его могилой, а могущество - с его останками. Поэтому люди иногда извлекали кости героев и переносили их в другое место. Считалось, что во время войны герои были надежными защитниками той местности, где покоились их останки. Героев было огромное количество, кроме силы воителей и защитников, им приписывались магические силы целителей. [Илл. - Геракл. С античной статуи. Стр. 112] Иногда разгневанные боги насылали проклятья на отдельных героев и их потомство. Мрачная история рода Атридов, давшая богатый материал греческим трагикам, началась с Тантала, который пировал с небожителями и украл пищу богов - нектар и амбросию. После этого Тантал пригласил богов к себе, а в качестве угощения предложил им своего сына Пелопса. Кроме Деметры, никто из богов не притронулся к пище. Пелопса воскресили, лопатку, съеденную Деметрой, заменили слоновой костью. Тантал был низвергнут в Аид, где он вечно испытывает голод и неутолимую жажду. Над его головой висят ветви деревьев с плодами, поднимающиеся, лишь только он протянет руку. Под ногами бежит ручей, уходящий в землю, едва Тантал нагнется к нему. Прогневать богов могло и просто непочтительное отношение к ним. Греки, дабы боги от них не отвернулись, должны были строго соблюдать установленные обряды и культы, возносить молитвы и совершать жертвоприношения. Греки произносили молитву громко, вслух, стоя. Если обращались к небожителям, протягивали вверх руки, если к богам подземного царства - ударяли рукой о землю. Греческая молитва состояла из трех частей - призыва, “санкции” и просьбы. В призыве молящийся нагромождал всевозможные эпитеты и титулы божества, не желая упустить ни одной из сторон его деятельности и полагая, что богу приятно слышать о своих силе и всемогуществе. В “санкции” молящийся ссылался на свои заслуги перед богом, на божий долг, на любовь бога к молящемуся, пытаясь этим склонить его к молитве. И, наконец, в последней части молитвы просить, конечно, можно было о чем угодно, в том числе и о каре, о возмездии. Но бог для эллина был благом и исходить от него могло лишь благо, значит, только о благе и следовало его просить. Может, потому, что греки не стеснялись своих просьб к божеству, они и произносили всю молитву громко. [Илл. - Артемида. Статуя из храма в Эфесе. Стр. 583] Другим средством богослужения у древних греков были жертвоприношения. Обычно они совершались не для того, чтобы задобрить божество, поэтому не имели материальной ценности. Бог считался сотрапезником людей, и в огонь - в дар богу - бросались лишь малоценные части животного. Все остальное предназначалось участникам жертвоприношения, которое зачастую становилось для бедноты единственным случаем полакомиться мясом. Помимо обычных молебственных жертвоприношений, существовали также жертвоприношения искупительные. В качестве искупительной жертвы выбирали “животное отпущения”, делали его носителем греха всего народа и посвящали разгневанным богам. При этом животное либо сжигалось полностью, либо выбрасывалось в море, либо зарывалось в землю. [Илл. - Фрагмент скульптурного декора храма в Делосе. Стр. 274] Этот старинный символический обряд вылился в искупительное человеческое жертвоприношение, оправдываемое мыслью, что лучше “одному человеку умереть за людей, нежели погибнуть всему народу”. Впрочем, в Греции этот страшный обычай никогда не находил одобрения. У Гомера Артемида не принимает от Агамемнона в жертву его дочь Ифигению, и сама в решающий момент заменяет ее ланью. Так и греки заменяли человека где куклой, где - жертвенным животным, наряженным как человек. Алтари, на которых совершались жертвоприношения, стояли перед храмами, а иногда и отдельно от них - на площади или перекрестке. Алтарь, считавшийся столом бога, представлял собой большую каменную глыбу, на которой разводили священный огонь.
Рядом с алтарем стоял сосуд с водой, куда опускали головню из костра: в этой воде присутствующие омывали руки, очищаясь перед жертвоприношением. К алтарю во время жертвоприношения подводили животное, обрызгивали его водой, осыпали жареным ячменем и солью. Потом оглушали ударом дубины по голове и быстро закалывали. Жертву, посвященную подземным богам, зарывали в землю. Когда совершалось очистительное жертвоприношение, жрец зажигал огонь на алтаре, закалывал молочного поросенка, обрызгивал его кровью руки искупляемого, а потом омывал их священной водой и вытирал: кровь смыта кровью, и человек теперь свободен от совершенного им преступления. Очистительного поросенка не сжигали, чтобы не осквернять священного огня. Его закапывали в землю в отдаленном месте и возвращались оттуда, не оглядываясь. Нередко жертва предназначалась для гадания. Зарезав животное, гадатель смотрел, как его мясо будет гореть на алтаре. Особое внимание обращали на хвост: если хвост скручивался, это предвещало трудности, если конец его поднимался вверх - удачу, опускался вниз - неудачу. Существовали в Греции и другие гадания - по полету птиц, по их крику, по грому и молнии, по плеску воды и дыму ладана. В Додонском лесу, где находилось знаменитое на всю страну святилище Зевса, гадали по шелесту листьев огромного зевсова дуба. В ахейском городе Фарах на рыночной площади стояла статуя Гермеса, перед статуей - курильница и копилка. Гадающий подходил к статуе, воскурял ладан, в копилку бросал монетку. Сказав статуе на ухо свой вопрос, гадающий отворачивался, затыкал уши и шел прочь. Дойдя до конца рынка, он открывал уши и первое, что слышал, считал ответом на свой вопрос. [Илл. - Статуя Зевса Олимпийского. Реконструкция. Стр. 585] В Греции было много оракулов, но вряд ли какой-нибудь мог сравниться со славой и авторитетом Дельфийского. Считалось, что храм Аполлона в Дельфах был построен на том самом месте, где некогда Аполлон убил дракона Пифона, сына Земли. В земле образовалась расселина, из которой шли дурманящие пары. Подышав ими, человек становился как безумный. Сюда и посадили прорицательницу, пифию, которая надышавшись опьяняющим паром, отвечала несвязными криками на вопросы. Жрецы перекладывали ее слова в благозвучные стихи и передавали спрашивающим. [Илл. - Храм Аполлона в Дельфах. Реконструкция. Стр. 88 ] Чаще всего ответы пифии были туманны и загадочны, и вопрошающие должны были сами домысливать и объяснять себе предсказания провидицы. Иногда авторитету Дельфийского оракула угрожала серьезная опасность, но обычно в Дельфах с блеском выходили даже из таких затруднительных положений, как печально известное пророчество Крезу. Царь Крез был правителем Лидии и самым богатым человеком на свете. Он решил воевать с Персией, но прежде хотел спросить совета у оракула. В нерешительности, кому из знаменитых оракулов мира можно было довериться, Крез направил людей в разные части света. Всем посланцам было велено отсчитать сотый день от своего отправления и спросить в этот день у оракулов: “Что сейчас делает Крез, царь Лидии?” Неизвестно, что ответили на этот вопрос другие оракулы, но пифия произнесла следующее: “В море я капли сочту и на бреге исчислю песчинки, Знаю, что мыслит немой, и слышу, что молвит безгласный; Чую вкус черепахи, что варится вместе с ягненком,- Медь вверху, и медь внизу, а они посредине”. Посланцы не поняли ни слова, однако, старательно записав, передали предсказание Крезу. Креза оно привело в восторг. Из всех ответов этот один оказался правильным: в назначенный день Крез варил в медном котле мясо черепахи вместе с мясом ягненка, считая, что такого не угадает ни один оракул. Полностью доверившись Дельфийскому оракулу, лидийский царь послал в Дельфы несметные дары и передал свой вопрос: переходить ли ему через реку Галис, чтобы начать войну с Персией. Оракул ответил: “Крез, перейдя через Галис, великое царство разрушит”. Вдохновленный пророчеством, царь пошел на Персию войной. Война закончилась полным поражением Креза, а сам он чуть было не погиб. На его вопрос, почему Аполлон так жестоко обманул Креза, дельфийские жрецы ответили, что пророчество сбылось совершенно точно и, перейдя через Галис, Крез действительно разрушил великое царство - только не персидское, а свое собственное. [Илл. - Пифия на треножнике, с лавровой ветвью и чашей вина в руках во время прорицания. С рисунка на килике. Стр. 521] Так оракул Аполлона подтверждал свою правоту даже в самых сомнительных случаях. Впрочем, люди обращались к оракулу не только по поводу государственных дел, но и с любым сколько-нибудь важным для них вопросом. В Додоне при археологических раскопках было обнаружено несколько свинцовых табличек с вопросами к оракулу, среди которых немало таких: стоит ли покупать дом и землю в городе, нужно ли заняться овцеводством. Один человек желал знать, родит ли ему жена ребенка, а другой - от него ли дитя, которым беременна некая Анила. Большим влиянием пользовались в Греции не только провидцы, но и так называемые торговцы оракулами. Они за деньги распространяли в народе предсказания, анонимные или приписываемые какому-нибудь оракулу. Люди заучивали их наизусть и передавали из уст в уста. Еще одним способом заглянуть в будущее древние греки считали сновидения. Даже серьезные философы не оспаривали мнения о вещем значении знаменательных снов, объясняя их “вещность” тем, что душа спящего, не связанная путами тела, обретает свое божественное естество. И наша утешительная пословица: “страшен сон, да милостив Бог” тоже была известна древним грекам. Если человеку приснился страшный сон, он утром рассказывал его Солнцу, очищая себя солнечными лучами, и молился Аполлону, чтобы бог исполнил сон лишь настолько, насколько тот благоприятен, а враждебную направленность сна обратил бы на врагов. Свидетельством серьезного отношения греков к сновидениям является сохранившийся “сонник” Артемидора, обстоятельный и интересный толкователь самых различных сновидений. Важным элементом греческой религии были праздники в честь богов. В каждом городе они были свои, справлялись в разное время, но везде в Греции их было много. Жители города Тарента даже хвастались, что у них праздников больше, чем дней в году. Жители Афин довольствовались 50 праздниками, занимавшими в общей сложности около 100 дней в году. Главными из них были три: Панафинеи в честь Афины, Анфистерии и Дионисии в честь Диониса и Элевсинии в честь Деметры. [Илл. - Панафинеи. С рисунка на амфоре. VI в. до н.э. Стр. 484 верхн.] Панафинеи справлялись в июле, сразу после жатвы. Как и на остальных греческих праздниках, на Панафинеях зрителями считались боги, а все граждане были участниками шествий и состязаний. Шествие направлялось поблагодарить Афину за удачный год и накинуть на ее статую новое покрывало, которое избранные жребием афинские девушки ткали целый год. Состязания, включавшие бег, скачки, борьбу, прыжки, начинались с факельного бега: от алтаря Любви в пригородной роще бегуны эстафетой доставляли факел в храм Афины на Акрополе. Традиция возводила обряд факельного бега к титану Прометею, похитившему огонь у богов и подарившего его людям. [Илл. - Панафинеи. Рельеф с Парфенона. Стр. 484 нижн.] В феврале справлялись Анфистерии - праздник провода зимы, а в марте Дионисии - встреча весны. На этих праздниках шествия изображали прибытие Диониса в Афины из заморских стран. На праздниках в честь Диониса устраивались весьма необычные состязания. На Анфистериях состязались в выпивке: вскрывали молодое вино, раздавали участникам большие кружки. По сигналу трубы все начинали пить, и тот, кто допивал первым, получал в награду мех с вином. А состязания на Дионисиях положили начало театру: на круглой площадке вокруг Дионисова алтаря пять дней подряд соревновались хоры. В первый день состязались поэты, во второй - сочинители комедии, а в третий, четвертый и пятый - трагики. В сентябре справлялись Элевсинии. Это был таинственный праздник, на котором совершалось посвящение в Элевсинские таинства, или по-гречески - «мистерии». Элевсинские таинства были таинствами возрождающегося хлеба: как погруженное в борозду земли зерно не погибнет, а прорастет новым колосом, так воскреснет и душа погребенного в земле человека. Учение элевсинских жрецов нашло свое отражение в мифе о богине земли Деметре и ее дочери Персефоне. Подземный бог Аид похитил Персефону и унес ее с собой в подземное царство. После долгих скитаний в поисках дочери мать удалилась в город Элевсин, расположенный в Аттике недалеко от Афин, заперлась там в храме, и во всем мире земля перестала плодоносить. Тогда боги сжалились над Деметрой, и Персефоне было позволено одну часть года проводить с матерью на земле, другую - с мужем в подземном царстве. Персефона (Кора) — богиня мертвых и плодородия, царица подземного царства. В царстве Аида Персефона познала тайны подземного мира и открыла их матери. Мать и дочь знают, как можно обеспечить себе “лучшую участь” на том свете. Из любви к людям они раскрыли часть своего знания, но только тем, кто посвящен в тайное учение жрецов Деметры и Коры. На Элевсиниях и совершалось это посвящение. В Элевсин стекались толпы народа со всей Эллады - мужчины и женщины, богатые и бедные, свободные и рабы. Из Афин шла процессия и несла закрытый короб, в котором хранились священные предметы (какие именно - неизвестно, элевсинские мистерии сохранили свои тайны даже после гибели языческого мира). В ходе праздненств совершались жертвоприношения, устраивались ночные хороводы и пляски, посвященные постились, а потом пили “кикеон” - питье Деметры из вина с тертым сыром, крупой и кореньями. После этого входили в храм, где перед ними раскрывали заветный короб, показывали и объясняли священные мистерии, затем каждый новопосвященный должен был произнести слова: “Я постился, я пил кикеон, я взял из короба, я сделал то, что сделал, я положил обратно в короб”. С этого момента человек считался посвященным. [Илл. - Похищение Персефоны. Фреска из Пантикапея (Керчь) Стр. 188] Обряды элевсинских мистерий тщательно сохранялись и передавались из поколения в поколение от самой седой древности. Особого элевсинского религиозного учения не было. Были лишь некоторые незамысловатые представления о жизни и смерти, символически выраженные в образе нового колоска, прорастающего из старого зерна. На основе этого древнего аграрного культа выросла надежда на бессмертие и вера в вечную жизнь - но не отдельного человека, а вырастающих одно из другого поколений. Вообще таинств, или мистерий, в Греции было много, но главным после Элевсинских таинств Деметры были орфические таинства Диониса. Культ бога плодородия и виноделия, культ буйных сил и бурных страстей был несовместим со всегдашним исконно греческим чувством меры и предела. Этот культ проник в Грецию из соседней Фракии. Характерной чертой новых таинств было исступление (ekstasis), в которое участников мистерии приводила оглушительная музыка тимпанов, кимвалов, флейт, и головокружительная “оргаистическая” пляска. [Илл. - Дионис на пантере. Мозаика IV в. до н.э. Стр. 493] Чарам дионисова исступления больше всего были подвержены женщины. Поэтому вакханки (другое имя бога Диониса - Вакх, по- латыни Бахус) составляли главную свиту бога. В своих “небридах” (ланьих шкурах), перепоясанных живыми змеями, с венками из плюща поверх распущенных волос - они до сих пор остаются символами прекрасной дикости и необузданности, дремлющих в душе человека. Впрочем, довольно быстро после своего возникновения дионисизм в Греции, усмиренный светлой религией Аполлона, был заключен в благочестивые рамки гражданского культа. Праздники Диониса были приурочены к рабочему календарю виноградаря: кроме уже упомянутых Анфистерий и Великих Дионисий, были еще Сельские, или Малые Дионисии (в декабре), Линеи (в январе) и Осхофории - праздники, связанные с различными стадиями брожения молодого вина.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме Греческая религия:

  1. Особенности греческой религии и общественные празднества
  2. 1. Китайская религия, или религия меры а. Ее всеобщая определенность
  3. 3. Отношение философии религии к позитивной религии
  4. РЕЛИГИЯ ЗЛИТ И РЕЛИГИЯ МАСС
  5. ПРЕДМЕТ, СТАТУС ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИИ. ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
  6. ГЛАВА I источники греческой истории
  7. Греческое влияние
  8. О греческом стихосложении
  9. Религии Ведийская религия
  10. Рождение новой греческой культуры
  11. Греческое возрождение
  12. ИТОГИ «НОВОЙ ЕВАНГЕЛИЗАЦИИ»: ОТ ТЕРПИМОСТИ РЕЛИГИЙ К РЕЛИГИИ ТЕРПИМОСТИ
  13. Великая греческая колонизация.
  14. 1.1. Греческая философия и её истоки
  15. §2 ГРЕЧЕСКАЯ ОБЩИНА-ПОЛИС
  16. Заметки греческого топарха.
  17. ГРЕЧЕСКИЕ ГОРОДА И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЕ ВЛИЯНИЕ
  18. 4. Иероним и греческая философия
  19. Греческий театр