Теоретические основания цивилизационного анализа России Игорь Яковенко

Исследования российской цивилизации, широко развернувшиеся с начала 90-х годов прошлого века, стали делом всей жизни Александра Ахиезера. Показательно, одна из последних публикаций, увидевшая свет после смерти Александра Самойловича, посвящена методологии цивилизационного исследования России [Ахиезер 2007].
Проблема теории встает перед каждым исследователем, профессионально разрабатывающим россиеведческую проблематику с позиций цивилизационного анализа. Медленней, чем нам этого хотелось бы, преодолевая инерцию жесткого дисциплинарного мышления, цивилизационное видение России утверждается как самостоятельное научное направление. Складывается устойчивый круг авторов, цивилизационная компаративистика захватывает ученых, специализирующихся на исследовании «соседних» цивилизаций, привлекает историков, экономистов, политологов, представителей других дисциплин, вырабатываются профессиональные критерии, формируется полноценная научная традиция. Цивилизационное видение оказывается гносеологически продуктивным, способствует обновлению научного сознания, выводит исследовательскую мысль на новые горизонты. Всякое научное направление развивается в соответствии с некоторой логикой саморазвития. Одна из сторон этого процесса — постоянная рефлексия предмета и метода исследования. Движение исследовательской мысли настоятельно требует осмысления теоретических оснований. Философская эссеистика, метафорическая нестрогость естественны (и, соответственно, допустимы) на самых первых порах. Рано или поздно полу-поэтический дискурс, позволяющий угадывать связи между явлениями, радоваться ярким поворотам мысли и обходиться экспертным удостоверением авторских выводов, перестает устраивать не только читателя, но и самого исследователя. В начале движения по пути построения теории исследователь может опираться на общефилософские (теоретические, методологические) основания, методологический и теоретический аппарат смежных дисциплин. Однако, самым важным, базовым основанием теории выступает предмет исследования. Теория призвана описывать природу этого предмета, структуру и функции, логику возникновения и развития и т.д.
Вскрывая специфику объекта исследования по отношению к типологически близким сущностям, теория, с одной стороны, позволяет представить этот объект как особенное. С другой стороны, раскрывая сходство с типологически близкими объектами, теория позволяет выявить общее (универсальное, общеродовое). Теория выводит разговор из пространства эссеистики. По отношению к теоретической модели возможна содержательная критика. С того момента, когда теория представлена к рассмотрению, запускается процесс обсуждения, рефлексии теоретических оснований, совершенствования предлагаемых моделей и методологии исследования. К этому можно добавить несколько слов о связи метода исследования и теоретических представлений о природе объекта. В конечном счете, метод задается природой объекта; можно сказать, что он изоморфен объекту. Иными словами, методологический аппарат существует в смысловом единстве с теорией. Теория и методология взаимопроникают. Осмысливая конкретное исследование, профессионал верифицирует теорию, оценивая продуктивность метода. Исследование многогранной сущности, покрываемой понятием Россия («русскость», русская культура, русская судьба, русский характер и т.д.), предполагает позиционирование исследователя в некотором дисциплинарном пространстве. В зависимости от профессиональных приоритетов и теоретических установок ученого сам предмет может быть концептуально определен по-разному, что задаст как плоскость рассмотрения и теоретические основания, так и результаты. Для автора настоящей работы россиеведческая проблематика разворачивается в пространстве цивилизационного анализа. Такая концептуализация предмета задает теоретические основания исследования. В данной перспективе самой широкой теоретической концепцией выступает теория локальных цивилизаций. В отечественной литературе теория локальных цивилизаций представлена слабо и фрагментарно. Цивилизационные представления не относятся к категории общеизвестных, а потому необходимо хотя бы эскизное изложение цивилизационного взгляда на человеческую реальность.
<< | >>
Источник: А.П. Давыдов. В ПОИСКАХ ТЕОРИИ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Памяти А. С. Ахиезера. 2009

Еще по теме Теоретические основания цивилизационного анализа России Игорь Яковенко:

  1. Глава 2 Теоретические основания социокультурного анализа Александр Ахиезер — скромный мыслитель Владимир Ядов
  2. 1.1. Концептуальные основания анализа социально-экономического неравенства в России
  3. Поиск «середины» как методологическое основание теоретической социологии (угроза раскола в РОССИИ между культурой и обществом и проблема ее предотвращения) Алексей Давыдов
  4. «Русская идея» как цивилизационный выбор России
  5. Основные теоретические подходы к анализу социализации
  6. ТИП ЧЕЛОВЕКА И ТИП ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ФОРМАЦИОННЫЕ, ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ, СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВАНИЯ
  7. ПРОБЛЕМА ГУМАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ (некоторые выводы из теоретического анализа)
  8. § 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛИЗМА В ГЕРМАНИИ
  9. Глава III СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ В РОССИИ: ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ОБЩЕИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
  10. 1. Теоретический анализ концепций здоровья в философии и медицине
  11. Дескриптивная психология: пролегомены к анализу теоретического содержания и общее эпистемологическое затруднение В.А. Куренной
  12. Трансформация Востока в период колониализма (теоретический анализ и сравнительное сопоставление)
  13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ АНАЛИЗА ДУХОВНОСТИ
  14. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ АНАЛИЗА ОПЫТА
  15. МЕТАФИЗИКА КАК ОСНОВАНИЕ АНАЛИЗА ДУХОВНОСТИ
  16. СМУТНОЕ ВРЕМЯ: ГЛУБОЧАЙШИЙ СТРУКТУРНЫЙ (цивилизационный) кризис, роль смуты В ИСТОРИИ РУСИ. АЛЬТЕРНАТИВЫ НАЧАЛА XVII в. ЗЕМСКИЙ СОБОР 1613 г. И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ СУДЬБЫ РОССИИ
  17. 10.1. Теоретические принципы федеративного устройства России