Историческое распутье России В защиту центрального тезиса А. С. Ахиезера Александр Янов

Начну с тривиального: Александр Самойлович Ахиезер был серьезным ученым и не одному еще поколению философов, культурологов и историков предстоит интерпретировать его вклад в исследование теории российской культуры.
На самом деле, впрочем, не такое уж оно и тривиальное, это начало. Просто потому, что интерпретировать вклад Ахиезера неизбежно будут по-разному, порою, как мы скоро увидим, и диаметрально противоположно. Вот пример. Самое, на мой взгляд, ценное в наследии Ахиезера, центральный его тезис, — открытие раскольности русской культуры (с вытекающими из нее преобладанием «инверсии», дефицитом «срединной культуры» и слабостью «медиации»). Главная проблема с этой раскольностью в том, преодолима ли она или представляет некий «заколдованный круг», как обмолвилась Сусанна Матвеева, составитель социокультурного словаря, входящего в корпус главного труда Ахиезера «Россия: критика исторического опыта» (в интересах краткости будем впредь именовать его «Россия») [Ахиезер 1991. Т. 3, 283]. Короче, что есть расколь- ность — диагноз или приговор? Конечно, во Введении к словарю та же Матвеева констатирует, что Ахиезер «видит в ней [в России] третий эшелон движения на пути к современной либеральной цивилизации» [Ахиезер 1991. Т. 3, XVI]. В смысле, что в первом эшелоне шли такие страны, как Англия, во втором, как Германия, а в третьем будем мы. Но вот А. С. Панарин — под одной обложкой, кстати, со статьей Ахиезера — истолковывает раскольность в смысле прямо противоположном. А именно как решающее свидетельство уникальности российской культуры, напрочь отрезающее ее от этой самой «либеральной цивилизации» (поскольку определяется у него раскольность скорее географией, нежели историей, как полагал Ахиезер). «Россия, — писал Панарин, — арена столкновения Западной и Восточной цивилизаций, что и составляет глубинную основу ее несим- фонийности, раскольности» [Ильин, Панарин, Ахиезер 1996, 205]. Как видим, не понадобилось ждать следующего поколения истолкователей центрального тезиса Ахиезера, чтобы убедиться, что интерпретировать его действительно можно по-разному. Это обстоятельство невольно наводит на мысль: не заложена ли причина столь поразительного разночтения в самом обосновании центрального тезиса?
<< | >>
Источник: А.П. Давыдов. В ПОИСКАХ ТЕОРИИ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Памяти А. С. Ахиезера. 2009

Еще по теме Историческое распутье России В защиту центрального тезиса А. С. Ахиезера Александр Янов:

  1. Труды и дни Александра Ахиезера Игорь Кондаков
  2. Глава 2 Теоретические основания социокультурного анализа Александр Ахиезер — скромный мыслитель Владимир Ядов
  3. Г. В защиту тезиса о зависимости становления от сознания
  4. 4.3.5. Мир в античную эпоху за пределами центрального исторического пространства
  5. Держава Александра Македонского. Историческое значение восточного похода
  6. § 8. Департаменты и другие подразделения центрального аппарата Банка России
  7. 4. 3. 4. Античная эпоха (VIII В. до и. э. — V В. и. э.). Мир в пределах центрального исторического пространства
  8. § 2. Правовой статус Центрального банка в России: значение и сущность
  9. 1. Правовой статус Центрального банка: примеры развития зарубежных центральных банков
  10. Распутье
  11. КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О РАЗВИТИИ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ В ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ
  12. 8.1. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в России
  13. Опыт СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ЖЕНЩИН в России Общие положения
  14. § 2. Создание Центрального банка Российской Федерации (Банка России) и его роль в банковской системе
  15. Тема 6. Защита детства и социальное воспитание в истории России с древнейших времен до конца XVIII в.
  16. НА РАСПУТЬЕ
  17. Д. Философов НА РАСПУТЬЕ
  18. РАЗДЕЛ II. ЗАЩИТА ДЕТСТВА И СОЦИАЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА В ИСТОРИИ РОССИИ