КАРЛ РЕЙНХОЛЬД БЕРК

Берк (швед по национальности) находился в Петербурге в период 1735—1736 годов. Тогда же он и составил интереснейший рукописный доклад под названием «Описание Петербурга». И сегодня эти свидетельства о состоянии столицы империи — ценнейший исторический источник по исследованию торгово-промышленного развития России.
Берг-коллегия (орган по руководству горнорудной промышленностью в России; учрежден в 1719-м по инициативе Петра I), по наблюдениям автора, — одно из эффективных министерств в русской столице. Он также высоко оценил развитие горных предприятий Акинфия Демидова и братьев Строгановых (речь идет о той роли в экспорте железа, которую сыграли их заводы в XVIII веке). Высока роль Олонецких заводов (ныне район г. Петрозаводска), где выковывали все питерские якоря, болты и прочие корабельные снасти высшего качества. В 25 километрах от Петербурга работал Систербекский (Сестрорецкий) завод. Там для мушкетных стволов, шпажных клинков, топоров и лопат, проволочного производства были свои особые кузницы со сверлильными и шлифовальными мастерскими. Как пишет Берк, каждое рабочее место оборудовано и подготовлено: курки, пружины, винты, разные детали нарисованы на жестяных листах над станком, за которым стоит работник. Хотя продаваемая заводом продукция была дорога, высокое качество изделий отмечалось всеми гостями, среди которых находился и Берк. Шведский гость высказывает недовольство таможенными сборами (пошлинами): Петербургская таможня требует для оплаты рубля 2 голландских рейхсталера, или 2 руб. 25 копеек в русской монете! Причем голландскую валюту принимают не на счет, а на вес! А русские досмотрщики берут взятки за молчание. Купец, если у него нет денег для уплаты таможенного сбора, может спрятать вино в подвалах, только опечатав каждый бочонок. А проверяющий на русской таможне (при оценке товара) может записать это вино как очень скверное (тогда за это вино пришлось бы платить больше). Рассказывая о развитии русской финансовой системы, автор приводит интересные замечания: •«...первые голландские купцы получали за свой товар мехами (чеканной монеты еше не было). Лисья шкурка с штемпелем на ней в виде орла шла за один рубль, а также штемпелеванная беличья — всего за копейку. Рассказывают, что за половину уха некоего зверя платили четверть копейки. Например, название «полушка» объясняется как «половина уха», однако, по мнению некоторых европейских гостей (горный советник из Германии и др.), они называют медные монеты «полл» — это пережиток татарского господства на Руси. А «деньга» — это буквально «монета, денежка». Вполне откровенно и реалистически Берк пишет о банкротах. Их, оказывается, наказывают в Петербурге не так строго, как в европейских странах! Они — важные участники судебных дел, осложняют работу русской Коммерц-коллегии (ее ведению подлежат дела должников). Ho бывает и так: должник без особого труда подкупает членов коллегии утаенными от казны деньгами. Обанкротившийся коммерсант обычно получает покровительство чиновников (они говорят, что казна должна получить по штрафным санкциям — ее имущество не сгорает и не тонет!). В те времена надежной гарантией были слова должника, когда он скреплял письменно долговое обязательство так: «Если же я не выполню вышеизложенного, пусть на меня падет бесчестье». А простосердечные россияне (так пишет Берк), чтобы придать себе больший вес, приговаривали: «И пусть на меня смотрят как на кабатчика, игрока и любителя табака!» Для кредитора это было весомой гарантией — вот и думайте потом, будто русские люди никогда не имели понятия о честности, о чести. Берк, очевидно, не испытывал особого доверия к английским коммерсантам: «Английские купцы более всех прочих иностранцев наживаются на России. Они среди равных благоприятных условий недавнего Трактата о коммерции (от 1734 года) выбили себе свободу от постоя — тяжелого бремени для всех иностранных торговцев в российской столице. Английские купцы объединены в Общество, которое имеет своих старейшин и ежегодно избирает себе главу. Английские дипломаты в Петербурге “пекутся” об их поддержке так же, как и о политическом влиянии Лондона — в России в целом...» Заглянул Берк и в петербургские амбары (то есть кладовые). Увидел он там много интересного (систематизированные заметки автора даны в современной редакции): Лен. Произрастает в Приволжском районе и около Пскова. Лен в России делится по сортам — чистый, получистый и простой. Лен в Петербурге складируют кипами. Пенька, то есть волокна стеблей конопли. Для справок: волокна конопли отличаются особой прочностью и стойкостью к соленой воде, в результате чего нашли применение в морском деле. Канаты и веревки из пеньки используются и сейчас, так как практически не изнашиваются от контакта с морской солью. Используется пенька и в производстве ткани, в основном грубой мешковины, тросов и веревок, сальников (наполнитель) и одежды. В XVIII веке наилучшей считалась украинская пенька. Ее сортировка (на чистаю, получистую и паклю) производится купцом на складе. Если в 2—3 тюках обнаружится обман, перемешенная пенька, внутри камни и прочее, то покупатель может требовать вскрытия всей партии, и тогда продавец платит за упаковку. Браковщики пеньки и льна подчиняются трем инспекторам — двум русским и одному немцу. Если вдруг заграничный потребитель обратится с нотариально заверенной жалобой на несоответствие стандартам, то торговая компания (Общество) возмещает ущерб. Холщовые ткани — дешевого изготовления в наличии (производятся в Москве), особенно хороши более широкие ткани русского производства с применением новых способов беления скатертей и др. товара. Ежегодно этот товар выпускается на огромную сумму 200 тысяч руб. (госбюджет страны на 1734 г. составил 8 млн руб.), и англичане страдают от конкуренции с ним! Русские теперь предоставляют кредит, а прежде они продавали ткань только за наличные с немедленной оплатой. Парусина. Изготовление парусины (тяжелая плотная конопляная, льняная или полульняная ткань из толстой пряжи) у русских поставлено превосходно! Русские успешно вывозят ее в Европу, однако англичане повысили для русского экспорта парусины таможенные сборы. Канаты. Пользуются большим спросом канаты, произведенные именно в Петербурге. Их вывозят в Алжир, порты Марокко и другие варварские (отсталые) районы. А несмоленые канаты (в них лучше определить качество пеньки) вывозят в Португалию. Ревень (уже в те годы из этого полезного растения готовили варенье, мармелады, компот, кисель, а также соусы, начинку для сладких пирогов) — вот оригинальный товар русского царства. Теперь голландская торговая компания вывозит ревень в Амстердам, отчего русские имеют хорошую прибыль. Перед вывозом ревень проверяется специалистом-аптекарем, чтобы покупателям не пришлось жаловаться. Комментарий: Карл Рейнхольд Берк (1706—1777) — один из иностранцев, прибывших в Россию при Анне Иоанновне (правила с 1730 по 1740 год) со специальной дипломатической миссией. Оставил после себя многочисленные рукописные отчеты о своих поездках в Россию, во Францию и др.
страны. Этот исследователь и коллекционер обладал широким для своего времени кругом интересов: история костюма, история мореплавания, исторические очерки о кулинарном искусстве. Главный труд его жизни — полный каталог шведских монет и медалей был издан в Швеции в конце XVIII века. Поташ — это монополия государства, и продажа его отдана Коммерц-коллегии в комиссию. Бочка поташа весит 26 пудов (это карбонат калия, использовался как соль в древности; пуд = 16,38 кг) — он вывозится главным образом в Англию, для стеклянного производства. Для браковки поташа один раз в год приезжает эксперт из Риги (Россия), а там торговля эта является свободной. Юфть — кожа комбинированного (хромсинтанного или другого) дубления, выработанная из шкур крупного рогатого скота, конских и свиных поголовий. Наилучшие юфти прибывают из Ярославля, и они делятся на три сорта, то есть на цельные или большие (без пятен и следов ножа), менее цельные кожи (2-й сорт) и оборыши (3-й сорт), кожа пятнистая и рваная. Маленькие и малопригодные кожи не вывозятся из России, а их русские торговцы называют розвалами. При покупке в амбарах партии кожи платят как минимум с пуда, однако при сортировке должно быть преобладание кож лучших сортов, иначе покупка эта не будет признана удачной. Иногда русские поставщики заново договариваются с потребителями кож. Иностранцы, которые мыслят практически, сговариваются, чтобы другие негоцианты не вступали в сделки с нерадивыми продавцами. И такие вот нерадивые горе-предприниматели вынуждены сбавлять цены прежним покупателям. Иначе не продать кожи. Браковщики юфти — люди услужливые и знающие толк в этом товаре. Торговлю смолой ведет в Архангельске русский барон с миллионным состоянием. Это Шафиров Петр Павлович (1669—1739), русский государственный деятель, известный дипломат петровского времени. Он, сбивая закупочные цены, подчинил себе постепенно малые смолокурни (а тем производителям, кто перечил ему, устраивал разные «каверзы»). И в правление Анны значительные партии смолы уходят по договорам к купцам. Тюлений промысел (он считался в европейских странах очень прибыльным). На Белом море и в Ледовитом океане государство Российское передало дело тому же Шафирову. А он, будучи в Петербурге, зарабатывал немалые деньги на продаже тюленьего жира и шкур. Этот воротила держит при себе трех мореходов, знающих путь к острову Гренландия. Они ежегодно отплывают туда, где «варятся» продукты из тюленьего сырья. Барон Шафиров так выгодно построил бизнес, что оплачивает все расходы по транспортировке товара. При этом почти все доходы получает Петербург. Рыбный клей, бывший ранее монопольным товаром, при царице Анне пущен в свободный оборот (клей продавался пачками, заключающими в себе от 10 до 15 «клеин» или листов белужьего клея, 25 осетрового и севрюжьего и от 50 до 100 листов стерляжьего клея. Пачки эти укладывают по 80 штук в рогожи и в таком виде пускают в торговлю. Прежде клей продавали так называемыми скобками, сделанными из ремней, на которые разрезали «клеины» и, сильно сдавив в мокром виде, придавали ему желаемую форму цилиндров, сердец, подков. Соль из Петербурга русские вовсе не вывозят, однако в России давно уже наблюдается ее избыток. Имеются соляные источники в Пермском крае, еще соляные озера в Сибири. Вся привозная русская соль в столице (соледобыча — монополия государства) передается с разрешением продажи некоторым «благонадежным» горожанам (их прибыль в городах всего четыре процента). И хотя государство получает от 25 до 40 копеек налога за пуд соли, который доставляет дом Строгановых, само это семейство получает с солеварниц значительные суммы. Так, например, богатейший дворянин Григорий Дмитриевич Строганов (1656—1715) не раз делал русским коронованным особам подарки стоимостью в 100 тысяч рублей, а его жена однажды подарила бывшим шведским пленным 700 шуб. Свежей икрой могут свободно торговать все купцы, однако паюсной икрой — только государство Российское, и только с торгов (черная паюсная икра готовится из осетровых, белуги, севрюги). Паюсная — это прессованная соленая икра, в отличие от зернистой. Паюсная икра, посоленная в паюсах, то есть непротертая, отжатая под гнетом и развозимая в кругах, сортом выше. Наилучшей паюсной икрой была и остается икра севрюги. Объем всей вывозимой икры из России — от двух до трех тысяч пудов в год (примерно от 32 до 50 тыс. кг!). Русские купцы имеют огромную прибыль за нее — в портах Средиземноморья, где проживают католики, там ведь русская икра успешно реализуется во время христианского поста. К тому же такая русская икра жирнее икры из других стран. Торговля табаком. Этот в давние времена редкий и диковинный для русского человека продукт считается сегодня у православных ненавистным зельем. Все те, кто употреблял табак, делали это в Петербурге тайно, боясь праведного гнева «толпы». Само это выражение «любитель табака» в России было весьма бранным. Русским жителям показалось чудом, что царь Петр I во время еще первого заграничного путешествия заключил с английскими купцами контракт о беспошлинном ввозе табака в страну. Жители русской столицы (в основном простонародье) и по сию пору покупают табак меньше, чем в европейских странах. Однако местные монахи иногда даже носят при себе табакерки. Например, из Москвы, где находился склад украинских поставщиков табака, табак успешно вывозили и продавали в отдаленные области. Известно, что шведские пленные, оставшиеся после войны 1700—1721 годов на поселение в Сибири, успешно участвовали в «табачных» сделках. Ныне в России торговля табаком разрешена официально, и только иностранцы (закупают табачное сырье, как правило, в Петербурге) обложены высокими пошлинами. А последствием того стала ныне контрабанда «на табаке». Кабаки, или питейные заведения. Особое, исключительное право на них принадлежит Русскому государству. Пиво всякий может варить у себя дома, а вот гнать водку запрещается всем, за исключением дворян (а дворянам — в количестве, необходимом для «хозяйственных» нужд). Пивоварение и изготовление водки арендованы несколькими богатыми компаниями. В столице бывает так, что контракты иногда перекупаются новыми «фирмами», если последние предложат за аренду больше денег. Иногда производитель спиртного в «своих» кабаках не сохраняет всего дохода, а делит прибыль с государством, поэтому аудиторы устраивают строгие проверки. Действительно, смотрите, как русские чиновники бдительно следят за прибылью от винного продукта! Один сведущий в этих делах адвокат- фискал заметил мне, что известный московский купец не представил членам Коллегии всех данных о продаже водки и пива в розлив. За эту вину он приговорен был к огромному штрафу и, лишившись почти всего состояния был, вынужден перейти в зависимое сословие. А мед в Петербурге варится в небольших количествах. Варка сдается также в аренду. Ведь известно, что мед здесь дороже, да и качеством хуже, чем в глубине России.
<< | >>
Источник: Арутюнов С.А.. Гении и злодеи России XVIII века. 2013

Еще по теме КАРЛ РЕЙНХОЛЬД БЕРК:

  1. Кёниг, Карл. Три первых года ребенка. Обретение способности прямохождения. Обучение родному языку. Пробуждение мышления., 2003
  2. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  3. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  4. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  5. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  6. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  7. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  8. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  9. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  10. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004