Миграционный прирост компенсировал около половин


естественной убыли населения России
Середина 90-х годов ознаменовалась всплеском миграционного прироста населения России, равного которому она не имела никогда прежде. На 6-летний период 1993-1998 гг.
приходится около 60% миграционного прироста в 6,2 млн. человек, полученного за 19 лет, прошедшие после переписи населения 1989 г. (рис. 5.1).
К концу 1990-х годов объем учтенной чистой миграции сократился почти втрое, а в 20032004 годах не достигал и 100 тысяч человек в год. Опустившись в 2003 году до наименьшего значения - 93 тысяч человек, — сальдо ми-

по данньм текущего учета по данньм переписи населения 2002 года




грации, начиная с 2004 года, стало постепенно увеличиваться, достигнув 240 тысяч человек в году.
Миграционный всплеск 1993-1998 гг. сыграл важную роль в компенсации естественной убыли населения страны, начавшейся с 1992 г. Он дал 3,6 из 5,7 млн. человек миграционного прироста за 1992-2007 годы, восполнившего около половины (46%) демографических потерь России вследствие естественной убыли населения. Этот всплеск был результатом не столько роста числа прибывающих в страну, сколько сокращения числа выбывающих из нее. Число прибывающих подскочило до 1,2 млн. в 1994 г., вследствие ярко выраженных экономических преимуществ России в это время перед другими странами СНГ, а затем, после начала военных действий в Чечне, быстро пошло на спад.
надо, однако, иметь в виду, что, в данном случае речь идет только об учитываемых Росстатом прибытиях на постоянное жительство, причем этот учет в значительной степени зависит от действующих правил регистрации прибывающих иностранцев. Принятые в начале 2000-х годов законы о гражданстве и о правовом положении иностранцев в России, сильно усложнившие процедуры правового оформления иммигрантов, а последний к тому же изменивший правила их статистического учета, опустили планку регистрируемой иммиграции до предельно низкого уровня (119,2 тыс. человек в 2004 году). В последующем показатели несколько возросли, но, вероятно, в большей мере благодаря корректирующим усилиям Росстата, чем реальному подъему иммиграции1.
Из-за явной неполноты учета миграции, по имеющимся данным невозможно воссоздать полную картину миграционного прироста.
Оценочно с большим или меньшим основанием можно утверждать, что фактический прирост после 2000 года был, по меньшей мере, в 2-3 раза выше, чем регистрируемый.
Последний не учитывает мигрантов, прибывших на время, но с намерением остаться на жительство в России и де-факто уже являющихся ее постоянными жителями, но из-за административных барьеров не получивших де-юре статуса постоянного жителя.
По экспертным оценкам, основанным на исследованиях, общее количество единовременно присутствующих в России мигрантов, включая и временных трудовых мигрантов, по состоянию на конец 2006 г., составляло не более 8 млн.
Эта оценка совпадает с количеством уведомлений о прибытии иностранных граждан, полученных миграционной службой в 2007 г.: на миграционный учет было поставлено почти 8 миллионов мигрантов, включая командированных, приехавших в гости, на кратковременное лечение и т.п. Такое совпадение указывает либо на некоторое превышение экспертных оценок в отношении количества мигрантов, либо на то, что, несмотря на упрощенную процедуру, далеко не все мигранты регистрировались.
Объем незаконной иммиграции, согласно приведенной ниже схеме (рис. 5.2), оценивался в 4-5 млн. человек, из которых примерно 30% мигрантов не имели ни регистрации, ни разрешения на работу. Часть из них де-факто были постоянными жителями России, жили здесь с семьей, но не могли получить разрешение на временное проживание
или вид на жительство. Так, согласно данным социологического обследования украинских трудовых мигрантов, проведенного Центром миграционных исследований в 2002 году в Москве, половина из них проживали в столице более 3-х лет. Из схемы видно, что главная составляющая незаконной миграции, — это трудовая миграция.
Динамика не попадающей в статистический учет иммиграции не ясна, но есть явные признаки ее роста. Об увеличении иммиграции свидетельствует, в частности, быстрый рост трудовой миграции иностранной рабочей силы, нанятой на законных основаниях.
В 2006 г. ее количество превысило 1 млн. человек (1023 тыс.), против 702,5 в 2005 г., 460,4 в 2004 и 380 тыс. человек в 2003 г. В частности, быстро увеличивалось привлечение китайской рабочей силы: в 2004 г. - 94,1 тыс. человек, в 2005 - 160,6 тыс., в 2006 - 230 тыс. человек.
Миграционный прирост - результат взаимодействия двух противоположно направленных процессов: иммиграции и эмиграции (рис. 5.3).
Полноценное включение России в систему международных миграций создало предпосылки не только для иммиграции в страну, но и для эмиграции из нее. В начале 90-х годов распад СССР привел к резкому сокращению выезда в бывшие республики Союза, что послужило одной из главных
причин упоминавшегося всплеска миграционного прироста. Но выезд за пределы бывшего СССР увеличился.
Далеко не весь этот выезд регистрируется. По оценкам, суммарные потери населения России за счет выезда за пределы СНГ с конца 1980-х годов составляют примерно 3 млн. человек, что в 2 раза превышает официально зарегистрированную эмиграцию в этом направлении, составившую за 2007 гг. 1,4 млн. человек, четверть всех выехавших из России. Со временем миграционный поток за пределы бывшего СССР стал теснить поток выезжающих в СНГ, и с 2003 года эти потоки практически сравнялись. Но при этом оба потока сократились.
Если верить статистике, то, пережив резкий взлет в начале 90-х годов, эмиграция за пределы бывшего СССР затем сокращалась и к 2006 году возвратилась к исходному уровню конца 80-х годов. Возможно, это заниженные оценки. Значительная часть эмигрантов при выезде не снимается с учета по месту жительства, а, значит, и не попадает в статистику. В целом, нынешняя ситуация с эмиграцией из России не осознается как особенно проблемная, но это не значит, что она не может обостриться в будущем.
Риски эмиграции обычно связывают, в первую очередь, с «утечкой умов», однако, в условиях депопуляции сам факт эмиграционных потерь населения становится нежелательным. Между тем, есть основания предполагать, что такие потери будут нарастать.
Эмиграция за пределы бывшего СССР до сих пор носит этнически избирательный характер в том смысле, что отдельные народы (евреи, немцы, греки и др.) имеют больше возможностей выезда, поскольку их с готовностью принимают на исторической родине. Но значение этого фактора по мере выезда указанных народов постепенно сокращается. По мере общего сокращения эмиграционного потока в нем нарастает доля русских, выезжающих самостоятельно или в составе смешанных семей. Половина эмигрировавших в 2007 году в Израиль и в Германию, две трети — в США и 55% — в другие страны - русские. Эмиграция русских приобрела самостоятельное значение, хотя и сдерживается сузившимися возможностями выезда под знаком этнической эмиграции и ставшими более жесткими в последнее время правилами въезда во все развитые страны.
Особенно распространена ориентация на выезд за пределы бывшего СССР у потенциальных мигрантов крупнейших городов. Так, по данным обследования 2005 г., проведенного Центром миграционных исследований, на «дальнее зарубежье» ориентирован каждый пятый житель из тех, кто хотел бы или думает о переезде в Казани, каждый четвертый в Нижнем Новгороде и Новосибирске, каждый третий в Санкт-Петербурге. Эти
города находятся на верхней ступени расселенче- ской иерархии, и их жители не видят резона в том, чтобы решать свои проблемы путем переезда в другой город своей страны.
Не исключено, что эмиграция из России получит дополнительные стимулы вследствие меняющейся ситуации в восточно-европейских и балтийских странах, которые после вступления в ЕС потеряли значительную часть рабочей силы, выехавшей на запад. Чтобы восполнить потери, некоторые из них (например, Польша, Чехия, Литва) намерены широко открыть свои двери для рабочей силы из России, Украины и Белоруссии. В более отдаленной перспективе нельзя исключать и конкуренцию за людские ресурсы с Украиной. Сейчас эмиграционные потери Украины в абсолютном измерении примерно равны российским, но относительно гораздо выше при еще худшей демографической ситуации. Россияне всегда охотно переезжали на Украину, и если политическая ситуация на Украине стабилизируется, и экономика получит импульсы роста, миграция туда из России может возобновиться.
<< | >>
Источник: Вишневский А. Г., Захаров С. В.. Россия перед лицом демографических вызовов. 2009

Еще по теме Миграционный прирост компенсировал около половин:

  1. 2.2. Миграционное движение трудового потенциала
  2. МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА
  3. СТАНОВЛЕНИЕ ГОРОДСКИХ ОБЩИН И БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ОТ КИЕВА (вторая половина XI - первая половина XII в.)
  4. Том Питерс выделяет около 50 характеристик лидерства
  5. ЗАПАДНЫЕ И ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ ОКОЛО 800 ГОДА
  6. Глава V 'эпоха КРИЗИСА: вторая половина Ml —первая половина II в. до н. э.
  7. Около 1200 года до из. арии Индиирасселяются по долинам рек и по равнинам
  8. § 2. Трактовки «славной революции» в английской историографии второй половины XVIII - первой половины XX века (Э. Бёрк, Дж. Расселл, Т. Б. Маколей, Г. М. Тревельян)
  9. Раздел III МИР ОКОЛО ТЫСЯЧНОГО ГОДА. РАСЦВЕТ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  10. В Шумере} около 2700 года до н.э., Гильгамеш, царь Урука,завоевывает земли своих соседей
  11. На севере Индии, около 950 года до н.э. идея царствавызывает большую войну между кланами
  12. § 4. «Энциклопедия» Дидро и Д'Аламбера о факторах, которые должен учитывать законодатель у диких народов, проживающих около Полярного круга
  13. III 1.  Как рассказать о человеке, прожившем на свете около 60 лет#x2011;с 1787#x2011;го по 1845#x2011;й?
  14. Раздел 6 МИР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА 6.1. Страны Западной Европы и США во второй половине XX века
  15. 4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  16. А. Л. Перковский КРИЗИС ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА КРЕПОСТНОГО КРЕСТЬЯНСТВА РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX СТОЛЕТИЯ
  17. Первая половина жизни Сократа
  18. Искусство второй половины XVIII века
  19. § 2. Развитие науки и культуры во второй половине ХХ в.
  20. Заречье во второй половине V в