Конкурентность экономических и социальнодемографических целей


Демографические изменения очень сильно влияют на величину социальных расходов, производимых государственными или общественными институтами, с целью удовлетворения важнейших социальных потребностей домохозяйств и отдельных лиц в случаях, когда они, по тем или иным причинам, не могут удовлетворить эти потребности за счет своих собственных трудовых или иных доходов от экономической деятельности или собственности.

Большинство таких расходов обусловлено нетрудоспособностью или ограниченной трудоспособностью получателей социальной помощи и потому тесно связано с параметрами демографического развития страны, особенно с динамикой демографической нагрузки, о которой говорилось в гл. 1. Соответственно, при прочих равных условиях, прогнозируемые потребности в социальных расходах существенно различаются в зависимости от демографического прогноза. В данной главе рассматриваются два варианта прогноза - инерционный и оптимистический. В инерционном прогнозе, который до недавнего времени применялся федеральными министерствами и ведомствами в качестве основного при проведении долгосрочных оценок финансового положения пенсионной системы, сохраняются исторически сложившиеся тенденции рождаемости и смертности. Оптимистический сценарий, разработанный в Институте демографии ГУ ВШЭ, предполагает существенное увеличение рождаемости и значительный рост средней продолжительности жизни.
Для обоих сценариев характерно снижение доли населения трудоспособных возрастов в общей численности населения и возрастание иждивенческой нагрузки на трудоспособное население. Но в инерционном сценарии иждивенческая нагрузка повышается в основном за счет пожилого населения, в то время как число детей имеет тенденцию к снижению. В оптимистическом же прогнозе иждивенческая нагрузка возрастает значительно быстрее, чем в инерционном, и происходит это как за счет более быстрого роста числа лиц пенсионного возраста, так и за счет увеличения числа детей (рис. 7.1). Различия между двумя прогнозами оказывают существенное влияние на потенциальную структуру социальных расходов.
В инерционном демографическом прогнозе снижение потребностей в расходах на образование и медицинское обслуживание детей частично компенсирует увеличение расходов на здравоохранение для пожилого населения. Расчеты, сделанные в 2007 г. экспертами Центра стратегических разработок (ЦСР), Независимого института социальной политики и Института экономики города в рамках работы над проектом Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, предполагают увеличение к 2020 году государственных расходов на здравоохранение при инерционном демографическом прогнозе не более чем на 2,5% ВВП, а частных расходов - на 0,5-0,7% ВВП. В результате совокупные расходы на здравоохранеї могут достигнуть 9% ВВП. Однако ожидаемый рост расходов на здравоохранение в данно сценарии происходит не столько под влиянием демографических факторов, сколько в связи с приближением России по уровню социально-






экономического развития к развитым странам западной Европы. Мх уровень соответствует показателям стран с прогнозируемым для России уровнем душевого ВВП. Ожидаемый рост расходов на здравоохранение будет происходить не вопреки возможностям экономики, а в соответствии с повышением этих возможностей, которые обеспечиваются высокими темпами экономического роста. Увеличение расходов сопровождается существенным улучшением доступности и качества услуг здравоохранения. Соответственно, в сценариях с менее высокими темпами экономического роста расходы на здравоохранение повышаются медленнее, что замедляет прогресс в части доступности и качества медицинской помощи.
В связи со значительным ростом числа пенсионеров главной проблемой в инерционном прогнозе становится потенциальный рост пенсионных расходов. Ниже этот вопрос анализируется более подробно.
В оптимистическом же сценарии, помимо еще более значительного потенциала роста расходов на финансирование пенсий, возрастают также потребности в дополнительных расходах на образование и охрану здоровья. В отличие от инерционного сценария, доля детей в общей численности населения значительно возрастает. Это значит, что для обеспечения после 2020 года уровня душевых расходов на образование детей и молодежи, сопоставимого с инерционным демографическим прогнозом, их, при прочих равных условиях, не-


Вставка 7.1. В Европейском Союзе социальные расходы в 2005 году составили более 27,2% ВВП
В 2005 году общие расходы на социальную защиту* в Европейском Союзе (ЕС-27) составили 27,2% к объему ВВП при значительной дифференциации между странами (рис. 7.А). В странах,
где этот показатель соответствует среднему уровню или превышает его (то есть составляет 27,2% ВВП и более), проживает 39,6% совокупного населения ЕС; в странах, где его значение составляет от 22,3% до 27,2% ВВП, - 30% населения; в странах, тратящих на социальную защиту от 17,4% до 22,3% своего ВВП, - 21,9% жителей ЕС, а в странах, тратящих на эти цели менее 17,4% ВВП, - 8,5% населения ЕС.
Страны с наиболее высоким соотношением расходов на социальную защиту и ВВП - Швеция (32,0%), Франция (31,5), Дания (30,1), Бельгия (29,7), Германия (29,4), Австрия (28,8) и Нидерланды (28,2%) - тратят на социальные цели в 2 с лишним раза больше (по отношению к ВВП), чем три госу

дарства с самыми низкими значениями этого соотношения: Латвия (12,4%), Эстония (12,5%) и Литва (13,2%).
Еще больше различия между странами-членами ЕС по абсолютным показателям величины социальных расходов в расчете на душу населения. Их в еличина в 2005 году в арьировалась от 1088 стандартов покупательной силы (пересчитанная в евро с учетом паритетов покупательной способности) в Румынии до 12948 в Люксембурге, 8529 в Швеции и 8498 в Дании. За пределами ЕС социальные расходы в расчете на душу населения особенно высоки в Норвегии (9525) и в Швейцарии (8891). Если в пересчете на евро бе з учета ППС социальные расходы за 2005 год в Люксембурге и Норвегии превысили 1000 евро в среднем на человека в месяц, то в Латвии, .Литве, Болгарии и Румынии не достигли и 70 ивр о (38-67). Рассчитываются в соответстви и с методикой Европейской систе мы интегрировинной статистики ноциальной защиты "ESSPROS Manual 1996". Социалиные расходы включают собссвннно соц иальные пособия и выплаты ( призванные смягчить риски, связанные с болезнью, инвалидностью, старнстью, нетерей кормиль ца, безра ботицей и социальной незащищенностью, а та еже направленн ые ка поддерж ку семей с детьми и решении жилищных проблем) , а дминистративные издержки и другие расходы, необходимые для функционировани я системы социальной защиты.
С оци альные расходы в Европейском Союзр учитываются до выплаты налеыов и других обязательных платежей получателями, но при этом так называемые «налоговр|е пособия» (налоговая воддержка) - сокращение налоговых вы чевов или освобождение от налогов домохозяйств кар часть социальнрй защ ит ы, - гак прайтло, не учитываерся.
Источники: EurosBat-Sori al protectiBn ie the Еигоррап Union // Ktatistics ir focus. Population and SocialConditions. 46/2008 -
htte://epp.eurostat.ec.europa.eu/cach e/ITY_OFFPeB/KS-SH-08-KH6/EN/KS-SF-08-046-EN.PDF Eurosta t Databa/e spr_exp_sum extract/d 26 September, 2008.
httpy/epp.eurastat.ec.europa.euBportai/page?_pageid=0,1136184,0_45572595amp;_dad=portalamp;_schema=PORTAL
Е.С. Щербакова


обходимо увеличить в процентах к ВВП примерно на 1/7. В этих условиях рост расходов на медицинское обслуживание пожилого населения уже не может быть компенсирован уменьшением расходов на образование. Для обе спечения душевых расходов на охрану здоровья на уровне инерци- тнного демогр афическтго п]тогноза они должны в озрасти г 2020 году, при прочих равных условиях, почти на Т/5 и достигнеть 1Т% ВВП. Это превышает показатели большинства стран, чей ВВП на душу населения будет согтве тствовать прогнозному уровню Рогсии в 2020 году.

alt="" />







Вставка 7.2. Основные категории социальных расходов в Европейском Союзе в 2005 году (без учета административных издержек и других расходов)



Пенсии и пособия в связи со старостью и по случаю смерти члена семьи - 46% всех социальных пособий и выплат, или 12,0% от ВВП.
Пособия по случаю болезни и на медицинское обслуживание - 28,6% от общего объема социальных выплат в Европейском Союзе, 7,5% от ВВП.
Пособия по инвалидности - 7,9% от общего объема социальных пособий и выплат, 2,1% ВВП.
Расходы на поддержку семьи и детей - 8,0% от общего объема социальных выплат, 2,1% от ВВП.
Социальные расходы, направленные на смягчение проблемы безработицы,- 6,1% от общей суммы расходов на социальную защиту, 1,6% от ВВП.
Средства, направленные на решение жилищных проблем и вопросов социальной незащищенности, - 3,5% от общего объема социальных пособий и выплат, 0,9% ВВП.
Распределение социальных расходов по категориям существенно различается по странам (рис. 7-Б).
Источники: Eurostat - Social protection in the European Union // Statistics in focus. Population and Social Conditions. 46/2008 -
http://epp.eurostat.ec.europa.eu/cache/ITY_OFFPUB/KS-SF-08-046/EN/KS-SF-08-046-EN.PDF Eurostat Database spr_exp_sum extracted 26 September, 2008. http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal/page?_pageid=0,1136184,0_45572595amp;_dad=portalamp;_schema=PORTAL
Е.С. Щербакова


Таким образом, при реализации оптимистического варианта демографического прогноза общее увеличение пенсионных расходов и расходов на здравоохранение и образование может составить 8-10% ВВП, что заметно превышает возможности российской экономики. Его результатом может стать дестабилизация бюджетной системы, неоправданный рост налогового бремени и, в конечном счете, снижение конкурентоспособности российской экономики и замедление экономического роста.
Хотя повышение рождаемости, улучшение здоровья и снижение смертности в долгосрочной перспективе несомненно оказывают благоприятное влияние на экономический рост, они представляют собой самостоятельные цели, достижение которых в краткосрочной и среднесрочной перспективе может вступать в конкуренцию с целями ускорения экономического роста.
В гл. 1 (раздел 1.2.3) уже говорилось о предстоящем росте демографической нагрузки на трудоспособное население. В случае реализации оптимистического демографического прогноза, сочетание роста рождаемости и снижения смертности еще усилят этот рост. Доля населения трудоспособных возрастов в общей численности населения в оптимистическом демографическом прогнозе будет непрерывно снижаться и к 2050 году уменьшится примерно на 10 процентных пунктов по сравнению с инерционным прогнозом.
Но уже и в период до 2020 г. успешное решение задач, связанных с повышением рождаемости и снижением смертности, неизбежно будет вести к возрастанию социальной нагрузки на уменьшающееся работающее население, которое вынуждено будет нести тройную дополнительную социальную нагрузку: обеспечивать социальные расходы на нужды растущего числа детей и их родителей; финансировать пенсионные и медицинские расходы для растущего числа пенсионеров; формировать часть собственной будущей пенсии в связи с переходом к накопительной пенсионной системе.
Пока нельзя со всей определенностью утверждать, что российская экономика выдержит такую тройную нагрузку без снижения темпов экономического роста. Ниже финансовые последствия такого развития будут рассмотрены более подробно.
Разумеется, сказанное выше не следует интерпретировать как аргументы против увеличения рождаемости или снижения смертности.
Но надо отчетливо понимать, что позитивные экономические последствия улучшения демографической ситуации, если оно произойдет, начнут проявляться лишь после 2025 года. Для того же, чтобы совместить повышение рождаемости и снижение смертности с максимизацией темпов экономического роста в ближайшие полтора десятилетия, необходимо найти компенсирующие механизмы смягчения возможных негативных экономических последствий роста социальных расходов, направляемых на улучшение демографической ситуации в период до 2025 года.
Сравнивая Россию и развитые страны по показателям социальных расходов, следует отметить имеющийся в этой области существенный разрыв, что обусловлено разными уровнями экономического развития и благосостояния населения. Не все российские и зарубежные показатели могут быть сопоставимы в силу различия в методических подходах. Тем не менее, мировой опыт представляет значительный интерес. Так, в 2004 году социальные расходы в Европейском Союзе составили 27,3% к объему ВВП (Вставка 1).
<< | >>
Источник: Вишневский А. Г., Захаров С. В.. Россия перед лицом демографических вызовов. 2009

Еще по теме Конкурентность экономических и социальнодемографических целей:

  1. 10.2.1. Регулирование «экономической концентрации» в конкурентных отношениях
  2. 85. Продаж земельних ділянок на конкурентних засадах.
  3. Місце конкурентного права в правовому забезпеченні господарської діяльності.
  4. 10.2.5. Регулирование отношений с участием публичных образований и органов управления, оказывающих воздействие на конкурентную среду
  5.    Постановка целей.
  6. Неопределенность целей
  7. 3. Структура педагогических целей
  8. 3.14.1. Экономический детерминизм, экономический материализм и вообще экономический подход к истории (от Дж. Миллара, Р. Джонса и Дж. Роджерса до Э. Лабрусса и У. Ростоу)
  9. ЭТАП 2. ПОСТАНОВКА И СОГЛАСОВАНИЕ ЦЕЛЕЙ
  10. 10.3. Изменение государством конкурентных условий участия в рыночных отношениях как сфера государственного вмешательства в экономику
  11. СОЧЕТАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ЦЕЛЕЙ
  12. Помощь учебника в определении целей урока
  13. 9. Свободное воспроизведение произведений для судебных целей
  14. Постановка целей обучения
  15. Упражнения и задания на определение поурочных целей
  16. Примеры жизненных целей, или ценностей
  17. § 1. Воспитание как специально организованная деятельность по достижению целей образования
  18. Необходимость опоры целей воспитания на цели развития общества