Революция наоборот, или о конфликте между политической онтологией70 насилия и политической онтологией воображения

«Вся власть воображению!», «Будь реалистом, требуй невозможного!» Все люди, вовлечённые в радикальную политическую борьбу, слышали эти слоганы тысячу раз. Обычно, когда слышишь их впервые, они очаровывают и побуждают к действию, но затем становятся настолько знакомыми, что кажутся просто избитыми фразами или просто исчезают в естественном фоновом шуме радикальной жизни.
Они редко становятся предметом серьёзных философских размышлений. Мне кажется, что на данном этапе истории подобные размышления были бы нелишними. Мы находимся в том положении, когда общепринятые определения вызывают замешательство. Вполне вероятно, что мы находимся на пути к революционному моменту или ряду таких ситуаций, но мы уже даже чётко не понимаем, что это значит. Этот текст — продукт длительных попыток переосмыслить такие понятия, как реализм, воображение, отчуждение, бюрократия, революция. Он появился в результате шестилетнего участия в альтерглобалистском движении, в особенности в наиболее радикальных, анархистских, ориентированных на прямое действие группах. Можно рассматривать его как предварительный теоретический доклад. Помимо всего прочего, я хочу задаться вопросом, почему именно эти понятия, которые многие из нас считают провокацией давно забытых дискуссий 60-х годов, всё ещё находят отклик в наших кру гах? Почему идея любой радикальной трансформации общества всё чаще кажется нам «нереалистичной»? Что сейчас означает термин «революция», если никто уже не ждёт одномоментного решительного разрыва с существующими механизмами подавления? Эти вопросы кажутся несопоставимыми, но я думаю, ответы на них взаимосвязаны. Если иногда я обращаюсь к уже давно существующим теориям, я делаю это намеренно: я стараюсь увидеть, возможно ли начать созидание чего-то нового на основе опыта этих движений и теоретических течений, которые лежат в их основе. Вот суть моих аргументов: Правые и левые политические теории основаны прежде всего на разных предположениях о подлинной сущности власти. Правая идеология берёт своё начало в политической онтологии насилия, в которой быть реалистичным означает принимать во внимание силы разрушения.
В ответ на это левые последовательно предлагают вариации политической онтологии воображения, в которой необходимо учитывать силы (производительные, созидательные), которые что-либо создают. Эта ситуация осложняется тем, что систематическое неравенство, подкрепляемое силой — структурным насилием,— всегда порождает искажённое и фрагментированное воображение. Это опыт нашей жизни внутри этих раздробленных структур, который мы называем «отчуждением». Наше привычное представление о революции связано с восстанием: нужно отбросить существующие реалии насилия путём уничтожения государства, затем освободить силы воображения и творческого потенциала людей, чтобы преодолеть механизмы, создающие отчуждение. События XX века показали, что настоящая проблема состоит в том, как организационно закрепить этот творческий потенциал, не создавая новых, зачастую ещё более насильственных и отчуждающих механизмов. Вследствие этого повстанческая модель больше не кажется полностью жизнеспособной, но пока неясно, чем можно её заменить. Ответом на эту неопределённость было возрождение традиции прямого действия. По сути, массовые акции меняют ход обычной последовательности развития мятежа. Вместо напряжённого противостояния с государственной властью, поначалу ведущего к взрыву народного веселья, созданию новых демократических учреждений и в конечном счёте к возвращению к повседневной жизни, при организации массовых манифестаций активисты, главным образом из субкультурных групп, создают новые образования по принципам прямой демократии, чтобы организовать «фестивали сопротивления», которые в конечном итоге ведут к конфронтации с государством. Это всего лишь одна сторона более общего движения по созданию новых форм борьбы, которое, мне кажется, частично находится под влиянием анархизма, но в ещё большей степени феминизма — движения, которое стремится к воссозданию этих мятежных ситуаций на постоянной основе. Давайте разберёмся по порядку.
<< | >>
Источник: Дэвид Грэбер. Фрагменты Анархистской Антропологии Радикальная Теория и Практика, Москва-172 с.. 2014

Еще по теме Революция наоборот, или о конфликте между политической онтологией70 насилия и политической онтологией воображения:

  1. Тема 9. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ
  2. Революция наоборот
  3. 2.7. Место политической теории в политической науке и дифференциация политических теорий
  4. Социально-политические революции и революции в философии
  5. 10.3. Юридические конфликты в экономической, политической и культурной сферах
  6. Часть 2.0 насилии и смещении структур воображения
  7. Эффективность насилия, или насилие как капитал
  8. Этнические конфликты 1990-х гг. и развитие российской политической нации
  9. § 2. Февральская революция 1917 г. Политическая ситуация в России после февральской революции
  10. 7.11. Конфликты между подструктурами самосознания и жизненный путь человека 7.11.1. Конфликт идеального «Я-образа» с реальным
  11. ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС 1
  12. § 9. РЕФОРМЫ И РЕВОЛЮЦИИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ 1900—1945 ГГ.
  13. § 3. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОЮЗЫ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ. 1900—1914 гг.
  14. Проблема ликвидации последствий израильской агрессии и политического урегулирования ближневосточного конфликта
  15. 19.2. Концепт насилия в интерпретации современных конфликтов
  16. Глава I Взаимосвязь между экономической и политической свободой