ВАН

/>Наша грудь всегда готова встретить вражескую рать. Полк Кавказский наш удалый не умеет отступать...
Казачья песня
Зимнюю передышку Юденич и его начальник штаба ген. Болховитинов использовали в полной мере.
К генеральному наступлению на Эрзерум сперва надо было тщательно подготовиться. И из перемешанных войск, наспех собранных на этом направлении, фактически
заново создавался единый армейский организм. Работа была проведена колоссальная. Первостепенное значение придавалось связи. Вдоль всего фронта была создана телеграфная линия, соединившая между собой разбросанные по разным долинам корпуса и отряды. Части снабжались радиостанциями, на высотах и перевалах сооружались ретрансляторы, что позволило на основных направлениях ввести-в строй несколько радиолиний. Для связи и разведки командование использовало и имеющуюся авиацию. Чтобы в условиях отсутствия сплошного фронта обезопасить тыл от вражеских вторжений, строился ряд укрепрайонов, прикрывавших жизненно-важные центры — Сарыкамыш, Ардаган, Ахалцих, Ахалкалаки, Александро- поль, Тифлис, Баку. Юденич и начальник тыла армии ген. Вольский уделяли много внимания и налаживанию системы снабжения. Ремонтировались и прокладывались дороги, возводились новые мосты, от конечной станции в Сарыкамыше до передовой строилась узкоколейка на конной тяге. Было сформировано 80 транспортных отрядов, все войсковые группировки получили автомобильные роты. Старались мобилизовать местные ресурсы — чтобы не везти из тыла то, что можно найти ближе. Создавались продовольственные магазины, накапливался запас снарядов и патронов, что при общем дефиците в России было не просто.
Формировались новые части и соединения. Так, 1-я и 2-я Кубанские пластунские, 3-я Кавказская стрелковая бригады и 20-я пехотная дивизия были объединены в 5-й Кавказский корпус. В состав армии прибыли или ожидалось прибытие 2-й и 3-й Забайкальских казачьих, 4-й Кубанской пластунской и Донской пластунской бригад. Учитывая высокие боевые качества, проявленные армянскими дружинами, их было сформировано еще две. И конечно, можно было создать гораздо больше — приток добровольцев продолжался со всего мира, но опять все упиралось в оружие. Даже в существующих дружинах лишь 75% личного состава вооружалась трехлинейками, а 25% — трофейными “манлихерами”. По ходатайству Воронцова- Дашкова и Юденича в эти формирования откомандировывали унтеров и офицеров-армян. А вскоре 4 из 6 дружин были сведены в более крупную часть, ‘Араратскую группу" под командованием Вардана. Армяне продолжали и сбор средств для российской армии и сражавшихся в ее составе национальных дружин, часто отдавали все сбережения, и их общины в 1915 г. собрали на эти цели 1 млрд 444 млн руб, из них 420 млн поступило из-за рубежа.
5-й Кавказский корпус располагался на приморском направлении. Центральную группировку составили 2-й Туркестанский и 1-й Кавказский, а 4-й Кавказский, как и прежде, прикрывал весь промежуток от Алашкерта до границы с Ираном. Прежде, чем начать наступление в центре, следовало обеспечить фланги. Ведь сильная турецкая группировка все еще удерживала Аджарию. Около 3 тыс. аскеров вошло в Персию. А поспешный вывод отсюда Азербайджанского отряда имел и то последствие, что местные племена сочли, будто русские войну проигрывают, и к туркам примкнуло до 15 тыс. курдской конницы. В январе отряду Чернозубова было приказано восстановить положение. Но возвращать брошенные территории пришлось уже с боями и с кровью. Турок выбили из Тавриза и начали оттеснять на

запад, к границе. Причем то и дело в отбитых населенных пунктах встречались следы зверств, совершенных здесь неприятельскими частями. Русским командованием было назначено следствие, собравшее многочисленные факты преступлений. Так, при занятии в феврале Дильмана выяснилось, что в одном лишь этом городке турки уничтожили 707 армян и айсоров. Следователь К. Матикян докладывал: “Лично я своими глазами видел сотни заколотых трупов в ямах, смрад от которых заражал воздух этих городов, видел обезглавленные трупы, отрубленные топорами на камнях руки, голени, отрезанные пальцы, скальпированные черепа, трупы под обломками, десятки погибших под заборами, среди которых был и мехлемский священник Тер- Вардан. Убийства были совершены и в других армянских селениях".
На другом, причерноморском фланге, действовали остатки турецкого 1-го Константинопольского корпуса и отряды "четников” из местного мусульманского населения, которыми командовал немецкий майор Штанге. Эта группировка занимала позиции в районе Багде- ванского ущелья, Артвина и Ардануча. На направлении Ардагана и Ахалциха оперировали мелкие группы турок и примкнувших к ним добровольцев — прятались в горах, пытались просачиваться в русские тылы и наводить беспорядки, хотя особого успеха не имели. А надежды противника поднять общее восстание кавказских народов провалились. Хотя аджарцы были мусульманами, в большинстве они завоевателей не поддержали и осталось лояльными к России, И ведь наверное, в этом сыграл роль и ноябрьский визит царя. Как-никак, а ни один турецкий султан никогда не подумал о том, чтобы посетить своих аджарских подданных.
Затея же с “Грузинским легионом” кончилась вообще плачевно. Набрать в него удалось всего 400—500 чел., в основном, из грузин- мусульман Лазистана — политики-эмигранты сами брать винтовки почему-то не стремились. А при вторжении выяснилось, что грузины о переходе на сторону турок и слышать не желают. “Легион" встретил к себе такую ненависть и презрение соплеменников, что возникли опасения, как бы и эти-то волонтеры не разбежались, и от греха подальше их отправили в Европейскую Турцию. А в феврале Юденич нанес на этом фланге удар силами 5-го Кавказского корпуса и Приморского отряда ген. Ляхова из 2 бригад и 2 отдельных полков. Разбитый противник был отброшен от Батума. И генерал-квартирмейстер Кавказской армии докладывал: “Интересно отметить тот факт, что турецкие части, оперировавшие в верховьях р. Кинтрима и Чаквийском районе, после того, как им не удалось поднять восстание в Гурии, отошли к югу от Аджарис-Цхали и находятся вблизи Чороха, причем к Жителям, не пожелавшим примкнуть к ним, применялись репрессии, как то: угон скота и даже смерть. Семейства же примкнувших к восстанию вывезены в Турцию". Словом, захватчики вдобавок постарались обеспечить себя заложниками.
Но большинство "четников” соблазнились лишь возможностью пограбить или были мобилизованы под угрозой. Да и у тех, кто пове- РИл в непобедимость Порты, эта вера зашаталась. Многие разбегаюсь и сдавались. Учитывая местную специфику, российские власти Решили даровать таким полное прощение, избегать любых репрессий и проводить подчеркнуто мягкую политику. И помогло. Отпущенные
домой “повстанцы” уже безоговорочно поддерживали русских, а некоторые даже выражали желание служить в нашей армии. Однако завершить разгром противника у Чороха не удалось. Кавказский фронт считался второстепенным, и при отсутствии других подготовленных и снаряженных резервов “излишки” можно было брать только отсюда. И, как уже отмечалось, в период Дарданелльской операции Ставка сняла 5-й Кавказский корпус — в Одессу, а потом на Юго- Западный фронт. Природные условия в Аджарии были тяжелые высокие горы, леса, минимум дорог, и оставшихся сил тут было недостаточно. Война в этом районе приобрела вид частных боев и стычек за селения, тропы, перевалы. Сказалась переброска и на других планах армии — ведь в 5-й Кавказский входили лучшие, отборные части.
Между тем, и турки времени не теряли. И несмотря на англофранцузскую угрозу в Дарданеллах всеми мерами усиливали Кавказский фронт. Если в январе во всей их 3-й армии осталось 36 тыс. штыков и сабель, то к весне состав главной, Эрзерумской группировки был пополнен до 65—70 тыс. Не отказался противник и от мысли "подрезать” русские силы в Сарыкамышском выступе — разгромить и открыть себе дорогу в Закавказье. Только теперь обходной фланговый удар предполагался не с севера, а с юга, где на 300 км растянулся 4-й Кавказский корпус Петра Ивановича Огановского, в котором оставалась всего 1 пехотная и 1,5 казачьих дивизии. Против них из Алеппо была переброшена турецкая 36-я дивизия, затем 3-я и 5-я сводные дивизии — все три составили сводный корпус Халил-бея. Шла из Сирии еще 37-я дивизия, в районе оз. Ван были собраны запасные батальоны, 7 курдских полков и 7 полков “гамидие” (башибузуков-карателей) общей численностью 12 тыс. Но и туркам пришлось повременить с планами решающих операций. Вынудил их к этому отряд Федора Григорьевича Чернозубова из 4-й Кавказской казачьей дивизии, 2-й Кавказской стрелковой бригады и 1-й армянской
Ж
ужины. Он продолжал продвигаться в Иране, 17.3 с боями взял /з-даг и угрожал новым вторжением в Турцию с востока — так что при наступлении турок на Огановского выходил бы им в тыл. Халил- бей решил устранить эту угрозу и в апреле повел корпус в Персию.
И вот в этой ситуации произошло восстание в Ване. Губернатор Джевдет-бей попытался подавить его одним махом. Собрал свои отряды жандармов и карателей — около 6 тыс. чел., и начал бомбардировку армянской части города из орудий. Жители одного из районов, Искеле-Кей, запаниковали и сдались — и были перебиты до единого. Но других горожан это укрепило в мысли стоять до конца. Правда, несмотря на многочисленность населения, оно по большей части состояло из женщин, детей, стариков. Боеспособных мужчин было мало, оружия еще меньше, и набралось всего 1,5 тыс. бойцов. Но душой обороны стал единственный уцелевший из местных лидеров, Арам Манукян — или, как его стали называть, Арам-паша (генерал). Осажденные очень быстро сорганизовались, создали штаб, инженерный отряд, перевязочные пункты, даже свою полицию для наблюдения за порядком. Рылись траншеи, возводились брустверы из камней и мешков с песком. Турки предприняли несколько атак, но были отбиты, понеся потери. А особым героизмом каратели-уголовники не отличались. И Джевдет вынужден был ограничиваться осадой и обстрелом.

Отлавливали и убивали армян в занятой части города, несколько раз пытались поджечь дома, чтобы выкурить осажденных пожаром, и тоже без успеха. Под руководством германскиго офицера, специально прибывшего из Эрзерума, была предпринята и ночная атака, однако и ее отразили, штурмующие потеряли 70 чел. Причем один из школьных оркестров во время боев не переставая играл "Марсельезу" и другие марши. И Джевдет, выведенный из себя, орал; "Они меня доведут до бешенства своей музыкой”. Кроме Вана, возникло еще несколько очагов сопротивления — восстал городок Шатах, а в Джа- нике собралось 8 тыс. беженцев из уничтоженных деревень, и тоже решили обороняться. Арам Манукян направил связных через фронт, к русскому командованию. Сообщалось, что Ван осажден, что около 100 армянских сел в окрестностях вырезаны. Восставшие обращались с отчаянной просьбой прийти на помощь. И Юденич, до которого дошло это послание, откликнулся сразу же. Усилил корпус Ога- новского из своего резерва 2-й Забайкальской бригадой ген. Трухина и приказал без промедления нанести удар на Ван.
А тем временем в Иране завязались бои между отрядом Чернозу- бова и выдвинутым ему навстречу корпусом Халил-бея. Турецкие дивизии, обрастая по пути курдской конницей, отбросили передовые отряды русских и заняли г. Урмию, После чего развернулись на север, на Дильман. Сюда же стягивал свои части и Чернозубов. И 30.4 здесь разыгралось кровопролитное сражение. Превосходящие силы атаковали стрелковую бригаду ген. Назарбекова. Накатывались волна за волной и раз за разом отбивались. Ключевым пунктом стали Му- ханджикские позиции, где держался батальон 8-го полка и дружина Андраника под общим командованием полковника Джебашвили. Позже он писал: “Дружинники вели себя превыше похвалы. Многие из них становились во весь рост на бруствер и что-то кричали туркам. Это заставило меня отдать приказание, чтобы они этого не делали, так как это ведет к излишнеи потере людей. В их действиях было замечено мною полное презрение к смерти". Враг устилал подступы к русским окопам сотнями тел, но снова лез на штурм. И в 17 часов когда уже казалось, что дальше выстоять невозможно, что позиции вот-вот будут прорваны, Назарбеков принял решение контратаковать. Джебашвили он приказал нанести удар на село Барчитлы, расположенное на господствующих высотах.
Как вспоминал Назарбеков, “я видел в бинокль с горы, как дружинники во главе с Андраником, осыпаемые турецкими пулями, лихо двинулись в атаку, пригнувшись к земле и почти все почему-то без папах. Турки не выдержали такого напора и очистили дер. Барчитлы... В заключение могу сказать, что эта молодецкая атака и занятие дер. Барчитлы на фланге турок имели значительное влияние на общий ход Дильманского боя... Время и последующие тяжкие испытания сгладили в моей памяти подробности славного Муханджикского дела, но ничто не заставит меня забыть фигуру армянского народного героя, ведущего своих дружинников на верную смерть во имя блага Родины и спасения положения отряда”.
(Кстати, одним из дружинников, участвовавших в этом бою, был Анастас Микоян — впоследствии видный советский государственный деятель. В 15-м он поступил к Андранику добровольцем, будучи учеником Тифлисской духовной
семинарии.) Контратака стала переломом в ходе сражения^ К обороняющимся стрелкам и дружинникам подтягивались части 4-й казачьей дивизии, и на следующий день русские перешли в общее наступление. Халил-бей был разгромлен, потеряв 3,5 тыс. чел. только убитыми, и стал откатываться назад. Чернозубов, не давая врагу опомниться, бросил войска в преследование — одна группа пошла на г. Сарай, другая южнее, на Баш-калу.
А с севера перешел в наступление корпус Огановского. Для быстрого броска на Ван предназначался специально собранный для этого Араратский отряд ген. Николаева из Закаспийской казачьей бригады, объединенных армянских дружин, батальона пограничников, нескольких батарей и саперных рот. С правого фланга его движение прикрывали основные силы корпуса — Эриванский отряд Абациева из бо-й пехотной и 2-й Кавказской казачьей дивизий, с левого — Забайкальская бригада Трухина. Частям Николаева предстояло преодолеть высокогорный (2800 м) Тапаризский перевал, поэтому они выступили раньше остальных, 5.5. Здесь и в мае лежал глубокий снег, саперные роты рыли в нем проход, и войска двигались, как по каналу. За день прошли всего 10 км. Страдали от мороза, не было даже топлива, чтобы вскипятить чай, а от яркого солнца и ослепительных снегов у людей воспалялись глаза.
Когда начали спускаться, авангард атаковали курды, у с. Соук-су опрокинули и погнали назад 4-ю дружину Кери, но армян выручила помощь 1-го Кавказского полка. Совместными усилиями врага прогнали. 7.5 курды предприняли более массированную атаку, их остановила и расшвыряла метким огнем батарея подполковника Иванова, нанесли удар казаки и дружинники, и преследуя противника, вышли в долину Аббага. И первое, с чем пришлось здесь столкнуться, были картины армянской резни. Как вспоминал участник похода, хорунжий Ф.Елисеев, его сотня спугнула отряд курдов, орудовавший в деревне. “Мы вскочили в село. Оно оказалось армянским. В нем — только женщины и дети. Все они не плачут, а воют по-звериному и крестятся, приговаривая: “Кристин! Кристин! Ирмян кристин!” Ничего не понять от них о событиях, происшедших в селе. Жестом руки успокаиваю их. Сняв папаху и перекрестившись, я этим показал им, что они находятся теперь под защитой русского оружия. И не задерживаясь, наметом, двинулись на юг”. А за околицей увидели и причину рыданий — груду мертвых тел. “Все трупы еще свежие, у всех позади связаны руки, и все с перерезанным горлом. Одежда подожжена и еще тлела. Все молодые парни с чуть пробившимися черными усиками. Картина жуткая. Казаки молча смотрели на них. И для них, как христиан, лик войны менялся”.
7.5 перешли в наступление и части Абациева, а чуть позже бригада Трухина. Перед операцией линия фронта на этом участке образовывала прогиб (чем и хотели воспользоваться турки для флангового контрудара), поэтому Юденич поставил Огановскому задачу выдвинуться на линию хребет Шариан-даг — Мелязгерт — °зеР° Ван. Это устраняло опасность обходного прорыва для русской Сарыка- мышскои группировки и сокращало фронт на 100 км. Абациев действовал грамотно, пехотными частями он обложил г. Дутах, где оборонялась 37-я турецкая дивизия, а конницу бросил в прорыв, и она,

«л СЬ В° вРажеские тылы, 10.5 овладела г. Мелязгертом. Та ким образом, все основные неприятельские силы в этом районе о зались скованы боями, им перекрывался путь на восток — и отряд Николаева мог продвигаться к Вану, встречая лишь незначительн
сопротивление.
Но следы резни встречались теперь повсюду. “Армянские дружины легко отбили курдов, и к вечеру отряд, пройдя ущелье, расположился в селе Бегри-кала. Рядом армянское село с православной церковью, где навалены трупы женщин и детей... Картина страшная”. По селениям Ванского и Эрзерумского вилайетов истребление армян шло вовсю. Так, из уездного центра Хнуса и 25 окружающих его сел спастись удалось всего 128 чел. Из Неркин Буланыха и 11 прилегающих сел уцелели 21 чел. Из Верин Буланыха и 15 сел — 423 чел. Из г. Ахлата, где проживало 2150 семей уцелело 248 чел. Восставшие города все еще отбивались. По Вану Джевдет-бей выпустил 10 тыс. снарядов. От этих бомбардировок погибло около 100 чел. — в основном, мирных граждан. Но все разрушения, сделанные в укреплениях днем, за ночь исправлялись. Сражались все жители, даже женщины и дети. Выносили раненых, рыли окопы, подтаскивали камни для брустверов, занимали места выбывших из строя мужчин.
Отступающие из Персии войска Ха.пил-бея сумели оторваться от преследования. Части Чернозубова задерживались не столько неприятелем, сколько тяжелыми условиями высокогорной системы на турецко-иранской границе. Назарбеков писал в рапорте: “Вашкалинский отряд... развил свою энергию до крайних пределов" и “испытал такие трудности от недостатка продовольствия и труднодоступной местности,. которые редко кому приходится испытывать. Пройдено около 30 громадных перевалов от 8 до 11 тыс. футов высоты. Конский состав отряда сильно уменьшился и расстроился. Расстроилась и материальная часть; одежда сильно истрепалась, многим пришлось бросить обрывки сапог и сделать поршни. Люди по несколько дней не получали довольствия. Кони отощали’’. А Халил поспешно отводил корпус назад, уничтожая за собой мосты через речки и пропасти.
Выйдя на равнину, его аскеры, разъяренные поражением, решили отыграться на жителях Вана и присоединились к осаждавшим его отрядам Джевдета, чтобы перед дальнейшим отступлением все-таки взять и вырезать город. Но защитники отразили и эту атаку. Мало того, ночью сделали вылазку, захватили турецкие позиции, взяли 4 орудия и открыли из них огонь по противнику, а попавшие в их руки обозы и часть лагеря подожгли. 12.5 навстречу русским пробрались новые посланники от Арама. В письме сообщалось, что Ван и Шатах еще держатся, но силы иссякают, и нужна срочная помощь. Однако и у турок подожение было уже критическим, С севера приближался отряд Николаева, вышел на берег Ванского озера, обратил в бегство жандармов и курдов, осаждавших Джаник и деблокировал собравшихся там беженцев. А с востока двигались части Назарбеко- ва. Турки у Вана остались в створе сжимающихся "клещей”, И 15 5 части Джевдета и Халила, еще продолжая артиллерийские обстрелы, начали сниматься с позиций и уходить. Вместе с ними обратилось в бегство все мусульманское население — опасаясь, как бы после всего случившегося армяне и русские не отыгрались на них.

Николаев дипломатично пустил в авангарде армянских дружинников, и 18.5 кавалерийский отряд Хечо вступил в Ван. Разумеется ему была устроена триумфальная встреча. А разъезды следующих за ними казаков натыкались порой на чудом уцелевших местных жителей: “Из-за глыб камней показались люди, человек 20... То оказались мужчины армянского вырезанного села. О движении русских войск ничего не знают. И какова была их радость, когда они узнали, что г. Ван уже занят русскими войсками... Со слезами на глазах они целуют наши ноги в стременах. Жуткая человеческая драма..." Огромный богатый город, утопающий в цветущих садах, показался русским воинам райским оазисом после снегов, горных ущелий и разоренных сел. Встречали торжественно, жители угощали казаков вином, табаком, а для всех офицеров Арам-паша устроил торжественный ужин в честь освободителей. На котором испросил разрешения у Николаева послать телеграмму царю. Текст ее гласил: “В день рождения Вашего Величества, совпадающий с днем вступления Ваших войск в столицу Армении, желая величия и победы России, мы, представители национальной Армении, просим принять и нас под Ваше покровительство. И пусть в роскошном и многообразном букете цветов великой Российской империи маленькой благоухающей фиалкой будет жить автономная Армения”.
На следующий день был торжественный молебен. Хорунжий Елисеев вспоминал: “Церковная служба окончена, и офицеры стали подходить к кресту. И каково же было наше удивление, смешанное с восхищением, когда прибывшие ученицы армянских школ, возрастом не старше 14 лет, одетые в летние платьица с черными передничками, под управлением своего регента вдруг, словно ангелочки, запели:
Славься, славься, нас Русски Сарь,
Господам данни нас Сарь-Государь,
Да будет писмертни Твой Сарьски Род,
Да им благоденствуе Русськи нарот...
Это было так неожиданно для нас, что даже весь главный штаб во главе с ген. Николаевым, не говоря уже о нас, строевых офицерах, остановился и невольно повернул в их сторону свои головы. И несмотря на непонимание поющими русских слов в этом славословии русского царя, произносимом с большим акцентом, это нисколько не умаляло достоинства преподнесенного нам сюрприза. “И когда это они успели разучить?" — делились мы между собой недоуменно../’ Эту победу отмечали не только в Ване, ее праздновала и вся российская Армения, проходили стихийные многолюдные митинги. Католикос Геворк V направил телеграммы Юденичу, Огановскому и Воронцову-Дашкову : "Сегодня, по случаю взятия Вана... передаю Вашему сиятельству искренние поздравления и молюсь Всевышнему одаривать доблестные русские войска новыми победами”. Успехи были и на других участках. Части Абациева завершили разгром Дутахской группировки противника и отбросили ее на запад. На левом фланге отряд Назарбекова взял Баш-калу. Русские войска заняли значительную территорию — весь “угол” между российской и иранской границами и оз. Ван. Турки отступали на юг и юго-запад, на Битлис, при-

чем Джевдет со своими “батальонами мясников" по пути вырезал до единого человека г. Сорб.
Соединения Огановского выступили на преследование врага. Полки Абациева двинулись вдоль северного берега оз. Ван. По южному пошли армянские дружины и 1-й Таманский полк. А на юг отправились три колонны. Из Баш-кале туда повернул отряд Назарбекова, а из Вана — части Трухина и Николаева. Здесь войска вступили в массив сплошных гор, в страну айсоров. Которые тоже встречали их как избавителей. Ф.Елисеев рассказывает, как из своих убежищ выходили группы женщин и детей, спасающихся от резни,— обликом похожие на цыган, в живописных лохмотьях, и у всех на груди вытатуированы большие кресты. “Среди них нет не только мужчин, даже стариков, но нет и 10-летних мальчиков, как нет и молодых женщин и подростков-девочек. Такого возраста мальчикам курды режут горло, а девушек и подростков берут в наложницы... Нам они повествуют о своем горе, твердят без конца, что они “есть айсор-христин” и просят “хлэба”, единственное русское слово, которое они хорошо знают... Как их спасать, куда везти — мы не знали. Кругом витала смерть, и они своим присутствием только отягощали войска, вносили естественное сердоболие в души казаков”.
Собственно, закрепляться в здешнем краю русское командование не собиралось, при имеющихся ограниченных силах это было невозможно, и поход на юг был лишь рейдом с целью перехватить и уничтожить отступающего противника. 30.5 у с. Касрик отряд Николаева наткнулся на позиции турецкой пехоты, задержавшей его на день, а ночью исчезнувшей,— под прикрытием этого арьергарда части Халил- бея разбились побатальонно и горными тропами сумели проскользнуть перед наступающими русскими на запад, к Битлису. 31.5 отряды Назарбекова и Николаева встретились, однако турки из “клещей" уже ушли. Движение на юг продолжалось до 3.6. Привели к присяге и по возможности разоружили местных курдов, отогнали карателей от Шатаха. 1-й Кавказский полк достиг Ак-Булаха, одного из истоков р. Тигр. После чего повернули назад.
А в районах, занятых Кавказской армией, налаживалась жизнь, назначалась новая администрация. Губернатором Вана стал организатор его обороны Арам Манукян. Кстати, в воспоминаниях современников об этих событиях можно отметить одно любопытное обстоятельство. Русские солдаты, да и многие офицеры называли и искренне считали армян православными. Осеняли себя крестом при виде армянских храмов и придорожных каменных крестов-“хачкаров’', подходили под благословение к армянским священникам. В разоренных селениях вместе с уцелевшими жителями хоронили убиенных армян, как само собой разумеющееся, по православному обряду и с русскими молитвами. Хотя на самом деле в догматике церквей существует разница. В отличие от православных, армяне-григорианцы — моно- физиты (трактующие соединение двух природ во Христе как поглощение человеческого начала божественным). Но, конечно же, в таких тонкостях большинство воинов не разбиралось, а скорее и не подозревало о них. А подходили душой. Армяне стали для них “своими”, а раз своими — значит православными...
<< | >>
Источник: Шамбаров В.Е. За веру, царя и Отечество!. 2003

Еще по теме ВАН:

  1. ВАН ЧУН
  2. ВАН АНЬ-ШИ
  3. Администрация М. Ван Бюрена
  4. Внешняя политика М. Ван Бюрена
  5. Людвиг Ван Бетховен (1770 – 1827)
  6. Ван Метер Эймс АМЕРИКА, ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ И ДЗЭН
  7. Основание государства Корё и отношения с киданями
  8. ВА] СЮАНЬ
  9. КОРЕЯ В X-XII ВЕКАХ
  10. Указатель имен
  11. Обострение социальных противоречий и народные восстания в I в.
  12. ХЭ СИНЬ-ИНЬ
  13. Царская хронология Тибета, Китая и Монголии (Хор)
  14. ЛИТЕРАТУРА
  15. Возникновение государства Урарту.
  16. Изобразительное искусство М.А.Орлова
  17. КОРЕЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА
  18. Короткое президентство