ТРАПЕЗУНД


Разгром под Эрзерумом стал для Турции не только военным поражением, но и психологическим ударом. Настроение народа надломилось. Все жертвы, лишения, затягивание поясов оказывались напрасными. Ведь уже и исторически внедрилось представление — если Эрзерум пал, война проиграна.
Росло число антигерманских высказываний и выходок. Популярноеть Энвера падала. Была попытка покушения на Талаата. Снова усилился конфликт между “младотурками” и “старотурками”. Оппозиционеров арестовывали, казнили, но дошло до того, что в главной стамбульской мечети Айя- Софии муллы прокляли немцев и иттихадистов. В армии росло число дезертиров. И они находили прекрасное убежище в тех же самых бандах, которые власти сами организовали для армянских погромов. Теперь “работы” для этих убийц и мародеров не стало, но они, развращенные вседозволенностью и добычей, уже не хотели ни погибать в окопах, ни трудиться в своих деревнях. И превращались в обычных разбойников, продолжая жить грабежом, так что и по дорогам стало ни пройти ни проехать. Окончательно стал ясен провал “джихада" — мусульмане в Африке, Индии или России выступать по призывам турок отнюдь не спешили. Правда, армия все еще была внушительной — 53 дивизии, 680 тыс. штыков и сабель. Но чтобы восполнить огромные потери в боях, от истребления солдат-армян, от болезней и дезертирства, мобилизовывали уже 50-летних, а на строительство оборонительных сооружений брали мужчин 55 — 60 лет. Начали набирать полки из болгар-мусульман. И из пленных, находившихся в немецких лагерях,— тунисцев, марокканцев, алжирцев. Но их, чтобы не разбежались, посылали не на Салоникский фронт, а подальше, в Месопотамию и Иран.
Активизировались сторонники мира. Впрочем, сейчас уже сепаратного мира искали сами турецкие правители. Теневой лидер, министр финансов Джавид-бей еще весной 1915 г. через европейских финансистов попытался навести контакты с правительством Франции. И в Швейцарии была организована тайная встреча представителей двух государств. Однако случилась накладка. Приглашение попало не к тому, кому надо, и от Франции на встречу прибыли не правительственные эмиссары, а депутаты парламента из либеральной

оппозиции во главе с Ж. Буссно. Которые принялись перед турками хаять собственное правительство и искали в этом поддержку противника. А переговоры свели к разным глупостям, вроде интересов в Турции банков, с которыми сами были связаны, или просьб “приоткрыть” проливы для импорта хлеба из России. Потом информация об этих контактах просочилась в Берлин, и там поспешили укрепить дружбу с турками дополнительными субсидиями.
Но после Эрзерума спохватились и другие лидеры “Иттихада”. Министр внутренних дел Талаат-бей стал зондировать почву для сепаратного мира и в Лондоне, и в Париже, и в Петрограде, причем изображал из себя при этом главу “партии мира” и оппозиции Энверу. Он тоже отправил уполномоченных в Швецию и Швейцарию, чтобы вызвать на переговоры представителей Антанты. Любопытно, что и Энвер изображал себя “партией мира”, оппозиционной Талаа- ту, и возлагал надежды на посредничество США. Через министра иностранных дел Швеции Валленберга посол в Стокгольме Джанбу- лат-бей вступил в контакты с японским послом, договариваясь о посредничестве. Джанбулат пытался использовать и свое старое знакомство с русским морским атташе Щегловым. А по странам Западной Европы отправилась миссия Шериф-паши из окружения Талаата. В качестве условий для сепаратного мира предлагалось восстановление в правах египетского хедива, эвакуация англичан из Месопотамии, а русских из Турецкой Армении — хотя Талаат теперь соглашался на предоставление ей автономии под русским протекторатом и намекал, что “торг уместен” и в ходе переговоров возможны и другие уступки.
Но сказывался фактор геноцида. Возможно, кто-то из политиков и не прочь был бы поторговаться — только он при этом сразу же стал бы мишенью для конкурентов за то, что согласится сесть за стол переговоров с убийцами. И миссия Шерифа встретила очень прохладное отношение. Министр иностранных дел Франции Бриан отговорился тем, что конфликт с Турцией в большей степени касается России — вот, мол, с ней и разговаривайте. Примерно в том же духе выразился Грей. Хотя тут господа министры, конечно, лукавили. Как раз в это время “турецкий вопрос” был в центре обсуждения дипломатии Антанты. Западные державы склонились к расчленению Османской империи и между ними было подписано так называемое соглашение Сайкса — Пико о ее разделе. Причем стоит обратить внимание, что сперва переговоры велись вообще без участия русских — после прошлогодних поражений их даже “забыли” поставить в известность насчет обсуждения данного вопроса. В Петербурге о соглашении узнали случайно — все же русские дипломаты на Западе тоже ворон не считали. Но лишь после Эрзерума французы и англичане согласились допустить к переговорам Сазонова и учесть пожелания России, внеся в соглашение Сайкса — Пико соответствующие поправки.
В итоге зоной интересов Англии признавались Ирак, Аравия, Хайфа и Акка. Франции отдавались Сирия, Киликия. Ливан, часть Курдистана, области Диарбекира, Харпута и Сиваса, Палестина попадала под международный контроль. А к России отходили области •рапезунда, Эрзерума, Вана, Битлиса и часть Курдистана. За что !«рь обещал поддержать притязания союзников на левом берегу геина, на Адриатике, в Трансильвании и Персии. Кстати, о проливах
в этом соглашении речь вообще уже не шла. Русские о данной проблеме больше не вспоминали, считая ее не актуальной. И союзники разумеется, тоже им не напоминали. Мало того, французский посоч в Петрограде Палеолог вдруг с удивлением узнал, что большинство влиятельных русских деятелей — и военных, во главе с Алексеевым и в правительстве, во главе с Сазоновым,— вообще против аннексии проливов, полагая, что обладание таким “конфликтным” районом принесет массу новых проблем при ничтожной практической пользе, И был даже встревожен своим открытием — дескать, если русские откажутся от проливов, то какими же посулами склонять их к действиям, выгодным Западу?
Но разумеется, все подобные “дележки” в 1916 г. могли носить лишь чисто теоретический характер. Правда, Алексеев считал, что Турцию можно вывести из войны относительно просто, для этого англичанам и французам стоит лишь приложить усилия, адекватные усилиям русских. Он предлагал высадить все тот же десант в районе Александретты, англичанам активизироваться в Месопотамии и Персии, оказав содействие Баратову и Юденичу — и для полного краха уже расшатанной Порты этого будет достаточно. Но обжегшись на Дарданеллах и под Багдадом, союзники об активизации на Востоке и слышать не хотели. Французы, напуганные Верденом, не желали отвлекать войска на второстепенные фронты. Англичане тряслись за Суэц. А что касается десантов, то после Галлиполи западная военная наука ничтоже сумняшеся пришла к глубокомысленному выводу, что... они вообще отжили свой век. Поскольку, мол, “современное развитие средств вооруженной борьбы не позволяет производить высадку крупных масс войск на обороняемое побережье”.
А между тем фронт “трех Николаев Николаевичей” — великого князя, Юденича и Баратова — продолжал одерживать успехи. Баратов в Хамадане дождался сосредоточения всего своего корпуса — к его 1-й Кавказской казачьей дивизии и Сводной кубанской бригаде постепенно подтягивались перевозимые через Каспий полки пограничников, Кавказская кавдивизия Шарпантье. После чего началось наступление на Западный Иран, где закрепились турецкие регулярные силы и марионеточное “национальное правительство” Персии. Разбив передовые части врага, корпус взял г. Бехистун и вышел на подступы к сильным оборонительным позициям неприятельской группировки, закрепившейся в г. Керманшах. И Баратов бросил свои части на штурм. Организован он был весьма грамотно. В лоб двинулись пехотинцы 2-го пограничного полка — перебежками, каждая рота (у пограничников их называли “сотнями”) двумя цепями. Одна делает бросок к Новому рубежу, другая прикрывает огнем. Атаку непрерывно поддерживали две горных батареи. А с флангов пошли в обход полки Кавказской кавалерийской дивизии и кубанские казаки. В результате напряженного боя к вечеру 26.2 русские части ворвались в Керманшах. Турки и их иранские приспешники, оставив город, начали поспешно отступать на юго-запад. В этом сражении получил боевое крещение будущий маршал Иван Баграмян. Он по окончании Тифлисского технического училища имел броню от призыва в армию, но пошел добровольцем и после обучения был зачислен рядовым во 2-й пограничный полк.

Кавказская армия в это время готовила очередную наступательную операцию. Великий князь Николай Николаевич, вернувшись из Ставки, привез Юденичу персональную глубокую благодарность от царя за Эрзерум. И передал пожелание Верховного Главнокомандующего — попытаться взять Трапезунд (ныне Трабзон). Очевидно, это было связано как раз с соглашением Сайкса — Пико. Зная о спорах и закулисных играх вокруг данного соглашения, царь хотел гарантированно занять своими войсками те регионы, на которые претендовала Россия. Однако и стратегическое значение Трапезунда было огромным. Это был важнейший порт на малоазиатском побережье Черного моря. Из него шли хорошие дороги на юг, в Эрзерум и Эрзинджан. А прямой дороги Стамбул — Анкара — Эрзерум еще не существовало. И как раз через Трапезунд шло основное снабжение й турецкой армии, ее подпитка пополнениями. Так, уже начали прибывать свежие части с Галлиполийского полуострова. Если же лишить врага порта, этим дивизиям пришлось бы тащиться пешком через всю Турцию, ослабляясь в пути и неся небоевые потери — да и когда еще доберутся. С другой стороны, и для русских Трапезунд мог стать отличным коммуникационным узлом, обеспечить снабжение морем вместо того, чтобы доставлять его караванами и машинами через Карс, по плохим дорогам и перевалам.
К Трапезунду русские выходили с двух направлений. С южного — расширяя занятую территорию после предыдущей победы, они заняли Баибурт, на полпути между Эрзерумом и этим портом. И с восточного, где был взят Ризе в 70 км от Трапезунда. Приморская группа Ляхова, действовавшая тут, была небольшой — 2 бригады и 2 полка, которые, к тому же, должны были прикрывать и собственное побережье, Но тут и местность была очень неудобной для наступления — узкая полоса между берегом и Понтийскими горами, перерезанная многочисленными стекающими с них речками, каждая из которых могла стать хорошим оборонительным рубежом. До сих пор военные операции здесь носили вспомогательный характер, и турки тоже держали на берегу ограниченные силы. Разумеется, они понимали огромное значение Трапезунда. Но сочли, что русские наступать будут с юга, от Байбурта, где могла развернуться для удара главная группировка Юденича. И соответственно, части 3-й турецкой армии организовывали на этом направлении оборону, перекрыв дорогу на Байбурт и перевалы Понтийских гор.
Однако Юденич не стал действовать так, как от него ждал противник. И несмотря на выводы о десантах западных военных теоретиков решил брать Трапезунд именно с моря. После Эрзерума рейтинг Кавказского фронта значительно повысился, его уже перестали считать "второсортным”, сюда направлялись дополнительные орудия, пулеметы, эшелоны боеприпасов, подкрепления.
В частности, 5-й Кавказский корпус, действовавший на Западном фронте, был расформирован, и входившие в его состав 1-я и 2-я Кубанские пластунские бригады возвращались Юденичу. Передавали ему и две новых ополченских дивизии, 123-го и 127-ю. Их он и намеревался использовать для операции. Кроме Батумского отряда кораблей, для обеспечения десанта привлекались главные силы флота. Естественно, командарм, находясь в Эрзеруме, непосредственно руководить всеми

этими разнородными контингентами, разбросанными на огромном пространстве, не мог. Поэтому в Трапезундской операции огромную роль сыграл штаб самого наместника во главе с оплеванными общественностью Янушкевичем и Даниловым. Но штаб этот был опытным и со своей задачей справился безукоризненно.
В период подготовки Юденич провел и частную операцию по овладению г. Мамахатун. Как раз там обозначились войска, подвезенные из Галлиполи, и надо сказать, турецкое командоваание действовало далеко не лучшим образом. Едва получив первые подкрепления, тут же бросило их в атаки, силясь вернуть хоть какие-нибудь маловажные деревни. И Юденич решил разбить их, пока враг не накопил там достаточно сил, а заодно отвлечь неприятеля от Трапезунда. Сюда были направлены 5-я Кавказская казачья дивизия ген. Томашев- ского, 39-я пехотная дивизия Рябинкина. В напряженных боях, разыгравшихся на р. Тузла-чай противника разбили, захватили 1 тыс. пленных и 2 орудия и пошли в преследование. Жестокое столкновение произошло между авангардом 1-го Кавказского полка и турецким арьергардом. Две сотни казаков и неприятельская рота заметили друг друга, находясь на голом поле — но их разделяла каменная гряда. И кинулись навстречу, понимая — в этих условиях уцелеет тот, кто первым займет гребень. Первыми успели казаки. Они потеряли 3 чел,, а турецкую роту перестреляли полностью. Пехота и конница с двух сторон ударили на Мамахатун. Тут имелись очень сильные позиции — гора Губах-даг представляла собой кольцевой кратер древнего потухшего вулкана, края которого являлись настоящей естественной крепостью. Но укрепиться там турки не успели. Поставили лишь одну батарею, и налет казаков она отразила. Однако в это время с другого направления атаковала пехота, и Мамахатун был взят. Захватили 800 пленных, обозы, враг отошел за р. Кара-су.
А между тем вовсю шли приготовления к десанту. Опять огромное значение придавалось секретности. Чтобы не насторожить противника, ополченские дивизии сосредотачивались даже не в черноморских портах, а в далеком Мариуполе. Вроде как для перевозки на Юго-Западный фронт. Части 2-го Туркестанского начали демонстрировать атаки под Байбуртом. А Приморская группа 26.3 начала наступление у Ризе. Комбинированным ударом с суши и с моря, откуда вели огонь двенадцатидюймовки “Императрицы Марии”, четыре эсминца и канонерки Батумского отряда, очередной рубеж вражеской обороны был прорван. А первый эшелон десанта, пластуны, погрузившись на транспорты в Новороссийске, появился вдруг у неприятельских берегов и начал высадку. 1-я бригада Гулыги — со “всеми удобствами”, в Ризе, включившись в удар группы Ляхова, а 2-я Краснопевцева у Сюрмене — рядом с Трапезундом. Причем и тут пластуны отличились. Сочли, что боты с транспортов выгружать слишком долго, и ринулись вплавь. В апреле. И лошадей повели вплавь — хотя пластуны были пехотой, и лошади у них были не верховые, а обозные “старушки". Но утонула лишь одна, а казаки добрались до берега все. Всего в сжатые сроки было перевезено 10 тыс. пластунов, 300 лошадей и 12 орудий.
Командование противника, спохватившись, попыталось воспрепятствовать перевозкам. К Новороссийску был срочно отправлен крей-

сер “Бреслау”, начавший обстреливать город. Но подошли броненосцы Черноморского флота, и он вынужден был убраться. У русских было хорошо налаженным и авиационное наблюдение. И германскую подводную лодку, тоже сунувшуюся было к Новороссийску, обнаружили с самолетов и сразу отогнали. А больше морское неприятельское командование не смогло предпринять ничего, поскольку Босфор блокировали русские субмарины. Собственно, ничего не сумело предпринять и сухопутное командование. Вся соль Трапезундской операции была в ее стремительности. Турецкие войска, сбитые с предшествующих рубежей, откатились на последнюю перед Трапезундом реку Кара-дере. Но закрепиться здесь им не дали, 15.4 при артиллерийской поддержке флота пластуны форсировали Кара-дере. Враг побежал. Попытался зацепиться на городских окраинах, но атаки не выдержал. Трапезунд был взят. В качестве трофеев наступающим досталось 23 орудия — из них 8 береговых, 14 тяжелых шестидюймовок и полевое. Штаб фронта докладывал в Ставку: "Победа эта была одержана при содействии Черноморского флота, искусные действия которого дали возможность блестяще осуществить огневую поддержку сухопутным войскам. Победе способствовала также дружная поддержка, оказанная войсками, действующими на прочих направлениях Малой Азии и своими подвигами облегчившими задачу Приморского отряда".
Однако сражение на этом не закончилось. Турецкое командование поняло, что проморгало, и из Стамбула поступил приказ 3-й армии во что бы то ни стало вернуть Трапезунд. Турки все еще занимали его окрестности, контролировали район между Трапезундом и Байбур- том. И, перебрасывая подкрепления с других участков, повели на захваченный город атаки с юга и запада. Закипели ожесточенные бои, переходящие в штыковые схватки. Но теперь порт был в руках русских. И сюда стали прибывать части 123-й и 127-й пехотных дивизий, на базе которых был восстановлен 5-й Кавказский корпус, который возглавил ген. Яблочкин. Натиск противника удалось отразить, и русские войска сами перешли в наступление. Оно проходило в тяжелейших условиях, в горах, покрытых сплошными зарослями кустарника и лесами, по прорезающим их ущельям, перегороженным неприятельскими позициями. Лишь постепенно, шаг за шагом, к 30.5 части 5-го Кавказского корпуса вышли на рубеж р.Самсун-Дараси в 25 км западнее Трапезунда и расширили свой участок до 20 км на юг, А 3-я пластунская бригада ген. Камянистого, наступая от Бай- бурта в составе 2-го Туркестанского корпуса, сумела воити в связь с и бригадой Гулыги. Приморская группировка соединилась с главными силами армии. Трапезунд стал отличной тыловой и коммуникационной базой фронта. А для его защиты от новых ударов неприятеля Юденич распорядился начать строительство укрепрайона на отвоеванном вокруг Трапезунда плацдарме
Одновременно с битвой за Трапезунд развернулась широкомасштабная операция и на другом фланге Кавказского фронта. Британский корпус Таунсенда изнемогал в осаде, и союзников надо было выручать. Великий князь Николай Николаевич задумал нанести два удара — Азербайджанским отрядом Чернозубова на Мосул и корпусом Баратова на Багдад. В принципе, если бы поддержали англичане, направив в Ирак дополнительные силы, возможен был важный стратеги-

ческий выигрыш. Деблокировать Таунсенда, соединиться с союзниками разбить врага в Месопотамии и ударить на Диарбекир, в обход флан’ га 3-й турецкой армии. Однако переговоры на этот счет снова увязали в бесконечных оговорках, согласованиях, британцы ссылались на неготовность — в общем, “обжегшись на молоке, дули на воду”.
Русским войскам тоже потребовалась основательная подготовка Организовать тылы, перегруппироваться, дать отдых лошадям перед дальним рейдом. Чтобы предохранить солдат от солнечных ударов заготовили специальные матерчатые козырьки на шнурках, крепящиеся к фуражке и прикрывающие лоб и затылок. Даже всех коней снабдили налобниками из белой ткани. И в конце марта наступление началось. Сбив противостоящие отряды противника, части Баратова взяли Керинд и Касри-Ширин, выходя к границам Ирака. А войска Чернозубова развернули продвижение двумя колоннами. Из Урмии выступил отряд ген. Левандовского из 3-й Забайкальской и 4-й пластунской бригад, а из Соудж-булага — отряд ген. Рыбальченко из двух полков 4-й казачьей дивизии, пограничного полка и 4-й армянской дружины.
Встревоженные турки сразу прекратили атаки Кут-эль-Амары, сняли оттуда свой 13-й корпус и бросили навстречу Баратову. Так что англичане получили отличную возможность вызволить Таунсенда и ударить на Багдад. Да и сами осажденные могли вырваться — против них остались лишь заслоны. Но ни главное британское командование, ни Таунсенд этим шансом не воспользовались. Его корпус был деморализован потерями, ослаблен болезнями, недоеданием, плохим климатом. И, по признанию немецких офицеров “окруженный лишь слабыми турецкими силами", 29.4 капитулировал после 148 дней осады. От корпуса к этому времени осталось 9 тыс. чел. Турецкая и германская пропаганда раструбили об этом как об очередной величайшей победе, заодно стараясь сгладить шок от катастроф Эрзерума и Трапезунда. Правда, автор победы фельдмаршал фон дер Гольц до нее не дожил. Тиф и дизентерия косили осаждавших так же, как осажденных, и он скончался за неделю до сдачи англичан.
Собственно, главный смысл русской операции исчез. Но она, уже начавшись, по инерции продолжалась. Части Левандовского и Рыбальченко в жестоком бою взяли г. Ревандуз. При этом погиб командир 4-й армянской дружины Кери. Создалась угроза г. Мосулу — русские были в 100 км от него. Но встретив сильное сопротивление, дальше продвигаться не стали и закрепились на достигнутых рубежах. А Баратов решил продолжить путь на Багдад — хотя бы в качестве рейда. Его войска, разгоняя отряды курдов, заняли пограничный город Ханэкин. Действия проходили в очень тяжелых условиях, по страшной жаре, при недостатке питьевой воды — ее привозили в бурдюках на верблюдах. Но дальше навстречу стали выдвигаться превосходящие силы турок. Вступать с ними в сражение Баратов не стал и приказал отходить назад к Керманшаху.
В этой операции снова отличился вахмистр Семен Буденный. От дивизии Шарпантье были высланы вперед разъезды, чтобы разведать г. Бекубэ, уже совсем рядом с Багдадом. Взвод драгун 18-го Северского полка под командованием Буденного вошел в этот городишко,

противника не обнаружил, послал донесение командиру и отправился дальше. Но вдруг его нагнали посыльные и сообщили, что на обратной дороге нарвались на колонну турок. Взвод начал выбираться по вражеским тылам. Подойдя к Ханэкину, увидели караваны верблюдов — обозы всей вражеской группировки. Горстка драгун неожиданно атаковала их, наведя панику, в суматохе отбила два каравана, груженных мешками риса, сухофруктов и других продуктов. Взяли и пленных, от которых узнали, что вся местность занята большими силами неприятеля. Питаясь трофеями, поехали кружными проселками на Хирван. Потом внезапно с тыла атаковали турок, порубив и захватив в плен их заставу, и вышли к своим. Взвод был уже исключен из списков части как погибший — он путешествовал по территории противника 22 дня. Буденный за этот рейд был награжден Георгиевским крестом II степени.
<< | >>
Источник: Шамбаров В.Е. За веру, царя и Отечество!. 2003

Еще по теме ТРАПЕЗУНД:

  1. ГРЕЧЕСКИЕ ГОРОДА И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЕ ВЛИЯНИЕ
  2. 27. Закавказская резня
  3. 7. Дипломатические отношения России с союзниками в ходе войны.
  4. ЭРЗЕРУМ
  5. Глава 33 СКИФЬ КРЕЩЕНАЯ
  6. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  7. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  8. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  9. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  10. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  11. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  12. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986