БАЯЗЕТ И КЕПРИКЕЙ


Грянули, ударили, понеслись на брань,
И в секунду с четвертью взяли Эривань...
Солдатская песня
Чтобы представить себе новый фронт, возникший на Кавказе, нужно вспомнить, что границы Российской империи в 1914 г., значительно отличались от советских.
Они включали в себя не только современные Грузию, Армению и Азербайджан, но и северо-восточную часть Тур-

ции — так называемый Зачорохский край (лежащий за р. Чорох), города Артвин, Ардануч и Ардаган, а также соседние районы, протянувшиеся полосой до границы с Ираном — с городами Карс, Ольты, Сарыкамыш, Кагызман, Парнаут, Игдырь, Оргов. Здешние природные условия диктовали и особенности ведения боевых действий. Высокие горные хребты шли в различных направлениях, и продвижение крупных войсковых частей возможно было только по долинам. А попасть из одной долины в соседнюю можно было лишь через немногочисленные перевалы. Путей, связывающих российское Закавказье с Турцией, было не так уж и много. Главная и важнейшая дорога, вдоль которой велись все войны XIX в., шла от Пассинской долины в Османской империи до Араратской долины. С турецкой стороны ее запирала мощная крепость Эрзерум, с российской — крепости Карс и Александро- поль (позже Ленинакан, ныне Гюмри). В Аджарию и Западную Грузию можно было попасть по берегу Черного моря. Тут русским опорным пунктом была Михайловская крепость. В пределы Порты (и обратно), существовал и обходной путь, через Иранский Азербайджан. На этом направлении османские рубежи охраняла крепость Баязет.
Турция располагала 4 армиями общей численностью около 800 тыс. штыков и сабель. Но они были рассредоточены, имея различные задачи. 1-я, фон Сандерса, и 2-я Джемаль-паши (вместе 250 тыс.) должны были защищать от возможных атак Стамбул, Босфор и Дарданеллы. 3-я, Хасана Изет-паши, развертывалась вдоль русских границ и должна была наступать на Закавказье. 4-я базировалась в Сирии для действий на Суэц и Египет. Кавказское направление считалось главным. 3-я армия состояла из 3 корпусов, 2 отдельных пехотных и 5,5 конных дивизий, насчитывая 100 батальонов, 35 кавалерийских эскадронов — 180 тыс. штыков и сабель, 112 пулеметов и 224 орудия. На приморском направлении действовал еще один корпус — 45 тыс. бойцов, а в дополнение к регулярным войскам было отмобилизовано около 130 тыс. курдской конницы. В дальнейшем предполагалось перебросить на этот театр соединения из Месопотамии и арабские ополченские части. Основной удар наносился из района Эрзерума на Карс. Предполагалось уничтожить противостоящую русскую группировку и двигаться на Александрополь и Эривань. По флангам планировались вспомогательные удары. На левом — на Батум и Ардаган с последующим выходом на Тифлис, на правом — через Иранский Азербайджан на Нахичевань и Джульфу, с развитием наступления на Баку и Северный Кавказ.
Считалось, что при прорыве в Закавказье турок поддержат местные мусульманские народы, среди которых давно велась подрывная работа. И в переговорах с немцами лидеры “Иттихада” вовсю делили будущий “пирог”, дискутируя о создании на Кавказе трех зависимых от Турции образований — Грузии, “Армяно-татарского кантона” и “Федерации горских народов”. Чтобы сочетать военные шаги с политическими, кроме командующего армией был назначен еще и “командующий на Кавказе” — Мехмед Фазыл-паша Дагестани, эмигрант из России, игравший роль “полномочного представителя” мусульман Северного Кавказа, и участник многих подрывных акций. А верховное руководство операцией оставил за собой сам Энвер-паша, не желавший никому уступать лавров триумфатора. Но по той же специфике
местных условий — из-за недостатка дорог, сложностей с перебросками и снабжения в горах больших масс людей и лошадей, войска 3-й армии были разбросаны по разным населенным пунктам. Примерно треть развертывалась по линии Байбурт — Эрзерум — Ван, в 100— 200 км от Русской границы, еще треть в 250 — 350 км, а остальные в 450 — 500 км. И на подготовку наступления, чтобы подтянуть задние эшелоны, требовалось от 30 до 40 дней. Поэтому турецкие дипломаты и тянули резину, стараясь выиграть еще недельку-другую.
Русские планы, составлявшиеся еще без учета войны с Германией и учитывавшие наличие в Закавказье не 1, а 3 корпусов, также предполагали активные действия — наступление из района Карса и Са- рыкамыша на Эрзерум, взятие которого расчленяло неприятельский фронт надвое и открывало пути в глубь Турции. Переброски на Запад поставили эти проекты под вопрос. И великий князь Николай Николаевич допускал даже возможность временных неудач и оставления Закавказья. Однако и на русские планы накладывались особенности здешнего театра боев. Было крайне важно перехватить инициативу, занять ключевые пункты и перевалы, чтобы сковать маневр противника. А пассивная оборона при отсутствии сплошного фронта и его протяженности в 720 км оказывалась вообще проблематичной — турки получили бы возможность сконцентрировать силы где им угодно и прорваться не в одном месте, так в другом. К тому же характер действий оказывал неизбежное влияние на настроения местных народов. Поэтому план было решено оставить наступательный.
Но из-за недостатка сил командованию приходилось теперь импровизировать. И вместо корпусов и дивизий для прикрытия тех или иных направлений составлялись смешанные единицы — “группы” и “отряды”, неоднородные и различной численности, в зависимости от решаемых задач. Костяком становились какие-то соединения или части, командиры и штабы которых руководили группами и отрядами, а им в подчинение придавались подразделения из иных частей и соединений. Полки 2-го Туркестанского корпуса на замену ушедших войск только начали прибывать в Закавказье. А Кавказский округ был преобразован в отдельную армию. К началу боевых действий в ее составе насчитывалось 153 пехотных батальона, 175 казачьих сотен и 350 орудий. Но некоторые из частей еще находились в дороге или были в стадии формирования. Войска разделялись на 5 групп. Главной была 1-я, на которую и возлагалось наступление к Эрзеруму. Ее состав определялся в 54 батальона, 56 сотен конницы и 160 орудий, а начальником стал командир 1-го Кавказского корпуса ген. Берхман. Группа включала в себя несколько отрядов. Сарыкамышский (примерно половина всех сил) наносил основной удар. Его левый фланг прикрывал Ольтинский отряд, а левый Кагызманский (оба небольшие). ю группу возглавил начальник 2-й Кавказской казачьей дивизии ген. Абациев, старый вояка, выслужившийся из низов и имевший три степени солдатского Георгия. Его войска действовали восточнее и должны были преградить туркам путь в Иранский Азербайджан и Российскую Армению. Группа насчитывала 30 батальонов, 66 сотен и 74 орудия и состояла из Эриванского, Макинского и Азербайджанского отрядов. Ей предстояло наступать на юг, на Баязет, Ван и Котур. На 3-ю группу возлагалось прикрытие Батума, Зачорохского края и

Черноморского побережья Грузии. Она состояла из 16 батальонов, 6 сотен и 32 орудий, распределенные между Батумским, Чорохским, Рионским отрядами и гарнизоном Михайловской крепости. В 4-й группе было всего 4 батальона, 14 сотен и 4 орудия. Она должна была охранять почти всю границу с Ираном от Джульфы до Каспийского моря и дороги, ведущие из Каспийских портов в глубь Персии. Для этого ее силы разделялись на Пограничный, Ардебильский и Кавказский отряды. Возглавлял ее ген. Фидеров, давно служивший в этих местах и хорошо знавший, что “восток — дело тонкое”. У племен иранских шахсевен он пользовался большим авторитетом, и главной его задачей было удержать эти племена, чтобы не поднимали оружия против русских. 5-я группа составляла армейский резерв в Тифлисе и осуществляла охрану тылов. Она насчитывала 21 батальон, 8 сотен и 56 орудий.
Главнокомандующим Кавказской армией (с правами главнокомандующего фронтом) стал наместник на Кавказе Воронцов-Дашков — очень старый и опытный администратор, прекрасно знавший местные проблемы. Но на нем же оставалось общее управление краем. А фактическое руководство войсками перешло к его помощнику по военной части генералу А.З. Мышлаевскому. Правда, он был по натуре скорее теоретиком, прежде преподавал в Академии Генштаба, Но начальником штаба армии стал генерал в полном смысле слова “боевой” — 52-летнии Николай Николаевич Юденич. Москвич по рождению, сын чиновника среднего ранга, он после гимназии и Александровского училища служил в Туркестане, окончил Академию Генштаба, участвовал в научных экспедициях на Памире и в Афганистане. Прославился в Японскую, командуя 18-м стрелковым полком — под Мукденом его полк выдержал удар 2 дивизии, сорвав охват всей русской армии. Юденич, дважды раненный в этом бою, был награжден Георгиевским оружием, а полк указом императора был удостоен особого отличительного знака, который отныне должен был носиться на головных уборах. С января 1913 г, он был начальником штаба Кавказского округа и здешний театр действий успел изучить досконально. Сослуживец вспоминал о нем: “В самый короткий срок он стал близким и понятным для кавказцев. Точно он всегда был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием “генералин", снисходительныи, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многих сотоварищей по службе... Работая с таким начальником, каждый был уверен, что в случае какой-либо порухи он не выдаст головой подчиненного, защитит, а потом сад* расправится как строгий, но справедливый отец-начальник”. на следующий день после объявления войны, главнокомандующий приказал перейти границу. Эриванский отряд Абациева и Макинскии — ген. Николаева, с двух сторон двинулись на Баязет, Турки, зная о малочисленности русских войск, столь быстрого вторжения, собственно, не ожидали. Они полагали, что время у них в запасе еще есть, и сосредотачивались на тыловых рубежах, И наступающие были встречены лишь передовыми заслонами и курдским ополчением. Произошли первые бои. В авангарде у Абациева двигалась казачья конница и 2-я пластунская бригада ген. Гулыги. Пла
стуны — это были в русской армии особые части, кубанская казачья пехота. Они славились исключительной выносливостью, могли двигаться пешком почти без привалов и без дорог, и в таких маршах нередко опережали конницу.
Отличались и боевым мастерством, меткостью в стрельбе. Но предпочитали действовать холодным оружием, причем молча — без криков, без выстрелов, с ледяным спокойствием, что всегда производило на врага ошеломляющее впечатление. Из-за своих маршей и переползаний внешний вид имели крайне обтрепанный, но это считалось особым шиком, это было привилегией пластунов — выглядеть оборванцами. Сохранили они и остатки духа запорожской вольницы, командир тут был настоящим “батькой”, а важные вопросы решали в кругу. Кстати, одним из батальонов бригады командовал наследник иранского престола Амма- нула Мирза — и считал это за честь.
С противником пластуны столкнулись на Чингильском перевале, и первого раненого Гулыга публично расцеловал и “поздравил с Георгием”. Подтянув орудия, противника сбили, заняли перевал и армянское село Аграпат, где были встречены с большой радостью. Как вспоминал есаул Куркин: “Старые крестьяне. Бьют себя кулаками в грудь и каждому пластуну сообщают: "Кристун!... Кристун! — то есть христиане. ‘И мы кристуны!” — отвечают пластуны”. Но у следующего, Мысунского перевала снова встретили оборону 2 батальонов турок. Одновременно с фронтальной атакой Абациев бросил им во фланг 1-й Лабинский казачий полк Рафаловича. Около 200 врагов изрубили, остальные сдались. Русские потеряли 6 чел. убитыми и 5 ранеными. Дорога в глубь турецкой территории была открыта, и 2-я Кавказская казачья дивизия Певнева ринулась на Баязет.
У Макинского отряда, состоявшего из Закаспийской казачьей бригады, сперва пошло не так гладко. Сотня 1-го Таманского полка, следовавшая в авангарде, попала в засаду курдов. Старыми 10-зарядными винтовками, которыми их перед войной вооружили, курды пользовались снайперски, а крупнокалиберные свинцовые пули без оболочки наносили жуткие раны. Многих казаков во главе с командиром хорунжим Семенякой перебили. Ген. Николаев послал в атаку две сотни 1-го Кавказского полка (казачья сотня — 135 шашек). Сумели обойти врага, и когда те стали отступать, пошли вдогон и порубили. Был взят пост Гюрджи-Булах, Николаев связался разъездами с Абациевым и продолжил наступление. 4.11 конница обоих отрядов одновременно подошла к Баязету. Это была довольно внушительная твердыня, сыграла большую роль в прошлой войне, но модернизировать ее для соответствия современным требованиям турки не успели. Не успели они и подвести достаточно войск для ее обороны. А русские войска создали угрозу окружения, и гарнизон оставил крепость и город без боя. Соединившаяся конница Эриванского и Макинского отрядов составила внушительную силу в 7 тыс. сабель. И не задерживаясь, тотчас же повернула на запад в Диадинскую долину. За 30 часов преодолела 80 км, в двух боях смела курдское ополчение и турецкие пехотные части и 6.11 взяла г. Диадин, захватив много пленных, склады оружия и боеприпасов.
Одновременно развивалось и наступление на главном, Эрзерум- ском направлении. Части Берхмана перешли границу у селений Ка-

раурган, Меджингерт и Башкей и двинулись вперед по Пассинской долине. В первые же дни операции был занят Зивинский перевал, конница с боем взяла г. Каракилису-Пассинскую. На правом фланге ударной группировки Ольтинский отряд ген. Истомина, выйдя 2.11 к турецким позициям у г. Ардап, атаковал их ночью, наведя панику, и противник бежал, бросив своих раненых. А на левом по берегу р. Араке устремилась 1-я Кавказская казачья дивизия Н.Н. Баратова, с налету захватившая важный Кеприкейский мост через реку и Кара- Дербентский проход — фактически узкую и глубокую трещину в горах, но по ней можно было проникнуть на восток и установить всязь с Эриванским отрядом. На этом же фланге действовал Кагыз- манский отряд — 1-я пластунская бригада ген. Пржевальского. Захватив Ахтинский и Чухурчамский перевалы, она перешла хребет Агри-даг, штурмом овладела г. Ахты и стала продвигаться в Алаш- кертскую долину. Неожиданной ночной атакой был взят значительный город Алашкерт.
А основные силы 1-го Кавказского корпуса заняли г. Хорасан, и вышли к сильной линии турецкой обороны, располагавшейся на господствующих высотах у г. Кеприкей. Но к моменту наступления они были заняты еще небольшими силами турок, Берхман атаковал с ходу. 7.11 позиции были взяты, и казалось, что путь на Эрзерум открыт. Части Сарыкамышского отряда тремя колоннами двинулись вперед. Правда, в это время серьезно ухудшилась погода. На Кавказе началась ранняя зима, похолодало, и выпал снег. А главные контингенты армии Изет-паши уже двигались навстречу. И на рассвете 8.11 на пути русских вдруг оказались части 9-го и 11-го турецких корпусов и войска Эрзерумского гарнизона, направленные к месту прорыва. И перешли в контратаку. Закипело ожесточенное встречное сражение. Турки отчаянно наседали, дважды пытались обойти северный фланг, где ввели свежую дивизию. Эти попытки Берхман отбил перебросками войск с других участков и, в свою очередь, пытался опрокинуть врага атаками.
Но превосходящие силы теснили его, и 11.11 русские оставили Кеприкеи. Турки отжимали их дальше, обтекая фланги. И на правом, у с. Караурган, прорвались к русской границе. Но благоприятным образом сказались успешные действия восточной группировки ген. Абациева. Его конница после Дильмана продолжила движение на запад, внезапным налетом взяла г. Каракилису (это название означает “черная церковь" и встречается в Армении очень часто), войдя в Алашкертскую долину и установив таким образом контакт с частями Берхмана. А вслед за конницей продвигалась отставшая пехота, 66-я дивизия, закрепляя занятые рубежи. И частями Абациева оказались прочно заняты все приграничные долины, Баязетская, Диадинская и Алашкертская. Он выслал отряды, с боями занявшие перевалы Клыч- Гядук и Тапаризский — перекрыв противнику пути для ударов с юга. И восточный фланг группировки Берхмана оказался надежно обеспеченным. А бригаду Пржевальского, изначально направленную в Алашкертскую долину, стало возможно перебросить на главное направление.
Туда же стали подходить части 2-го Туркестанского корпуса. Они контратаковали на правом фланге, ликвидировав прорыв у Караургана. А 1-я пластунская совершила тяжелейший форсированный марш —

Планы и развертывание сил на азиатском театре войны

Планы и развертывание сил на азиатском театре войны

от Алашкерта обратно через горы на Кагызман, оттуда на левый фланг корпуса Берхмана, 15.11 атаковала 33-ю турецкую дивизию и отбросила ее. А в ночь на 17.11 Пржевальский оставил на позициях один батальон, а с остальными четырьмя пошел в рейд за Араке. Подавая пример, генерал первым вошел не раздеваясь в ледяную реку, за ним пластуны, держась за руки, чтобы не снесло течением. И в темноте невесть откуда в тылу у турок возникли вдруг мокрые казаки и молча, по-пластунски ударили в штыки и кинжалы. Панику навели жуткую, перевернули все вверх дном и... исчезли. Тем же путем вернувшись назад. Фронт стабилизировался, и турки начали перегруппировку. В Кеприкейском сражении они потеряли 15 тыс. убитыми, ранеными и пленными, русские — 6 тыс.
Начались операции и в Иране. В начале мировой войны он заявил о нейтралитете, и Россия вывела оттуда гарнизоны. Но Турция с нейтралитетом не очень считалась, для нее слабая Персия являлась скорее плацдармом для борьбы с русскими. Туда сразу начались вторжения отрядов и банд, а эмиссары “Иттихада” стали поднимать местные племена, активизировать антирусские элементы в городах. От шахского правительства турки потребовали изгнать из страны всех русских и примкнуть к союзу с Портой. Причем заявлялось, что иначе “уважение нейтралитета будет невозможно”. Что трудно было назвать логичным, поскольку выходило, что для “нейтралитета” Тегерану нужно выступить против России. А в западные районы, на которые претендовала Турция, вошли ее пограничные батальоны, части жандармской дивизии, курдского ополчения. И в Персию был направлен Азербайджанский отряд ген. Чернозубова из 4-й Кавказской казачьей дивизии и 2-й Кавказской стрелковой бригады при 24 орудиях. Он разогнал разгулявшиеся банды, своим появлением заставил угомониться готовые восстать племена и развернулся параллельно турецко-иранской границе по линии Хой — Дильман — Урмия,
Война гремела и на море. Русские эсминцы рейдировали у турецких берегов и 13.11 торпедировали несколько судов, перевозивших боеприпасы. Противник пытался повторять свою практику налетов. Легкий крейсер “Гамидие” с отрядом миноносцев бомбардировал Туапсе, по городу и порту было выпущено 125 снарядов, получили повреждения радиотелеграф и маяк. Но вскоре охоту к таким подвигам отбили. 18.11 русская линейная эскадра возле мыса Сарыч перехватила “Гебена" и “Бреслау”, снова пожаловавших к берегам Крыма. Первым огонь открыл “Евстафий”, за ним другие броненосцы. Было несколько попаданий, “Гебен” получил повреждения, его экипаж потерял несколько десятков убитых и раненых. И противник поспешил скрыться, воспользовавшись туманом и своей скоростью, вдвое превосходившей русские корабли.
В ноябре Кавказский фронт посетил царь. Кстати, в чем в чем, а в трусости его трудно было обвинить. Он побывал в пострадавшем Севастополе, а потом на крейсере “Кагул” отправился в Батум. Хотя такое плавание было довольно опасным, но моряки оценили жест по достоинству — несмотря ни на что. Черное море остается русским. Несомненно, большое моральное значение имело и то, что Николай объехал Зачорохский край, прибыл в Сарыкамыш и ездил на передовую, в селе Меджингерд вручал награды отличившимся. Правда, не
обошлось без курьезов. Когда среди пластунов на “кругу” стали ре шать, кого представить к Георгиевским крестам, то проблема оказалась не в том, чтобы найти героев — их было сколько хочешь, а в том, чтобы найти таких, кто сможет предстать перед царем. Называют одного — но раздаются сомнения: “Так вин же босый!”, предлагают другого — следует аргумент: "У нього штанив чорт ма! И в результате своих кандидатов снаряжали тоже всем “кругом”, кто бешмет даст, кто шапку.
<< | >>
Источник: Шамбаров В.Е. За веру, царя и Отечество!. 2003

Еще по теме БАЯЗЕТ И КЕПРИКЕЙ:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010