ОТ АВТОРА


Первая мировая война занимает в истории России не менее важное место, чем борьба с нашествиями Наполеона или Карла XII, и значительно превосходила их по масштабам. Сотни тысяч солдат и офицеров — между прочим, и наших с вами предков или в той или иной степени далеких родственников,— выполнив свой долг до конца, навсегда остались лежать на полях Галиции и Польши, в болотах’Полесья и Прибалтики, в ущельях Карпат и Турции.
И тем не менее об этой войне в нашей стране известно до удивления мало. Спросите о ней любого, и в лучшем случае ваш собеседник вспомнит трагедию армии Самсонова и Брусиловский прорыв. И вроде все... Хотя грандиозные сражения кипели несколько лет на тысячекилометровых пространствах. Были горькие поражения, но были и блестящие победы. Были ныне забытые талантливые полководцы, были ныне забытые многочисленные подвиги русских солдат, моряков, казаков. Русское оружие очередной раз покрыло себя неувядаемой славой. Громились неприятельские армии и эскадры, брались вражеские твердыни, эхо русских пушек не раз заставляло дрожать Берлин. Вену, Будапешт и Константинополь, а русские воины поили коней из Прегеля, Сана, Тигра и Евфрата.
Впрочем, оказывается, что найти литературу, которая объективно рассказала бы о ходе Первой мировой на русском фронте, очень и очень непросто. Потому что все зарубежные источники, касающиеся войны на Востоке, базируются исключительно на немецких данных. Которые часто представляют из себя всего лишь пропаганду военного времени, ничего общего не имеющую с действительностью, либо являются привиранием мемуаристов, к коему склонны отставные генералы всех времен и народов. Не так уж много материалов по этой теме оставили и участники войны из числа эмигрантов. Ведь для них Первую мировую заслонила куда более катастрофическая и страшная по своим последствиям гражданская. И даже в тех случаях, когда отдельные авторы добирались до сражений 1914—1917 гг., на их описания волей или неволей накладывался отпечаток последующих событий. Эти авторы не располагали никакими архивными материалами, оставшимися в России, и, как правило, излагали лишь личные впечатления. И к тому же воспоминания военной эмиграции напрочь забивались потоками, исходящими от эмиграции политической. Лидеры либеральных и демократических партий были гораздо более

известны И авторитетны за рубежом, имели несравненно большие возможности для публикации своих трудов. Но своей целью часто ставили оправдать перед историей (и перед самими собой) собственные действия по подталкиванию России к революции, доказать ее полезность и необходимость. И поэтому сильно грешили подтасовками фактов и всевозможными искажениями. Ну а большевистская литература по понятным причинам стремилась изобразить войну лишь в качестве “империалистической бойни”, выдергивая и гиперболизируя негативные моменты. В итоге дошло до взаимного цитирования и подкрепления немецких (и основывающихся на них англо- американских), либерально-эмигрантских и коммунистических источников, что создало иллюзию “объективности” и способствовало формированию устойчивого штампа в массовом сознании.
И все же надо отметить, что с военной (но не политической) точки зрения события Первой мировой на русских фронтах были наиболее полно и точно освещены историками советской школы. В их работах опускались фамилии героев, очутившихся в "контрреволюционном” лагере, некоторые цифры, противоречившие официальным установкам, но в целом ход боевых операций и их анализ приводились верно. Ну еще бы, ведь в 20—30-х гг. Красная Армия обучалась на опыте мировой и преподавали в училищах и академиях ее участники.
Поэтому частенько при внимательном прочтении можно обнаружить несоответствие между основным содержанием и предвзятыми выводами, которыми авторы вынуждены были сопровождать свои работы. Новый всплеск интереса к Первой мировой произошел в годы Великой Отечественной и сразу после нее — уж больно явные аналогии напрашивались. Причем в этот период были пересмотрены и многие политические оценки 20-х, смягчены тона и персональные акценты (хотя, конечно, с Лениным спорить все же не осмеливались).
Но, к сожалению, такие работы писались и издавались лишь для специалистов, в рамках узких исследований, академических трудов, пособий для высших военно-учебных заведений. Широкой публике они оставались неизвестными, и в популярной советской (как и вышедшей из нее антисоветской) литературе сохранялась прежняя однобокая традиция — изображать Первую мировую лишь в качестве “преддверия революции”, и не более того. Зарубежная же литература к работам советской военно-исторической школы не обращалась никогда — видимо, по политическим причинам. И на Западе с наложением на первичные искаженные источники разного рода домыслов, гипотез, журналистских сенсаций к настоящему времени возникли такие фантастические нагромождения, что порой остается лишь руками развести. Приведу только один пример — если открыть 4-й том Оксфордской иллюстрированной энциклопедии” (переведенной на многие языки, в том числе и на русский) на фамилии “Брусилов", то мы узнаем, что этот полководец одержал “блестящую победу”, но потерял 1 млн. ^убитыми". Вот и гадай, откуда мог взяться этот миллион, да еще убитыми’, если у Брусилова во всех армиях фронта насчитывалось 600 тыс. штыков и сабель? Или авторы приплюсовали сюда и 400 тыс. пленных, которые тоже вдруг обрусели и все до единого погибли? Впрочем, у оксфордских авторов и представления о Западном фронте оказываются весьма смутными — в их энциклопедии

мы можем прочитать, что маршал Жоффр был отстранен от командования за поражение французской армии под Верденом”. А если уж коллектив историков не знает, кто победил под Верденом, тут дальше и плыть некуда...
Хочу предупредить, что в настоящей работе читатель не найдет никаких сенсационных гипотез, догадок, заумных версий и хитрых логических построений. Я предпочел излагать только факты — которые пришлось отбирать и компоновать из источников разного рода, и советских, и эмигрантских, и иностранных. Если же какие-то из этих фактов и покажутся вам “сенсационными”, то лишь в силу их мало- известности. Кстати, в этой книге возможно расхождение в датах с некоторыми другими историческими трудами. Дело в том, что русские современники всегда приводили хронологию событий по “старому”, юлианскому календарю, а последующие авторы часто бездумно переписывали эти даты, что порождало путаницу и затрудняло синхронизацию событий в России и на других фронтах. Поэтому всю хронологию (кроме случаев, оговоренных в тексте), автор счел целесообразным привести к “новому", григорианскому календарю.
Целью же своей работы я видел не какой-то ‘'нетрадиционный” взгляд на войну, а наоборот, восстановление настоящей исторической картины, расчистку ее от ложных представлений, клеветы и случайных наслоений. Мне хотелось показать войну как таковую, как самостоятельное историческое явление. И отнюдь не явление “преддверия” падения России, ее кризиса и надлома — как выясняется, как раз это фактам не соответствует. Напротив, через призму Первой мировой я хотел бы показать величие России накануне ее падения. Величие и непобедимость, сохранявшиеся до тех пор, пока Россия была единой...

<< | >>
Источник: Шамбаров В.Е. За веру, царя и Отечество!. 2003

Еще по теме ОТ АВТОРА:

  1. Задание 3. Знакомство с методиками «Шкала самооценки» (авторы: Ч. Д. Спилбергер, Ю. Л. Ханин), «Лабиринт» (автор: Л. А. Венгер)
  2. Программа дополнительного образования для детей 3-7 лет «Чаша жизни» Автор проекта: В.Б. РЕМИЗОВ, научный руководитель эксперимента «Школа Л.Н. Толстого» Автор программы: Л.В. КОРОТКОВА
  3. ОТ АВТОРА
  4. От АВТОРОв
  5. ОБ АВТОРАХ
  6. От автора
  7. От авторов
  8. От авторов
  9. ОТ АВТОРА
  10. От автора
  11. От автора
  12. Послесловие автора
  13. ОБ АВТОРЕ
  14. 5. Авторы производных произведений
  15. ОТ АВТОРА
  16. Е . Срок охраны прав авторов
  17. ОТ АВТОРОВ
  18. Предисловие автора-историка
  19. От автора
  20. От авторов